FantLab ru

Роберт Силверберг «Плавание в Византий»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.63
Голосов:
68
Моя оценка:
-

подробнее

Плавание в Византий

Sailing to Byzantium

Повесть, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 20
Аннотация:

Чарльз Филлипс, вполне обычный человек, наш современник из 1984 года, оказывается в далеком будущем. В 50 столетии. Жизнь здесь оказывается приятная, ни к чему не обязывающая, но немного странная. На свете есть только 5 городов, причем все из них, это доскональные копии известных исторических городов прошлого, и города постоянно меняются, периодически какой-нибудь один разрушают и тогда строят другой, новый. Все население городов составляют «временные», не отличимые от людей биороботы, выполняющих декоративные и служебные функции. А настоящих граждан всего несколько сотен, они бессмертны, и всю жизнь проводят в увеселительных поездках из одного города в другой. Этакие «элои» будущего. Чарльз Филлипс становится одним из них, и даже находит здесь свою любовь. Но постоянно мучают ряд вопросов. Как он сюда попал? Зачем он здесь? Почему этот мир так странно устроен? Он не знает ответы. Но потихоньку приближается к разгадке...

© ceh

Входит в:

— условный цикл «The Best of the Best: 20 Years of the Year's Best Science Fiction»  >  антологию «Best of the Best. Volume 2: 20 Years of the Best Short Science Fiction Novels», 2007 г.

— условный цикл «Лучшее за год»  >  антологию «The Year's Best Science Fiction: Third Annual Collection», 1986 г.

— условный цикл «Isaac Asimov's Science Fiction Magazine»  >  антологию «Time Travelers from Isaac Asimov's Science Fiction Magazine», 1989 г.

— условный цикл «Nebula Awards»  >  антологию «Nebula Awards 21», 1986 г.


Награды и премии:


лауреат
Небьюла / Nebula Award, 1985 // Повесть

лауреат
Премия Лазара Комарчича / Награда Лазар Комарчић, 1986 // Зарубежный рассказ (повесть)

Номинации на премии:


номинант
Премия читателей журнала "Science Fiction Chronicle" / Science Fiction Chronicle Reader Awards, 1986 // Повесть

номинант
Хьюго / Hugo Award, 1986 // Повесть

номинант
"Сталкер" / Stalker, 2004 // Переводной рассказ (повесть; США, 1985)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (24)

Железная звезда
2009 г.

Издания на иностранных языках:

Nebula Awards 21
1986 г.
(английский)
The 1986 Annual World's Best SF
1986 г.
(английский)
The 1986 Annual World's Best SF
1986 г.
(английский)
The Year's Best Science Fiction: Third Annual Collection
1986 г.
(английский)
The Year's Best Science Fiction: Third Annual Collection
1986 г.
(английский)
Best SF of the Year 15
1986 г.
(английский)
Best SF of the Year 15
1986 г.
(английский)
Terry Carr's Best Science Fiction of the Year #15
1986 г.
(английский)
Nebula Awards 21
1987 г.
(английский)
Sailing to Byzantium. Seven American Nights
1989 г.
(английский)
Time Travelers: From Isaac Asimov's Science Fiction Magazine
1989 г.
(английский)
Secret Sharers: The Collected Stories of Robert Silverberg, Volume 1
1992 г.
(английский)
Secret Sharers: The Collected Stories of Robert Silverberg, Volume 1
1992 г.
(английский)
Pluto in the Morning Light: The Collected Stories of Robert Silverberg, Volume 1
1992 г.
(английский)
Modern Classic Short Novels of Science Fiction
1994 г.
(английский)
The Mammoth Book of Contemporary SF Masters
1994 г.
(английский)
Sailing to Byzantium
2000 г.
(английский)
Phases of the Moon: Stories of Six Decades
2004 г.
(английский)
Phases of the Moon
2004 г.
(английский)
Sailing to Byzantium
2004 г.
(английский)
The Best of the Best. Volume 2: 20 Years of the Best Short Science Fiction Novels
2007 г.
(английский)
The Mammoth Book of Best Short SF Novels
2009 г.
(английский)
Multiples: The Collected Stories of Robert Silverberg, Volume Six (1983-87)
2011 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2009 г.

Прекрасный импрессионистичесий рассказ Р.Силверберга, являющийся (наряду с «Крыльями ночи») настоящим украшением сборника. «Плавание в Византий» относится к такому роду литературных текстов, в которых главное — не сюжет, не персонажи. В подобных рассказах главное — это поймать авторскую волну, задышать в унисон с автором.

«Плавание в Византий» — своеобразная реминисценция, отсылающая читателя к самому известному одноименному стихотворению ирландского поэта У.Б. Йейтса. (Кстати, слегка перефразированные строки из этого йейтсовского стихотворения дали название прекрасному роману Кормака Маккарти «Старикам здесь не место»). Рассказ Силвербега (как и стихотврение Йейтса, как роман К. Маккарти) об обществе, в котором царит бешеный культ молодости. Старость перестала быть почтенной и уважаемой. Она выглядит банальной, смешной и постыдной — что-то навроде заболевания «неприличной» болезнью. В мире вечно молодых, остроумных, сексуальных героев Силверберга постареть — означает вычеркнуть себя из вечного круговорота развлечений и наслаждений, оказаться настоящим парией в обществе «вечно молодых».

К сожалению, «Плавание...» Йейтса не приведено в рассказе полностью. Отрывки из него (в перевод Е. Витковского) разбросаны по тексту рассказа. Мои рекомендации — не поленитесь, найдите и прочтите поэтическую версию «Плавания в Византий» ( и лучше — в переводе Ксении Голубович, наиболее точно передающей все смысловые нюансы стихотворения Йейтса) перед тем, как читать прозаический текст Силверберга. Это поможет вам поймать ритм, почувствовать нерв силверберговского рассказа.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 мая 2009 г.

Еще одна грустная и трогательная история о странном мире будущего от Силверберга. Настоящая притча о времени и судьбе, о жизни и смерти, о любви и человеческом достоинстве. Действительно, в ней много общего с «Крыльями ночи», в первую очередь, скорее в настроении, в картинах увядания и упадка, скрытых под маской могущества и величия. Сколь красивы и величественны города будущего, служащие игрушкой и развлечением для их беспокойных жителей. Как хорошо автор передал бренность человеческого существования! И люди будущего, летающие из города в город с беспечностью мотыльков, кажутся столь же мимолетными, как и созданные ими эфемеры. И сквозь это бесшабашное веселье прорываются тревожные нотки, создающие впечатление «пира во время чумы». Очень удачно переданы мысли и чувства главного героя, который оказывается более живым, более реальным, чем его создатели.

И все-таки очень хотелось бы узнать, что на самом деле скрывается под этой яркой обложкой, кто те кукловоды, которые создали этот странный мир и управляют им.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 февраля 2019 г.

ЭКСПЕРТИЗА БЕССИЛЬНА, ИЛИ ПОДЛИННИК АКИ ПОДДЕЛКА

Безграничные возможности, как ни парадоксально, чреваты пресыщенностью. Когда имеется возможность насладиться, например, любым сколь невероятно экзотическим фруктом, то, решившему перепробовать все мыслимые и немыслимые чудеса «плодово-ягодной экзотики», сначала первые несколько заморских «деликатесов» подарят истинное удовольствие, но дальше, по мере увеличения ассортимента, степень довольства будет снижаться. И если первые экземпляры с поистине царским величием смакуешь до остатка, то последующие вполне определённо заслужат лишь незначительной чести быть просто надкушенными. Поэтому ограниченность имеет значение. А для тех, у кого впереди Вечность, — в особенности. Это первая проблема бессмертия.

Не зря же имеет значение и число городов в мире повести — их всего лишь пять, — чтобы избежать пресыщения, а заодно и потери вкуса. К жизни, к миру, к себе, или к чему там ещё у бессмертных...

Да, извечная тема бессмертия всегда идёт в ногу с не менее долгоживущей темой искусственной жизни. И это вторая проблема бессмертия.

Ведь данное произведение ни что иное, как гимн искусственному, поэма суррогату, нью-классическая ода спроектированной жизни. Но что такое в сущности жизнь, точнее её рождение, если не заведомо реализованный проект. Из ничего никогда ничего не получится, а уж тем более жизнь.

И что такое бессмертие, если не искусственное вмешательство в жесткое ограничение, наложенное природой. И какая в общем-то разница, на что направленно это вмешательство: на перепрограммирование генома человека, физическое омоложение тела или на повторную молекулярную сборку нового ничем не отличимого от прежнего тела. Чем задаётся различие? Предрассудком? Стереотипом мышления? Или возможностями проектировщика? А чем отличается человек, эмбрион которого зачат естественным оплодотворением от оплодотворения лабораторного? Всего лишь методом, но отнюдь не результатом. Так чем же отличается искусственность от натурализма? Всё той же господствующей концепцией идеологического предрассудка.

Но жизнь-то неподсудна, она не знает комплексов, она выше любых предрассудков и ей далеко до надуманных условностей. Жизнь — выше их, как выше совершенство над временем, как далеко оно от всего наносного и навеянного. Закон жизни — жизнь. Это её мораль первичной категории и философское оправдание любой категории вторичной. В этом — третья проблема бессмертия.

Именно в этих проблемах я вижу смысловую нагрузку, вложенную автором в столь очаровательное произведение. Здесь прекрасная «фирмовая» авторская стилистика, причудливые исторические реставрации и тонкие психологические подлинники — ажурные, ненавязчивые душевные инспирации героя — создают именно тот экзотический фрукт, в котором вкус видимого бессмертия и закадровой искусственности смешаны с потрясающим безличием пресыщенного знатока в долгоиграющую экзотику будущего. И именно на этом безличии пресыщенного бессмертного будущего так ярко играет цветом ненастоящее (с точки зрения этого будущего), но по-настоящему живое, имя которому — искусственное. Искусственная личность, «гость» по терминологии обитателей будущего, так же реален, как и любой натуральный житель, так же мыслит, чувствует, любит и страдает. Он точно такой же, как все, носитель жизни, которая неподсудна, которая просто не видит черты между подлинником и подделкой.

А кто лучший эксперт, чем жизнь?

***

Почему-то не отпускает подозрение: не были ли все так называемые натуральные жители пятого тысячелетия тоже гостями, забывшими со временем (или не желающими вспоминать) свою истинную природу? И не отсюда ли их апатичность и нежелание задумываться над происходящим? И не в этом ли причина неверия Гайойи в своё омоложение? Ведь подобные красивые неопределённости вполне в духе Сильверберга. И надежда Гайойи на новую жизнь — такая же красивая мечта, как и вечно красивая поэма «Плавание в Византий».

Отвечу словами классика: «Где сказка, а где быль на этих мирах, спрятанных за бесконечными годами?»

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 марта 2009 г.

Не дотянул Сильверберг до уровня таких произведений Лема, как «Маска» и «Солярис». Сама по себе идея осознания себя существом, созданным искусственно, очень интересна. И писатель с хорошей фантазией может (и должен) создать достойную огранку такого бриллианта.

Если же главной является идея любви/преданности/выбора, то она выписана простовато и прямолинейно.

Тем не менее, мир далёкого будущего, мир вечно отдыхающих людей воссоздающих историю, как аттракцион, завораживает и впечатляет.

Прекрасные декорации, несложная пьеса.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх