FantLab ru

Роджер Желязны «Роза для Екклезиаста»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.46
Оценок:
1073
Моя оценка:
-

подробнее

Роза для Екклезиаста

A Rose for Ecclesiastes

Другие названия: Роза для Экклезиаста; Розы для Экклезиаста

Повесть, год (год написания: 1961)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 142
Аннотация:

Главный герой — талантливый поэт. Он отправляется на Марс, чтобы собрать сведения о марсианской поэзии. И обнаруживает планету умирающей. Приходится вступить в спор с самой мрачной библейской книгой. Всё суета…

С этим произведением связаны термины:

Входит в:

— журнал «The Magazine of Fantasy and Science Fiction, November 1963», 1963 г.

— антологию «The Best from Fantasy and Science Fiction, Fourteenth Series», 1965 г.

— антологию «The Year's Best SF 10», 1965 г.

— сборник «Four for Tomorrow», 1967 г.

— антологию «Science Fiction Hall of Fame, Volume One», 1970 г.

— сборник «Двери лица его, пламенники пасти его», 1971 г.

— антологию «The New Awareness: Religion Through Science Fiction», 1975 г.

— антологию «Science Fiction: The Science Fiction Research Association Anthology», 1988 г.

— журнал «Фантакрим MEGA 1991'4», 1991 г.

— антологию «Шестой дворец», 1991 г.

— антологию «Isaac Asimov Presents The Great SF Stories 25 (1963)», 1992 г.

— антологию «Месть роботов», 1992 г.

— антологию «Фата-Моргана 9», 1994 г.

— антологию «Фантастика века», 1995 г.

— антологию «Роза для Екклезиаста», 2002 г.

— антологию «Fourth Planet from the Sun: Tales of Mars from the Magazine of Fantasy and Science Fiction», 2005 г.

— сборник «Threshold», 2009 г.


Номинации на премии:


номинант
Хьюго / Hugo Award, 1964 // Малая форма

номинант
"Сталкер" / Stalker, 2006 // Переводной рассказ. 2-е место (США; повесть)

Похожие произведения:

 

 


Остров мертвых
1990 г.
Остров мертвых
1990 г.
Розы для Экклезиаста
1990 г.
Шестой дворец
1991 г.
Месть роботов
1992 г.
Кровавый сад
1993 г.
Создания света - создания тьмы
1993 г.
Создания света - создания тьмы
1993 г.
Фата-Моргана 9
1994 г.
Фантастика века
1995 г.
Миры Роджера Желязны. Том 13
1995 г.
Роза для Екклезиаста
2002 г.
Имя мне - Легион
2003 г.
Кладбище слонов
2004 г.
Миры Роджера Желязны
2009 г.
Двери лица его, пламенники пасти его
2019 г.

Периодика:

The Magazine of Fantasy and Science Fiction, November 1963
1963 г.
(английский)
Фантакрим MEGA 1991'4
1991 г.

Издания на иностранных языках:

The Best from Fantasy and Science Fiction, Fourteenth Series
1965 г.
(английский)
The Best from Fantasy and Science Fiction, 14th Series
1968 г.
(английский)
The Best from Fantasy and Science Fiction, №14
1969 г.
(английский)
The Science Fiction Hall of Fame, Volume One
1970 г.
(английский)
The Doors of His Face, the Lamps of His Mouth, And  Other Stories
1971 г.
(английский)
Science Fiction Hall of Fame
1971 г.
(английский)
Science Fiction Hall of Fame, Vol. Two
1972 г.
(английский)
The New Awareness: Religion Through Science Fiction
1975 г.
(английский)
The Science Fiction Hall of Fame: The Greatest Science Fiction Stories of All Time
1975 г.
(английский)
Science Fiction: The Science Fiction Research Association Anthology
1988 г.
(английский)
Isaac Asimov Presents The Great SF Stories 25 (1963)
1992 г.
(английский)
Le grandi storie della fantascienza: 1963
1995 г.
(итальянский)
The Science Fiction Hall of Fame, Volume Onee
1998 г.
(английский)
The Science Fiction Hall of Fame, Volume One, 1929-1964
2003 г.
(английский)
Fourth Planet from the Sun: Tales of Mars from the Magazine of Fantasy and Science Fiction
2005 г.
(английский)
Threshold
2009 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читаю отзывы и искренне поражаюсь тому количеству наших читателей, которые прекрасно разбираются в литературе. Я безмерно этому рад. На вашем фоне, друзья (позвольте мне вас так назвать), чувствуешь себя полным дилетантом. А я-то считаю себя довольно начитанным товарищем!

Вернёмся к «Розе..» Прекрасный, многослойный, лиричный, философский текст. Просто образец фантастической литературы «новой волны». Спасаешь цивилизацию — теряешь любовь. Как вам такая дихотомия? Желязны по-хорошему раздражает. Он поднимает внутри вас целую волну, вернее настоящую бурю, чувств и эмоций.

Контакт цивилизаций, который описан в повести очень нестандартно, заставляет читателя задуматься о очень многих вещах. Вещах важных для каждого человека. О жизни, смерти и любви. Глубоко символично, очень образно, без лишнего пафоса и пошлости описывает автор гениального поэта Гэллинжера и его отчаянную попытку обрести смыслы бытия и спасти древнюю расу.

Хороший, очень хороший текст. Пробирает до «мурашек». Язык и слово — страшное оружие, если умеешь им пользоваться.

Классика гуманитарной фантастики. Читать для воспитания хорошего литературного вкуса. Читать всем. Читать обязательно!

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Трогательное, философски-психологическое произведение. Очень многопластовое.

Берущая за душу любовная линия, увядание древней цивилизации, эпичное пророчество, исполняемое точно, без подвоха и обмана, но на удивление приземленно(что дает нам возможность лучше сопереживать исполнителю), горько-сладкий финал. Много размышлений после прочтения. Кто-то может поразмышлять о трагической любви, кто-то обдумать все отсылки, а кто-то подумать о влияние религии на общество. С одной стороны автор видит его крайне негативным, принижающем человека и его способности, как отец мешал развитию ГГ изза своих религиозных убеждений, так и марсиане во имя веры обрекли свою цивилизацию. Но с другой религия же дает надежду, пророчество, обещало марсианам спасение, а знания священных текстов, почерпнутые под давление отца, помогают ГГ.

Отдельно стоит упомянуть отсылки, их здесь не просто много, их очень много, они создают фон, они погружают дополнительные планы и добавляют глубины и без того глубокому произведению. К сожалению, я не знаком с подавляющим большинством того на что ссылается автор, поэтому часть пластов для меня потерялось. Несмотря на то, что не являюсь поклонником этого приема, не оценить его не могу.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Без особого преувеличения можно сказать, что «Роза для Экклезиаста» — лучшее, что написал Желязны.

Как обычно у этого автора, текст балансирует на грани центона. Он составлен из фрагментов и деталей, заимствованных у самых разных авторов, от Ли Бреккет до Эдмона Ростана. До середины семидесятых годов прошлого века такая эклектическая манера называлась «бриколажем», а позже — «постмодернизмом». Для адекватного восприятия «Розы». конечно, следует знать авторов, на которых ссылается и которых неявно цитирует Желязны. Другими словами, наивный читатель, освоивший лишь стандартные научно-фантастические и фэнтезийные стрелялки-перделки, поймёт примерно треть текста, не более. И в этом нет ничего удивительного. «Роза» писалась на взлёте «новой волны», когда НФ пыталась выйти из мусорного гетто «палп фикшн» на уровень «настоящей» литературы. Ну, не удалось. Не так много оказалось любителей интеллектуально-эстетического чтива, как мечталось Желязны, Дилени, Дишу и Муркоку... Сейчас Нф и фэнтези вернулись на уровень «до новой волны» и потому нововолновские тексты воспринимаются (как видно из многих здешних рецензий) с некоторым обалдением.

Сюжет повести представляет собой стилизованную легенду в манере Борхеса, но если бы Желязны этим и ограничился, «Роза» не трогала бы читателя так сильно. Дело в том, что легенда излагается с точки зрения главного героя. Обычно легенды излагают от третьего лица, это придаёт событиям эпичность и некоторую отстранённость с кивком в сторону мифа. А если какой-то писатель прибегает к рассказу от первого лица, он обязательно выворачивает действие к «разоблачению сеанса магии» в духе «нэ так всо било, савсэм нэ так». Но у Желазны все происходит «именно так», по строгой логике легенды, без подмигивания благосклонному читателю. И это производит сильнейшее впечатление, ибо на месте привычного лукавого трикстера оказывается трагический герой.

Собственно, суть всякой трагедии в том, что герой вступает в битву со своей судьбой и терпит поражение, потому что судьба неодолима. Вот и герой «Розы для Экклезиаста», совершив невероятный, грандиозный подвиг, терпит сокрушительно поражение. Поражение оказывается оборотной стороной подвига.

И Желязны даже самоубийство не позволил своему герою, оставил его жить и мучиться. Жестоко. Но поэтично.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Покончив с мифологической трилогией, я решил и дальше знакомиться с библиографией Желязны, который на протяжении всей жизни оставался для меня только автором красочного и изобретательного фэнтези: «Хроники Амбера», «Джек-из-Тени», дилогия «Одержимый магией». Ну и литературоцентричная и постмодернистская «Ночь в тоскливом октябре».

Ни киберпанковские «Витки» с «Доннерджеком», ни соавторство с Шекли не читал, хотя в библиотеке есть.

Ну раз уж решил читать библиографию — начну с начала.

«Роза» — первая средняя форма автора. До неё вышло только несколько рассказов.

Конечно, в «Розе» Роджер выложился на все сто. Главный герой — поэт, лингвист, почти пророк. Множественные отсылки и упоминания как британских поэтов-классиков, так и нежно любимых автором индуистских священных текстов. Проблематика отцов и детей, таланта и посредственностей. Мощная антиклерикально-атеистическая кульминация и горький финал про нелюбовь.

Сеттинг скорее брэдберевский: унылый Марс, затухающая цивилизация. Но Роджер много оптимистичней меланхоличного Рэя: пусть личного счастья не достичь — возрождение цивилизации возможно. И добиться этого поможет пламенная речь. Пламенная речь и джиу-джитсу.

8(ОЧЕНЬ ХОРОШО)

Оценка: 8
–  [  29  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Потрясающе сильная вещь Роджера Желязны, наглядно показывающая его несомненный писательский Талант с большой буквы, высокую степень интеллекта и глубокое знание предмета. Великое множество аллюзий, отсылок, метафор, сравнений с литературным наследием прошлого: здесь и Экзюпери, и Джойс, и Шекспир, и, конечно, сама Книга Экклезиаста, как составная часть Ветхого Завета, на которой и основана эта повесть. Повесть сплошь, когда явно, а когда незримо пронизана цитатами, и мыслями и максимами из этой самой пессимистической, самой беспросветной главы Библии. Фактически, это вольный пересказ основных тезисов Экклезиаста, несомненно, удачный, умный, немного спорный, но от того и притягательный. Мне в своё время повезло узнать оригинал, когда в старших классах нам факультативом, в рамках «Мировой художественной культуры» давали избранное из Ветхого Завета, и при всей многочисленности разных историй, мне тогда Проповедник глянулся и запомнился более всего. С ним можно было спорить, над ним можно было размышлять, в нём – кладезь мыслей, которые мы цитируем ежедневно, как ни странно.

Основная мысль и повести Желязны, и Проповедника не раз и не два озвучивается:

«…суета сует, всё суета, всё – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем…»,

И далее раскрывается суть этой цитаты: в повести – намёками, в оригинале – явно, без обиняков:

«…что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?...»

Труды Гэллинджера по переводу марсианских Писаний – труды тяжкие, и

«…предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем…»,

но, как оказалось, практически бесполезные, бесплодные, ибо допуск к ним, по большому счёту, был лишь приманкой; а если и не приманкой, то тем, что давно пророчествовали древние в Пути Малана, марсианской Библии. Но сказано в земном Проповеднике:

«…Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем…».

Гэллинджер перевёл древние свитки Марса и принял древние знания, и исполнил пророчества, сам того не ведая, и великая скорбь поселилась в нём вместе с приобретенными знаниями, и познал он всю тщетность и бесплодность своих дел – всё суета и томление души,

«…потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь…» и «…потому что все дни его — скорби, и его труды – беспокойство…».

Гэллинджер сражался, и победил, но победа эта оказалась не его: кого угодно – марсиан, Локара, Малана, капитана Эмори, его отца, желавшего видеть сына священником, миссионером (что, в общем-то, и случилось, ведь Гэллинджер-младший, читая Проповедника марсианам, нёс, по сути, миссионерское бремя, как бы он не противился этому), — кого угодно эта победа, но никак не поэта с Земли. Горечь, скорбь и отчаяние его вполне понятны: он надеялся на любовь Браксы, но «эту часть долга она не смогла исполнить», но исполнила всю остальную часть пророчества, и остался «святой насмешник, Тот-кто-пришёл-насмехаться-в-Храме» как и прежде один, наедине с Экклезиастом, с его истиной, со своей истиной, имя которой — Суета — бесплодная, эфемерная, пустая…

Отличный текст от Роджера Желязны, — текст трудный даже в прочтении, не говоря уж о понимании. Смею надеяться, что хотя бы сотую долю процента я в своей манере понял верно…

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем…» Все слова сказаны, все песни спеты и нет больше танцев, которые бы не видело тусклое солнце Марса и две луны, обгоняющие друг друга по небосводу.

Мрачная, наполненная древней музыкой и шепотом ушедших поколений атмосфера увядания и безнадежности. Совсем скоро последняя танцовщица в забытом храме расскажет своим телом отточенную временем историю огня, воды, песка и ветра, прозвучит финальный аккорд нездешней музыки и закончится история целого народа....

Или все будет наоборот: в тот момент, когда надежда умрет, придет создатель новых слов, понятий и идей — поэт, способный вплести в старую музыку новые мотивы, начать с первой буквы еще одну историю о торжестве Жизни?

Наверное, не инженеры или ученые, только гениальный поэт мог впитать в себя этот исчезающий мир с его причудливыми танцами, угасающей музыкой и философией неудачи и поражения, переплавить его с тысячами идей мыслителей и религий Земли, и создать новую надежду, подарить, то, что еще не видел этот мир — всего лишь цветок, розу — символ тишины и любви, гордости, мудрости, молитвы и... свободной мысли, избавленной от предрассудков и суеверий.

Грустная и лиричная, тонко выверенная история великой Победы гениального поэта, своими словами и образами возродившего/или создавшего/ целый мир. Трагичная история его поражения, как человека: разбитое сердце и потерянная любовь. Может, действительно, было это наказанием за его сомнение , неверие в самого себя, в свой Дар поэта творить и созидать, в силу маленькой розы из лепестков Надежды, Веры и Любви?

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вообще к научной фантастике я отношусь не очень, хотя в миру попадались исключения, например один из классиков мировой фантастической литературы — Роджер Желязны. Создавать причудливые образы, вязать целые смыслы и символы, соединять поэтичность и прозу, может не каждый. Создавать нечто собственное, неподвластное ничьему более перу, это талант, настоящее знамение. Пожалуй одна из ранних вещей Желязны, настоящий шедевр гуманитарной научной фантастики, прекрасный образчик для любого века, который должен прочитать любой любитель жанра.

Эта история, как снимок, сделанный рукой талантливого фотографа. Через призму авторского восприятия мы видим дивный мир. его обитателей и их особенности культуры и восприятия. Главный герой, лишь очередная линза через которую мы смотрим на мир, он интересен, необычен, свое образен. Мы видим мир его глазами, его мыслями и смыслами, словно ажурную тару в которую погрузили целую личность. Целое противостояния поэта одиночки, рвущегося на волю разуму, бунтовщика по природе и просто влюбчивому человеку противостоит целая культура марсиан, наполненная своим восприятием и отдельным мышлением, которое ярко показано талантом автора. Целый мир красоты, вечности и долга на острие взглядов. Целая крупица истин поэтики и красоты бытия, пожалуй эпитетов можно набрать до чертиков, но все равно не выскажешь что думаешь об этом прекрасном произведение.

На мою взгляд эту историю нужно прожить, прочувствовать вместе с героем, полюбить с ним и вторгнуться на священную церемонию. Это повесть-эмоция, повесть-бомба, кривая по которая бежит слово великого мастера. Впрочем произведение поражает, своими декорациями, идеями и смыслами, а жестокая концовка густо замешанная на мрачной книги Екклезиаста, лишь добавляет красок наравне с поэтичным завяданием марсианской культуры. Целая гамма отчаяния, любви и увядания развернется перед читателем.

Назвать это фантастикой довольно сложно. Это Литература, пусть и не новое слово, но настолько отработанное в тот момент что диву даешься таланту Желязны. Шедевр ли? Пожалуй во всех смыслах — да, такой красивой, поэтичной, насыщенной и смысловой фантастики в нашем мире мало. Можно лишь стоя аплодировать, ликовать и для пущей убедительности снять шляпу. Если вы не прочитали эту историю, то настоятельно советую всем. Ну а я пожалуй однажды, перечитаю еще раз, чтобы вернуться в узоры слов и снова уйти с головой.

Итог: красивая история густо замешанная на поэтике и теологии, смысле и идеи, жизни и любви. Очередной шедевр от Желязны, который не жаль будет прочесть еще не раз.

Шедевр на все времена.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Здесь так много написали об этой повести, что не стоит повторяться. Я часто перечитываю «Розу» и при этом включаю интермеццо к опере «Ожерелье Мадонны» Вольф-Феррари. По-моему это самый подходящий музыкальный фон для повести Желязны.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Для меня Желязны, это в первую очередь Литература с Большой буквы, хотя и открыла его не так давно. « Роза для Еклиззиаста», «24 вида горы Фудзи кисти Хокусая»- это один Желязны, а «Хроники Амбера-это другой. Как сравнивать? А надо ли?. Я в запой прочитала одни, Хроники Амбера осилила только 3 книги. Как можно сравнивать к примеру поэзию и публицистику. Настолько многогранен человек, насколько фантаст, насколько поэт, насколько философ? Просто читаем и наслаждаемся.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

До боли поэтично объединить лингвистику и теологию (причем сразу — и земные, и придуманные марсианские) сумел только Желязны. Не писатель, нет. Поэт. «Мы создали все, что сумели, мы увидели все, что смогли, мы услышали и испытали все, что можно слушать и чувствовать. Танец был прекрасен. Теперь он завершился».

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Поразительная вещь. Каждый раз в финале к горлу подступает комок.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Подобно Генриху Шлиману, юный Галлинджер с раннего детства имел талант к изучению языков и глубоко религиозного отца-священника, поощрявшего увлечения сына, но по-настоящему далекого от этих увлечений и своего отпрыска. В отличие от судьбы реального прототипа, герой повести сталкивается не с финансовым кризисом, поставившим крест на дальнейшем образовании, а кризисом личностным — смертью отца. Однако история Шлимана в чем-то повторяется — герой бросает учебу, но не ради работы, как единственного возможного средства к существованию, он, наоборот, разменивает стены колледжа на богемную жизнь, благодаря полученному от отца наследству. Галлинджер увлекается поэзией, экзотическим Востоком, продолжает свои лингвистические изыскания в составе благотворительной миссии в Индии, успевает разочароваться в буддизме и получить Пулитцеровскую премию за сборник стихов — некий собирательный образ душевных метаний, поиска смысла жизни, противопоставление таинств и мистических учений Востока бездуховному миру Запада: все то, что происходило в умах и душах современников этого произведения, американцах 1960-х годов. Жизнь подбрасывает Галлинджеру сложную, почти неразрешимую задачу — возвратившаяся с Марса экспедиция, приносит с собой осколок иной культуры, чуждой всему земному — марсианский язык. Талантливого лингвиста увлекает эта проблема, он почти играючи изучает новый язык и пишет по результатам блестящую книгу, а затем попадает в одну из последующих исследовательских экспедиций. Там, на Марсе, он сталкивается лицом к лицу с носителями языка. Именно с этого момента начинается повесть.

Произведение отчасти является своеобразным парафразом «Марсианских хроник» Брэдбери от «новой волны»: поднимается проблема контакта, психологических и культурных различий цивилизаций, возможности диалога между ними. В фантастике в середине 20-го века тематика противостояния с чужими инопланетными расами постепенно смещается от прямого конфликта изобретений и технологий к более тонкому — столкновению культур, социальных условностей, различию в фундаментальных понятиях. Образ протагониста характерен для «новой волны» — это чужак среди своих, бунтарь, не ученный — поэт, не теоретик — экспериментатор, не «простой американский парень», а личность скорее сравнимая по импульсивности натуры с Байроном. Образность стиля Желязны как никогда подходит к герою, от чьего лица ведется повествование. Мы словно погружаемся в мир поэтических метафор, начинаем смотреть на окружающие нас предметы и существ сквозь призму гигантского литературного наследия, постоянно находя в реальности чужой планеты отсылки к художественным образам своей цивилизации, аллюзии на памятники иной для Марса культуры.

Сквозь повесть проходит мотив противопоставления живого эмоционального начала и косности, консерватизма, предопределенности традиций. Насаждаемая отцом Галлинджера религиозность в духе Ветхого Завета вступает в конфликт с увлеченностью сына античной литературой и ее чувственными образами. Ортодоксальность марсианских священных текстов контрастирует с живой и трепетной природой местного танца. Земная роза, хрупкая и недолговечная, как антоним всей сущности марсианской культуры и самой природе планеты, как принесенный в дар живой аналог-заменитель техногенного артефакта иной цивилизации. Мрачная покорность своей судьбе наталкивается на протест исследователя — представьте, что Шампольон не просто изучает наследие Древнего Египта двухтысячелетней давности, а лично присутствует при деградации и разрушении чудесной цивилизации, строит догадки как эту трагедию можно предотвратить и даже получает свидетельство возможности такого решения — что же сможет сделать единственный оптимист-варвар в этом готовящемся к смерти мире?

У повести замечательная концовка, ставящая любопытные акценты в истории. Одно из самых интересных и сильных произведений Желязны в малой форме, вещь знаковая для него самого и «новой волны» в целом.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В целом — понравилось. Можно сказать, открыл для себя нового Желязны, который до этого ассоциировался исключительно с Хрониками Амбера.

Ещё одно открытие для меня — новая грань фэнтэзи: всегда считал, что нормальное классическое фэнтэзи — это что-то связанное с эльфами и сражениями на мечах, однако на днях прочитал статью Дэна Шорина, в которой, кроме всего прочего, провозглашалось, что фэнтэзи от НФ отличается, в том числе, тем, что во главу угла поставлен герой и его внутренний мир. И эта вот повесть — неплохое тому подтверждение.

Немного не понравились два момента. Желязны несколько перебрал с образностью, кое-какие вычурности кажутся излишними и надуманными. Хотя, разумеется, когда главный герой — поэт, это возможно. Даже хороший поэт может быть немного пафосным. Второе: как всегда у Желязны, секс на первом месте. Даже не веришь, что Гэллинджер в Браксу влюбился. По-моему, ему от неё нужно только это самое... Хотя, опять же, душа поэта... Но всё же — хотелось чего-то более возвышенного, раз уж романтика и стихи, то до конца. А тут — типичный для Желязны герой-плейбой, и это зря.

Гэллинджер, кстати, всю дорогу упорно аллитерировался с Сэлинджером.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если не умеете тонко чувствовать грусть, тоску, безысходность, то все равно прочтите «Розу...». Научитесь!

Повесть лиричная, с толикой иронии, с возвышенными мотивами человеческой души, которые рассыпаются марсианским песком...

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Марс Желязны. Восточные мотивы. Танцы, наряды, Храмы, Пророчества, единоборства. Япония и Индия с их философией немного чужой европейцу. Чужой и Гэллинджер там.

Поэт и борец в душе пытается восстановить цивилизацию. Как роза Земная не может прижиться там долго, так и его попытки быть с тем, кого полюбил, тщетны.

Отзвуки “Зелёных холмов Земли” Роберта Хайнлайна, только поэтичность здесь в прозе. “Спроси у пыли” Джона Фанте и “Английский пациент” Майкла Ондатже – рассыпающимся, как песок финалом, поиском девушки, попыткой любви, всепоглощающей пустыней.

P.S. Столь неожиданно печальный конец присущ всем произведениям о любви, где фон – пустыня?

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх