FantLab ru

Михаил Салтыков-Щедрин «История одного города»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.26
Голосов:
279
Моя оценка:
-

подробнее

История одного города

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 58
Аннотация:

Эта антиутопия по сути своей является переписанной историей Российской империи XVIII-XIX вв. В романе ведется рассказ об истории города Глупова, в котором за небольшой срок сменился 21 градоначальник. Прослеживается жесткая сатира на таких видных деятелей истории как Анна Иоанновна, Анна Леопольдовна, Елизавета Петровна, Екатерина II, Павел I, Александр I, Сперанский, Аракчеев и других.

Примечание:

Первая публикация — в журнале «Отечественные записки» в 1869—1870 гг.:

«От издателя», «Обращение к читателю от последнего архивариуса-летописца», «Опись градоначальникам ...», «Органчик», «Сказание о шести градоначальницах», «Оправдательные документы I» — 1869, №1;

«Голодный город», «Соломенный город», «Фантастический путешественник» — 1870, №1;

«Войны за просещение» — 1870, №2;

«Эпоха увольнения от войн», «Оправдательные документы II», «Оправдательные документы III» — 1870, №3;

«Поклонение мамоне и покаяние» — 1870, №4;

«О корени происхождения глуповцев», «Подтверждение покаяния. Заключение» — 1870, №9.

Первое отдельное издание было осуществлено в 1870 г. В дополнение к журнальному тексту Салтыков-Щедрин ввёл в книгу новую главу «Известие о Двоекурове» и восстановил цензурные изменения и исключения, внесенные в текст журнальной публикации.


В произведение входит:

  • Подтверждение покаяния. Заключение

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Смена № 11, 2011», 2011 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 205

Активный словарный запас: чуть выше среднего (3037 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 102 знака — на редкость выше среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 12% — на редкость ниже среднего (37%)!

подробные результаты анализа >>


Экранизации:

«Органчик» 1933, СССР, реж: Николай Ходатаев



Похожие произведения:

 

 


История одного города
1948 г.
История одного города
1957 г.
История одного города. Господа Головлёвы. Сказки
1970 г.
История одного города. Господа Головлёвы. Сказки
1972 г.
История одного города. Господа Головлевы. Сказки
1975 г.
История одного города
1981 г.
История одного города. Сказки
1981 г.
История одного города. Сказки
1982 г.
Избранные сочинения. Том первый
1984 г.
История одного города
1984 г.
Господа Головлевы. История одного города
1987 г.
История одного города. Современная идиллия. Сказки
1987 г.
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй
1988 г.
История одного города
1989 г.
История одного города. Сказки. Очерки
2003 г.
Избранные произведения
2004 г.
Избранные произведения
2004 г.
История одного города
2006 г.
Русская проза XIX века
2007 г.
Романы. Очерки. Сказки
2008 г.
История одного города
2013 г.
История одного города. Сказки
2013 г.
Малое собрание сочинений
2016 г.
История одного города
2016 г.
История одного города
2018 г.
История одного города
2018 г.
История одного города. Господа Головлевы. Пошехонская старина. Сказки. Полное издание в одном томе
2018 г.

Периодика:

Смена № 11 2011
2011 г.

Аудиокниги:

История одного города
2003 г.
История одного города
2005 г.
История одного города
2006 г.
Лень читать. Часть 7
2006 г.
Хрестоматия по литературе. 8 класс
2009 г.
История одного города
2013 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Во всём уникальном явлении, именуемом «русская классическая литература девятнадцатого века» трудно, наверное, выделить вершину заведомо более величественную, чем все остальные. Но мне кажется, что Салтыков-Щедрин и Гоголь могут быть, в определенном смысле обособлены, благодаря их языковому своеобразию. Но если Гоголь – это очевидная поэзия в прозе, то через язык Салтыкова приходиться пробираться с некоторым трудом. (К слову, «История одного города» явно перекликается с «Ревизором».) Детали его составляют и неологизмы, и просто крайне малоупотребительные слова, вроде «нестомчивости» лошадей, и чудовищно гротескные образы (далекие от поэзии), и мнимое простодушие, и непривычные синтаксические конструкции. Но общее впечатление трудно выразить словами. В результате перед читателем «Истории одного города» развертывается мир более фантасмагорический, чем в новеллах Э.Т.А. Гофмана (сюжет об «органчике» совершенно гофмановский), более химерический, чем, скажем, в «Улитке на склоне» Стругацких. Вместе с тем, этот мир, конечно, узнаваем в своей абсолютной «русскости», что усиливает сюрреалистическое впечатление от текста.

Современный читатель, наверное, не всегда может проследить прямые аналогии между персонажами «Истории» и реальными историческими лицами. История города Глупова, представляет собой, на мой взгляд, исследование некоторых глубинных (и нелицеприятных) особенностей национального характера в той же степени, что и современного Салтыкову социального устройства. Мрачная и абсурдная глуповская атмосфера освещается иногда пассажами, которые можно, пожалуй, счесть даже комедийными (вроде «Известия о Двоекурове»). А временами саркастическая язвительность автора просто невероятна. Кажется, ТАК могли писать только классики. Видение употребления в пищу фаршированной головы градоначальника Прыща достойно добротного ночного кошмара. Или, к примеру, такая меланхолически антиномичная фраза, относящаяся к Угрюм-Бурчееву: «Кто знает, быть может, пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития?»

Я думаю, что обращение к русской классике особенно полезно, помимо просто удовольствия от чтения, увлеченным любителям фантастики, как своего рода необходимый литературный эталон (ориентир). Ведь в условно-поэтической, гротесковой и иносказательной фантастике Гоголя, Салтыкова-Щедрина и других великих реалистов лежат отчасти художественные корни и современной НФ.

Добавлю, что небезынтересно прочесть и комментарии Салтыкова к этому своему произведению (см., например, издание М.: Советская Россия, 1979). Там он, между прочим, объясняет, что «моржееды», «гужееды» и проч. не выдуманы им, а представляют собой исторические названия жителей городов Российской империи.

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читала, конечно, но читала по совсем юной молодости лет. И помнится тогда воспринялось больше, как сказка с обличением старорежимных порядков, устоев, угнетения и отсталости жизни народной. И думалось, вон оно как раньше то было. Но довольно повзрослев, пройдя, вкусив, познав, испытав на собственной, почитав, посмотрев и поизучав и соответственно перечтя заново это произведение сейчас оказалось, что ничего такого не указывает в этой книге на то, что это только ,,было'', а на самом деле было, есть и наверное будет. Смешно? Да! Грустно? Конечно, да! Актуально? К сожалению, да! Обидно? Да, обидно. Удивительно? Конечно, удивительно, что писано, как под капирку с любого периода многовековой жизни нашей.

И ведь написано с довольно своеобразным, но таким родным и абсурдным юмором. Легко показана великолепная сатира о произволах чиновников, которые и по сию пору включительно имеются в великом множестве, и народе, готовом таким начальством удовлетворяться и в этом юморе угадать и донести даже не отголоски прошлого, а уверенные параллели. Такого рода юмор и прообразы его персонажей впоследствии мы увидим у других известных тружеников пера и чернил, как Булгаков, Зощенко, Ильф с Петровым и прочих.

Фантазия Автора и воплощение в образах на высоте. Чего стоят только механическая голова одного градоначальника, фаршированная голова другого или вообще голова с атрофированными из–за неиспользования мозгами, написание кляуз и доносов независимо от качества жизни, постоянный поиск виновного, реформы образования, поклонение юродивым и прочее и прочее. Буйство красок, портретов, мелких нюансов и устоявшихся традиций.

Такое произведение, на мой взгляд, могло быть написано о любом государстве и любом народе – повсюду есть подобные портреты, персонажи, события, характеры, а то ещё и похлеще, у каждого своя история. У нас, по крайней мере, здоровое чувство юмора по отношению к себе. Так что говорить о том, что это только мы такие, я думаю, в корне не верно. Просто ни везде был и есть свой Салтыков–Щедрин, способный выявить из общего острое, суметь разглядеть черты образов, обработать, сравнить, воплотить и описать, чтобы это было точно, без преувеличений, без грязи и не пошло. И в данном случае Салтыков-Щедрин, лично для меня, выглядит уверенным властителем слов и дум.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Жил да был себе человек во времена, когда не придумали еще мобильные телефоны, интернетом не пахло, да и научно-техническая революция если где и имела место быть, то все же слегка сторонилась краев сих, человеку родными приходившихся. А потом взял человек, да и написал книгу.

А ныне, спустя пару веков, сидит другой человек, окруженный этими вашими гаджетами и интернетами, сидит и читает. И внезапно осознает, что этот вот персонаж похож на одного известного человека, а тот — на другого, третий вообще на него из зеркала смотрит.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И вот читатель уже продвигает законопроект о запрете актуальной книги...
Пожалуй, именно это и делает хорошее произведение великим или, если угодно, классическим.

Именно такова «История одного города». Хронология мифического города Глупова, поведанная скромным летописцем и включающая в себя историю происхождения народа глуповцев и жития оного под правлением благопопечительных градоначальников, с 1731-го по 1826 год.

И хотя множество бед выпало на долю несчастных глуповцев:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
правление мистического Органчика («Не потерплю!» и «Разорю!»);

смутные времена, длившиеся семь дней, во время которых сменилось шесть градоначальниц;

великий голод и великий пожар, а также три похода градоначальника Фердыщенко против обывателей;

три войны за просвещение, а также три похода против оного — все организованные Бородавкиным;

правление Микаладзе, охочего до женского полу и умершего от истощения сил;

плодотворный для законодательного дела период управления Беневоленского, вступившего в сношение с Наполеоном и сосланного за это туда, куда Макар телят не гонял;

подполковника Прыща («Новых идей не понимаю. Не понимаю даже того, зачем их следует понимать-с.»), оказавшегося с фаршированной головою;

краткий период начальствования статского советника Иванова, то ли умершего от слишком обширного сенатского указа (который не смог вместить из-за малого росту), то ли уволенного по причине совершеннейшего присыхания мозгов (от ненужности в их употреблении) и положившего начало роду микроцефалов;

впадение в политеизм, чему причиною явился дух исследования, проповедуемый виконтом дю Шарио, который оказался по прошествии времени девицей;

возвращение в лоно истинной церкви под начальством Грустилова (и казнь грешного учителя каллиграфии Линкина за впадение в безбожие и оскорбление чувств верующих, о чем цитата в прикрепляемом отрывке);

разрушение города Глупова и возведение на новом месте под названием Непреклонск, чему градоначальник Угрюм-Бурчеев поспособствовал, и чье правление отмечено было эсхатологическими пророчествами («Идет некто за мной, — говорил он, — который будет еще ужаснее меня»), впрочем, сбывшимися, когда история прекратила течение свое, а к власти пришел Перехват-Залихватский, Архистратиг Стратилатович;

— а все же поговаривают, что не совсем еще перевелся народ сей, по многим сторонам света расселились дети его, осеняемые великим начальстволюбием и укрепляемые на пути своем страшной боязнью и недоверием ко всяческому самоуправлению и прочим анархизмам. К счастью, не перевелись еще и градоначальники достойные, — не иначе, как был все же учрежден «особливый воспитательный градоначальнический институт», ведь как еще можно объяснить невероятную для обывателя великую плодотворность земель сих к их (градоначальников) воспроизведению.

P.S. Здесь же прилагаю цитату из дела об оскорблении веры, которую по невнимательности и диавола попустительству читатель может принять за стенографию диалога современных теледебатов:

«— Сижу я намеднись в питейном, — свидетельствовала она [Маремьянушка], — и тошно мне, слепенькой, стало; сижу этак-то и все думаю: куда, мол, нонче народ, против прежнего, гордее стал! Бога забыли, в посты скоромное едят, нищих не оделяют; смотри, мол, скоро и на солнышко прямо смотреть станут! Право. Только и подходит ко мне самый этот молодец: «Слепа бабушка?» — говорит. «Слепенькая, мол, ваше высокое благородие». — «А отчего, мол, ты слепа?» — «От бога, говорю, ваше высокое благородие». — «Какой тут бог, от воспы, чай?» — это он-то все говорит. «А воспа-то, говорю, от кого же?» — «Ну, да, от бога, держи карман! Вы, говорит, в сырости да в нечистоте всю жизнь копаетесь, а бог виноват!»

Маремьянушка остановилась и заплакала.

— И так это меня обидело, — продолжала она, всхлипывая, — уж и не знаю как! «За что же, мол, ты бога-то обидел?» — говорю я ему. А он не то чтобы что, плюнул мне прямо в глаза: «Утрись, говорит, может, будешь видеть», — и был таков.»

P.P.S. Желаю лишь добавить, что тем более удивительным является восхищение некоторых людей произведениями Салтыкова-Щедрина, убежденного сторонника децентрализации, просвещения и гуманизма, чем более агрессивным является отрицание теми же людьми принципов децентрализации, просвещения и гуманизма.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я, пожалуй, ещё не читал более злободневной сатиры, чем “История одного города”. Автора выдаёт, быть может, несколько архаический стиль языка. Если б не это — я бы подумал, что текст родился где-то на просторах сети буквально на днях, да что там — скорее даже сегодня утром.

Вооружившись цитатами из романа, можно комментировать практически любую политическую новость — не ошибёшься.

Парочка наиболее запомнившихся:

«цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.»

«Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»

В общем, очень рекомендую к прочтению.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

О, это уникальная книга! Знаменитый сатирик предлагает читателю погрузиться в фантасмагорический, иногда совершенно абсурдный и даже сюрреалистический мир провинциального города с говорящим названием — Глупов. Что ж, погружение удалось. Нырнул с ожиданием чего-то неординарного. И, что бывает редко, ожидания полностью оправдались.

Конечно, если получше знать матчасть, то есть историю России того периода, который описан в романе, можно гораздо лучше понимать всю остроту сатиры, коей напичкано произведение. Впрочем, и без матчасти роман оставляет сильное впечатление.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять — автор описывает русскую ментальность. И пусть основными действующими лицами романа являются градоначальники Глупова, без «обывателей», иначе говоря, жителей города, история была бы однобокой, неполной, бессмысленной. Градоначальники и обыватели — симбиоз, инь и янь, две сущности, невозможные друг без друга.

Что же мы видим, когда знакомимся с историей Глупова? Прежде всего, многообразие жизни и одновременно — архетипические образы, знакомые нам с детства. У каждого из градоначальников обязательно найдётся прототип в прошлом и «подражатель» в настоящем. Также мы видим поразительные по размаху бессмысленные имитации бурной деятельности, которыми, будто специально обращаясь за инструкциями к роману, не брезгуют и нынешние градоначальники и чиновники рангом повыше. В некоторых моментах сатира становится зловещей, а текст словно напоминает пророчество.

Знакомство с историей злосчастного Глупова оказалось увлекательным. Во многом благодаря удивительному языку. Салтыков-Щедрин показал себя прекрасным стилистом и мастером слова. Его архаический, почти летописный слог лишь усиливает сатирический эффект и придаёт роману вполне определённое очарование. Кроме того, роман пестрит крылатыми фразами. Многие из них давно известны и вошли в классику афоризмов.

Итог: полновесный высший бал.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если немного осовременить язык повествования, то получится яркий современный стеб на злобу дня. Причем он будет самым актуальным. Во время чтения мне на ум приходил роман Маркеса «Сто лет одиночества». Мне кажется и там и там авторы пытались показать историю не просто как череду исторических событий, а то как ментальность отдельной нации проходила через определенные этапы развития, потрясения и социальные реформы. Салтыков-Щедрин поистине гениален в своей сатире, и в том чутье актуальности и вечной проблематике, которые не утихают даже через несколько поколений. Прекрасный язык, тонкий юмор и животрепещущая злоба дня — рекомендую к прочтению.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

К сожалению, все еще актуально...

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Тема актуальна и для современной России. Ничего не изменилось и по сей день – дурного и глупого у нас хоть отбавляй.

Двоих персонажей этой книги я видел в реальной жизни. Дементий Варламович Брудастый, в голове которого был помещён органчик, издающий выкрики «Разорю!» и «Не потерплю!», был директором каолиновой фабрики, на которой я работал дежурным слесарем КИПиА. А Иван Пантелеич Прыщ, с фаршированной головой, был директором энергоуправления, где я работал электромонтёром в электролаборатории. Честно-благородное слово, я не вру!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Гениальное произведение. И актуальное в Нашей Раше, управляемой гомерическими идиотами.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всё так и есть...

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх