FantLab ru

Все отзывы посетителя Годиерна

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Джастин Колл «Мастер печали»

Годиерна, 30 января 10:15

Поспорю с автором первого здесь отзыва. У героя отлично прописана мотивация. Он — не жертва обстоятельств, а толковый парень с активной жизненной позицией, который не раз огребает за свой выбор, несёт за это ответственность и вносит корректировки в план действий. Понравились динамика и высокая плотность событий: время действия — неделя, но ни разу не было скучно. Эпический размах только намечается: у мира есть история, длящиеся конфликты, магическая система. Читатель и ГГ только соприкоснулись с этим — нужно продолжение. Роман оставил такое же приятное впечатление, как «Пламенный клинок» Вудинга и «Тень ушедшего» Айлингтона.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Пожар Сиболы»

Годиерна, 22 апреля 2016 г. 22:18

Человечество прошло сквозь межгалактические врата на поиски новых миров для жизни, чтобы в итоге заняться тем, что у него получается лучше всего, — делиться по признаку неприязни и убивать друг друга. Камнем преткновения стала первая же пригодная для заселения планета, которую каждая из сторон даже именует по-разному — Илос/Новая Терра. И это при том, что нелюбовь между астерами и землянами также никуда не делась — пусть теперь и в виде унижающих шуточек над «другими» коллегами. Получила объяснение и завершение ветка с персональным глюком Холдена («Прощай, друг»). Миротворческая миссия «Роси» привела к неожиданным аж для самой Авасаралы итогам. Эпилог обещает вселенной немало беспокойных лет впереди, а также — возвращение на сцену Бобби.

Психологическая составляющая романа ожидаемо на высоте. Трагично и обыденно выглядит история Баси — отца семейства, потерявшего ребенка, дом, вынужденного искать новое пристанище для семьи и способы его защитить. Забавно наблюдать за мнимой влюбленностью Элви и ее трансформацией из застенчивой тараторки в спасительницу. Разделение команды «Росинанта» и внедрение сторонних наблюдателей стало удачным ходом: вроде уже за три предыдущие книги всё узнали про экипаж, но благодаря взгляду чужаков еще больше восхищаешься теми дружескими узами, что скрепляют Холдена и товарищей.

Единственная претензия к роману — отсутствие того самого духа поисков Сиболы, первопроходческих открытий, исследований новых миров. Про фронтир и конкистадоров герои только говорят. Восторгов Элви касательно биосферы планеты слишком мало для создания полной картины неизведанного. Хотелось бы более детального описания быта и трудностей колонистов-пионеров. Конечно, это можно объяснить тем, что Илос/Новая Терра изначально творилась по образу планет земного типа — мол, та же Земля, но с другими координатами. Но от авторов, придумавших интересную астеровскую культуру, ждешь креатива и в отношении бытия в других галактиках.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Брендон Сандерсон «Рождённый туманом»

Годиерна, 15 марта 2016 г. 14:46

Трилогия стала вторым прочитанным (после The Stormlight Archive) и первым завершенным эпическо-фэнтезийным циклом автора, с которым посчастливилось ознакомиться. Поэтому уже можно говорить об основных достоинствах творческого метода Сандерсона.

Автор увлеченно и основательно подходит к созданию магической системы. Очень импонирует именно его рациональный подход. Магия воспринимается как одна из физических характеристик мира, поэтому у нее есть свои законы, ее нужно исследовать, с ней можно экспериментировать. В “Рожденном туманом” — это алломантия, ферухимия и гемалургия, три разновидности магических способностей, замешанные на воздействии металлов на организм человека. Вместе с героиней Вин читатель изучает базовые правила работы металлов (их парность, притяжение — отталкивание, воздействие вовне — вовнутрь), узнает о новых элементах, а в итоге — постигает тайну возникновения магии, которая связана с основным сюжетным конфликтом. Проблема толкиновского “зеленого солнца” решена успешно.

У Сандерсона отлично получаются симпатичные герои, чьи характеры раскрываются в динамике. Ученый-идеалист взращивает в себе императора, вынужденного действовать более прагматично. Хранитель знаний через кризис веры постигает истинный смысл всех религий. Девочка из трущоб обретает доверие к людям и уверенность в том, что она достойна быть той, кем является, и с тем, кого любит. Отдельное спасибо автору за мужские образы: что Эленд из Mistborn, что Каладин из The Stormlight Archive представляют собой редкий в современной фэнтези пример “хорошего человека” — с благородным и добрым сердцем, способного и готового нести ответственность за других.

Многоуровневое конструирование сюжета — это всегда показатель писательского мастерства. Победа над якобы “Темным Властелином” оборачивается не концом, а, наоборот, началом серьезных проблем — как политических, так и космологических. Значимой может оказаться даже незначительная деталь вроде сережки в ухе. Смерти главных героев сюжетно мотивированы, а потому не вызывают реакции WTF. В отличие от “Штормсвета”, где герои пока что прочно застряли на Разрушенных Равнинах, а вылазки за пределы осуществляются лишь посредством флэшбеков, в “Рожденном туманом” персонажи более мобильны, а мир претерпевает существенные изменения к худшему за сюжетные 5 лет. Хотя по степени детализации Скадриал, конечно, не сравнится с Рошаром.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Брендон Сандерсон «Путь королей»

Годиерна, 15 марта 2016 г. 14:45

Увлекательное начало перспективного цикла эпической фэнтези. Повествование неторопливо и многословно из-за стремления автора детально прописать все “правила игры”: система магии штормсвета, которая влияет на причины и способы ведения войны (зачарованные доспехи и мечи являются социальным лифтом из грязи в князи) и финансовую систему (заряженные магией драгоценные камни выполняют роль денег); социальные роли мужчин и женщин (первые — храбрые, вторые — умные); обычаи рас; история мира, в которой множество лакун (подается в форме видений одного из героев). Ближе к финалу сюжет преподносит ряд открытий, но пока магистральный конфликт выглядит туманно. Главные герои (два М и одна Ж) вышли симпатичными, с динамичными характерами и благородными мотивами: защита своих людей, честь, единение страны, жажда знаний, разгадка глобальных тайн. Будет интересно следить, какую цену придется заплатить каждому за обретенные способности.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Дэн Симмонс «Песни Гипериона»

Годиерна, 15 марта 2016 г. 14:44

Масштабное произведение о поисках бога в эпоху космической экспансии. Особенно удачно автор экспериментирует с формой. Первая часть — сборник рассказов 6 паломников, в каждом из которых отражен фрагмент истории человечества за 800 лет: место религии, искусства, методы ведения войны и колонизации планет, взаимоотношения с искусственным интеллектом. У каждого героя есть весомые причины оказаться в одном месте в одно время — в момент открытия Гробниц Времени и освобождения заключенной в них таинственной сущности. Во второй части хронотоп повествования замедляется: столетия превращаются в часы и минуты, которые решают всё. “Богоявление” оказывается не тем, чем ожидалось. Механистический подход к поискам Высшего Разума развенчивается простой в своей трагичности историей отца, теряющего дочь. А человечество оказывается на новом перекрестке развития, сойдя с проторенной за века дороги.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Скотт Вестерфельд «Уродина»

Годиерна, 25 июня 2015 г. 13:51

Цикл вполне мог бы сойти за антиутопию для подростков, если бы общественному мироустройству уделялось больше внимания. Не хватает сведений о том, что случилось после падения нашей, нефтяной, цивилизации «ржавников»: как появилось высокотехнологичное общество тунеядцев, где вроде никто не работает, а все блага имеются. В трилогии мы имеем дело уже с конечным результатом. Социальной стабильности удалось достичь благодаря отказу от самостоятельного мышления в обмен на внешнюю среднестатистическую красоту и возможность сибаритствовать. В дальнейшем выясняется, что не все хотят быть покорными овечками: нужны пастыри, которые будут управлять отарой и обладать свободой воли, обязательно появятся «паршивые овцы» – оппозиционеры, смотрящие на мир иначе. Утопичный мир красотомыслия оказывается не таким радужным. При этом автор не идеализирует ни общественную, ни индивидуальную свободу. Общество ржавников погрязло в конфликтах и экологических проблемах. Выбор человека может вести к негативным результатам (в этом отношении показательна история Тэлли и Зейна). Свобода неотделима от ответственности за последствия.

В большей мере, чем миропорядок автора интересуют поиски человеком своей индивидуальности в мире одинаковости и навязанных шаблонов. Главная героиня побывала и уродкой, и красоткой, и сверхчеловеком, раз за разом обретая самость. В историю ее психологического развития удачно вписался даже, казалось бы, банальный любовный треугольник. Каждый из двух возлюбленных Тэлли изменил ее видение мира и сюжетно уместен – никакой надуманной сентиментальности («если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…») и конкурентной борьбы за героиню. Финал истории правдив, а потому безрадостен: слишком высокую цену приходится платить за возможность быть собой.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Скотт Вестерфельд «Левиафан»

Годиерна, 4 июня 2015 г. 11:33

Интересный альтернативный взгляд на причины и ход Первой мировой войны, которая здесь представлена не просто схваткой крупнейших держав за мировую гегемонию – но цивилизационным столкновением так называемых «дарвинистов» и «жестянщиков». Страны Антанты благодаря генной инженерии приспособили под свои нужды природные особенности живых существ «фабрикатов»: в России например выведены боевые медведи (куда ж без них), а роль императорского курьера выполняет двуглавый орел; «владычица морей» Британия активно осваивает и воздушное пространство (летающие медузы и киты). Германия и ее сателлиты полагаются на металл и паровые технологии цепеллинов и шагоходов. Всё это не просто декларируется, но удачно вписано в повествование. Герои отмечают бытовые различия, преувеличивают достоинства своих технологий и недостатки – чужих. Но очевидно что, несмотря на все технологические несхожести, «дарвинисты» и «жестянщики» в нужные моменты не отличаются друг от друга: готовы на смелые и благородные поступки, ценят дружбу и честность. Отличный антиксенофобский посыл.

Главные герои волею случая оказываются на одном британском воздушном судне «Левиафан». «Дарвинистка» Дэрин Шарп вынуждена притворяться мальчиком, чтобы служить мичманом и осуществить мечту о полетах. «Жестянщик» Александр Гогенберг – сын от морганатической жены Софии Хотек того самого эрцгерцога, которого «убили, значит, Фердинанда-то нашего». Его права на австро-венгерский престол подтвердил Папа Римский, и принц надеется закончить войну, которую развязала, как он считает, его семья. Развитию взаимоотношений героев внимания уделено больше, чем просто «приключениям». Дэрин и Алек проходят путь от недоверия к дружбе (и даже дальше), совмещая выполнение своего долга с хранением взаимных секретов. Параллельно они способствуют успеху революции в Османской империи, лишая Германию союзника, и ускоряют вступление в войну США на стороне «дарвинистов», что в итоге помогло хоть и не закончить войну, но минимизировать урон для европейских стран.

Удачным дополнением к тексту романов стали внутрикнижные иллюстрации, которые визуализируют «фабрикатов» и машины «жестянщиков», а также авторские послесловия, выполняющие образовательную функцию («как было на самом деле»).

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Лиана Мерсиэль «Последний полёт»

Годиерна, 6 мая 2015 г. 12:41

Очередной роман по вселенной Dragon Age отличает скучнейшее повествование без намека на интригу и драматизм и не вызывающие эмоции персонажи. События развиваются в двух эпохах Тедаса – во времена Четвертого Мора (10-20-е гг. V в.) и в период обострения конфликта между магами и храмовниками после событий в Киркволле (нач. 40-х гг. IX в.) – и связаны между собой судьбой грифонов. В виде заметки в Кодексе история серостражевых маунтов смотрелась бы уместнее, нежели растянутая до размеров романа-пустышки.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Джейми Макгвайр «Красный холм»

Годиерна, 22 апреля 2015 г. 11:41

Посредственная мелодрама в декорациях зомби-апокалипсиса. Написано лаконично, поэтому сюжет развивается стремительно. Описание первых дней эпидемии вызывает ощущение дежа-вю: все это читано и видано десятки раз, автор не привнесла ничего оригинального в знакомую атрибутику конца света посредством живых мертвецов. Повествование ведется от лица трех героев, которые, поначалу случайно пересекаясь, в итоге вместе оказываются на ранчо Красный холм. После этого окончательно становится ясно, зачем сделан такой акцент на проблемах в личной жизни каждого из рассказчиков («разведена», «ушла жена», «непонятно, что делать с изжившими себя отношениями»). Зомби-апокалипсис оказался отличной возможностью всё пофиксить. В результате все выжившие (кроме детей) нашли пару. А то как же иначе: если М и Ж встретились, они просто обязаны влюбиться друг в друга, даже несмотря на то, что некоторые потеряли близких пару недель назад. Особенно автор ратует за союз Скарлет и Натана, поэтому ради их счастья в жертву был принесен здравый смысл и дочки героини в одиночку спаслись от мертвецов там, где погибали подготовленные мужчины с оружием. Авторский замысел легко читается и похвален («семейные ценности, бла-бла-бла»), но от неудачного его воплощения не спасает даже выигрышная тема зомби-апокалипсиса.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Джонатан Страуд «Кричащая лестница»

Годиерна, 13 апреля 2015 г. 11:53

В первой книге многообещающего цикла об агентстве охотников за призраками «Локвуд и компания» удачно эксплуатируются приемы увлекательного приключенческого романа: разношерстная троица героев, интересный антураж и динамичный сюжет. Действие происходит в альтернативной Британии нашего времени. Здесь помнят бомбежки Второй мировой и знакомы с телевидением, но ничего не знают об интернетах и смартфонах, поэтому основной источник информации – старые добрые библиотеки и архивы (романтика аналогового поиска). Конечно, «дома с привидениями» – это особый туристический бренд UK, но когда полвека назад возникла так называемая «Проблема» и в ночное время страну стали заполонять опасные для жизни призраки, правительству и частному капиталу пришлось задействовать все доступные ресурсы для обеспечения жизнедеятельности в условиях постоянной ЧС: комендантский час, проточную воду, соль, железо, серебро, лаванду – и детей, которые обладают Даром видеть, слышать или осязать потусторонние эманации. Наиболее талантливые из этих детей получают место в агентствах по борьбе с призраками, расследуют тайны и фехтуют серебряными рапирами, менее удачливые – отправляются в ночную стражу и охраняют офисы и правительственные учреждения с железными копьями наперевес.

Именно такие альтернативы были у главной героини Люси Карлайл, от лица которой ведется повествование, когда она приехала покорять Лондон после трагического инцидента в провинции. В серьезные компании ее не берут, а шанс реализоваться предоставило лишь маленькое агентство без громкого имени и длинного списка клиентов, но зато с энтузиазмом, оптимизмом и амбициями ее основателя-руководителя Энтони Локвуда. На протяжении романа мы наблюдаем, как героиня становится «своей» в небольшом коллективе, а «Локвуд и компания» завоевывает место на рынке благодаря двум опасным расследованиям, которые лишь на первый взгляд никак не связаны между собой. Если учесть финальное пророчество-предупреждение призрака из банки, то впереди молодое агентство ждет еще много чего интересного и опасного. Может, и до разгадки Проблемы докопаются.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Тимур Вермеш «Он снова здесь»

Годиерна, 6 апреля 2015 г. 20:06

Одновременно забавная и предостерегающая сатира на современное общество. Автор прибегнул к распространенному в таких случаях литературному приему: изъяны социального устройства показываются глазами «чужака», а вот личность рассказчика – явная провокация. Волею фантастического допущения Адольф Гитлер приходит в себя на берлинском пустыре в 2011 году, в новой для себя стране. Членство Германии в ЕС наряду с бездельниками греками, испанцами и португальцами; население, занятое чем угодно, кроме общественно полезных работ; телевидение, зомбирующее граждан кулинарными и огородными шоу; клонированные в клиниках пластической хирургии звезды экрана – тот, кто мнит себя истинным патриотом, не может спокойно наблюдать за подобной девальвацией величия страны. И Гитлер берет на себя роль такого патриота. Но то там герой вспомнит про необходимые жертвы, то здесь у него мелькнет мысль о физическом устранении противника, так что не остается сомнений: грань между благородным патриотизмом и обыкновенным фашизмом настолько тонкая, что при однобоком взгляде на мир полностью стирается. А современное общество давно утратило чувство опасности и способность к самостоятельному мышлению (даже в юмористических шоу ему подсказывают закадровым смехом, как надо реагировать на происходящее) и поэтому готово обмануться гораздо быстрее, чем это сделал немецкий народ в период между мировыми войнами. Мол, это же всего лишь шоу, а не настоящая жизнь. И всегда найдутся «патриоты», «спасители», «радетели» всех мастей, которые с целями разной степени благородности незаметно подменят один иллюзорный мир на другой. О последствиях всегда можно почитать в учебниках истории.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Юлия Остапенко «Тебе держать ответ»

Годиерна, 10 февраля 2015 г. 12:53

В романе затрагивается интересная тема выбора и его последствий. Существуют ли боги, чьи желания влияют на поступки людей, или человек сам решает, как ему действовать, лишь прикрываясь исполнением божьей воли. Действительно ли, один человек может быть в ответе за происходящее и судьба целого клана зависит, например, от запертой им ради шутки калитки. Что предпочесть – бездействовать из страха перед негативными последствиями, что в свою очередь также может сказаться отрицательно, как поступил Том, или поверить в возможность что-то изменить к лучшему, несмотря на издержки, как решил Адриан. Автор нарисовала подробную карту событий, завязанных на главном герое: поступок – последствия – альтернатива. Но если смотреть шире, то очевидно, что любой ключевой эпизод – многофакторная модель, состоящая из всех этих «если бы» и «потому что» каждого участника, а не только «избранника богини Яноны». Каждый человек в итоге отвечает за свои поступки, даже если не хочет признавать это. Дидактизм сглаживается мастерским использованием литературного приема «тень на плетень»: то, как автор свела воедино 2 хронологических пласта повествования, — это было великолепно.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Пола Волски «Наваждение»

Годиерна, 20 января 2015 г. 11:36

Увлекательное чтение времен Великой Французской революции в фэнтезийных декорациях. Автор без углубленного анализа, но точно обозначила ключевые предпосылки, моменты развития и последствия революционного процесса. Аристократы государства Вонар, некогда владевшие магией иллюзии, ныне превратились в паразитический класс, чьи привилегии оправданы лишь принадлежностью к сословию Возвышенных, а не реальной общественной пользой. У представителей низшего сословия серфов появляются зачатки самосознания и самоуважения, а магические способности перестают быть монополией правящего класса. Верхи не могут, низы не хотят – получите Революсьон, Чувствительницу Кокотту (магический аналог гильотины), валёровский-якобинский террор, дантоновское «Революция пожирает своих детей».

Образ главной героини оказался менее интересным, чем хроника революции. При взаимодействии с другими персонажами Возвышенная дева Элисте во Дерриваль беспрестанно тупит, капризничает, проявляет спесь, высокомерие и недалекую легкомысленность. Сопереживание она вызывает, только когда остается одна, а уважение — уже ближе к финалу, когда демонстрирует силу духа в тюрьме и наконец-то изживает сословные предрассудки. Любовная линия подается не навязчиво и не влияет на сюжет, поэтому роман удачно не превратился в дамский, чего я опасалась, читая поначалу обо всех этих «диванах, чемоданах, саквояжах, картинах, корзинах, картонках и маленьких собачонках» Возвышенных.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Врата Абаддона»

Годиерна, 15 ноября 2014 г. 15:49

Герои третьего романа рассуждают о романтике космических полетов, возвращении в коллективное сознание понятия «неизведанные земли», но в плане места действия это наиболее камерный роман цикла. Участники событий быстро оказались в застывшем пространстве между звездными системами, а судьбы населенных планет решились в ходе битвы за душу одного человека.

Авторы затронули давно ожидаемую тему — место религии в обществе будущего, так что ключевая роль в этот раз досталась не бессменному Джеймсу Холдену, а священнице методистской церкви из Москвы (именно так!) Анне Воловодовой: есть ли место для бога в те времена, когда человечество осваивает космос и сталкивается с технологиями иных цивилизаций, требуется ли самопожертвование для искупления вины, жажда познания – это нарушение воли божьей или естественная потребность человека. Хочется верить, что служители всех конфессий действительно в будущем обратятся к сути своего учения, перестав зацикливаться на догме, – и действительно будут мирно беседовать на космическом корабле, летящем к иногалактическому артефакту, признают эволюцию и даже будут при желании вступать в однополые браки. Достойная мечта, за что мне и нравится цикл «Expanse».

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Джеймс Дэшнер «Тотальная угроза»

Годиерна, 30 октября 2014 г. 16:39

Необязательный приквел к трилогии. Ничего нового об обеих вспышках (на Солнце и в головах людей) мы не узнаем: просто смотрим на все происходившее глазами непосредственного участника событий, подростка Марка. В качестве бонуса — пролог и эпилог с камео главных героев «Бегущего по лабиринту». Есть возможность убедиться, что и предвестники ПОРОКа не отличались большим умом: секретную переписку со зловещими планами правительства хранят в незашифрованном виде на планшетах; численность населения пытаются уменьшить посредством неконтролируемого, передающегося от человека к человеку вируса, не имея при этом даже вакцины для избранных.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Джеймс Дэшнер «Бегущий по лабиринту»

Годиерна, 24 октября 2014 г. 12:46

Слабая трилогия, что особенно огорчило после бодрого и интригующего фильма по первому роману. Читабельность высокая, особенно у второй и третьей части, где автор подсократил текст и увеличил динамику повествования. Интерес сохраняется до финала, но главным образом из-за надежды: а вдруг хотя бы в самом-самом конце все окажется не тем, чем кажется. Не оказалось.

Автор вводит в текст, выражаясь языком героев, кучу Переменных, бОльшая часть из которых так и не сыграла. Сам эксперимент ПОРОКА с Лабиринтом и Жаровней выглядит по-реалистичному осуществимым только в рамках виртуальной реальности, а никак не в условиях испорченной солнечной активностью техники и пандемии: декорации меняются в мгновение ока, каждый шаг героев отслеживается, а ПОРОК влегкую прибегает к Assuming Direct Control. Так и непонятно осталось, почему для организаторов важны реакции участников эксперимента исключительно на отрицательные события (смерть, страдания, предательство). Для чего в итоге все внимание фокусировать только на очередном Избранном, ограничиваясь данными из одного мозга? Как изъятый из головы одного человека мозг поможет мозгу другого? Как целям эксперимента содействуют укусы гриверов и Метаморфоза? Почему некоторым героям так принципиально было (не) возвращать память, если поведение что одних что других после этого абсолютно одинаково? Et cetera… Позабавило, что суть происходящего объясняется не в самом тексте, а в коротеньких записках участников ПОРОКа в конце каждого романа: «если вы не поняли, этот человек – подсадная утка». Если уж в центре событий – Эксперимент, то должно создаваться впечатление, что каждый шаг героев – часть Плана ученых, а не цепь случайных событий или ловушка хаотично мыслящего маньяка. Порой же кажется, что многие события автор вводит исключительно ради эмоционального отклика у читателя, забывая, что это должно быть как-то мотивировано в контексте (хотя бы способствовать целям того же эксперимента).

Аналогичный подход наблюдается и касательно характеров героев. Особенно неудачен в этом отношении образ Томаса. Читатель знакомится с его мыслями и чувствами, в которых он предстает одним человеком, а когда в угоду сюжету ему надо поступить так, как хочет автор, он неожиданно совершает поступки, которые никак не согласуются с его внутренним образом. В его навыки лидера нужно поверить не потому, что мы его таким видим, а потому что другие герои так Томаса называют. Смешны попытки автора создать видимость конфликта. Мотивация Галли, противостоящего Томасу в Лабиринте, сведена до «Он мне не нравится, и никакими аргументами меня не переубедить». Минхо во второй части из одиночки-бегуна неожиданно превращается в говоруна, сыплющего остротами, — специально, чтобы была поднята тема мнимого и истинного лидерства. И автор при каждом удобном случае (но как бы случайно, словами «стороннего наблюдателя» Томаса) всегда отметит, что «настоящий лидер так не поступил бы». А уж конфликт с Терезой и слабые муки выбора Томаса между ней и Брендой – это вообще верх надуманности: одной я не верю, хотя она все и объяснила, а другой я верю, несмотря на кучу фактов, доказывающих обман, потому что так надо для сюжета. Чтобы облегчить выбор, одну из героинь просто сливают в конце. Ее роль в сюжете и в жизни героя так и осталась неизвестной. Куча безымянных персонажей, которые таскаются за Томасом, присутствуют наверное для придания смысла действиям главных героев: вот ради кого мы рискуем. Их имен не знает даже «лидер» Томас. Читателям же от их присутствия или отсутствия вообще никак. Что автору действительно удалось, так это убедительно прописать смерти близких друзей Томаса: вызывают адекватные эмоции, сам Томас не забывает умерших через пару десятков страниц.

В итоге логика развития событий и характеров приносится в жертву интересным поворотам сюжета, но нет ответа на главный вопрос: «Что же хотел сказать автор?», в чем пафос/мораль произведения. Как тема с Лабиринтом закончился ничем, так и сама трилогия. Неудачный эксперимент.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Шеннон Макгвайр «Blackout»

Годиерна, 1 октября 2014 г. 15:23

Автор завершила трилогию на очень достойном уровне. Сюжетные повороты, заявленные в предыдущих частях, получают развязку, заговоры разоблачаются, вопросы получают ответы – все свидетельствует о законченности авторского замысла. Заявленный в самом начале тезис о главенстве правды в системе ценностей проверяется на прочность. Герои сталкиваются с ситуациями, когда начинают сомневаться, стоит ли истина таких жертв, их искушают разговорами о полуправде и общественном благе, но именно последовательная борьба журналистов за правду открыла обществу глаза на эволюцию вируса и преступные попытки ее скрыть. Финальная судьба героев хорошо вписывается в биографический канон правдолюбов: ставя перед собой задачу «пробудить» людей, они оставляют за последними право самим решать, как теперь с этим жить.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

Годиерна, 12 августа 2014 г. 12:01

Великолепный атмосферный роман о пропавшей британской экспедиции Франклина 1845 – 1847 гг. Поскольку судьба экипажа остается загадкой до сих пор, у автора было широкое поле для маневров. Симмонс бережно относится ко всем известным на текущий момент фактам и удачно вплетает их в канву художественного вымысла: найдены какие-нибудь ложки-поварешки, шкатулки, пуговицы – в тексте они обязательно будут упомянуты, обнаружен поименованный скелет – в романе раскрываются причины смерти персонажа. Можно было вообще обойтись без фантастических элементов, заимствованных из мифологии инуитов. Арктика для неподготовленного человека – чудовище, пострашнее эскимосского духа в облике медведя-убийцы. Однако благодаря этому образу не только конкретизируется метафора «белого ужаса», но и более остро противопоставляются две цивилизации: исконных обитателей этих земель инуитов и пришлых бледнолицых исследователей.

В романе Симмонс учел выводы современных ученых о причинах гибели экспедиции: неправильный выбор маршрута, плохая оснащенность и слабая подготовка экипажа для передвижения по суше, неприятие навыков «дикарей»-эскимосов для выживания (вплоть до выбора одежды). Недостаточно быть английским офицером, чтобы покорить стихию. Не спасут ни честь, ни вера в христианского бога (не случайно, сэр Джон Франклин погиб вскоре после организованного им молебна).

Несмотря на то, что действие происходит на затертых во льдах кораблях и заснеженных пустошах, в беседах и воспоминаниях героев вырисовывается общая картина британского мира середины XIX в. Руководитель экспедиции так и не избавился от позорного прозвища «пожирателя ботинок», которое получил в прошлую неудачную экспедицию, и до последнего держится за корабли, поскольку покинуть судно для капитана – поставить крест на карьере. Предложение об альтернативном маршруте, исходящее от ирландца капитана Крозье, не рассматривается всерьез. Матросы в большинстве своем ни разу не были в Арктике, а в море пошли отнюдь не по призванию, а лишь потому, что жалованье там в разы выше, чем на суше. Не понятные многим читателям детали (вроде различий между вельботом и полубаркасом) раскрываются в диалогах между таким же непрофессионалом, доктором Гудсером, и моряками. Два участника экспедиции вспоминают плавание на корабле «Бигль» с Дарвином и рассуждают о теории эволюции. Мельком даже описывается колониальный быт на острове Тасмания.

Эпизоды прописаны детализировано и динамично (особенно вспоминаются сцены спасения Блэнки и Большого карнавала). Но особенно автору удалось передать тягостную атмосферу, царящую среди участников экспедиции. Проблески надежды (встреча с отрядом эскимосов, обнаружение участков с открытой водой) сменяются отчаянием, транспортировка недееспособных товарищей – мыслями о каннибализме. Герои по-разному реагируют на трудности: уповают на бога, налаживают контакты с аборигенкой, до последнего героически пытаются быть полезными, выбирают тихую смерть, проявляют подлую сущность... Ну а главный герой, капитан Крозье, в итоге претерпевает второе после принятия католицизма перерождение.

И тем обиднее, что там, где больше сотни человек погибли из-за горделивой неподготовленности и недальновидности, эскимосы вполне себе живут на постоянной основе. «Цивилизованному человеку» всегда есть чему поучиться у «варваров».

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Патрик Уикс «Империя масок»

Годиерна, 23 июля 2014 г. 12:28

Второе знакомство с литературным воплощением Dragon Age оказалось более удачным, нежели чтение Asunder Гейдера. И это полностью заслуга Патрика Уикса, который умеет писать бойко и емко. Герои не страдают излишним самокопанием, и все их психологические особенности непосредственно влияют на сюжет (например страх Мишеля де Шевина в итоге решил судьбу императорского трона).

Очевидно, что будущему Инквизитору придется разгребать последствия не только конфликта магов и храмовников, но и гражданской войны в Орлее, а также нарождающегося национально-освободительного движения эльфов. И, что гораздо более интересно, получить ответ на главный вопрос: кому выгоден весь этот рукотворный хаос и чьим эмиссаром был-таки эльфийский маг Фелассан (интрига!).

Образы императрицы Селины и самопровозглашенного претендента на трон герцога Гаспара интересны, хотя их различия и преподнесены слишком дихотомично. Селина – интеллектуалка-лесбиянка с благими целями и грязными средствами. Возродить величие Империи планирует наращиванием интеллектуального, культурного и торгового потенциала, в т.ч. поблажками для нищенствующих эльфов. Будучи сертифицированным Бардом, Селина – один из лучших участников Игры, многовековой забавы орлесианской знати: ложь, интриги, неизбежные жертвы, использование возлюбленных в собственных интересах – допустимо все. Гаспар уверен, что спасти Империю можно бравыми подвигами и военной мощью. «Вернем орлесианскую провинцию Ферелден», «Какие такие эльфы?». Выпускник Академии шевалье (то бишь лыцарь), он следует внутреннему кодексу чести. Предать Императрицу и узурпировать трон – легко, главное, чтобы все было сделано без обмана, в открытом противостоянии. Хитрость и коварство во имя мира против открытости и честности ради войны. Выбор не столь очевиден и зависит от предпочтений читателя/игрока: кто-то судит по поступкам, кто-то – по результату.

Интересно наблюдать и за пробуждением эльфийского самосознания на примере любовницы Селины – Бриалы. Судя по тому, что помощь в этом ей оказывал ярко выраженный трикстер, фишка эльфов сыграет серьезную роль в грядущих событиях. Не обошлось и без личной драмы, которая подана без надрыва и слезливости.

Удачно смотрятся в тексте геймплейные реалии вроде знакомых по играм монстров и заклинаний. В описании сражений учтены особенности игровых классов: воин удерживает на себе внимание врагов, разбойник дамажит двойными клинками исподтишка, маг, как всегда, универсален и т.д. Благодаря этому действительно веришь, что читаешь именно роман по Dragon Age, а не просто фэнтези о борьбе за престол, где убери знакомые имена – и всякая связь с игровой вселенной потеряется.

Фигуры на доске расставлены, конфликты обозначены, инкогнито кукловода сохранено – остается только ждать выхода Dragon Age: Inquisition и радоваться, что Патрик Уикс задействован в качестве сценариста.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Дэни Коллин, Эйтан Коллин «Вне корпорации»

Годиерна, 15 июля 2014 г. 11:59

Яркая презентация футуристического общества «+300 лет», поданная в формате романа-антиутопии. Дотошность авторов в описании реалий заметно сказывается на динамике повествования, но формирует довольно полную картину общественного устройства будущего и, главное, указывает на причины, по которым мир стал именно таким.

В роли исследователя выступает человек нашего времени – яркий представитель «западного общества» с его ценностями индивидуальной свободы, личной инициативы, эффективности, научно-технического прогресса. Джастин Корд, успешный бизнесмен, сознательно мечтал оказаться в будущем победивших нанотехнологий и имел финансовые возможности для реализации грандиозного и тайного проекта по собственной криозаморозке. Очнуться нищебродом – не его путь, поэтому он сделал вложения в активы, чья ликвидность, как он считал, будет расти в течение столетий, и вообще подошел к вопросу путешествия во времени основательно. Плюс за практичность.

Некоторые факты о футуристическом мире звучат для современного человека как ирония: средний рост мужчин и женщин – 190 и 180 см., молодой возраст – 70 лет, захудалый колледж Гарвард, умереть от рака – это как скончаться от зубной боли, Папа Римский не только может жениться (возможно, даже и выйти замуж), но и развестись:) Мир будущего не обманул все самые смелые ожидания главного героя. За исключением одного «но», которому и обязано общество своими успехами – любой человек обязан инкорпорироваться.

Идея человеческого капитала приобрела буквальное выражение: каждый человек по сути – это пакет акций, которыми владеет государство (самый маленький процент), родители, многочисленные корпорации, частные акционеры, в том числе и он сам. Мажоритарные акционеры заинтересованы в раскрытии потенциала подконтрольного индивида и вправе определять его судьбу, поэтому голод, нищета канули в лету. У человека также появляется стимул в эффективной работе: чем лучше работаешь, тем больше возможностей получить контрольный пакет самого себя. Естественным ограничителем выступают законы свободного рынка: чем лучше работаешь, тем дороже котируются твои акции и тем сложнее их выкупить.

Казалось бы, на практике реализовалась идеальная модель рыночной экономики, основанная на своекорыстии, выгоде, эффективности, свободном движении капитала и т.д. И вроде бы Джастин Корд должен был позитивно оценить сии изменения, ведь, как он сам признался, в наше время он руководствовался при организации технологического процесса на своих заводах прежде всего выгодой (автоматика вместо живой силы, эмигранты вместо коренных жителей). Но он не мог не заметить, что в угоду социальной стабильности человечество отказалось от главной ценности – индивидуальной свободы, а общество стоит на пороге диктатуры. Столкновение двух мировоззрений выразилось в конфликте Джастина с Гектором Самбьянко, работником крупнейшей корпорации, активным сторонником системы инкорпорирования и существующего порядка. Авторы не стали демонизировать антагониста, предоставили ему возможность высказаться, чтобы читатель мог сам решать, кем лучше быть — свободным безработным или сытым пакетом акций. Свобода или стабильность. Звучит актуально;).

Кроме того, на сцену выведена некая третья сила, выступающая пока в роли наблюдателей. Ничего определенного сказать о ней нельзя: проявит она себя явно только в продолжениях, которые у нас не выпущены.

Роман интересен прежде всего именно социальным моделированием: общество победившей рыночной экономики прописано ярко и подробно, со всеми плюсами и минусами, главным из которых стал, как это ни парадоксально, отказ от личной свободы. Есть над чем задуматься.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Скотт Сиглер «Инфицированные»

Годиерна, 27 июня 2014 г. 15:16

Сама удивилась, но роман читается на одном дыхании, несмотря на замкнутое пространство квартиры в роли основного места действия и обилие натуралистичных сцен на грани трэша. Удачно выстроена композиция. В самом начале нас знакомят с финальной стадией непонятной болезни, связанной с некими «треугольниками»-паразитами: необъяснимая агрессия, акты членовредительства, пиромания и гибель инфицированного. За расследование берутся сотрудник ЦРУ ветеран Вьетнама Дью Филлипс и ученый из ЦКПЗ Маргарет Монтойя. Тут же на сцену выводится главный герой – ранее успешный футболист, а ныне заурядный «белый воротничок» Перри Доуси, который недавно, как позже выясняется, был также инфицирован. Читатель переживает вместе с ним весь процесс «заболевания», получая ответы на вопросы и об агрессии, и о членовредительстве, и о пиромании. Открытым остается только вопрос о гибели/выживании героя. Вот тут Перри Доуси проявляет свои, как он всегда считал, худшие качества, которые видел в деспотичном отце и боялся обнаружить в себе. Автор мастерски препарирует его душу (и тело). Каждой выигранной битве героя с паразитами радуешься как своей. Остроты проблеме прибавило и желание ЦРУшника Дью всенепременно изничтожить следующего инфицированного, к которому он подберется на расстояние выстрела. В финале проявляется истинный масштаб проблемы, которая не сводится к банальной эпидемии. Увы, российский читатель уже вряд ли сможет его оценить, ибо «Эксмо», думается, в очередной раз забросило хороший цикл.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Крис Вудинг «Железный Шакал»

Годиерна, 20 июня 2014 г. 10:50

Хронологические рамки действия романа жестко ограничены по времени, поэтому концентрация событий на страницу печатного текста возросла. Увеличилось число длинных экшен-сцен – погонь, бегств, сражений. Картина мира пополнилась рассказами о жаркой Самарле и доисторической эпохе. Экипаж «Кэтти Джей» пополнился дополнительной штатной единицей. Из членов команды в этот раз пристальное внимание уделено Сило и Малвери. Дариан Фрей вынужден действовать в условиях цейтнота, а его напарники – добровольно рисковать жизнями и репутацией ради капитана. Наконец-то любовный интерес появился у Крейка (не все ж ему с Бесс любезничать), а вот выбор Джез не порадовал.

В целом роман без откровений, но интерес поддерживается наработанной предыдущими частями симпатией к героям.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Крис Вудинг «Капитан Антракоз»

Годиерна, 28 мая 2014 г. 10:52

Стремительные приключения экипажа «Кэтти Джей» продолжаются. Удивительно, где они только берут деньги на топливо, чтобы столько перемещаться... Крейк, Джез и даже Пинн с Харкинсом переживают личностный кризис, который угрожает единству команды. Каждому придется преодолеть что-то в себе: освободиться от прошлого, смириться с настоящим, победить трусость. Ну а капитан Фрей выходит на новый виток отношений с Роковой Любовью, Триникой Дракен, открывает в себе сентиментально- благородную сторону характера, удивляет окружающих и, наконец, находит достойное занятие (надолго ли?).

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Дэвид Гейдер «Маска призрака»

Годиерна, 19 мая 2014 г. 13:01

Удивительно, что российские издатели сохранили оригинальный рисунок обложки, но постеснялись адекватно перевести название. По-любому ведь, читательская аудитория романа ограничена фанатами игровой вселенной. Самостоятельной литературной ценности роман не представляет, а вот рассматривать его в качестве развернутой статьи Кодекса о том, что последовало за событиями в Киркволе, — самое то. Из Dragon Age Origins, в свою очередь, перекочевали трое спутников Героя Ферелдена, причем у одного из них открылись интересные подробности личной жизни.

Игроки – приверженцы той или иной стороны в холиваре маги vs храмовники, уверена, получили дополнительные доводы в поддержку своего выбора. Наглядно разъясняется значение поступка Андерса в финале 2-ой игры – это для особо непонятливых, которые обвиняли его в бессмысленности и бесполезности действий. Если вспомнить знаменитую сентенцию Ленина о декабристах, Герцене и прочих революционерах, то маг как раз выступил в роли декабристов, разбудивших всех.

Что в игре, что в книге у Гейдера получается создать интересных живых персонажей. Главные герои мужчины (что маг Рис, что заявленный «призрак» Коул) – личности рефлексирующие, страдающие, не уверенные в себе. «Биоваровские нытики» во всей красе. Женщины традиционно выглядят внутренне стабильными. Жаль, что главный апологет сохранения системы Кругов Магов, Лорд-Искатель Ламбер, получился излишне злодейским и ему явно не хватает аргументов в защиту своей позиции. Не получилось у автора отобразить конфликт интересов между противниками и сторонниками реформ, заставивший бы читателя призадуматься, чью сторону принять.

Другая претензия – слабая динамика повествования. Событий меньше, чем повторов рефлексии героев об одном и том же. Книга – не игра, где можно экшен организовать себе самостоятельно.

В итоге роман слаб с художественной точки зрения, но полезен для расширения знаний о вселенной Dragon Age. О том, в какой мере он служит мостиком между событиями второй и третьей части игры, можно будет судить только после выхода Inquisition. Особенно интересно, как впишется Коул в состав сопартийцев.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Крис Вудинг «Водопады возмездия»

Годиерна, 15 мая 2014 г. 12:13

Занимательная антигероическая приключенческая фантастика.

Чтобы создать необычную картину мира, автор привнес два существенных фантастических допущения: ресурс аэрум и умение призывать демонов. Благодаря чудо-топливу основными средством передвижения и военной силой стали летающие корабли из металла. А призываемые демоны компенсируют то, до чего не дошел научно-технический прогресс: например заменяют подслушивающие и переговорные устройства. Поскольку демонист – занятие элитарное, то плоды их трудов не так распространены, как те же пулеметы на борту судна.

Личный состав вольного судна «Кэтти Джей» (7 человек + кот) обладает обоими конкурентными преимуществами, но на момент начала повествования особых успехов это не приносит. Вудинг мастерски создал антигероические образы каждого члена экипажа, сумев при этом не перейти ту грань, когда герои начинают вызывать антипатию у читателя. Почти у каждого есть неприятное событие в прошлом, в бегстве от которого герой находит убежище на корабле. Все личные тайны дозировано раскрываются. Удачно показан процесс превращения всего этого сборища трусов, балбесов и невольных убийц в настоящую команду, где есть место доверию и взаимовыручке. Во многом это произошло из-за переосмысления жизненных приоритетов их капитана Дариана Фрея. При описании его характера и поступков автор не скупится на иронию, поэтому сцены с участием капитана особенно забавны. Безответственный и самоуверенный, Фрей склонен в неудачах винить всех, кроме себя. К членам экипажа относится свысока, будучи убежденным, что во всем лучше, не веря ни в их способности, ни в преданность. Однако серьезные неприятности, в которые он всех втянул по собственной жадности, подкорректировали его взгляды на себя и окружение.

Структуру повествования я назвала бы эпизодической. Если в одной главе герои осознали, что им надо попасть из точки А в точку Б, чтобы сделать нечто, то в следующей главе они уже в точке Б и осуществляют задуманное. Сюжет развивается стремительно, но проработка сцен поверхностна. Однако благодаря интересу к персонажам и высокой концентрации событий это не снизило положительное впечатление от чтения.

Здорово, что продолжения уже написаны и переведены, ибо интересно, найдет ли в итоге команда «Кэтти Джей» более серьезное призвание.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Война Калибана»

Годиерна, 23 апреля 2014 г. 12:54

Продолжение цикла, удачно использующее знакомые по первой части литературные приемы. Отправной точкой для развития фабулы стал инцидент на спутнике Юпитера Ганимеде, связанный с протомолекулярным мутантом. Венера под властью протомолекулы превратилась в ящик Пандоры, за которым мировой общественности остается только наблюдать и который откроется в эпилоге – сюжетный мостик к событиям третьей части. Более подробно нас знакомят с обустройством жизни на Земле будущего: общество потребительства победило и большая часть населения превратилось в тунеядцев, живущих на базовое пособие. Число главных героев выросло до четырех, однако сюжетные линии быстро слились сначала в два дуэта, а затем – в квартет.

Общение Холдена с Миллером однозначно повлияло на характер первого, поубавив уровень идеализма и гуманизма, что вызвало недовольство нежданной дамы сердца, Наоми. В результате капитану «Росинанта» приходится решать не только глобальные проблемы, но и разруливать трудности на личном фронте. Его вера в силу правды и пользу информационной открытости осталась непоколебима, что в итоге даже принесло финансовую выгоду его кампании.

Образ ученого с Ганимеда Праксидика Менга показался самым скучным. Явно его ввели в повествование, чтобы привнести во все происходящее личный интерес. Одержимость растениями у него вытеснилась желанием вернуть похищенную дочь в самом начале романа и с тех пор в душевном состоянии ботаника никаких кардинальных перемен не происходило, поэтому количество глав, ему посвященных, избыточно. Хотя, конечно, сцена, где на его беду откликнулась масса людей, трогает.

За сюжетный пласт «про Большую Политику» отвечает чиновница ООН Крисьен Авасарала – старушка с огромным набором ругательств и непреклонной волей. Удерживая мир от войны, она пытается искупить вину за случайную гибель сына. При этом осознает одновременную тщетность подобных усилий и невозможность ничего не делать. Авторы явно верят в существование порядочных политиков.

В паре с ней идеально смотрится марсианская десантница «великанша» Роберта «Бобби» Драпер, потерявшая боевых товарищей на Ганимеде. Интересно, как через боль потери и жажду мести Бобби в финале обращается от войны к миру (поездка на свадьбу брата). Символично в этом плане, что ей пришлось отказаться от своей «второй кожи» — боевого скафандра.

Что, надо признать, не удалось авторам – так это политические интриги с заговором корпорации «Маоквик» и примкнувшей к ней военной верхушки Земли и Марса: бесхитростно, поверхностно и слишком легко преодолимо. В этом отношении писатели напоминают Холдена: судя по всему, им сложно представить, на сколько подлыми, изощренными и т.д. могут быть негодяи. Отсутствие цинизма в картине мира. В связи с этим после чтения остаются как позитивные эмоции («Добро победит!»), так и ощущение нереалистичности происходящего.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Анджей Сапковский «Сезон гроз»

Годиерна, 7 апреля 2014 г. 11:09

Не стала дожидаться официального релиза в России и прочла в качественном фанатском переводе;).

Действие происходит через год после знакомства Геральта с Йеннифэр, за 15-20 лет до битвы на Содденском холме и Северных войн. Одна из сюжетных линий подробно раскрывает эпизод, упоминаемый в рассказе «Нечто большее»: о тесном знакомстве Геральта с темницей короля Керака и чародейкой Литтой Нейд по прозвищу Коралл. В лучшем виде сохранились ироничный, порой злободневный юмор и бойкий стиль автора. Фантазийная шапочка Лютика, по-вильгефорцовски словоохотливые чародеи, растительно-дезодорированная дифференциация чародеек, постельные успехи Геральта и его же ведьмачье благородство – все на месте. Характеры второстепенных персонажей по-прежнему умело оживляются парой-тройкой деталей. Отсутствуют разве что глобальные проблемы и трудные моральные дилеммы (знакомимся с версией «Сапковский лайт»).

Если проводить параллели с миром компьютерных игр, то «Сезон гроз» — это как DLC к хорошей игре: дарит дополнительные часы в любимом мире, но не привносит ничего принципиально нового и потому необязателен для знакомства. А судя по клиффхэнгеру в эпилоге, можно надеяться на продление удовольствия. Благо, профессиональная биография Геральта обширна, поэтому у Сапковского всегда есть возможность еще не раз вернуться в мир ведьмака. Я только «за».

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Антология «Когда мёртвые оживут»

Годиерна, 28 марта 2014 г. 13:14

Тематический сборник из более чем 40 рассказов, посвященных зомби. Авторский состав – сплошь не известные российским читателям фамилии: все знакомые имена, собственно, перечислены на обложке – разве что Келли Линк и Чери Прист забыли:). Составитель антологии не стал воровать лавры у культурологов и во вступительной статье лишь констатировал всеобщую любовь к зомби, не пытаясь анализировать причину сего явления. Более ценными в информационном плане являются небольшие вступления к каждому рассказу, где приводятся сведения о литературной карьере автора, очерчиваются тематика и проблематика произведения.

Рассказы разноплановы. Действия некоторых происходят даже в ином мире или в ином времени. Встречаются и те, где повествование ведется от лица зомби, хотя чаще мертвяки выступают в своей обычной роли. «Адресом ошибся» разве что рассказ Келли Линк: явно не тот тематический сборник. Уровень шедевральности произведений в целом невысок, но откровенно скучных рассказов мало. Для себя положительно отметила следующие:

1) Стивен Барнс, Тананарив Дью «Пароль». Действительно, написано в духе «Дороги» Маккарти, как и обещано в предисловии: тщетные и отчаянные попытки взрослого оградить ребенка от происходящего в мире.

2) Марк Паолетти «Пятая категория». Совмещение темы зомби, урагана «Катрины», социального неравенства и поисков способов облегчить страдания близкого человека.

3) Сет Линдберг «Двадцать три снимка из Сан-Франциско». С помощью моментов, запечатленных на фотографиях, выстраивается хронология зомбиапокалипсиса. Необычная подача материала.

4) Дэвид Дж. Шоу «Там, где сердце». Бессмысленный и беспощадный трэш. Есть повод поржать: фильмы категории С и ниже снимают о том же, но всерьез.

5) Дэвид Веллингтон «Добрые люди». Эпизод, который запросто можно включить в любую серию сериала или игры «Ходячие мертвецы». Моральные дилеммы, сложность которых усугубляется присутствием зомби.

6) Стивен Попкес «Крокодилы». Отождествлять зомби и нацистов – обычное явление. Наука работает во славу Третьего Рейха.

7) Макс Брукс «Стив и Фред». Единственное спасение при зомбиапокалипсисе для большинства – это эскапизм. Реалистично.

8) Чарльз Коулмэн Финли «Червь-насильник». Рассказ в чем-то дискутирует с «Паролем»: отказаться от борьбы и смириться – вот тот способ, который выбирают для спасения детей люди, не столь стойкие духом.

9) Мира Грант «Эверглейдс». Рассказ примыкает к полюбившейся мне трилогии «Newflash». Действие происходит за 25 лет до событий цикла, во времена Пробуждения. Автор удачно подметила, как быстро наш цивилизованный мир превращается в дикие джунгли при нарушении устоявшегося порядка вещей.

10) Гэри Браунбек «А теперь прервемся на позывные». Кто больше нуждается в продолжении радиовещания в стране мертвецов: слушатели или сам ведущий?..

11) Чери Прист «Релактэнс». Рассказ примыкает к циклу «The Clockwork Century». Интересный стимпанковский антураж США времен Гражданской войны и умение автора создавать нужную атмосферу мотивируют ознакомиться с романами.

12) Скотт Эдельман «Человеческая раса». Зомбивирус не в силах по-настоящему вернуть умершего близкого человека, но может сподвигнуть оставшегося в живых сделать то, что не было сделано раньше.

13) Дэвид Муди «Кем мы были». Я бы сказала, почти экзистенциальный рассказ, где зомбиапокалипсис – лишь повод поговорить о жизни человека, ее смысле и наполнении. По сути смерть – это единственное неизбежное явление в биографии человека, фактор, который должен в наименьшей степени влиять на то, чем человек занят при жизни. И неважно, какой временной интервал отделяет текущий момент от конца: «завтра» или «60 лет». Лучший рассказ антологии в моем личном рейтинге.

14) Рори Харпер «Сеанс у психотерапевта». Забавные параллели между зомби и наркоманами.

15) Пол Макоули «Невидимая война». Зомби Шредингера:)

16) Сара Ланган «Ты хочешь сказать, это и есть рай?». Семейная драма на фоне гибели цивилизации. Градус безнадеги зашкаливает.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Гильермо дель Торо, Чак Хоган «Штамм. Закат»

Годиерна, 21 февраля 2014 г. 13:47

Боевик пришел на смену ужастику: что люди, что вампиры превратились в расходный кроваво-мясной материал. Пугающих сцен нет, эмоционально цепляющих – мало (запомнилась лишь моральная дилемма Норы), атмосфера гибнущего мира воссоздана слабо. Количество второстепенных персонажей-одноэпизодников сократилось в разы, зато появились сцены, написанные от лица Главного Вампира. Приоткрыта тайна происхождения вампирятника, а биография Сетракяна дополнилась новыми, постлагерными, фактами. Просто удивительно, почему все, что произошло, не случилось раньше: настолько не равны шансы. После прочтения первого романа мне казалось, что авторы будут последовательно претворять принцип «меньше мистицизма, больше реализма», но тут неожиданно всплыл Могущественный Артефакт, с помощью которого у людей появилась призрачная возможность победить. Жаль, что на русском цикл так и не доиздали: все-таки интересно, чем авторы завершили дело и, главное, была ли во всем произошедшем какая-то, так сказать, мораль.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Гильермо дель Торо, Чак Хоган «Штамм. Начало»

Годиерна, 11 февраля 2014 г. 13:35

Чтение романа вызывает ассоциации с просмотром киноужастика, полного штампов: имеются и главный герой-разведенец, и пророк, которому никто не верит, и сцены в подземке, и схватка с финальным боссом за жизнь близких. В пользу киношности говорят также очень подробные описания с обилием деталей вплоть до названий брэндов и эпизодическая подача материала: будто камера перелетает с объекта на объект. Мистическую составляющую вампиризма заменили вирусной природой. Пугающие эпизоды удались, написано бодро, поэтому вполне сгодится в качестве развлекательного чтения.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Шеннон Макгвайр «Крайний срок»

Годиерна, 30 января 2014 г. 11:08

Достойное продолжение. Акценты сместились с политической тематики на медицинскую: поиски правды перемещаются в секретные и официальные лаборатории. Команда «Известий постапокалипсиса» добывает новую информацию о вирусе, тем самым еще больше вороша осиное гнездо. Келлис-Амберли тоже не дремлет: события на берегах Мексиканского залива демонстрируют, как хрупок миропорядок, установившийся после Пробуждения. Финал по неожиданности кладет на лопатки концовку первой части.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Неужели фишка клонов наконец-то сыграла?..

Не менее интересно наблюдать за внутренней трансформацией главного героя, оставшегося в мире, где нет единственного нужного ему элемента – конкретного близкого человека. В этот раз повествование ведется от лица Шона Мейсона, и автору удалось показать картину событий именно от его лица: логичность, внимательность к деталям, сдержанность в эмоциях Джорджии из первой книги уступили место порывистости, фактовой слепоте и озлобленности Шона. Выбор новой формы взаимоотношений брата и сестры оригинален и обоснован.

Напоследок придерусь к переводческо-редакторским делам: в русском переводе встречаются уж слишком очевидные и легко исправляемые косяки в виде разночтения ключевых имен и названий «Райнер – Ринер», «Амберли – Эмберли», «ЦКПЗ – ЦКЗ», «Каролина – Кэролайн». Но даже с какими угодно ошибками перевод финального романа жду с нетерпением.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Шеннон Макгвайр «Корм»

Годиерна, 20 января 2014 г. 12:27

Интересное сочетание симулятора жизни в условиях эпидемии зомбивируса, политического триллера и производственного романа о буднях журналистов. Судя по интервью, автор серьезно отнеслась к подготовке материала, следствием чего и стала достаточно проработанная картина мира через 26 лет после появления вируса Келлиса-Амберли. Причина возникновения и механизм распространения вируса известны, поэтому апокалипсиса удалось избежать усиленными противоэпидемиологическими мерами. Зараженные здесь являются скорее метафорой страха на грани ужаса, каковыми до этого для человечества были чума, голод, война, терроризм и далее по списку. Автор не забывает, что всегда интереснее читать о людях в чрезвычайных ситуациях, а не о самих ЧС. Здорово, что в мифологии мира присутствует Джордж Ромеро, а то часто герои живут в информационном вакууме и сталкиваются с зомби будто впервые:).

Изменения в жизненном укладе сказались и на роли онлайн-журналистики в информационном обмене: от перепостов блогеры перешли к созданию новостей. Роль СМИ только усиливается в изолированном обществе, поскольку люди по-прежнему хотят знать правду, смотреть, как рискуют другие, и знакомиться с чужими эмоциями, сидя при этом в безопасности. Команда Джорджии и Шона Мейсонов с примкнувшей к ним технарем-поэтом Баффи умеет создавать рейтинговый контент, чем заслужила право освещать предвыборную кампанию кандидата в Президенты США. Читать познавательно.

Ожить роману помогают два особо удачных момента. Во-первых, тесная эмоциональная связь сестры и брата. Раскрывается, почему они действительно не могут быть порознь и что стало причиной этого, как они отлично дополняют друг друга по профессиональным и по человеческим качествам. Искренне, поэтому веришь.

Во-вторых, автору удалось написать гимн свободной журналистике. Тема правды – центральная. Вера Джорджии в необходимость узнать и рассказать людям как можно более честную истину вызывает уважение и восхищение. Факты – без всяких там «что такое хорошо, что такое плохо». Оказалось, что любовь к правде гораздо опаснее любви к риску. Автор вслед за героиней тоже старается быть объективной, оставляя за читателем право решать, стоило ли героям так стоять за истину.

Финал ошеломляющ своей неожиданностью и реалистичной обреченностью, но сюжетно промежуточен. Полной правды мы пока не узнали. А ведь правда – это главное.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Дэниел Абрахам «Война среди осени»

Годиерна, 30 декабря 2013 г. 23:37

Словно в компенсацию за пресные первые романы в эту часть автор решил с избытком добавить драматизма. В наличии имеются: долгожданное нашествие гальтов, смерть положительных героев, геноцид, крушение старого мира. Вторая половина романа вообще читалась на одном дыхании, с сопереживаниями и любопытством.

Кратенько, но раскрыто главное отличие немагического и технологически развитого Гальта от застывшего в развитии магического Хайема. В полной мере проявились все изъяны системы «поэт – андат», главным из которых является абсолютная зависимость результата от человеческого фактора. Оправданными теперь выглядят строгие правила и критерии отбора в школе поэтов. Ота ожидаемо стал хорошим правителем города и имеет все шансы проявить себя и в роли императора нового мира. Маати получил, было, шанс на реабилитацию, но в итоге стократно подтвердил реноме неудачника. Правильно, что автор не стал очернять гальтов, а их местного Наполеона, Баласара Джайса, изобразил в позитивном ключе. Все равно у Оты и Баласара оказались общие цели, оба одновременно выиграли и проиграли. Странно, конечно, что до Джайса никто не додумался до такого простого способа решения проблемы. Вся эта подковерная возня в первых романах теперь выглядит особенно нелепо.

Цикл миновал апогей, так что посмотрим, какую новую систему всеобщего мира, процветания и дружбы народов построит Ота в последней части. И хотелось бы, чтобы бедолага Маати в конце концов хоть в каком-то плюсе остался.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Дэниел Абрахам «Предательство среди зимы»

Годиерна, 16 декабря 2013 г. 11:29

Вторая часть цикла продолжает выглядеть затянувшимся вступлением к чему-то большему, но сюжет стал поживее: борьба за трон как-никак. Если в первом романе Ота протестовал против методов воспитания поэтов, то в этом выражает презрительное «фи» сложившейся системе престолонаследия. Города-государства Хайема прогнили и нуждаются в модернизации. Жду, когда же гальты наконец придадут ускорения процессу распада, мир останется без магии (сиречь андатов), а Ота предложит работоспособную альтернативную систему мироустройства.

Автор снова отказывается от создания интриги, раскрывая имена преступников в самом начале. Но надо признать, что благодаря этому интересно наблюдать за мотивацией, переменами в душе и в отношениях друг к другу главных каверзников. Порадовало, что основной целью интриганов оказалась не власть как таковая.

Ярким и интересным получился образ Идаан – сильной женщины в патриархальном обществе, мечтающей о свободе. Любовный треугольник с ее участием вышел у Абрахама гораздо удачнее, нежели в первой части история Маати – Лиат – Ота. Получила продолжение тема противостояния любовь vs справедливость. Если Маати еще в первой книге выбрал любовь и продолжил доказывать веру в Оту со стойкостью, делающей ему честь, то Семай встал на сторону справедливости, поправ оказанное доверие.

Роман не убил интерес к циклу, поэтому обязательно почитаю продолжения, но ощущение, что чего-то книгам не хватает, чтобы действительно зацепить, так и не покинуло.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Дэниел Абрахам «Тень среди лета»

Годиерна, 6 декабря 2013 г. 16:44

Мое впечатление о первом романе цикла выражается одним словом: «Недотянуто».

Мир – фэнтезийный Восток с его приставками к именам, любовью к чаю и устоявшимися жестами-эмоциями. Некогда великая Империя пару столетий назад распалась на ряд городов-государств. Различия между ними прописаны лишь на уровне названий и разницы в температурных режимах. Герои – выходцы южных и северных городов точно так же неотличимы друг от друга: просто одним холодно, другим жарко. Видимо, все они – «птенцы гнезда Хайема»:). Хуже, что недораскрыта главная фишка цикла – тема андатов. Они как вводные слова в предложении: если их убрать, на смысл это почти не повлияет. Просто крутой инструмент/агрегат/девайс, поэтому сопереживать или возмущаться действиями Бессемянного проблематично.

Основная интрига раскрыта в первых главах, и в дальнейшем сюжет не показал ни второго дна, ни неожиданных поворотов. Написано бесхитростно, но легкочитабельно.

Героев несколько, и автор даже попытался превратить их из двигателей сюжета в личности, но у меня, кроме Амат Кяан, они не вызвали интерес. Поиски Оты места в жизни похвальны, но его финальный поступок вызвал недоумение: герой про себя-то ничего не знает, а тут решает, что именно будет правильно для близких и для целого города. Лиат – крайне неудачный образчик женщины, ради которой стоит рушить дружбу: способна на предательство, доверия не вызывает, мозгов нет, красота преходяща. Маати ведом по жизни «учителями», самостоятельно может лишь страдать. Амат Кяан способна на решительные действия, задумывается о судьбах родного города, но в итоге и ее усилия не принесли нужного результата. Поскольку книга не финальная, не буду спешить с выводами касательно героев: вдруг в дальнейшем они еще проявят себя, а их поступки не будут казаться такими бессмысленными.

Надеюсь, что следующие книги реализуют потенциал и цикл оправдает свое название. Может, андатовская бомба какая-нибудь рванет или хотя бы Гальт перейдет к открытой борьбе:)

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Пробуждение Левиафана»

Годиерна, 25 ноября 2013 г. 11:00

Замечательная, бойко написанная, сюжетно интригующая приключенческая фантастика. С бонусом в виде места и времени действия. Население Земли превысило 40 млрд. человек, поэтому чаще встретишь семейные общины, а не пары. Вроде бы успешно преодолены расовая и половая дискриминации. Человечество успело заселить Марс, Пояс астероидов. Появился новый тип людей, никогда не живших в условиях гравитации, что сказалось на строении их тел, манере общаться, — астеры. Но человечество по-прежнему не может жить в мире. Закончилась война между Землей и Марсом. Теперь они, внутренние планеты, вместе «дружат» против планет внешних. Обитатели станций в Поясе астероидов кто просто «тихо» страдает ксенофобией в отношении земляно-марсиан, а кто активно борется за расширение влияния в рядах экстремистского Альянса внешних планет. Хватило гибели одного хозяйственного корабля, чтобы вызвать эскалацию конфликта. Таинственное происшествие с кораблем «Скопули» стало поворотным моментом в жизни не только планет, но и главных героев романа.

Холден некогда служил в военном флоте ООН на Земле, но оказался слишком честным, совестливым и упрямым, чтобы выполнять негуманные приказы. Вследствие чего оказался старпомом на корабле-водовозе на задворках обжитого космоса. Лишившись друзей и команды, вынужден принять руководство оставшимися на себя и взяться за расследование с целью возмездия. Производит впечатление рубахи-парня и дамского угодника без склонностей к долгому обмозговыванию и способностей к прогнозированию. Идеалист-праведник, потому наилучший кандидат на роль запала для пороховой бочки.

Миллер — астер, лишь несколько раз покидавший родную Цереру и с 20 лет работавший в Службе безопасности станции

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(без пяти минут C-Sec:)
. Жена ушла, работа по ловле проституток без лицензии в течение 30 лет заставляет задуматься, тот ли путь выбрал. Почти нуарный детектив. Даже шляпа прилагается:). Задание по поиску пропавшей на «Скопули» девушки стало последним шансом героя совершить что-то стоящее как полицейскому, а также попытаться ожить эмоционально. Личная мотивация и стала причиной чрезмерного усердия Миллера в этом деле с душком, его карьерной ротации и пересечения сюжетных линий обоих «сыщиков-мстителей». Герой вызвал искреннюю симпатию и эмпатию, поэтому за его судьбой наблюдала с не меньшим интересом, нежели за магистральным сюжетом.

Интересно было бы узнать, как соавторы поделили (если делили) героев между собой.

Сюжетно роман завершен, но финал промежуточный, поэтому продолжение я с удовольствием почитаю.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Шамиль Идиатуллин «Убыр. Никто не умрёт»

Годиерна, 12 ноября 2013 г. 11:09

Фольклорные ужасы массово проникают в многоэтажки и лечебно-образовательные учреждения Казани, чему немало способствуют сами люди, готовые пойти на сделку со злом. По-прежнему объяснение всего происходящего ограничивается лишь догадками и домыслами главного героя. Наиль по сюжету остается один. И это вынужденное одиночество помогает ему, во-первых, в полной мере понять, что такое дом, который реально становится пустым, когда в нем нет близких, а во-вторых, осознать, что в одиночку много не навоюешь, поэтому надо вырабатывать лидерские качества и учиться работать в команде. Глядишь, к n-ой книге цикла Наиль уже возглавит профессиональный отряд по борьбе с нечистью:)

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Шамиль Идиатуллин «Убыр»

Годиерна, 12 ноября 2013 г. 11:08

Подростковый роман по мотивам татарского фольклора. Не столько страшен, сколько познавателен в силу сеттинга. Язык удачно стилизован под речь 14-летнего подростка, от лица которого ведется повествование, с присущей ей сумбурностью. Читатель узнает ровно столько, сколько знает главный герой Наиль, его глазами наблюдает за «сказочным Татарстаном», куда попадают герои. Понравилось, как прописаны отношения старшего брата и младшей сестренки: стремление Наиля защитить Дильку служит активатором всего действия. Автор верно подметил, что сильнейший страх вызывает нарушение обыденного порядка вещей: например неадекватное поведение родителей. Фольклорные ужасы не так пугающи, поскольку, несмотря на реальную смертельную опасность, в силу вступают всевозможные сказочные защитные правила: убыр, сжирающий людей, боится черемуховых веточек, оборотня можно заставить повиноваться с помощью веревочки и т.п. Но «пугание» читателя, уверена, и не являлось основной целью автора. Главный герой сумел, несмотря на страх, взять на себя ответственность за судьбу более слабого. А именно это служит залогом победы над хтоническими чудовищами.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Марк Лоуренс «Принц Терний»

Годиерна, 24 октября 2013 г. 11:15

Роман для циничных подростков всех возрастов. Заявленный Принц Терний презирает людей, поэтому окружен сплошь негодяями. Люди пускаются в расход легко и непринужденно, под философские рассуждения о силе духа и бравурные речи о профессионализме: «Я – самый крутой мститель, тем и отличаюсь», «Я не герой и не трус, а просто хорошо умею пытать». Обыкновенный такой ницшеанский сверхчеловек. Вне морали и закона, естественно. Неубиваем, да еще и красавец: тут и роскошные локоны, и высокие скулы, и губы-бутоны.

Сюжет показался бесхитростным и предсказуемым, а потому скучным: трудно сопереживать герою, который за всю книгу столкнулся лишь с одной моральной дилеммой – убить, изнасиловать или все-таки оставить в покое девицу, к которой он питает хоть что-то, отличное от равнодушия. Карьерный рост из принцев в короли и императоры ожидаем и даже, хм, не тернист.

Описываются подвиги Принца тезисно, без отвлечения на литературную красивость.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Анджей Сапковский «Ведьмак Геральт»

Годиерна, 17 октября 2013 г. 10:52

Вдохновившись прохождением обеих частей игры, в очередной раз перечитала «Ведьмака» после более чем 10-летнего перерыва. За это время многое изменилось на рынке фэнтезийной литературы, но Сапковский по-прежнему живее всех живых. Проверку временем его цикл прошел, что есть показатель мастерства автора и шедевральности произведения.

Обычно я филолохически анализирую понравившееся фэнтезийное произведение по нескольким аспектам – персонажи, мир, языково-стилистические средства, сюжет и авторский замысел (он же пафос, он же школьное «Что хотел сказать автор»). Сапковский четко сработал в каждом моменте.

1. Персонажи. Они «живые», они разные и их много. Причем проработаны не только главные и вице-главные персонажи, но и второстепенные, которые встретятся единожды. Благо, Сапковский не страдает шмоткоописательством и цветоглазоволосоперечислительством: ему достаточно упомянуть одну, наиболее сущностную, деталь в речи, поведении, облике персонажа, чтобы можно было понять характер героя.

Геральт вызывает хоть и не восхищение (не могла бы «влюбиться» в него), но уважение. Он действительно хороший человек. Несмотря на то, что от многих его поступков и принципов моя рука непроизвольно делает facepalm:) Это бесконечное самоедство, противопоставление всем, признание себя без вины виноватым и, безусловно, Он, нейтралитет – фетиш Геральта. Но все равно здорово, что у ведьмака есть эти принципы (пусть я с ними и не всегда согласна). Он деятельно защищает «своих», не способен на подлость, ценит честные сделки, играет по правилам.

Йеннифэр была отвратительна в отношениях с ведьмаком, но, реализовав материнский инстинкт, предстала в лучшем свете в истории с Цири. Конечно, ее можно «понять и простить» за неумение быть любимой, но вся эта их история с Геральтом, когда и раздельно быть невозможно, и вместе тяжко, — брр, извращение и садомазо.

Цири действительно представлена подростком, а не по-мартиновски взрослым человеком в облике ребенка. Отсюда все эти разброд и шатания: то она ведьмачкой будет, то магичкой, то разбойницей. Жалко ее: с малолетства стала пешкой в политико-магических шахматах. Зато потенциальная сиквелоносица.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ну а мой личный фаворит в Саге – Кагыр;)

2. Мир. Многие фэнтезийные произведения грешат наличием ярких и интересных персонажей, но абсолютно пустым миром: герои передвигаются из точки А в точку Б будто в вакууме. У Сапковского мир объемный и детализированный. Это не просто задник-декорация для игры героев-актеров. Его присутствие ощутимо как здесь и сейчас, так и в прошлом и будущем, а «NPC живут своей жизнью». Автор не злоупотребляет описательностью: информация подается через диалоги, эпиграфы к главам. Плюс мне всегда нравились миры, где магия широко практикуется и люди соседствуют с нечеловеческими расами (с учетом толкиновского постулата о «зеленом солнце»:) При этом, несмотря на всю фантастичность, живописуется мир в реалистичной манере.

Сапковский не поскромничал блеснуть эрудицией, умело заимствуя сказочные сюжеты, исторические события, имена известных личностей и географические названия

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(особенно почему-то впечатлила этимология имени Исенгрим «Железный Волк» Фаоильтиарна)
.

3. Язык и стиль Сапковского – услада для очей моих. Текст емкий, ироничный, метафоры оригинальны, предложения не тяжеловесны. Отлично передана языковая дифференциация персонажей: маги и профессоры из Оксенфурта говорят совсем не так, как кмет или солдат каэдвенской армии. Спасибо автору и переводчику за простонародный говорок и восточноевропейский колорит без былинной славянщины.

4. Сюжет. Мастерски сконструирован и, я бы даже сказала, кинематографичен. При первом прочтении интригует, при повторных – вовлекает в квест по поиску упущенных ранее сюжетных пересечений, намеков, упоминаний мельком, персонажей.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
На ум приходит Вэра Левенхаупт, которая в «Крови эльфов» слушает баллады Лютика под дубом Блеобхерисом, а в «Крещении огнем» ведьмак с краснолюдами задействует случайно найденную телегу ныне покойной торговки.
Героев повествования много, рассказ переходит от одного к другому — картина событий многогранна и расфокусированна. Подобное построение сюжета еще больше подчеркивает ранее перечисленные достоинства Саги – ярких персонажей и живой мир. Буксует действие разве что в «Башне Ласточки».

5. Пафос. Если в сборниках рассказов заметны лишь элегические мотивы, то в пенталогии автор решил добавить хардкора. Хэппи-энда не будет ни для мира, ни для большинства героев. Реализм Сапковского в этом отношении не отличим от пессимизма. Лейтмотив всей Саги — «что-то кончается, что-то начинается». Сапковский вообще тонко чувствует течение времени, естественность и необратимость изменений. Старый мир хаотических чудовищ сменяется новым миром людей и их пороков. Личность любой расовой принадлежности не может повлиять на перемены – только приспособиться, изменить свое отношение к ним или отказаться это делать и уйти. Очень импонирует, что Сапковский, несмотря на весь пессимизм, описывает творимые жестокости и негодяйство не хладнокровно-отстраненно: всегда подспудно ощущается авторская гуманистическая позиция. Моральная зрелость автора — это здорово.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Макс Брукс «Мировая война Z»

Годиерна, 17 октября 2013 г. 10:31

Книга на популярную нынче и нежно любимую мною тему зомбиапокалипсиса. Читается на одном дыхании. Оригинальны форма подачи материала и расставленные автором акценты. В центре внимания в кои-то веки не борьба за выживание группки обывателей с разной степенью прокачки навыков и полным отсутствием информации о причинах и ходе развития эпидемии. Условно главный герой — сотрудник ООН, который занимался расследованием катастрофы, а книга — сборник многонациональных интервью. По рассказам свидетелей формируется хроника событий в глобальном масштабе.

Обосновывается, почему вирус смог так легко распространиться из полузаброшенной деревни в Китае по всему миру: нелегальная миграция, коррупция, торговля органами и прочие прелести прогнившего задолго до апокалипсиса мира. Убедительно показывается эволюция общественного мнения. Игнорирование и неверие -> Поиск причин и объяснений в стане исконных врагов (политическая оппозиция, «сионистская ложь», «африканское бешенство») -> Вера в авось (чудодейственные таблетки, «это проблемы стран третьего мира») -> Зомби на пороге твоего дома, осознание угрозы и Великая паника. Бессилие и растерянность армий и правительств; лагеря беженцев, где люди теряют вместе с благами цивилизации остатки цивилизованности; план по спасению, в основе которого лежит принцип «Спасти всех невозможно», — можно только надеяться, что зомбиапокалипсис навсегда останется лишь увлекательным мысленным экспериментом писателей и сценаристов. Респект автору за то, что он не стал придумывать нереалистичные способы победы над заразой (какую-нибудь вакцину-панацею) или нагонять пессимизма (апокалипсис – это навсегда). Половина книги посвящена именно тому, как долго, планомерно США, а затем и другие страны отвоевывали свою землю у «Заков». Конечно, не обошлось без прославления американской системы ценностей, но сделано это настолько искренне, что в очередной раз убеждаешься: американцы действительно честные люди, верящие в справедливость и свободу и готовые нести ответственность за свои поступки как индивида.

Забавно и печально было читать про Россию. Автор не учел магический эффект высоких цен на нефть — способность менять общественное мнение с минуса на плюс и повышать лояльность властям (до Войны Z). Однако точно подмечена тяга «русской души» к сильной руке Доброго Православного Царя/Сталина/Любого, кто будет решать как тебе жить и брать всю ответственность на себя. Поэтому судьба России после Войны Z — Священная Российская империя.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Дрю Карпишин «Открытие»

Годиерна, 27 сентября 2012 г. 23:09

С предубеждением относилась ко всякого рода новеллизациям, межавторским циклам, «книгам по мотивам», но данный роман оказался неплохим средством борьбы с депрессией после финала игровой трилогии. Приятно было вспомнить, как всё начиналось, поностальгировать. Узнала подробности «провала» Андерсона

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
, из-за которого его не приняли в СПЕКТРы
; выяснила, кто такая Кали Сандерс, встреченная в третьей части игры, и что ее связывает с Андерсоном; увидела Сарена в действии.

Роман – часть мультимедийной вселенной, а не самостоятельное произведение. Поэтому однозначно, без предшествующего или последующего прохождения первой части Mass Effect’а читать бессмысленно, ибо только в ней можно узнать продолжение истории того же Сарена. Стиль автора страдает излишней описательностью действий героев, но это не затрудняет чтение. Сюжет увлекателен и подан в компактной форме. Чувствуется, что автор набил руку на сценариях: все эпизоды дозированны, грамотно расставлены. Герои убедительны.

Как любитель Mass Effect’а, который не только играет, но и читает, я рекомендую книгу собратьям по увлечению. Еще не игравших случайных читателей романа вполне возможно, я надеюсь, он сподвигнет на прохождение игры:).

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Джонатан Страуд «Трилогия Бартимеуса»

Годиерна, 12 июля 2012 г. 10:33

Замечательная трилогия, причем явно не детская по проблематике. Главное достоинство – герои.

Натаниэль – волшебник со здоровыми амбициями. Из него получился бы идеальный премьер-министр, ибо именно такие умные, трудолюбивые и целеустремленные люди и должны быть у власти. В свете этого даже его приспособленчество к обществу волшебного гламура выглядит скорее разумной адаптацией: если у тебя есть необходимые способности и ты хочешь покорить этот мир, надо хотя бы какое-то время играть по его правилам, чтобы потом, оказавшись у руля, уже переиначить всё по своему усмотрению. Идеальный политик. Жаль, что его героизм в финале не был вознагражден.

Китти – идеалистка-вольнодумка с врожденной магической сопротивляемостью, отважная, решительная и импульсивная. Ее пассионарность противопоставлена прагматизму Натаниэля. «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях» — это всё про нее. Уважаю за несгибаемость характера. Она из тех, кто может разрушить устои старого мира, но вряд ли способна созидать и править при новом миропорядке. В итоге совершает Поступок, на который никто не решался 2000 лет, – и отходит от дел.

Бартимеус – джинн, призванный вызывать симпатию читателей, т.к. традиционно всевозможные хохмачи-приколисты именно для этого и вводятся в число героев. В трилогии выполняет также роль экскурсовода по сеттингу (посредством примечаний к тексту). Эмоционального отклика в душе не оставил, но со своей развлекательно-познавательной функцией справился. Для фанатов остался задел для «Возвращения Бартимеуса».

Повествование ровное, без провисов, но малодетализированное (с той же Ролинг не сравнить). В сюжете каждого романа имеется легкая интрига.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Александр Зорич «Время — московское!»

Годиерна, 4 июня 2012 г. 23:51

Жаль, но окончание трилогии не оправдало выданные при чтении первой части авансы. Главная претензия – статичность большинства героев. Кто-то погиб, кто-то нашел пассию – и на этом всё. Спрашивается, для чего нужны были три тома? Александр Пушкин как плыл по течению событий, так и плывет. Роль не любимой мной Татьяны Ланиной в итоге свелась к роли «девушки главного героя». За три тома промелькнула куча второстепенных персонажей, судьба которых в итоге осталась неизвестной. Ну, единственное, Роланд Эстерсон осободился из-под пяты Корпорации, чтобы попасть под каблук Жены: типа приоритеты у человека поменялись:).

Хотя идейный замысел остался мной не понятым и я разочарована, предположу, что трилогия может оказаться полезной например для патриотического воспитания молодежи («Горжусь Россией» и все дела). Благо, третья часть читается по-прежнему легко, а батальные сцены вполне себе батальны:).

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Александр Зорич «Без пощады»

Годиерна, 5 мая 2012 г. 14:22

Начальные три четверти романа вызвали легкое недоумение и недовольство. После первой книги ждешь, что вот, война началась, и во второй книге мы увидим эту саму войну глазами очевидцев. На то же намекает и название, но на деле роману больше подошел бы заголовок «Где-то война». В силу обстоятельств главный хроникер боевых действий, Александр Пушкин, отстранен от происходящего на фронте и довольствуется, вместе с читателями, лишь слухами. При этом он не делает почти ничего: его лишь перемещают из пункта А в пункт Б, затем – в В и т.д. В результате динамика сюжета проседает в разы. Появившиеся (и быстро исчезнувшие) «коддавинчевские» элементы

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(история с манихеями)
не заинтриговали. Положение несколько исправилось только к финальной космической баталии – и на том спасибо.

Один из главных героев первой книги, Роланд Эстерсон, испарился.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(очевидно, продолжает свою робинзонаду на Фелиции)
Зато неожиданно вырисовалась новая героиня – некая Татьяна Ланина. Ее роль в судьбах галактик пока что абсолютно неясна, поэтому жизнеописание не вызывает ничего, кроме хмыканья и вопроса: «Это вообще к чему?». Проблемы «покорительницы Кенигсберга» (как выбраться из провинции в крупный город, поступить в университет, найти мужчину и жилье), будем надеяться, окажут наипрямейшее влияние на развитие сюжета в будущем, а пока что – незачет за эту сюжетную линию.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Александр Зорич «Завтра война»

Годиерна, 29 апреля 2012 г. 19:11

Очень кинематографичное произведение. Особенно это касается эпической, военной линии. Ее номинально главный герой, кадет Александр Пушкин, выступает скорее в роли оператора военной кинохроники. «Приключений духа» искать здесь не стоит. Жаль, не поясняется, каким образом через несколько веков Российская директория стала «самой-самой» не только на Земле, но и в Космосе. Примерно так и должен выглядеть «рассейский» ответ голливудским блокбастерам. Хотя у меня было ощущение легкого стёба (видимо, я не патриот:)

Вторая сюжетная линия – история инженера Роланда Эстерсона – более лирична. Интересно было наблюдать, как человек, фанатично занятый «делом всей жизни», постепенно возвращается в мир к простым радостям.

Традиционно на высоте язык авторов – лаконичный, образный, ироничный. Читается легко и увлекательно, но я бы с удовольствием взглянула на высокобюджетный фильм «по мотивам».

Оценка: 8
–  [  18  ]  +

Сьюзен Коллинз «Голодные игры»

Годиерна, 18 апреля 2012 г. 23:17

Трилогию решила прочесть после просмотра фильма, почувствовав за кинотекстом интересную литературную составляющую. Поскольку повествование ведется от первого лица, сразу стало ясно, что эпика не будет, но можно ожидать подробного препарирования мыслей и чувств ГГ.

Образ Китнисс получился объемным и вызывающим эмпатию. Можно позавидовать силе ее характера и посочувствовать, ибо ей, абсолютно не публичной личности, приходилось играть роль сначала трибута, а затем — революционного лидера в рамках телешоу «Голодные Игры» и «Революция». Она не показалась мне безоговорочно положительной героиней: скорее – «разумной эгоисткой», ориентированной в поступках на близких и себя. В ней нет революционного пыла и жажды справедливости, как у Гейла, который готов жертвовать «несколькими» ради общественного блага. И уж тем более ей не присущи осознание ценности человеческой личности, великодушие и доброта Пита. Некоторые ее решения я могу понять, но не принять

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(голосование по поводу «последних» Голодных игр).
А в целом личностный путь Китнисс заставил почему-то вспомнить о Рейневане Сапковского: то же полное душевное опустошение и финальный покой наедине с преданным спутником (выбор именно этого кадра из двух не стал неожиданностью и более чем логичен).

В силу сконцентрированности сюжета на Китнесс антураж оказался прописан менее выпукло и реалистично, хотя для «фантастики будущего» типично подобное соседство развитых технологий и отсталых общественных отношений. Но надо отдать должное автору, которая верно отметила, что борцы с диктатурой по сути являются теми же диктаторами — только практикующими другие способы подавления личности.

Из минусов – «подыгрывание» читателям, ожидающим от книги усиленного романтико-сентименталисткого ключа: некоторые ситуации явно следуют не из логики развития сюжета, а специально вставлены для того, чтобы Кадр на руку и сердце № 1 и(или) № 2 проявили свои чувства к ГГ и продемонстрировали соперничество.

В итоге трилогия запомнилась гуманистическим пафосом и вызывающей эмоции героиней, поэтому к прочтению рекомендуется. Благо, и читается она увлекательно.

Оценка: 8
⇑ Наверх