Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Игнир» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 22 июля 2016 г. 18:38

Начиная разговор, хочу предупредить, что понятия чести (совести) и справедливости в конечном счете у каждого свои. И потому предвижу множество несогласных со мной читателей. Мысли, изложенные здесь, не есть истина в последней инстанции, а лишь попытка разобраться в том, что нас окружает. В словах, смысл которых, захватан, заляпан и забыт. "Что есть истина?"- спрашивал Пилат, но Иисус знал, кто стоял за этим вопросом...

"Как делить будем: по совести, или по справедливости?" Эти слова из старого фильма вызывали ироническую усмешку у зрителя, как и незабвенная фраза из "Чапаева": "Вы за большевиков али за коммунистов?" Те, кто помнит то незабвенное время, прекрасно поймут эту шутку. Новое поколение вряд ли поймет. Да это и неважно. Важней понятия честности и справедливости, которые исчезнут только с исчезновением человечества.

Итак, что есть совесть или честь? Я эти понятия не разделяю, потому что честный человек не может быть бессовестным, а бесчестный — совестливым. Другое дело — сочетание честности и справедливости.

"Он был честен и справедлив". Фраза, прочитанная где-то, на первый взгляд, банальна, и вряд ли кому бросится в глаза. Этакий положительный герой. Но, если вдуматься...

Возьмем любую книгу или фильм, эдакий усредненный боевичок. Главный герой крут, честен и справедлив. Когда негодяи убивают жену, хватается за пистолет и идет на разборки. Босса хорошо охраняют, но разве героя удержать? Бах-бах — куча трупов. И мы не задумываемся, справедливо ли, когда за одну жизнь берут десятки. Даже по меркам Ветхого Завета это перебор. Око за око, говорилось там. Но нам этого мало. В фейерверке спецэффектов вряд ли задумаешься о том, что грань справедливости столь же тонка, как и грань честности.

"Давай по-честному!" — говорит один карапуз другому и делит песочный пирог пополам. "Нет, неправильно! — хнычет другой. — Я больше тебя песка принес!" Дети, что с них возьмешь, подумает прохожий, разнимая сопливых драчунов, но каждый день он будет оказываться на их месте. Шеф прибавил зарплату сослуживцу, теперь и он и ты получаете поровну. С точки зрения сослуживца и шефа все по-честному: должности-то одинаковые. Но ты недоволен: вкалываешь в офисе в два раза больше, и работаешь десять лет, а не без году неделя — а зарплата у вас одинаковая! Несправедливо!

Еще пример. У приятеля с боссом дни рождения совпадают. И вот решили это дело отметить в офисе. Накупили всего и отпраздновали. И все бы ничего, но на следующий день босс говорит: надо бы расходы поделить поровну, по-честному. Так что с тебя пятьдесят баксов. Приятель опешил: босс подарил себе на день варенья роскошный джип за тридцать штук зелени, и тут такое. Но ведь по-честному? По-честному. Но разве справедливо?

Когда я работал на заводе станочником, мне относительно по-честному платили зарплату, но рядом сидел охранник, который, не отрывая зада от стула, получал вдвое больше. Он честно "зарабатывал", ничего не крал. Но мне казалось это несправедливым, а ему, наверно, нет...

Люди старшего поколения помнят коммунистический лозунг: "От каждого — по способностям, каждому — по потребностям!" На первый взгляд, замечательный призыв. Но впоследствии оказалось, что некоторые индивидуумы, не обладая особенными способностями, имеют очень много потребностей. Интересно: как с ними поступить? По-честному? Или по-справедливому?

В конце концов, лозунг поменяли: "От каждого — по способностям, каждому — по труду!" Вроде бы, еще лучше. Вкалываешь — получи! А если не можешь? Если инвалид, старик или малолетка? Как в древней Спарте — пинком в пропасть? Нехорошо как-то, на взгляд цивилизованного человека. Но по-спартански — справедливо.

Разные обычаи, разные нравы, скажете вы. Но многие современные фильмы можно смотреть даже без перевода. Если актеры хорошие, понятно, кто чем дышит. Глобализация. Понятия чести и справедливости кочуют по экранам и книгам и в целом немногим отличаются от наших. То есть, душой мы понимаем и иногда принимаем поступки героев, считаем справедливыми, но в жизни почему-то не стремимся им подражать...

Мы возмущаемся, когда оскорблена наша честность. Когда нас обвесили, обманули, забыли... Нам кажется, неправы они — но не мы. А ведь честность — понятие субъективное, каждый решает сам, что есть честно. А на это решение влияет общество, окружение, в котором человек существует, которое воздействует на него. Потому и видим отъевшихся политиков, вещающих с экрана ставшую бессмертной фразу: "Мы стали жить лучше!" Кто "мы" — каждый решает для себя. Или уголовников, которые с пеной у рта будут утверждать, что посадили их "ни за что" в первый раз, во второй, и в третий... Они считают, что живут честно. Для своей среды.

Так что же такое совесть или честь? Вспомните, в старинных сказках говорилось: рассуди по чести-совести. А раз совесть у каждого своя, выходит, и честь или честность тоже...

Другое дело — сочетание честности и справедливости.

Думаю, честность есть сознательное решение поступить с другим так, как хотел бы, чтобы поступили с тобой, пропущенное через призму совести, то есть своего личного отношения к людям. А вот справедливость...

Истинная справедливость есть взгляд со стороны, вердикт совершенно незаинтересованного человека, которого как бы попросили стать судьей. В справедливости есть что-то от божественного, непредвзятого. Иногда мне кажется: человеку это вообще недоступно. Не зря говорится: божья справедливость. А "божьей честности" нет...

Вспомните царя Соломона. Он попросил у Бога мудрости — и оказался в печали. Видимо, понял: как ни суди справедливо, по-божески, всегда найдутся честные люди, которым эта справедливость — как кость в горле.

"Это была справедливая месть..." Правильно сказал поэт: слова ветшают, как платья. Истинный смысл и значение забываются, изменяясь вместе с миром. Страшная штука — время. Вот и банальную случку уже называют любовью... Не дай Бог дожить до времен, когда честность и справедливость окажутся в одной лодке.

Посткриптум. Автор намеренно не использовал значения слов "честность" и "справедливость" из словарей Даля или Ожегова. Он даже туда не заглядывал. Да и требуют ли объяснений слова, которые всякий понимает по-своему?


Статья написана 12 октября 2014 г. 16:09

Обломовщина в русской литературе

Всякий, хоть немного знакомый с русской литературой, слышал слово «обломовщина», ведь известный роман Гончарова и по сей день остается актуальным. Но я, в отличие от Гончарова, хочу поднять тему «обломовщины» не в обществе, а в современной литературе.

Вспомним нашего помещика. Илья Ильич любил рассуждать о прекрасном, о смысле жизни, который он понимал по-своему, о природе и человеческих чувствах. Давайте допустим маленькую вольность и представим, что наш Обломов стал... современным писателем. Какие книги бы он писал, о чем и как? Впрочем, о чем — понятно: идиллистические утопии о замечательной сельской жизни, о растущих на деревьях булках и стадах румяных жареных поросят, о краях, где по мановению волшебной палочки или просто по движению бровей исполнялось бы любое желание.

А вот как... На этом позвольте остановиться поподробнее.

Девиз множества современных писателей, имя коим легион — «писать, чтобы продать». Литература давно стала товаром, и для многих писателей этот факт, к сожалению, стал превалирующим. Для них требования к литературе из нравственных превратились в потребительские.

Если я беру в руки книгу и вижу, что автор не утруждает себя новыми идеями, смелыми взглядами, новыми героями, когда всплывают до смерти надоевшие супермены и силиконовые красотки, когда я вижу, что писатель не желает искать и придумывать что-то новое, я понимаю, что передо мной — писатель-Обломов. И пишет он не оттого, что не может не писать, что наболело или ослепило идеей, а потому, что нашел непыльный и удобный способ заработать. Я не отрицаю у таких людей способностей (каковые были и у Обломова), но вот пустить их в ход, направить куда нужно — и лень и страшно. Проще писать о бесконечных магических войнах, суперменах-десантниках, вампирах и галактической мафии.

Если я беру в руки книгу и вижу, что лучшее, что в ней есть — это красивая обложка, я понимаю, что ее автор Обломов. Что его интересуют красивые формы и ладный слог. Что он, как тот помещик, любуется на созданный его фантазией мир и говорит себе: ах, как славно, как прекрасно все устроено! И не задается вопросом о смысле своей конструкции, как и Обломов не задавался вопросом о смысле помещичьей жизни. Чтобы сыт был, одет — и слава Богу! И всего-то! Как мило! А как там его крепостные или читатели — да пес с ними, схавают, что Бог пошлет.

Я думаю, что любой разборчивый читатель легко вычислит и определит таких Обломовых. Но беда в том, что именно Обломовы задают тон в современной литературе, ставят те рамки, за которые ни-ни, а то не купят; формируют такого же неприхотливого и довольствующегося малым читателя.

И вот варят такие Обломовы супчики-суррогаты из всем известных историй, узнаваемых героев и штампов. И супчики хавают, а что, много ли обывателю надо? Немного остренького, немножко страшненького, поменьше горькой морали, да побольше сладенького секса, а также жгучих драк и разборок.

Хавают, ориентируясь на разрекламированные имена поваров и вывески ресторанов-издательств. Бывает, высунется кто-то с новым блюдом, так в шею его! Ты кто такой с мастерами равняться, еще клиентов потравишь! Твое место посуду мыть, в крайнем случае, помогать мэтрам у плиты. И вообще, блюдо у тебя недосоленное, переперченное, неформатное, нет, пипл это есть не будет.

Да, сегодня литература — товар, а товар должен продаваться. Не спорю. Но ведь товар должен еще и совершенствоваться, развиваться, иначе — гибель. Обломов не хочет развиваться. Он и так хорош сам по себе, культурен, мил, приветлив. И так же милы его произведения. Чего еще вам надо, искренне изумится он. Вот экшен, вот любовь, вот непредсказуемая развязка. Красиво, как призрачное обломовское имение, которое он так и не построил. Но нет ни идеи, ни души, ни стремления. Потому что лень и страшно. Лень заставить себя искать что-то новое. И страшно ошибиться, рисковать «громким» именем и репутацией. Выгоднее и легче писать под заказ бесконечные сериалы.

Не только в России, но и во всем мире писатель и поэт больше чем просто пишущий человек. «Просто взять и написать» может всякий. Не каждый может осознать последствий своего творения не только для читателей, но и для самого себя. Ибо за каждое слово нам придется ответить. Перед Богом, вечностью или людьми. Без понимания этого нельзя стать хорошим писателем, а вот очередным Обломовым — запросто.

Литература не должна служить, тем более Маммоне. Она — святой дух, поддерживающий в нас огонь духовности. Не будет его — и она превратится в кучу сомнительных произведений, написанных только для того, чтобы их продать...





  Подписка

Количество подписчиков: 2

⇑ Наверх