FantLab ru

Инна Кублицкая, Сергей Лифанов «Кодекс Арафской дуэли»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.17
Голосов:
6
Моя оценка:
-

подробнее

,

Кодекс Арафской дуэли

Другие названия: Спарринг-партнер

Повесть, год (год написания: 2013); цикл «Мир Книги»

Аннотация:

Когда сильные мира сего вдруг ни с того ни с сего начинают тебе помогать — это неспроста. Особенно, если ты — ничего из себя не представляющий дворянский недоросль из глухой провинции.

Семнадцатилетний Монтейн — талантливый, но бедный провинциал — не без помощи покровителей вливается в аристократическое столичное общество. Череда интригующих событий приводит его на порог замка Арафа, где в скором времени состоится сакральная дуэль. Десять дуэлянтов сойдутся в смертельной схватке за право стать хозяином Арафы и вторым лицом в государстве. Перед Монтейном встает непростой выбор. Как быть, если все, кто когда-то помог тебе, становятся твоими противниками?

Примечание:

Рабочие названия: вначале «Щенок», затем «Спарринг-партнер».

Договор с издательством подписан 30 августа 2019 года.


Входит в:

— цикл «Мир Книги»


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 137

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2677 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 55 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 54%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>



Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Кодекс Арафской дуэли
2020 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это было похоже на день сурка. Очаровательного дворянского недоросля замечает владелец казино. Кормит-поит, дает денег и считает, что у парня большое будущее. Чудесно. Интригует. Потом того же очаровательного недоросля замечает беспутный аристократ. И эпизод повторяется с небольшими вариациями (героя не только кормят, но и купают в ванне, что, конечно, придает всей сцене свежесть и новизну). А потом почти то же самое описывается в третий раз. И в четвертый. И в пятый. Меняются только благодетели и конкретные формы благотворительности.

Что это, неужели позади почти половина небольшой книги? А основное действие еще и не думало начинаться. Кажется, если герой снова полезет в ванну с очередным филантропом, я завою. Придется закрыть книгу, не дожидаясь разрекламированной Арафской дуэли.

Оценка: нет
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В стародавние времена супруги-соавторы Инна Кублицкая и Сергей Лифанов написали роман «Приют изгоев», в те времена называвшийся просто и без затей «Стенка». Со «Стенкой» на свет родился новый литературный мир — Мир Книги или Книжный мир. В первом романе этот мир довольно причудливо совмещал в себе Восток и Запад, фэнтези и НФ. Но надо сказать, что фэнтези у авторов было необычное — некая или некие силы, не слишком-то похожие на традиционную магию. А почему бы и нет? Кто сказал, что физика другого мира обязательно должна соответствовать нашей физике?

Если бы действие того первого романа сравнивали с реальным миром, то он соответствовал бы примерно началу XVII века, а ведь потом пошли и другие истории, вплоть до середины ХХ века. И это правильно, не пропадать же хорошему миру — хорошие миры на дороге не валяются. Правда, Востока и магии там становилось все меньше, что не удивительно — прогресс, он и в литературных мирах прогресс.

И вот роман «Кодекс Арафской дуэли». По современной шкале времени он соответствует примерному началу XIX века. Что мы видим? Аристократию и простонародье, университеты, полицию, спецслужбы (имеющие гораздо больше полномочий, чем могло быть в реальном европейском XIX веке), игорные дома, публичные лекции… Но еще и ритуалы, которые уже мало кто понимает. И магию, точнее, некие силы, существующие вполне реально. И отрицать эти силы так же бессмысленно, как отрицать законы всемирного тяготения. То есть отрицать-то вы можете, но это не избавит вас от шишки на лбу, если вы приложитесь лбом об пол.

И герои… На них стоит остановиться чуть подробнее. Они могут показаться картами Таро, так как вполне традиционны для литературы, особенно приключенческой. «Плохой» мальчик, конечно, умный и красивый. Раздолбай аристократ. Между нами, мальчишка-дворняжка и старший товарищ аристократ — это просто классика приключенческой литературы. А еще многоопытный офицер. Заправила игорного дома. Великодушный врач. Ученый, женатый на науке. Глава спецслужбы… Авторы с наслаждением играют традиционными фигурами, раз за разом разыгрывают похожую ситуацию, и попробуй отгадай — благо или нет, когда пять разных людей один за другим совершают благодеяния в отношении наглого мальчишки?

Свою историю авторы рассказывают неторопливо, и это напоминает неспешное раскладывание пасьянса осенним вечером. К чему торопиться! Авторы дают читателю время насладиться всеми нюансами повествования, оценить сплетение судеб персонажей, вспомнить имена, знакомые по другим книгам цикла.

И пока читатель смакует текст, он вдруг обнаруживает, что все оказывается совсем не таким, как кажется с первого взгляда. И люди, и ситуации… Магия существует реально, магия может управлять людьми, но значит ли это, что человек должен подчиниться нечеловеческим силам? И что такое избранничество — не слишком ли оно похоже на проклятие? И что такое благо государства?

И когда вам кажется, что вы ответили на все эти вопросы, когда вы успокаиваетесь, встретив финал — одновременно ожидаемый и совершенно неожиданный, вот тут-то авторы и выливают на вас ушат холодной воды… А вы как думали? Авторы — они такие, всегда готовы устроить вам сюрприз.

Роман «Кодекс Арафской дуэли» не стоит читать людям, которые обожают экшн и стремятся скорее добежать до финала. Но вот если вы любите ребусы, любите загадки и неожиданные финалы — это книга для вас.

Наслаждайтесь!

Оценка: нет
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ощущение старинного романа, когда вам рассказывают не просто историю, то есть сюжет. Не только «показывают» героев. Но сам язык и стиль рассказа становится одним из главных действующих лиц, и вы смакуете слова, наслаждаетесь искристыми предложениями, которые собираются в гармоничные сцены, оживленные уникальными героями.

Да, это фэнтези. Или так: триллер с фэнтезийным допущением. В фандопе есть магия, которая вроде бы никак в действие не лезет, но незримо летает над головами дамокловым мечом. Обоснуй именно такой, какой я люблю — берем условие, швыряем в него героя и смотрим, как он, бедненький, оттудь выберется. Герой действует, подготавливая почву для произрастания еще больших неприятностей, которые сначала казались удачами. Сюжет закономерно развивается и приходит к победе.

Или фандоп героя скушивает.

Прекрасно, хотя и классически, организованный сюжет. Но обыгрыш классического сюжета сделан мастерски. Постоянно вертится на языке одно слово — красиво. Красивый язык, красивый сюжет, красивые диалоги и сцены, красивые яркие герои.

«Замок ждал. Весь чудовищный объем камня, придавленный небом к земле, выжидал, когда человек, такой маленький, такой слабый — войдет. И кому тогда не поздоровится? Перемелют, переломают человека каменные челюсти. Обратной дороги не будет.

— Нет, — сказал человек. — Я туда не пойду. Я подожду вас в трактире, Гиеди.

Он повернулся и пошел прочь от ворот, спиной чувствуя, как хищно присматриваются к нему глаза-бойницы замка. Зло. Разочаровано.»

*

«— Он не вернется. — Комендант Арафы вышел на крыльцо из затененного холла.

Гиеди кивнул.

— Это уже второй, — зачем-то сказал он.

— Что поделать… — пожал плечами комендант.

— Где же теперь искать третьего?»

*

«Бутылка отменного таласского бренди поклонилась новой рюмке.»

*

«— Хорошо. Дайте ему еще погулять, пусть съест еще пару бутербродов, — Сертан ухмыльнулся, — ему это не помешает сейчас, а затем… затем пригласите его в мою приемную… Вот видишь, Алиот, как я забочусь о нашей молодежи, — обернулся он ко все еще стоящему у одностороннего окна в зал Гиеди, когда слуга вышел.

— Ну да, — задумчиво кивнул Гиеди. — подкармливаешь, чтобы потом посытней было его скушать…»

*

«.… прохаживаясь между столами и пощипывая бутерброд, с горечью размышлял о том, что тот, к сожалению, не бесконечный — вот уже и меньшая половина от него осталась. К тому же одинокий кусок хлеба с маслом и икрой спасти от голода его молодой, жадный до всего организм никак не мог. Наоборот — организм жадно захотел еще, а взять еще один бутерброд было бы откровенным вызовом. Ведь это был уже третий сегодня, и служащие клуба, от внимания которых этот факт никак не мог ускользнуть, посматривали без одобрения. Ну еще бы: третий день он слоняется по залу, пьет лимонад, покусывает с подносов, но за стол ни разу так и не сел, а следовательно, не оставил клубу ни флорина взамен — так приличные люди себя не ведут. Но что делать, если нет у него этого флорина. А был бы… Если бы он у него был!

Не раньше чем через час, — сказал себе Монтейн, провожая деланно-безразличным взглядом очередной поднос с закусками, проплывающий мимо. Если, конечно, за этот час его отсюда не выставят.

И ведь самое обидное — деньги в принципе у него были. Ну… или будут в начале следующего месяца, когда молодому Немеру выдадут очередное квартальное содержание.»

*

Рассказ, добродушно посмеиваясь и вспыхивая искрами занятных, но связанных между собой мелочей, плавно переливается и течет, играя с героями и вами, неумолимо затягивая в полноводную реку книги. Серьезные умные мужчины, очаровательные, но вдумчивые юноши… Что еще надо от книги? История. История неожиданно оригинальна и о, счастье! Написана прекрасным языком, когда возвращаешься и с удовольствием перечитываешь пассажи, аккуратно и красиво рисующие вам не только картину, но и раскрывающие сюжет и героев.

Герои не болтают просто так по ходу, чтобы разбить кус текста дробью диалога. Нет, они реальны и характерны, индивидуальны и живы. Более того, каждое предложение книги многофункционально и многогранно. И дает зацепки и намеки на нечто в будущем или тонко и и логично связано с предыдущим.

Читать эту книгу — огромное эстетическое удовольствие. Сразу же хочется перечитывать, чтобы провести пальцем по сплетениям богатого узора текста.

Большой кусок для демонстрации:

*

… Монтейн вошел в приемную, невозмутимый и надменный, как какой-нибудь юный принц.

— Сударь? — произнес он, окидывая взглядом фигуру хозяина клуба.

— Господин Монтейн? — приветливо сказал Сертан. — Давно хотел познакомиться с вами поближе. Присаживайтесь, вот удобное кресло.

Продолжая изображать принца, Монтейн непринужденно опустился в кресло.

— Бренди, вино, кофе?

— Кофе, — проронил Монтейн.

— Черный или со сливками?

— Со сливками, — согласился Монтейн.

Господин Вулкан с самым гостеприимным видом сам передал ему чашку, что несколько насторожило Монтейна, хотя могло и ничего не значить — мало ли какие тут у них правила. Прислужник-то все еще маячил где-то за спиной.

— Возьмите вот еще булочку, — радушно продолжал Вулкан. — У нас в кондитерской за углом пекут замечательные булочки с марципаном.

Монтейн милостиво кивнул и соизволил взять булочку. Надкусив он чуть кивнул, как бы говоря: да, в самом деле неплохо.

— Как ваши дела, господин Монтейн? — спросил Сертан.

Монтейн шевельнул своей безупречной бровью. «Какое вам может быть дело до моих дел?» — надменно сказал эта бровь. Вслух, правда, сказано было иное:

— Не жалуюсь.

— Однако я заметил, что вы сегодня… м-м-м… скучаете. — улыбнулся Сертан. И не дождавшись ответа, доверительно поинтересовался: — Возможно, у вас финансовые трудности?

— Временные, — равнодушно проронил Монтейн.

— Не сомневаюсь, господин Монтейн, не сомневаюсь, — кивнул Вулкан улыбчиво. — Однако посетители нашего заведения не должны отказывать себе в праве удовлетворять свои потребности, раз уж пришли в наш клуб. Наша же обязанность, как хозяев сего заведения, помогать им в этом. Вы согласны? — Монтейн подумал: «Помогать? Пинком под зад?», но не показал виду. Вулкан вновь кивнул и продолжил: — Поэтому, господин Монтейн, я хочу предложить вам, если вы, конечно, не против, небольшой заем. — Сертан выдержал паузу, вновь не дождался реакции (хотя сердце в груди Монтейна забилось чаще) и уточнил: — Скажем, десять империалов.

Монтейн откусил от булочки, сделал глоток кофе, взор его безмятежно витал в пространстве, а в голове стучали молоточки крови.

— Если вы захотите вернуть мне долг до завтра, — все также проникновенно продолжал Вулкан, — вы отдадите именно эти десять империалов. Если через четыре дня — пятнадцать. Если через неделю — двадцать. Через две недели — сорок.

Однако, подумал Монтейн. Да и то, с чего бы это господину Вулкану заниматься благотворительностью? Впрочем, предложение было довольно соблазнительным: десять империалов — это уже деньги, с ними можно садиться стол… А еще лучше взять деньги, уйти и жить на них две недели, пока Невер не отдаст долг. И все же Монтейн ответил сначала:

— Мне надо подумать.

*

Да, так о чем это я… Сюжет весьма неординарный, обоснуй занятный, диалоги прелестны, действия героев нареканий не вызывают ни в малейшем — давно я так не радовалась при чтении! Роман скорее повесть, т.к. боковые линии обозначены, но все-таки всё подчинено одной цели — существованию этой самой Арафской дуэли. Герои вводятся в сюжет м-м-м… Красиво. Со смыслом и подтанцовкой боковых персонажей. Биография главного героя и предыстория вроде бы дана обычно — на допросе, но настолько естественно, что даже прощупывая костяк сюжета, радуешься оформлению и авторсим решениям.

Да, герой в некотором роде «избранный», но сколько в нем естественного очарования! И обоснуй этой «избранности» железобетонный и злопакостный.

Да есть легкий флер любви, почти боком, но опять же обосновано и прелестно!

Любовные сцены. О ужас, с девственницами! Но, несмотря на аццкую сложность не свалится в общее место или порнушку, всё разыграно очень мило и непосредственно, без графического описания технологии процесса, зато с естественными и метко показанными эмоциями.

Я обожаю Инну Кублицкую.

Проклятие, настигшее одного из героев, когда случайная интрижка обязана стать судьбой — кусочек копипастю — это вообще песня.

*

— Может быть, проводить вас, ваша светлость? — нерешительно спросил полицейский.

— Я пьяный или, может быть, сумасшедший? — осведомился Кали. — По-вашему, я не могу найти дорогу домой?

— Скорее сумасшедший, — еле слышно пробормотала девушка.

— Да уж, — молвил Кали, искоса поглядывая на нее. — Представляю, что ты обо мне думаешь.

— Лучше не представлять, — бросила в ответ девушка. Как уживалась в ней эта непочтительность лично к Кали с пиететом к его высокому титулу?

— Ваша светлость, — проговорил полицейский томясь. — Графское ли дело на тротуаре сидеть?

— В этой стране, — объяснил Кали полицейскому, как маленькому ребенку, — графы имеют такое же право сидеть на тротуаре, как и последние нищие. Не в Чифанде все-таки живем.

— А я не желаю сидеть на тротуаре, — сказала девушка. — Графа, может быть, в участок не заберут, а нас, простых смертных, кто помешает?

— Простых смертных, — подхватил полицейский, — это сколько угодно.

— В этой стране существуют демократические традиции, — сказал Кали.

— Возможно, для графов — да, — согласилась девушка.

— Откуда ты взялась на мою голову?

— Вы сами меня сюда приволокли, ваша светлость.

— Нет, откуда ты приехала в Столицу?

— С Края Земли, ваша светлость. Это на юго-западе.

— Я знаю географию, — сказал Кали.

— Меня пригласила пожить у нее двоюродная тетка. Говорила, ей хочется увидать родную душу. На самом же деле ей нужна была бесплатная прислуга, — сказала девушка. — Я от нее ушла и нанялась в вышивальщицы. Я хорошо вышиваю, ваша светлость. И шелком, и бисером. Вам не надо чего вышить, ваша светлость? Я мигом.

— Она меня не любит, — сказал Кали полицейскому.

— Кто же будет любить графа? — спросила девушка утреннее безоблачное небо. — Я еще в своем уме. В отличие от некоторых.

— Некоторые — это я, — вновь объяснил Кали полицейскому. — Я ее тоже не люблю. Посудите сами, сержант, разве граф может любить такую дерзкую девчонку? Даже от сумасшедшего графа нельзя этого ожидать, правда? Позабавиться денек-другой и бросить — правильно ведь?

— Правильно, — сказала девушка.

— Помалкивай, — бросил Кали.

— В этой стране существуют демократические традиции? — спросила девушка. — Мне надоела ваша истерика, ваша светлость.

— Да что ты, — нежно улыбнулся ей Кали. — Это не истерика. Это еще так… пролог. Ладно, дорогая, отдохнули и двинулись дальше. Последний рывок, и мы дома.

Он встал, и девушка поднялась вслед за ним.

— Я не дорогая, — все же заметила она.

— Ну, милая.

— И не милая.

— Солнышко, не капризничай, — ласково сказал Кали. — Не зли меня. Я и так уже почти невменяемый.

Девушка посмотрела на полицейского и пожала плечами. Полицейский понимающе покачал головой.

Кали сделал шаг, другой, и его сильно качнуло. Девушка поспешила подставить плечо.

— Натурально ноги не держат, — сказал Кали полицейскому. — Удар молнии, натурально. А я думал, это метафора. Аллегория. Гипербола. Удар молнии, надо же!

*

Я свои восторги пишу сюда по ходу чтения, ибо они меня переполняют и необходимо выплескивать, иначе лопну. Я — старая книжная мышь, пищу от счастья, при каждом повороте сюжета, при каждой смене декораций и при каждой реплике. Я, кажется, выучу эту книгу наизусть.

Концовка ожидаема, но элегантна. Возможно чуточку затянут наезд на финальную сцену, но я счастлива несказанно — у автора еще много книжек! Уруру!!

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх