FantLab ru

Рюноскэ Акутагава «Одержимый творчеством»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.32
Голосов:
87
Моя оценка:
-

подробнее

Одержимый творчеством

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 20
Аннотация:

Писатель Бакин, признанный мастер слова, всегда чурался критиков. И старался никогда не читать никаких критических работ о собственных произведениях. Но однажды, находясь в общественной бане, он стал невольным свидетелем разговора, в котором его, Бакина, обвиняли в плагиате...

© duke

Акутагава Рюноскэ. Избранное
1979 г.
Новеллы
1985 г.
Новеллы
1989 г.
Избранное
1995 г.
Акутагава Рюноске. Сочинения в четырех томах. Том 1
1998 г.
Беседа с богом странствий
2000 г.
Акутагава Рюноскэ. Собрание сочинений в 3 томах. Том 1. Ворота Расемон
2001 г.
Усмешка богов
2005 г.
Ад одиночества
2006 г.
Ворота Расемон
2007 г.
Рюноскэ Акутагава. Малое собрание сочинений
2010 г.
Ворота Расёмон
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Брама Расьомон: Новели. Есеї
2009 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Рассказ, который стОит прочитать всем, кто пишет или собирается писать. Как всегда, автор невероятно тонко подмечает и отражает настроения, мысли, чувствования людей; самое интересное и удивительное – он показывает закономерность (или причинно-следственную связь) возникновения, протекания, трансформации таких волнений души. На этот раз объектом исследования и «отражения» является внутренний мир писателя, человека, уровень развития которого выше, чем у большинства. <

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Сознание собственного превосходства порой не дает нам в полной мере испытать ненависть». Перевод Т. Редько-Добровольской
>

Рассказ ценен как непосредственно содержанием, так и посылом. Изображение автором вдохновения, которое наблюдаем в финале произведения, точно, очень метко, достоверно, просто и – потому – гениально.

Акутагава мастерски изобличает контраст, разрыв между тем, чем дышит, чем одержим человек, живущий творчеством, и тем, что составляет восприятие большинства и что тоже, как и первое, суть «и истина, и смысл».

В этом произведении много всего. В финале, – наверное, мысли самого Акутагавы относительно одержимости творчеством – того состояния, которое, судя по содержанию биографии писателя, владело им самим: <

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Как только Бакин взялся за кисть, в его мозгу зажглось нечто похожее на слабое мерцание. Но стоило кисти начертать десять, двадцать строк, как это мерцание сделалось мощнее, ярче. Хорошо знавший по опыту, что это такое, Бакин с величайшей осторожностью водил кистью. Ведь вдохновении – тот же костер: если его неумело разжечь, он сразу же погаснет…

- Не торопись. Повремени и поразмысли как следует, — шептал Бакин, стараясь удержать рвущуюся вперед кисть. Однако нечто в его мозгу, подобное свечению раздробленной на мелкие осколки звезды, уже неслось стремительнее водного потока. Это нечто с каждым мигом набирало силу и против воли увлекало его за собой.

Он уже не слышал пения сверчков. Тусклый свет фонаря больше не раздражал его. Кисть в его руке, казалось, обрела собственное, отдельное бытие и безостановочно скользила по бумаге. Теперь он писал почти неистово. Поток, проносящийся в его голове с быстротой бегущего по небу Млечного Пути, становился всё более полноводным. Эта поразительная стихия страшила его: он опасался, что его физические силы не устоят перед ее натиском. Крепко сжимая в пальцах кисть, он приказывал себе: «Пиши, покуда хватит сил! Если не напишешь сейчас, то уже никогда не напишешь».

Но поток, похожий на светящуюся дымку, и без того не сбавлял скорости. В головокружительном порыве сметая всё на своем пути, он с натиском обрушивался на Бакина. В конце концов писатель полностью покорился ему. Позабыв обо всем на свете, он позволил кисти ринуться за этим потоком.

В эти мгновения в его величественном взгляде выражалось то, что находится по ту сторону обретений и потерь, любви и ненависти. В нем не осталось и следа волнений – он забыл и про хулу, и про хвалу. В нем было лишь одно – непостижимая радость, точнее – патетический подъем. Человеку, не испытавшему ничего подобного, не понять того состояния разума, которое зовется одержимостью творчеством. Не понять строгого в своем величии духа художника. А между тем именно в такие мгновения взору писателя открывается Жизнь, очищенная от всего наносного и сверкающая, подобно только что родившемуся кристаллу…». Перевод Т. Редько-Добровольской

>.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Жизненный рассказ. То, что являлось одержимостью творчеством в былые времена и в определенной стране, свойственно и актуально для любого писателя наших дней.

Без лишних прикрас, автор содержательно описывает все грани, одну за другой — здесь и отношение к критике, здесь и процесс рождения нового детища, здесь описаны чувства , страхи и эмоции, испытываемые многими авторами.

Конечно, кто-то может быть более уверен или менее уверен в своем мастерстве, но, мне кажется, многие проходили через все эти этапы и ощущения.

Текст мне показался слегка суховатым, возможно, из-за особенности перевода.

Понравилось, что автор прямо и искренне раскрывает всю подоплеку описываемого явления, ничего не пряча и не тая.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх