FantLab ru

Владислав Крапивин «Застава на Якорном поле»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.66
Голосов:
944
Моя оценка:
-

подробнее

Застава на Якорном поле

Повесть, год; цикл «Великий Кристалл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 77
Аннотация:

По Большому кольцу Полуострова на поездах часто катается мальчишка Матиуш по прозвищу Ёжики, несчастный и грустный сирота. Катаясь, он вспоминает маму — ее записанный на пленку голос объявляет в подземке названия станций. И вот однажды...

Голос объявляет что-то новое — «Якорное Поле». И голос — мамин! Но ведь раньше такой станции не было...

Ёжики выходит и попадает в странное место...

Входит в:

— журнал «Пионер 1990'01», 1990 г.

— журнал «Пионер 1990'02», 1990 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 118

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2747 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 41 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 32%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Застава на Якорном поле
1992 г.
Выстрел с монитора
1994 г.
Крик петуха
1998 г.
Собрание сочинений. Книга 8. Застава на Якорном поле
2000 г.
Застава на Якорном поле
2002 г.
В глубине Великого Кристалла. Том 1
2005 г.
В ночь большого прилива
2005 г.
В глубине Великого Кристалла
2009 г.
Застава на Якорном поле
2014 г.
Застава на Якорном поле
2017 г.
В глубине Великого Кристалла. Легенда о Хранителе
2019 г.
В глубине Великого Кристалла
2019 г.

Периодика:

Пионер 1'90
1990 г.
Пионер 2'90
1990 г.

Издания на иностранных языках:

Le Poste sur le Champ des Ancres
2005 г.
(французский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Застава была первым романом, который я прочитал у Владислава Крапивина. И долгое время самым любимым, поскольку других книг Мастера у меня просто не было.

Все эти двадцать лет со мной были воспоминания о Ежики и голосе его погибшей мамы, объявляющей остановки поезда, о живом компьютере Яшке и игре в шары на Якорном поле.

Я прекрасно помнил его эмоции, но ничего не помнил про сам кристалл и про многомерность вселенных. Наверное, это объяснимо тем, что дети запоминают прежде всего именно эмоции и решительные поступки персонажей, которые годятся им в ровесники, проецируя их действия на себя, а уже потом вникают к заумные теории о пересечении пространств-измерений. Читая роман сейчас, я пытался переставить акценты на понимание сути этой теории, на осознание того, что движет теми, кто передвигается между мирами, на идеи автора, направленные на улучшение самих себя и исправления всего общества в целом. И знаете что?

Мне не удалось уйти от чувства единства с Ежики, как и от тревоги за Гальку или Корнелия. Я слишком эмоционален, поэтому погружался в их образы, обрастал их

мыслями и переживаниями, забывал про все на свете, включая все эти грани кристалла и недостатки системы.

Крапивин умеет так играть на струнах души и памяти, что слезы наворачиваются на глаза, что в пиковый, трогательный момент забывается все на свете, а эмоции и воспоминания персонажей с легкостью проецируются на собственных друзей и родных, тех что канули в далеком прошлом и тех, что есть у нас сейчас. От сцены, когда Ежики представляет как он играет с мамой-ровесницей, в горле встает противный ком сопереживания, обиды и беспомощности, а от флэшбэков их семейного быта все тело наполняется теплотой и спокойствием.

Автор, как настоящий командор ведет нас к пониманию истинных ценностей этого загнивающего мира, где не остается места настоящим чувствам, крепкой дружбе и открытой правде. Где молодые пацаны не ищут истину и не пытаются понять сверстников, исправить общество и путь нашего человечества, тратя драгоценное время на бездушные гаджеты и компьютерные игры. Герои его романов, подростки с ясной головой, борются с черствыми правилами взрослого общества, пытаются образумить старших и показать им истинный путь, который те когда-то позабыли.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Удивительно хорошо и проникновенно получилось у Владислава Крапивина описать атмосферу горя и тоски мальчика Ежики, а также тот всплеск надежды, что дала ему стоянка «Якорное Поле».

Очень важным в книге является вопрос навязываемого будущего величия, а также многих жертв во имя его. Да, безусловно, замыслы Кантора направлены на лучшее будущее для всех, но методы и жертвы на пути к нему, заставляют задуматься, а стоит ли оно того. И лично мне стало очень печально, что в мире мальчика Ежики, тот корпус Коммандоров, который поражал своим героизмом и самопожертвованием в предыдущих книгах и других мирах Кристалла, выродился в Кантор-подобных деятелей, которые, как по мне, исказили изначальную идею. Хочется верить, что в других мирах все по другому, и в следующих книгах цикла я найду немало тому подтверждений.:smile:

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга по-настоящему хорошая. Искренне жаль этих детей, «избранных», которых собираются использовать в своих непонятных целях господа вроде Кантора. Отчаянным криком звучит голос ребенка, которого насильно осиротили: «Верните мне маму!» Все очень человечно и берет за душу. Неясная концовка этой повести, как и часто у Крапивина в цикле о Великом Кристалле, проясняется в других книгах. Упоминание о судьбе Ежики есть в произведении «Белый шарик матроса Вильсона» и понемногу в других романах цикла. Книги Крапивина — это особая вселенная, читать их надо все подряд, тогда этот мир складывается, как кусочки мозаики.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Знакомство с Крапивиным началось для меня с этой книги, поэтому у меня к ней особенное чувство. Трогательная история разлучённого с мамой мальчика, суперспособности главного героя, параллельные вселенные и непреодолимые, казалось бы, препятствия — может ли ребёнок не влюбиться в это всё! Футуристический мир, сквозь который просвечивает одуванчиковое поле, идеально подходит для маленького человека на пороге взросления.

Прочитала за один присест, как иначе, и сразу же перечитала.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Дружба между двумя такими разными существами — мальчиком и кристаллом. Детские легенды, которые оказываются правдой. Параллельные миры. Одно из лучших произведений Крапивина.

Дети с необычными способностями оказываются в центре политических интриг некоей группировки. Планы у интриганов далеко идущие, но вот намерения — «благородные» в кавычках или без? Мир, где у детей чаще всего только мама — это наверняка лишь одна из «прелестей» цивилизации. Поэтому спор Кантора и доктора приобретает еще бОльшую остроту. Впрочем, ребенок, конечно же, выберет то, что делает его счастливым.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Несмотря на интересный сюжет и вполне взрослые проблемы и вопросы, затрагиваемые автором, мне не удалось проникнуться симпатией к главному персонажу книги — мальчику с совершенно дурацкой кличкой Ежики, поэтому и не такая уж и высокая оценка всему произведению. Во время прочтения крапивинских вещей в который уже раз размышляю, как же он все-таки выдумывает все эти клички, ведь в реальной жизни никто бы не стал нормально существовать с прозвищем Ежики! Я вроде как и сам недавно был мальчишкой и теперешнюю молодежь регулярно наблюдаю, Ежики, Лотик, Лис (девочка), эти клички искусственные, их бы не стали носить, мириться с ними. Но это мелочи и придирки.

Кстати, не согласен с мнением, что все крапивинские мальчики суть одинаковые и являются слепком самого автора. По поводу автора не берусь судить, а вот мальчики во всех произведениях разные, хоть общие черты и присутствуют, разумеется. Так вот этот самый Ежики почему-то с самого начала вызвал какую-то неприязнь, это очень субъективно, но все же. По причине антипатии и не очень переживаешь за его судьбу. А в целом, повесть более чем достойная, и финал как раз такой, как надо, очень логичный и подразумевающийся уже примерно с середины повести. Очень понравилась линия отколовшегося кристалла Яшки.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я склонен воспринимать «Великий Кристалл» как единое произведение, а не как цикл: уж слишком многочисленны и тесны взаимосвязи между событиями и персонажами. Однако «Застава на Якорном поле» имеет для меня особое значение. Сложно передать словами ту щемящую горечь, остающуюся после прочтения этой повести.

Начать стоит с главного героя. Жизнь многих протагонистов у Владислава Крапивина, как детей, так и взрослых, нельзя назвать лёгкой, однако, как позволяет мне судить мой читательский опыт, на долю Ёжики выпали самые тяжёлые испытания. Чтобы выдержать их, он проявил огромную находчивость и стойкость, невзирая на все нанесённые ему душевные травмы. Возможно, порой Ёжики чрезмерно упрям (упрямство — это вообще часто встречающаяся черта характера крапивинских мальчиков), но этот недостаток делает героя более живым, потому как в жизни нет людей без недостатков. Нельзя не упомянуть доброту и отзывчивость Ёжики, никогда он не думает только о себе, что видно по его недолгой дружбе с разумным кристалликом Яшкой и совсем скоротечному знакомству с Гусёнком. Быть может, приведённый мной набор качеств в чём-то и типичен, но главное здесь то, в каких условиях они проявляются.

Особо хочу отметить и злодея повести, Кантора. О, как сильно я ненавидел это притворно-ласковое чудовище, когда читал! Конечно, это ребячество, но оно свидетельствует о том, насколько убедительно удался антагонист. Вообще, Кантор кажется мне едва ли не лучшим злодеем, встреченным в книгах Командора (опять же, насколько я могу судить, исходя из не очень большого количества прочитанных книг Крапивина).

Сюжет «Заставы на Якорном поле» содержит немало экскурсов в прошлое — эта особенность повествования так или иначе присутствует во всех повестях, составляющих «Великий Кристалл». Данную повесть отличает особый спектр чувств, смесь горя на грани отчаяния и в то же время негаснущей надежды, ожидания чуда.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Конец повести, хотя и счастливый, содержит в себе боль, не спешащую утихать даже тогда, когда всё уже позади. Эта боль дополнена образом встречного поезда, который сам по себе оказывает сильное эмоциональное воздействие.
Как я написал выше, после прочтения «Заставы на Якорном поле» горчит ещё довольно долго.

Мир, в котором происходит действие повести, описан без подробностей. Автор сообщает читателям небольшое количество деталей и черт, позволяющих получить точное преставления о реалиях, в которых происходит действие. Это заметно отличает «Заставу на Якорном поле» от предыдущей повести цикла, «Гуси-гуси, га-га-га», где о мире и его истории было рассказано много.

Хоть я и не хочу рассматривать повести цикла «Великий Кристалл» по отдельности, повесть «Застава на Якорном поле» не выделить не смог. Пожалуй, всё же определю её как любимую в цикле.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень теплое произведение. Как же хотелось верить в лучшее, в то, что Ежики на самом деле встретился с мамой, пусть и не на яву, а в этом параллельном мире. Жаль, что автор недописал этот момент до конца. :glasses:

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Опять таки не «Костер», а «Пионер» — очень неплохой журнал:smile:

Больше всего потрясло описание поля , заросшего уже отцветшими одуванчиками, до настоящего времени помню мельчайшие детали , а ведь прошло 16 или 17 лет!

Вообще изумительно хорошо помню всю эту повесть, а уж когда читала — то не читала, а глотала просто.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Повесть совершенно отчетливо подростковая, поэтому адекватно оценить ее, впервые полностью прочитав в зрелом возрасте, достаточно сложно. В соответствии с целевой аудиторией и сюжет, и персонажи, и коллизии между ними смотрятся весьма упрощенно. Но я не хочу впадать в критиканство. Отлично помню, какой захватывающей казалась середина этой истории, прочитанная когда-то в случайно попавшемся журнале «Пионер», и как я жалел, что не смог найти продолжения. Сейчас же мне нравится как автор описывает социум Полуострова — обрисованный редкими мазками, он, тем не менее, узнаваем и понятен. Нравится крапивинская стилистика, когда он не впадает в чернуху или слезовыжимание (к счастью, в «Заставе» ни того, ни другого, она еще вполне ощутимо советская), автор умеет создавать удивительно насыщенные образы. Мальчишка, наматывающий круги по кольцу метрополитена, слушая в записи голос родного человека — это запоминается. Ровно как и станция, которой не должно быть, и странный сон о маме, ставшей ребенком. Да и «особый суперлицей» — несмотря на глупое название, необычную школу для необычных детей в качестве центра повествования автор использовал минимум на полдесятилетия раньше того, как это стало мейнстримом.

Расхожим является утверждение, что Крапивин противопоставляет позитивный мир детства жестокому миру взрослых. Одни с этой «позицией автора» солидаризируются, другие осуждают ее. Но вот насколько я сам помню впечатления от книг Крапивина, которые успел прочитать еще в школьном возрасте, тогда при чтении мысли о подобном противопоставлении не возникало. Основным виделся конфликт вовсе не между детьми и взрослыми, а между добром и злом, может, даже более узко — между справедливостью и несправедливостью. Несправедливо же лишать парня матери, да? Некоторая проблема, на мой взгляд, есть в том, что Крапивин наделяет своих детей-героев несвойственными им функциями. Вот фраза из спора доктора с директором: «...есть одна закономерность: первыми поднимаются дети...» Да никуда они не поднимаются, никуда они и не должны подниматься. Даже сказочным детям нужно оставлять только сказочные проблемы. В авторском стремлении бросить малолетку на амбразуру можно усмотреть что-то действительно невротическое.

Тем не менее, в этой вещи баланс еще вполне соблюден, она, наряду с «Голубятней», безусловно, одна из лучших в крапивинской фантастике. Пожалуй, даже скажу, что это одна из лучших книг советской подростковой фантастики вообще.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В этом произведении представлен, пожалуй, один из самых тщательно прописанных миров (граней Кристалла) Крапивина — мир Полуострова, где живёт главный герой, мальчик Ёжики.

Мир похож на наше возможное будущее, через пару-тройку десятков лет.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот здесь уже начало надоедать постоянное. Вм государстве люди бяки, только и думают о плохом, как деток использовать. А рай во всяких странных местах и явно только для детей со способностями.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Проломить Пространство и пройти насквозь и напрямую...

Судьба осиротевшего ребёнка, мальчика-подростка. И Крапивин умело крутит событийный ряд таким образом, чтобы читатель до самого конца повести не понимал, что тут реально происходит, а что, возможно, является только лишь плодом разгорячённого горькой утратой воображения ребёнка. Тоскующего по потере по-настоящему любимого и родного человека — свой мамы. И вот эта тема любви ребёнка и матери является одной из главных составляющих этой пронзительной повести. Главный ещё и потому, что эта любовь к маме и тоска по ней гонит нашего Матвея на кольцевую ветку метропоезда, гонит просто для того, чтобы бесконечно слушать до боли знакомый и родной мамин голос, объявляющей все станции.

И именно эта гонка за мамой в конечном счёте и отправляет Матвея на «несуществующую» станцию «Якорное поле», и заставляет его усомниться в реальности и маминой гибели и в искренности добрых намерений воспитателей специнтерната.

В повести кроме уже привычных героев — мальчишек подросткового возраста — и нескольких старших встречается также уже ставший привычным и потому ожидаемым старый «знакомый» — монетка в 10 колосков, а также новые артефакты — якорёк и разумный кристалл Яшка. Всё это артефакторное богатство искусно вплетено Крапивиным в основные смыслы и повести и всего цикла, и наверняка будет «выстреливать» в следующих повестях Великого Кристалла.

Также вводятся новые понятия — Командор и Пограничники; кое-что о сути этих персонажей и личностей мы узнаём уже из текста «Заставы...», а что-то наверняка будет проявляться дальше, в следующих книгах.

И, наконец, отдельным пунктом книжного «меню» является тот читательский восторг и упоение, с которым погружаешься в глубины и текстов повестей, и в глубины Великого Кристалла. Вот в моей личной читательской иерархии первое место среди писателей-фантастов прочно занимают братья Стругацкие, а на второй позиции в течение нескольких десятилетий находился Станислав Лем. Теперь же готов подвинуть пана Станислава на одну позицию ниже, переместив Крапивина сразу на второе место — вот вам результат чтения всего только трёх повестей цикла.

PS А у меня на колечке с ключами вот уже более 40 лет болтаются два предмета: примитивная открывашка для бутылок и ключ от наручников старого образца — и ключи меняются, и кольца, на которые они надеваются, но сами эти два «счастливых» артефакта непременно всегда со мной...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сюжет просто потрясающий! Несмотря на то, что книга издавалась в «детской» серии, заставит поразмышлять даже взрослого. Просто удивительно, как автору удалось создать мир (читай миры), настолько насыщенный действием. Из минусов: некоторая зацикленность на мысли о несправедливости всего сущего, особенно если это касается касты «избранных» — детей в целом и одарённых личностей в частности.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Порой Крапивин выбирает для своих героев весьма странные имена: мальчикам даёт едва ли не женские, девочкам — наоборот.

К этой повести у меня одна претензия (почти такая же, как и у gato loco) — у Матвея (Матиуша) Юлиуса Радомира более чем странное прозвище — «Ёжики». Оно мне кажется противоестественным. Объяснение, как оно появилось, не вызывает никаких сомнений в том, что носит его герой вполне заслуженно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(«Один [ёжик] — это мало. У одного хоть живот пушистый, а у тебя всюду колючки торчат. Куча ежат, все упрямо визжат». Так обосновывала прозвище мама Матвея.)

Здесь продолжается исследование Командорства как движения по охране детства. В «Выстреле с монитора» — автор даёт нам общие сведения, в «Гуси-гуси, га-га-га» — рассказывается о том, как даже обычный человек может прийти к идеям Командорства, а тут исследуется деятельность псевдо-, или даже антикомандоров.

Глава «Хранители. Яшка» прочно связывает цикл «В глубине Великого Кристалла» с повестью «Оранжевый портрет с крапинками» и добавляет ещё один штрих к пониманию культуры иттов. Пусть даже здесь рассказ об аутотренинге иттов и преподносится как заведомо выдуманный «садовыми троликами».

Глава «Аутотренинг иттов» содержит много информации о Командорах, их принципах. Тут проскальзывает кусок истории Первого Командора, а также идёт спор о различиях между поздними общинами и тем, что отличает и объединяет их. Заодно раскрывается цель и средства её достижения именно этой общины, которая сохранила внешние признаки, но вывернула наизнанку всю суть Командорства:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вместо того, чтобы спасать страдающих детей-койво, они заставляют обычных детей страдать, чтобы у них развивались сверхспособности.

Из этого же разговора становится ясно, что Кантор не только опекает способных детей, но и «прикармливает» на всякий случай подростковые банды вроде «садовых троликов».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это не кажется странным после того, как доктор Клан (он же капитан-резидент Клан), возражая консулу Кантору, говорит:

«Обет — прекрасен. Идея благородна — Всеобщая Гармония Мира. Почему Гармония ... должна быть Гармонией для всех?»

Многое при этом становится на свои места. Ведь для того чтобы мотивировать на деятельность свежесозданных койво, недостаточно лишить их родителей, нужно создать заодно и неблагоприятную обстановку в окружающем их мире, чтобы у них был стимул бороться против этого и развиваться дальше по своему желанию

Таким образом, это может стать дополнительной гарантией, что в их мире не произойдёт бунт, подобный бунту лицеистов Полуострова из «Голубятни на жёлтой поляне».

Кроме того, эта идея Кантора отчасти созвучна с идеями мэра Реттерхальма, который был сторонником безопасного сосуществования обычных людей с койво. Правда, на практике они тоже оказываются противоположными. Для главного советника Адама Питера фан Биркенштакка было важно спокойствие города, чтобы все сосуществовали в мире и согласии и не вредили друг другу.

«Но я знаю другое: жизнь в городе сбалансирована, отношения в нем ясны и просты, люди счастливы, насколько это можно в наше время. Такое благополучие достигнуто немалыми трудами. Легко ли было добиться, чтобы все притерлись друг к другу, чтобы всё было налажено, чтобы даже мадам Валентина вписалась в этот уравновешенный быт. <...> Койво не всегда знают о своих свойствах и не всегда умеют ими распоряжаться. Не все мудры, как мадам Валентина. Но все — опасны. Случается, что из-за них на город сыплются молнии, а над реками рушатся мосты. <...> Я отвечал за город, Галь. <...> Но трусость тоже бывает доблестью. Особенно когда один отвечаешь за многих».

Кажется, эта позиция куда благородней.

Эта повесть также напрямую связана с «Белым шариком Матроса Вильсона», ведь именно Ёжики запускает в полёт разумный кристалл Яшку, чтобы тот когда-нибудь снова стал звездой. Впрочем, этот же момент становится отголоском повести «Вечный жемчуг», где Светлый штурман Иту Лариу Дэн вместе с Васильком, Сергеем и Володькой запустили в пучину космоса каплю Вечного Жемчуга, чтобы зажечь новую звезду.

Этот же момент перекликается и с «Выстрелом с монитора». И Галька, и Матиуш обладают сходными талантами: в момент наивысшего напряжения они способны генерировать силовое поле, которое в зависимости от обстоятельств либо притягивает, либо отталкивает предметы.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх