FantLab ru

Антония Байетт «Обладать»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.50
Голосов:
79
Моя оценка:
-

подробнее

Обладать

Possession: A Romance

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Что же такое перед нами? Детективный роман идей? Женский готический роман в современном исполнении? Рыцарский роман на новый лад? Все вместе — и нечто большее, глубоко современная вещь, вобравшая многие традиции и одновременно отмеченная печатью подлинного вдохновения и новаторства. В ней разными гранями переливается тайна английского духа и английского величия. Но прежде всего, эта книга о живых людях (пускай некоторые из них давно умерли), образы которых наваждением сходят к читателю; о любви, мятежной и неистовой страсти, побеждающей время и смерть; об устремлениях духа и плоти, земных и возвышенных, явных и потаенных; и о божественном Плане, который проглядывает в трагических и комических узорах судьбы человеческой... По зеркальному лабиринту сюжета персонажи этого причудливого повествования пробираются в таинственное прошлое: обитатели эпохи людей — в эпоху героев, а обитатели эпохи героев — в эпоху богов. Две стихии царят на этих страницах — стихия ума, блеска мысли, почти чувственного, и стихия тонкого эротизма, рождающегося от соприкосновения грубой материи жизни с нежными тканями фантазии.

Награды и премии:


лауреат
Букеровская премия / The Booker Prize, 1990

лауреат
200 лучших книг по версии BBC / BBC The Big Read, 2003

Похожие произведения:

 

 


Обладать
2004 г.
Обладать
2016 г.
Обладать
2017 г.
Обладать
2019 г.

Издания на иностранных языках:

Possession: A Romance
1990 г.
(английский)
Possession: A Romance
1990 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

………………….

Я впервые прочел такое творение….

Нет. Не по интриге, не по увлекательности, не по фантазии, не по трогательности, драматизму, а по …языку и глубочайшему, тончайшему психологизму…. Просто не представляю, как можно «говорить» таким языком, думать таким великолепным языком… Нет. Конечно я не допускаю мысли, что это единственное такое произведение… Но…

4/5 романа я ощущал, как ни странно, легкое чтение об обычном адюльтере, хотя бы и написанное «фигурантами» чудесным высокопарным викторианским слогом…

В принципе, весь сюжет можно узнать из послесловия переводчиков…

Но по мере чтения, ближе к развязке, по сути дела, когда невольное совместное затворничество, исследование Роланда с Мод закончилось, в сентябре, когда у Мод начался учебный год, и они как-то расстались, вернулись к своей жизни («с любимыми не расставайтесь»), у меня стали появляться ностальгические «нотки мыслей», воспоминаний, как своей жизни, так и героев любимых произведений…

Именно в этот момент повествования появившееся чувство, потребность, способность влюбленного и так глупо или грустно расставшегося с Мод Роланда писать стихи напомнило мне почему-то сцену с танцующим Бузыкиным в «Осеннем марафоне»… Ну а катарсисом, «вершиной» драматизма стало последнее письмо (вроде все-таки непрочитанное, хотя Посткриптум лета 1868 года свидетельствует о возможно неслучайном посещении Падубом своей дочери, а может он и не понял, что это его дочь, а может быть, это вообще альтернативная реальность, отображенные мечты) Кристабель к Падубу.

И у меня такое случалось. И у меня возникали в голове отрывки сочиняемой музыки, и несколько стихотворных форм, и даже картины писать мечтал…

Но обо всем по порядку…

Я бы не согласился с переводчиками, что авторское определение жанра romance – это романтический роман. Перевод, может быть, и правильный, но… Какой же он «романтический»… Романтика бывает как правило с улыбкой, «эмоционально-возвышенное мироощущение». Между тем, история любви, да, в общем-то, любовной связи Кристабель и Падуба, любящего и жену, все-таки скорее драматична…

Почему «все-таки», почему «скорее»? Да потому что это встречалось во все времена, да даже рядом с нами, в нашей жизни…и мы (я) уже выработали к такого рода историям …привычку что-ли… особенно с возрастом…. Молодой читатель, может быть, и всплакнет… Я же читал и куда более драматичные и проникновенные произведения, которые трогают много больше, потому-что больше ПОХОЖИ НА НАШУ ЖИЗНЬ, чем викторианской эпохи панталон, юбок, корсетов и изысканной речи…

О! Как знакомы слова и даже мысли, чувства Падуба в начале отношений! Рыцарское «Ну что Вы, сударыня, как можно… У меня и в мыслях не было!»… А итог один…. И судить не хочется… Со многими случались влюбленности, «бес попутал» и т.п. в женщин, мужчин в браке… «служебные романы»…знакомства на вечеринках…

Как великолепен эпизод признания Падубом жене любовной связи с Кристабель... И реакцию на него Эллен Падуб в дневнике 1989 года… А надо было признаваться? А как нужно было Эллен после этого поступить? А правильно ли она, по сути дела предсмертное (Падуба и (или) «старухи» Кристабель), письмо с сообщением о судьбе дочери не показала Падубу, а зачем положила в гроб? Да вообще глубочайший, проникновеннейший анализ мотиваций, мыслей двух творческих личностей в любовных отношениях просто восхищает. Помните в «Обыкновенном чуде» «Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец». Наверное, именно этим мне все-таки запомнится книга….

Остальные персонажи тоже характерные, с представляемыми образами… Но об их страстях говорить не хочется… Не хочется также углубляться в похожие на лесбийские отношения между Бланш и Кристабель…

Меня также заинтересовала этимология слова «Обладать». Possession… Что хотела сказать автор? Владеть, обладать, овладеть… Во-первых, существительное… Это и владение чем-то (dominion, demesne, holding, tenure), и одержимость (obsession), и обладание, и собственность (property, ownership, havings, proprietorship), и имущество, и пожитки и пр. Хм… Обладают способностями, талантом, навыками, а письмами владеют. Впрочем, навыками и способностями и владеют. Может быть, об одержимости, страсти к первенству? Ну явно не об обладании любовным партнером, не об овладевании. Неужели роман все-таки о современном? Об эго, о «гонке» за звание «первооткрывателя», в данном случае писем, интимных тайн личной жизни? Не верю! О меркантильном владении вещью, да даже знаниями о высоком? А может быть об овладевающих чувствах? Или об овладении неким чувством повторяемости отношений в иcтории? В последнем (повторяемости) не приходится сомневаться. Любовь или влюбленность Роланда и Мод возникла из сопричастности исследованию, как и у Падуба и Кристабель, «пытающихся осмыслить в своих произведениях происходящее с ними и с человечеством, обращаясь к мифологическим образам Старшей и Младшей Эдды» (скандинавский эпос)... Спасибо, что автор дала надежду на продолжение отношений Роланда и Мод, хотя…, может быть, чуть меньше драматичности…

«Через обладание текстом, намекает Байетт, мы стремимся обладать человеком, который стоит за ним. Но и текст, и человек бесконечно ускользают. Можно быть рядом, сколь угодно близко. Но обладать – никогда» — так сказано в приведенной на задней стороне обложке цитате из еженедельника о развлечениях и культурной жизни TimeOut.

Да нельзя обладать человеком! Понять – да! Обладать знаниями о человеке – да! Мысли о человеке могут завладеть сознанием! Да и зачем даже литературному исследователю обладать ВСЕМИ или отдельными людьми, тексты о жизни которых, произведения или письма которых прочитал?

И нет в романе никакого детектива и триллера! Эти жанры сопряжены с преступлением! А здесь отношения в научно-исследовательско-литературоведческой среде и любовный роман!

И Падуб (Па́дуб, или остроли́ст (лат. Ílex) — род деревьев и кустарников, не Пастернак же) – неудачное русскоязычное имя для поэта… Уж лучше бы Эш (Ash)… «Пепел» и то было бы лучше… Ну представьте, если бы мы имена всех героев всех литературных произведений ПЕРЕВОДИЛИ!

Литературные намеки и аллюзии на Роберта Браунинга, Эмили Дикинсон и прочих явно вторичны – ведь роман рассчитан вовсе не только на литературоведов… Между тем, как эпоха, так и ее персонажи заслуживают всяческого восхищения, уважения, ностальгии…

Я стал отличать английскую литературу от другой… Моэм, Хаксли, Олдингтон, Голдинг, Уэйн, Барстоу и конечно Мердок («Дитя слова»)… В чем-то она проигрывает литературе США, но…. мне кажется глубже, проникновеннее, с более глубокими историко-литературными корнями… Впрочем, это далеко не о всей литературе США…

Жаль, что поленился записывать в файл миллионы мыслей, фраз… Даже не стану просматривать закладки… И так уже 4 часа пишу…

Полагаю, must have и «заставить» себя читать…

Единственное разочарование … собой – ну почему к старости эти чувства сами по себе на меня уже не действуют…

Да... Мне кажется оценить по достоинству роман могут только любящие (любившие), начитанные, культурные люди с жизненным опытом... Может я и ошибаюсь...

Впервые я подумал о том, что не полюбил произведение, а стал глубоко уважать умнейшего автора!

Нижайший поклон Антонии и переводчикам за стихи…

7,8

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне нравится у Байетт «Ангелы и насекомые», а «Детская книга» кажется уж очень стандартным эпосом, раздутым и ни в какой степени не оригинальным. «Обладать» стала библиографической редкостью, о нем говорят с придыханием и все как-то руки не доходили почитать этот многослойный пирог. Смог прочесть до половины, потом бросил. В чистом виде филологический роман, весьма сведущего в узкой области специалиста ( в данном случае — культурной обстановке стихотворцев Англии последней четверти 19 века). Мне совершенно неинтересны прерафаэлиты как культурное явление. Большие таланты обошлись как-то сами по себе без всяких клик, будь то Браунинг или Уайльд, а звучные Рескин или там Россетти в художественном плане представляются персонажами малопривлекательными. Плюс всякие там слияния романтизма в стихах с житейскими адюльтерами... У нас в Серебрянный век такой же царил духовный и плотский промискуитет, не очень опрятный и с душком.

Во время чтения я все более симпатизировал формалистам и структуралистам: ну есть же пределы в плане изучения авторов. Первичен , наверное, текст и его качество, а не романтический антураж создателей. То есть понятно, что такого рода романы направлены на сопоставление — смотри с позиций серого дня какие раньше люди были интересные. Центральный персонаж уж очень картонен и бесцветен. Подробности его поисков второстепенного, как бы обретения себя, а уж тем более всяких писем и изящностей меня совершенно не заинтересовали. Большой труд, чрезмерный во всем, не вызывавший ни эмоционального отклика, ни в познавательном плане.

Организационно у нас это делал с блеском Трифонов . В «Обмене» и Старике» тоже чередование как бы слоев истории и тоже с позиций ущербности современника перед грешными, но насыщенными фактурой отцами. У Юзефовича в «Казарозе» тот же прием. У Водолазкина в «Соловьева и Ларионове» тоже историк копается в историческом персонаже и, глубже, в себе. У Шарова «Возвращение в Египет» с тем же приемом писем. Все упомянутые наши книжки уж точно лаконичнее, лучше и концентрированнее написаны и без воды. Байеттовским опусом очень разочарован, ждал от него чего-то стоящего. ЕЕ еще кто-то убедил в том, что она умеет слагать сказки — и она их оригинальным текстом вставляет и в «Детскую книгу» и в «Обладать». Почем зря.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне на ум пришло одно сравнение: прекрасный обширный парк с множеством разветвляющихся тропинок — пошире или поуже, какие-то и вовсе теряются в траве. По нему можно долго-долго гулять, сворачивая то в одну, то в другую аллею, где-то присесть на полянке, где-то послушать журчание ручейка. Но если вам нужно просто пройти его насквозь, оглядываясь по сторонам, а не углубляясь в дебри, вам здесь не понравится. Вы очень быстро заблудитесь и с досадой перелезете через забор в первом же удобном месте, чтобы никогда больше сюда не возвращаться.

Конечно, центральная линия повествования есть: это открытие Роланда и Мод переписки выдуманных поэтов Рэндольфа Генри Падуба и Кристабель Ла Мотт, а также «история внутри истории» их отношений. Но ограничиться этим было бы слишком просто и очевидно. Здесь есть исследователи их (поэтов) наследия: Аспидс, Собрайл, Беатриса, Леонора, каждый из которых тянет одеяло на себя, то и дело вставляя обширные цитаты из собственных сочинений и норовя рассказать автобиографию. Есть наследники Кристабель, презрительно называющие её «дамочкой с причудами». Есть стихи Падуба и Ла Мотт и рассуждения о них. Есть дневники современников, которые нам приводят полностью, дабы мы извлекли из них пару слов про наших героев. И многое, многое другое.

Что касается меня, то для меня этот сад, чудесный сад, оказался слишком запутан и огромен. Мне понравилось в нём гулять, чудное местечко, но я устала быстрее, чем успела всё осмотреть. В конце концов я пробегала по тропинкам, не особо вглядываясь в них, а какие-то укромные уголки и вовсе предпочла пропустить. Иными словами, роман несколько перегружен деталями, ответвлениями, персонажами, стихами, рассуждениями о литературе, бесконечными километровыми сложносочиненными и сложноподчиненными предложениями. Это очень умная книга (рука тянется написать «заумная», но не уверена, что это справедливо). На любителя и ценителя, к коим я не отношусь.

История любви Падуба-Эллен-Кристабель выписана восхитительно, обрамление в виде расследования тоже отлично, но слишком много не воды даже, а тины.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх