FantLab ru

Борис Акунин «Лекарство для империи. Царь-освободитель и царь-миротворец»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.96
Голосов:
28
Моя оценка:
-

подробнее

Лекарство для империи. Царь-освободитель и царь-миротворец

Документальное произведение, год; цикл «История Российского государства»

Аннотация:

Восьмой том проекта «История Российского государства» можно было бы назвать «Зигзаги», потому что политика описываемого периода (1855–1894) делает крутые виражи. До краха империи и гражданской войны еще далеко, но в русском небе уже посверкивают зарницы будущей грозы и льется первая кровь. Эпоха Александра II и Александра III дает ответ на вопрос: почему всё вышло так, как вышло.

Входит в:



Издания: ВСЕ (2)

История Российского Государства. Лекарство для империи
2021 г.

Аудиокниги:

История Российского государства. Лекарство для империи
2021 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Кто гаже для Акунина: Александр II, который реформировал Российскую Империю или Александр III, который остановил эти реформы?» – гадал я перед прочтением очередной части «Истории». В одном из отзывов на предыдущие книги цикла отмечал, что Акунин – республиканец, а значит ни один из монархов (не только отечественных, но и зарубежных) не может угодить автору. Так что вопрос был лишь в том, что конкретно не нравится Акунину в описываемый им эпохе.

Внезапно автор смог удивить, поскольку книга вышла довольно сдержанной. В отличие от холодно-отстранённого рассказа о правлении Александра I и Николая I или пристрастного описания Екатерины II (и не говоря уже об ушатах помоев, вылитых на Ивана Грозного или Петра I) в описании царствования Александра II звучит симпатия, а в отношении Александра III – сочувствие. Автор в своей симпатии дошёл до того что написал фразу, до этого в «Истории» немыслимую: «руководство хозяйственной жизнью империи находилось в руках людей компетентных». Я до последних страниц гадал, что послужило причиной столь лояльного отношения к ненавистной монархии. К счастью, Акунин сам дал ответ на этот вопрос. Для него все минусы и недостатки эпохи искупаются тем вкладом в мировую культуру, которое было сделано Россией во второй половине XIX века.

Из-за подобного благодушного авторского настроя книга получилась не столь плохой, как я ожидал. Можно ругать Акунина за отдельные моменты (передёргиваний и идеологических загонов в книге хватает), но в целом впечатление от седьмого тома остались в целом нейтральные, а не отрицательные.

Теперь о тех самых «отдельных моментах». Акунин не был бы Акуниным, если бы не населил свою книгу теми самыми либеральными штампами, за которые уже не раз подвергался критике.

Как я и думал, автор не мог рассказать об окончательном этапе Кавказкой войны без того, чтобы не обвинить Россию в геноциде черкесов. Для этого только и надо не рассказать, чем вообще занимались черкесские племена до прихода России на Кавказ (набеговая экономика и торговля захваченными рабами), а также умолчать о том, что трагическое переселение черкесов из России в Турцию было спровоцировано не русскими властями, а племенными вождями и верхушкой местного духовенства. В свете этого даже странно что Акунин вообще упомянул о том, что Александр II предлагал черкесам какие-нибудь мирные инициативы. Но повторюсь, к Александру II автор испытывает симпатию, так что в кои-то веки от него российскому императору досталась хотя бы тень оправдания.

Ещё Акунин захлёбываясь от восторга описывает земскую реформу и реформу городского самоуправления. «Население извечно казенной империи стало постепенно привыкать к тому, что избранные им представители способны решать разнообразные проблемы эффективнее и человечнее, чем назначенные сверху чиновники» – приходит к выводу автор. Ну, то есть, когда во времена какого-нибудь Ивана Грозного из-за ничтожности чиновнического аппарата вопросы на местах решались выборными людьми (кстати об этом Акунин не написал ни слова) – это жуткий тоталитаризм, достигший апогея своего могущества, а когда ровно те же самым местные власти занимаются при Александре II – это невероятная угроза для правящего строя империи. Вот это и есть манипуляция с историческими фактами и вольная их трактовка. Всего-то и надо, в первом случае умолчать о неудобных фактах, а во втором – выдать свои фантазии за истину.

Пожалуй больше всего мне не понравилась откровенная ложь Акунина относительно голода в Российской Империи. В своей книге автор справедливо указывает и на малоземелье, и на крестьянскую общину, которая препятствовала рациональному ведению сельского хозяйства, и на идиотскую политику царского правительства с девизом «Не доедим, но вывезем». Но при этом голод в России по словам автора в описываемую эпоху случается только один раз – в 1891-1892 годах. Понятное дело, что «Царь-Голод» автор проигнорировать не смог (слишком уж он известен). Но рассказав об этом голоде в паре абзацев Акунин завершает эпизод следующим пассажем: «Неурожаи зерна случались и после 1891 года, но больших голодовок вплоть до революции уже не будет. Сельское хозяйство России приспособилось к новому, рыночному существованию» (с) О том как голодали в России до Царь-голода и как голодали после (вплоть до крахи Империи) автор нам не расскажет, поскольку эта информация неудобна не только для фанатов «России, которую мы потеряли», но и для либеральной публики, поскольку превращают голода 1921-1922 и 1932-1933 годов из трагических, но достаточно регулярных событий в нечто уникальное и произошедшее исключительно по вине коммунистов.

В этой книге Акунин откровенно подставился, поскольку впервые за весь цикл использовал в отношении русского народа словосочетание «рабская психология». Случилось это в тот момент, когда описывал состояние крестьянства в пореформенную эпоху. Причём эта оговорка (если это была именно оговорка) выглядит довольно странно. Сначала автор довольно подробно описывает малоземелье крестьян, чрезвычайно низкие урожаи, а значит и низкие доходы, которые могла получать крестьянская семья со своего надела. А уже в следующем абзаце звучит пассаж про рабскую психологию, которая выражается в том, что при выборе между поркой и денежным штрафом эти же самые крестьяне выбирали порку, только лишь бы не платить деньги! Казалось бы, автор сам показал картину того, что люди живут в условиях предельной нищеты, так что желание сэкономить хотя бы на судебных издержках (даже ценою собственного здоровья) – довольно естественное желание, которое объясняется не рабской психологией, а заботой о семье и близких. Но для ни дня в своей жизни не голодавшего Акунина подобная попытка заботы о своей семье выглядит дикой и непонятной. Воистину, сытый голодного не разумеет.

Ну и по мелочи: Герцен у автора – «великий демократ» (!), но при этом «лондонский пропагандист» (а вот это уже правда). Россия у Акунина исключительно сама виновата в том, что Румыния и Болгария попали в орбиту влияния Германии и Австро-Венгрии. Российская Империя по мнению автора была самой жестокой из четырёх империй, распавшихся в ходе Первой мировой Войны. Мне казалось, что на этот сомнительный титул гораздо лучше подходит Османская империя, но ради красного словца Акунин не постеснялся лишний раз пнуть ненавистный царизм.

Итог: читая книгу чувствуется, что эпоха, связанная со второй половиной XIX века, очень любима автором. Особенно этот восторг заметен на фоне крайне тусклой и тоскливой «Между Европой и Азией», посвящённой XVII веку. Да и век XVIII Акунины не слишком любим. А вот здесь настоящий восторг! Автор не старается лакировать действительность и довольно подробно описывает как проблемы Российской Империи, так и недостатки политики, которую проводили её императоры. Однако всё это выдержано довольно оптимистично (что особенно контрастно выглядит на фоне нескольких предыдущих книг, где всё повествование предельно минорно) в связи с чем все беды, просчёты и убытки хоть и вызывают печаль у автора, но не способны заслонить все те достижения, которая смогла достигнуть наша страна. Будь вся серия книг выдержана в подобном тоне, то ценность акунинской «Истории» заметно возросла бы.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

От всех болезней капель датского короля не найти полезней

«Буржуазно-демократическая революция и революция пролетарская – потрясения совершенно разного калибра. Средний класс немыслим без частной собственности, поэтому если бы он к 1917 году составлял большинство, всё, вероятно, закончилось бы февралем. Россия продолжила бы существовать в виде демократической республики и обошлась бы без гражданской войны, без тоталитарного режима.»

Вопреки любви к Григорию Чхартишвили во всех его ипостасях (которых известно много и Борис Акунин лишь одна из них), «Истории российского государства» за его авторством прежде не читала. Романы-иллюстрации — да, ни одного не пропустила, но собственно исторических томов, нет, не брала.

«Лекарство для империи» первая книга этого проекта, с которой довелось свести знакомство. Знаю, что судить по части о целом не совсем верно. Но этот том дает представление о грандиозности задачи, которую взял на себя Григорий Шалвович и я не могу не выразить благоговейного восхищения. Больше того, теперь перечитаю все книги этого цикла.

Хотя бы потому, что ни Ключевского, ни Соловьева читать в свое время не смогла, подсознательно перенеся негативное отношение к великим, но стилистически скверным и безнадежно устаревшим историкам на любые попытки говорить об истории.

В отличие от замшелых предшественников, беллетрист Акунин отменно владеет приемами привлечения и удержания читательского интереса. Не злоупотребляя, но и не отказываясь от них вовсе. Да и странно было бы согласитесь, такое: «Вступаем на территорию, где говорить можно только так, чтобы поскорее усыпить слушателей».

Восьмой том акунинской Истории рассказ о второй половине XIX века, о правлении двух Александров: Царя Освободителя и Царя Миротворца. Титулы не праздные и не парадно-бессмысленные, Александр Николаевич действительно освободил крепостных, принес независимость славянским народам. Александр Александрович был единственным царем, в период правления которого (недолгий, всего тринадцать лет) Россия не вела крупных войн.

Серьезный, обстоятельный, подкрепленный богатым иллюстративным материалом рассказ о зигзагах, которые проделывала российская история в период, непосредственно предшествовавший потрясениям века двадцатого. О том, как реформаторство, должным образом подготовленное сверху, мгновенно выделяет из среды лидеров, способных содействовать проведению реформ не ради личного обогащения, не за страх, а за совесть.

О том, как трудно бывает удержать планку начатых преобразований, как освободитель тотчас становится объектом всеобщего недовольства, лишаясь авторитета, а порой и самой жизни. О том, что в государстве ордынского типа управления, которое зиждется на четырех опорах: централизация, обожествление государства как высей ценности: сакрализация фигуры государя: подчиненная роль законов — в таком государстве власть, начав реформаторскую деятельность, не должна упускать бразды правления. Заставлять общество следовать за своими инициативами, не пуская на самотек.

О том, что блестящий государственный ум вовсе является необходимым качеством правителя, которого позже нарекут мудрым и станут по его правлению сверять состояние экономики в тоне диккенсова «Это было лучшее из времен». Но и о том, что механическое закручивание гаек с опорой на одни лишь реакционные ориентиры без возможности для общества стравливать пар, без развития среднего класса, как опоры стабильности, чревато чудовищными потрясениями.

Интересная, умная, логически непротиворечивая и политически не ангажированная история России. К тому же отменно исполненная. Ах да, аудиокнигу начитал эталонный Александр Клюквин.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх