FantLab ru

Кобо Абэ «Сожжённая карта»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.79
Голосов:
145
Моя оценка:
-

подробнее

Сожжённая карта

燃えつきた地図 / Moetsukita chizu

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 15
Аннотация:

Детектив из частного сыскного агентства расследует дело об исчезновении человека. Он исчез средь бела дня, непонятно куда. На самом деле таких людей очень много. И беда состоит в том, что они вряд ли хотят, чтобы их искали. Это люди, которые уходят и не возвращаются. Им опротивела эта обыденность, этот быт, этот вечный поиск места под солнцем...

Примечание:

Также в «Иностранная литература», 1969, № 8, 9, 10.


Входит в:

— антологию «Японский детектив», 1992 г.


Экранизации:

«Сожженная карта» / «燃え尽きた地図 / Moetsukita chizu» 1968, Япония, реж: Хироси Тэсигахара



Похожие произведения:

 

 


Чужое лицо. Сожженная карта. Человек-ящик
1982 г.
Кобо Абэ. Избранное
1988 г.
Японский детектив
1992 г.
Кобо Абэ. Собрание сочинений. В четырех томах. Том 2
1998 г.
Сожженная карта. Человек - ящик
2000 г.
Сожженная карта
2001 г.
Женщина в песках. Сожженная карта. Вошедшие в ковчег. Смерть, к которой он непричастен. Детская
2004 г.
Том 2. Сожженная карта. Человек-ящик
2007 г.
Сожженная карта. Человек-ящик
2009 г.
Сожженная карта
2012 г.
Сожженная карта. Человек-ящик
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Жінка в пісках
1988 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Есть такой литературоведческий термин: «экзистенциальный детектив». Как мне кажется, в данном случае мы имеем именно его. Японские Авторы видят мир очень по-своему и стремятся выразить свое виденье посредством сложных текстовых метафор. Сюжет романа и есть такая метафора.

Пропал человек. Ведется розыск. Но не стоит ждать привычного «европейского» расследования. От него в романе — только вопросы детектива. Ответы же звучат странные, расплывчатые, уклончивые, обтекаемые. Последнее определение, пожалуй, наиболее точное. Ответ каждого персонажа на прямой вопрос обтекают его, даже если отвечающий заинтересован в розыске. Прошлая жизнь пропавшего человека, предшествующие исчезновению события, круг контактов — всё то, что нужно для эффективного поиска — видится как бы сквозь туманное марево, всякий раз искажающее перспективу. Информацию утаивает тот, кто, казалось бы, должен в первую очередь сообщать о ней. Лжет тот, кому совсем незачем лгать. Происходят события, которые почти указывают путь исчезнувшего, но почти оказывается иллюзорным, а открывшиеся пути ведут совсем не туда, хотя на путях этих пересекаются люди, сопричастные с прошлой жизнью исчезнувшего человека.

Столь странную следственную ситуацию детектив воспринимает как должное. Он не настаивает на четких ответах, не выясняет имена и адреса, не требует незамедлительной выдачи важных для поиска материалов, якобы имеющихся у свидетелей. Он слушает, наблюдает, размышляет, пытается впитать в себя психологическое состояние и подлинную мотивацию вовлеченных в круг поиска людей и всё больше углубляется в философские аспекты их жизни. Ему везде видятся знаки — в лимонной шторе на окне, в значке на лацкане пиджака, в фотографиях неизвестной женщины. Он выполняет обычную детективную работу: встречается с людьми, знавшими пропавшего, посещает места, где тот мог бывать, изучает его вещи. Однако, не это главное. Чтобы найти человека, мало повторить его путь в пространстве. Надо сделать что-то еще. Более важное, более сложное, относящееся к территории психики, а не собственно действия. Это понятно всем героям романа, и отчасти поэтому для них самих их странное поведение естественно.

Японская культура основана на созерцании и интуитивном осознании сути видимого. С такой позиции жизнь человеческая представляется не столько цепью связанных между собой действий и событий, сколько постижением своего пути, который может пролегать во внешнем мире или во внутреннем, в одиночку или через соприкосновение с другими такими же погруженными в созерцание людьми. Человек идет своим путем, и часто не знает, куда и зачем он идет. Или знает, но не готов открыть это знание не только другому человеку, но даже самому себе.

На пути этом исчезнуть для кого-то другого не означает попасть в беду. Исчезновение может быть шагом к обретению личной свободы. Поиск пропавшего человека может восприниматься, в том числе, и как посягательство на его свободу, как попытка повлиять на путь, который пропавший избрал для себя сам. Если он его избирал, конечно. Ищущие не обязательно хотят найти, они могут хотеть только искать, или создавать иллюзию поиска.

Но жизнь безжалостно реальна. И расставание больно ранит, несмотря ни на какую философию. И смерть столь же реальна. Она настигает неожиданно и влияет на планы оставшихся в живых Ушел их жизни один человек, и другим надо менять свой путь, никто не движется в полной автономии. Нарушил закон один человек, другой нечаянно заметил это, всполошил, испугал, последовала реакция на нежелательное вторжение — и путь снова изменяется — до полной утраты осознания себя, имен, мест, дат, связей, всего, что осталось на уже созданной карте жизни.

Может быть, это и есть свобода. То состояние, когда обрывается последняя ниточка и на отчаянный телефонный призыв приходит незнакомый человек, совсем не тот, которого ждешь.

Такой вот странный роман, в котором речь идет о поисках пропавшего человека конкретно-пространственных, вполне приземленных, с целью узнать, где он и почему ушел. Но каждый персонаж ищет что-то иное, гораздо большее, и по мере продолжения поисков всё больше теряется сам. Возможно, потому, что боится найти...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Никакой экзотики, почти никаких сложных имен — только роли:

Женщина.

Пропавший муж.

Брат.

И конечно рассказчик — частный детектив, ведущий розыск, как в любом нуаре.

Дёрганый, угловатый как картина Пикассо, сюжет; клиповый монтаж:

Небо, похожее на погасший телеэкран.

Асфальт, город («.. — замкнутая бесконечность. Лабиринт, в котором ни за что не заблудишься.»)

Парнишка на роликах, столкновения с которым еле удалось избежать...

Детали сыплются как из рога изобилия, ведь с чем-чем, а с извлечением информации у рассказчика всё в порядке: за сбор данных — только высшие оценки! («Факт, он вроде моллюска. Чем больше вертишь его в руках, тем плотнее сжимает он створки.»)

Вместо действия, разговоров — медитация, обилие деталей:

Взгляд.

Ярко накрашенные губы.

Струйка сигаретного дыма медленно уплывает ввысь и растворяется в воздухе...

Телефонный номер.

Спички.

Стена — ...человеческого отчуждения, стенки лабиринта, из которого не удаётся выбраться.

Под видом детектива — хороший социальный роман:

«Левое» такси.

Съёмки ню, проституция.

(«Даже тигру не сравниться с голодной одичавшей собакой.»)

Интеллектуальный психологический триллер, философский квест, закрученный так, что читается как фантастический роман — странно и необычно, с элементами фантасмагории в финале (реализм! -вызвано физическим состоянием героя) — исчезают и проявляются люди, мешаются времена... А о чем можно написать, вспоминая завтрашний день, в чём смысл подобных воспоминаний?..

Иена.

Костяшка маджонга.

Красный иероглиф «фонаря», вечный поиск человека...

(«Тот, кто ищет пропавшего без вести, сам пропал без вести. Заколдованный круг какой-то.»)

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вроде бы все хорошо... но это, по большому счету, римейк фильма М. Антониони «Приключение», снятого еще в 1960 году. Как только понимаешь, что произведение несамостоятельно, сразу начинает вылазить неуклюжесть построения и иные недостатки, теперь уже не оправдываемые новаторством.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх