Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «stogsena» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6

Статья написана 8 июня 2020 г. 19:32

Гомейсский инцидент, это теперь можно сделать на сайте МирФа.

Там же и Дело о пропавшем кижерепока 1-я часть.

За все это удовольствие простое человеческое гранмерси Александре tencheg ^_^, наверное, иначе я никогда не достал бы эти тексты из стола...


Статья написана 18 мая 2020 г. 20:47

  

Кто играл на очередной дуэли, помнит, что тема 1-го тура была "Пир во время чумы", второго — "Завтра уже здесь"

1.

                                                                          Апрель Мэри Грей

                                                                                                                        Master of revels.

                                                                                                      Sweet Mary Gray! Thou hast a silver voice…

                                                                                                                John Wilson. The city of the Plague


                   Коль при жизни ты пела не в хоре, а на балах, тебе сложно найти подработку на небесах, даже вшептывать мысли кому-то или снить сон. Мэри Грей повезло: ее душу взяли жнецом. Дали серп и косу, сшили форму, пусть и не ах, и теперь не поет она больше. По два часа в день летает на вызовы, крутится огольцом – три с полтиной столетия будет, как под венцом. Как и прежде, у Мэри в фаворе жареный сом да таперы из новых, Чайковский и Мендельсон.

                  Но разок на земной мьюзик-тусе Грей сорвалась, все инструкции свыше нарушив. Были ей голоса:

    Нам осталась неделя в этой скорбной юдоли,

    Мы поем против воли, «ты» и «я» не деля,

    Бухенвальдские флейта, скрипка, альт и виола,

    А убийцы пируют, как их носит земля…                    

                                           

Дедлайн был около 11 апреля, дня освобождения узников концлагерей (в честь Бухенвальдского восстания). В некоторых из них играли лагерные оркестры...

                 

2.

                                                                         

                                                                     Двенадцать воробьев

                                                                                ... скажи Мне, что такое альфа, и Я скажу тебе, что такое бета.

                                                                                                                          Евангелие Детства от Фомы, XIV


    Началось год назад, с корабля, починить ходовую

    оказалось легко, да сын, даром что мал, встрепенулся.

    Любознательный мальчик, всегда говорили соседи.

    Что ж, порою, и вправду, навязчив. Такой непоседа,

    и пяти еще нет, а вопросов… не только, как сеять

    зерновые, пшено ли, овес, нет – пожальте про клетки,

    про селекцию и хромосомы. То вдруг о лучах

    световых да волнах невесомых, которым домчать

    до Луны и обратно секунда-другая. Тотчас –

    поглядишь – будто бы передумал и учит матчасть

    заводных автоматов, вчера вот слепил наживую

    воробьев, и пичуги летали, наделали шуму.

    Что в Египте, вдали от родных, что над бездной морскою,

    на попутках и перекладных вся светилась покоем

    мать пострела. Вчера обручились, казалось, а ныне

    все хозяйство на ней… эх, пожить бы, за младшеньким сыном

    поглядеть, как мужает, да где там – бьют годы навылет.

    С первой было попроще, а эта юна и невинна,

    сорванец-то в нее, поумней многих взрослых, заядлым

    грамотеем растет. Жаль, шарады его работягам

    не распутать, хоть лопни. Как в атомах делятся ядра?

    Что тут скажешь? Отрезать «не знаю, отложим назавтра»?

    И далось оно… Стоит начать – ворох новых вопросов

    подоспеет с утра: «Отвечай, отчего не приходит

    никогда твое завтра, лягушкой Зенона прочь скачет

    в ноль часов, манит квантовым шумом? Туда бы попасть мне!»

    У соседей сбоит мотоплуг, барахлит гидропривод

    на подъемнике в башне – где тут до Зенона с Ахиллом?

    С ними стоило б лучше к другому, тому, кто все видит,

    он ведь тоже отец, может, вспомнит. Прошел бы полмира,

    чтоб ему рассказать о ребенке, но речь о вселенной.

    Для него ж меж средой и субботой нет различий – лишь вечность

    ледяного «всегда». Так не в этом ли ключик к ответу?

    Раз все числа равны, переезд через нуль не заметить.

    Сделай шаг – и откроются двери во вчера или завтра.

    Да вот шаг… как сказать малолетке, не станет ли страшно?

    Ах, да ты уже здесь?


По-моему, мало кто что-то вынес из этих стихов... Жаль. Может, я зря, как всегда, отложил написание на последний день перед дедлайном — нужно было медленней торопиться. Сейчас они чуть изменены.


Статья написана 3 июля 2018 г. 20:21

... в руки шашек. Спасибо irish за конкурс = дружеский пинок. Соперникам — за стимул. Все продул, но снова начал чувствовать интерес к слову...

1. Параллакс

Пулковская обсерватория под Санкт-Петербургом должна прекратить

астрономические наблюдения, длившиеся более ста лет, – Российская академия

наук планирует перевести их на другие площадки. Таков результат многолетнего

противостояния ученых и застройщиков, собирающихся занять территорию вокруг

обсерватории под жилищное строительство.

https://www.svoboda.org/a/29289986.html

Доброго утра, класс, и слушай сюда: я затру вам за годовой параллакс.

Еще Коперник в своих Европах – сидите ровно на стульях! – придумал вечером в келье такую мульку: дескать, Земля медленно, как эстонец

подле эстонки, выписывает кренделя вокруг Солнца.

Ему возразил Павел пятый:

– Обходя на папамобиле стеллу, я за стеклом наблюдаю крест на соборном шпиле под разным, Коля, углом и вспоминаю на раз: это, блин,

параллакс. За год любая звезда, коль опус твой не байда, на небесной сфере опишет эллипс. Ни Браге, ни Галилей его не заметили, так-с? Так что

воды не лей, пока не найдешь параллакс.

И чтоб избежать катастрофы от Гука до Гершеля бросились профы месяц за месяцем углы между звездами мерить.

Хотите верьте – хотите нет, да точность инструмента и всякие там прецессии не позволяли, не то, что на метры, приблизиться на версту к

ответу, несмотря на усилия, пока за дело не взялся Василий Струве.

Напрягся, заботав науку от альфы до самой омеги, у Фраунгофера взял за баксы рефрактор – и нашел параллаксы Альтаира и Веги.

Правда, приоритет отдали Бесселю…

Не спите, друзья, на занятиях, тренируйте свое восприятие!

Вовочка, тебе весело? Что ты там тараторишь?

А, у тебя вопрос про Пулковскую обсерваторию?

Да, создавал сам Струве.

Шлифуют не стеклодувы, можно узнать вполклика!

Меридиан? Через Круглый зал и озеро Танганьика.

Нужна ли сейчас? Или! Поймет и ёжик: ответ как тертая репа прост, не зря же после бомбёжек все там восстановили! Телескопы и коронограф…

астрометрию северных звёзд.

Как – прекратить наблюдения? Кому на отдых пора?

Что значит – будут строить жилкомплекс Планетоград?

А, ты думаешь – эллипс, все на круги своя – закладывает коленца по орбите Земля?

Слушай, сюда, Вова, слушай, наивный класс! То, что мы наблюдаем – это не параллакс, а задание на дом.

Выйдите из прострации и запишите: параграф седьмой, аберрация.

2. Восьмое сердце

Семь сердец

Ношу по свету.

Своего еще не встретил!

Ф.Г. Лорка.

Семь сердец

Лежат под сенью

Увезенных из Китая

Померанцевых деревьев.

Ведовство берберских магов

Их артерии пронзило

Волосками злых кореньев,

Чтобы сладостью насытить

Плоть гранадских апельсинов.

Тянут корни вместе с плазмой

Из сердец приволье песен

Чувства ветра и полета,

Чтобы колу и миринду

Смог на пляже выпить кто-то.

Семь сердец

Лежат под сенью,

Забывая все былое.

Но еще под ветром кружит,

Ворохом печатных листьев

Бередя живые души,

Одинокое восьмое…


Статья написана 2 октября 2015 г. 18:59

Танцевал двумя стихотворениями. Теперь можно показать их названия.

1.

Греза, навеянная триптихом Ирины Рагозиной СТИХИЙНОЕ через две недели после прочтения

цитата

Пусть в застывшем лимане нет клёва,

Пусть все вороны чёрны, а совы седы –

Мимо белых акаций и темной воды

Мы скользим в полонезе хмелёвом.

Пусть все вороны чёрны, а совы седы –

Осень красит закат кумачовым.

Мы скользим в полонезе хмелёвом,

Прогоняя недобрые знаки беды.

Осень красит закат кумачовым,

Мимо белых акаций и темной воды

Прогоняя недобрые знаки беды,

Пусть в застывшем лимане нет клёва.

Собственно, это был эксперимент с новой для себя твердой формой, пантуном-берикатом, иначе — прошитым пантумом.

цитата Гаспаров М.Л.

В малайской народной поэзии пантум (точнее, «пантун») – это импровизированные четверостишия (обычно с тематическим параллелизмом), иногда соединяемые в цепочку так, чтобы 2-й и 4-й стихи каждой предыдущей строфы повторялись как 1-й и 3-й стихи следующей строфы. Именно в таком «цепном» виде пантум был усвоен европейской поэзией (впервые – французскими романтиками), но широкого распространения не получил, примкнув к ряду твердых форм с повторами, представленных выше... традиционный пантум имеет перекрестную рифмовку. Если четверостишия в пантуме будут иметь охватную рифмовку (№ 161), то повторяться будут строки нерифмующиеся и воспринимать такие повторы будет труднее.
Решил попробовать сразу все, усложнив задачу еще и зацикливанием последнего катрена с первым, и сделать все в 12 строк — меньше невозможно.

Думаю, deepressure, получив рифмы, оценил прикол. Но если бы он выбрал тему, было бы не менее весело.



2.

Покой

Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду.

Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к

самой крыше.

Булгаков М.А. Мастер и Маргарита

цитата

Синие ночные листопады

да луна, что в форточку прокралась,

не вернут утерянного лета.

Эти бутафорские наряды –

все, что нам от прошлого осталось,

от изломов и петель сюжета.

Декорации не тронет тленом,

пластиковых лилий увяданье

не разбудит в памяти сонеты.

Здесь ничто не будет незабвенным:

за окном мелодией прощанья

гонит свои волны речка Лета.

Где тут кто осень увидел... листопады разве что.


Статья написана 20 июля 2015 г. 19:19
Сыграл три тура поэтической дуэли. Соответственно, появились три новых стихотворения, которые я и представляю тем, кто не видел, и освежаю в памяти остальным.


1. В первом туре надо было создать стихи с заимствованными у А.С. Пушкина строками. Я взял за основу пару строк из "Бахчисарайского фонтана" и решил писать онегинской строфой. Редкий случай для меня — использовал эпиграф (взял строки из Руми).



Круг факира



Я – пылинка в солнечном луче
И целое солнце

Джалал ад-Дин Руми,
«Я – это ты», Диван Ша́мса Тебризи




Что смотришь, мальчик караванный,
На трюки дивные огня,
Как будто жизнь – строка Дивана,
Напоминая мне – меня?
И я когда-то за верблюдом
Ходил и в зной, и в холод лютый,
Пока баши́ в седых песках
К Колодцу Снов не отыскал
Пути. Ждал дервиш, маг бродячий,
Там спутников в Хиву́, и нас
Решив занять в полночный час,
Прошел по углям наудачу.
Так жребий мы встречаем свой –
Случайно, вдруг, врасплох, впервой.



Перед рассветом смежив веки,
Я услыхал простой совет.
Блажен факир, узревший Мекку
На старости преклонных лет, –

Шепнул и сгинул волхв украдкой.
Вмиг стала мне тесна палатка.
От сытых дней и праздных фраз
В обитель дервишей, в Шираз
Увлек меня мой дух мятежный,
Где от космических начал
Науку чар я изучал
Семь лет бессонно и прилежно.
Почил там мальчик, вышел в мир
Бродяга-фокусник, факир.



От Синда до снегов Арзрума
Могилу, Лестницу, Канат* –
Три фокуса, а сколько шума –
Являл народу я стократ.
Двуглавый наг, свирепый, жуткий
Мне танцевал под пенье дудки
И жаждущим дарил от бед
Суфийской мудрости секрет.
Но на кольце у ибн Дауда
Три буквы сомкнутые есть:
Проходит все – любовь и честь,
И слава, и мгновенье чуда.
В свой час, презрев упадок сил,
Почтить Каабу я решил.



Но что тебе, погонщик юный
Чужих дорог слепая вязь?
С чужих небес чужие луны
Ты не достанешь, не спросясь.
Под плеск воды в колодце круглом
Так думал я, трещали угли
Под грубой кожей бо́сых ног...
К утру, из слов слепив манок,
Блажен факир, узревший Мекку
На старости преклонных лет, –

Шепнул – и все, меня уж нет,
С лица земли исчез навеки.
На час прослывшие людьми,
Кто мы? – Лишь строки из Руми́.


* – трюки Могила факира, Лестница клинков и Индийский канат




2. После победы в первом туре я выбирал тему третьфинала и предложил "Летний сонет", вырвав кусочек творчества А.А. Ахматовой (как раз в годовщину написания первоисточника).
Сонет дался существенно тяжелее, долго не давался 2-й катрен — не получалось выбрать подходящий вариант.


* * *


Есть формулы, предвидящие впрок
Все сущее. Они универсальны.
В них скрыты геометрия Версаля
И хаос вавилонского метро.



Что ни возьми: гармоний ровный строй,
Дождя ли шум, игру ли волн в кристалле –
Их символы все в мире проницают,
Сплетенные теорией хитро.



И приучают верить в бренность тел…
Бессветье как исчисленный предел
В наш век уже секрет Полишинеля.


Логичен суд – но поезд вдруг, шаля,
Из сумрака халдейского тоннеля
Выныривает в августе в Филях*.




* – станция московского метро Фили расположена на стыке тоннеля и открытых путей



Нареканий было больше — не всегда точна рифма, трудно читается "волн в кристалле". С волнами согласен, с рифмой — мне кажется, она в порядке. Да, почему "халдейский тоннель" — в Нововавилонским царстве заправляли халдеи. По Филям проверил по Вики (вдруг забыл?) — перегон "Кутузовская — Фили" почти целиком подземный (кроме самих станций и коротких примыканий), до и после перегона — да, открытые пути.
Наградой за старания стал личный рекорд 16,4 балла.




3. В финале все писали стихотворение в духе метареализма. Сам был не рад, что навел irish на представителей этого поэтического направления. Но я согласен с ней: хочешь называться поэтом — поднимай планку. Вроде, справились. У меня вышло следующее.



В кино


Помнишь ли ту детвору
в заэкранном пространстве?
Карабкались
к небу взахлеб ввечеру
по стремянке.
Пусть полотняному –
им дотянуться бы только
до сини, до дали, до доли.
Что там крутили тогда –
не «Джульетту и духи»?
Шушукалась
на космотрапе орда
вольнодумцев:
сквозь белолунную
ткань образа́ проступали
зеркально природе и залу.
Двигались стрелки часов
от двенадцати влево,
да бе́з толку:
время назад не текло –
мы взрослели,
близкого не́бушка
трогали гладь… чемпионы
с гравюрищи Фламмариона.
Рва́лись наружу, в рассвет,
попадали в ночь зала
с печальными,
младше пропащих детей
матерями
и понимали, что
нужно еще, напоследок
по пыльному яркому следу –
ровно туда, где исток,
теургический центр
гомоте́тии,
в крипту, где царь-колесом
вертит ленту
сам нестареющий
киномеханик, где шалость
и свет получают начало.
Жаль одного лишь – не все
успевали: сеансы
кончаются
вовремя. С нами ли, без.




Ну, чемпионом я не стал, но, считаю, стихи годные получились — не хуже сонета, хоть и наиграли на 14,5 всего. Был вопрос, как это сделано технически. Это 5 с половиной восьмистиший aBBaBBCC (строчные буквы — мужская рифма, прописные — женская, курсив — дактилическая), каждое из которых можно записать в пару длинных дактилических строк (10 и 7 стоп) или четверостишие BBCC (нечетные строки — дактиль, четные — амфибрахий) с урезанной последней строкой.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6




  Подписка

Количество подписчиков: 26

⇑ Наверх