FantLab ru

Валентин Иванов «Повести древних лет: Хроники IХ века в четырёх книгах одиннадцати частях»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.41
Голосов:
197
Моя оценка:
-

подробнее

Повести древних лет: Хроники IХ века в четырёх книгах одиннадцати частях

Роман, год; цикл «[Древняя история Руси]»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 53
Аннотация:

Роман-хроника «Повести древних лет» повествует о событиях IX века, начальном периоде истории Древней Руси, когда жители Новгородской земли сражались против норманнского нашествия. Произведение изобилует историческими подробностями в описании древних народов, их нравов и традиций, быта и культуры, характеров и внешности. Показан уклад жизни и новгородцев, и норманнов с их порядками, законами и ценностями.

Примечание:

Впервые опубликовано в «Мире приключений» № 1 за 1955 год.

«Повести древних лет» — первая книга трилогии Валентина Иванова о создании Русского государства, за ней последовали «Русь изначальная» и «Русь великая».


Входит в:

— антологию «Мир приключений. Альманах 1», 1955 г.

— антологию «Средние века», 1994 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 447

Активный словарный запас: чуть выше среднего (2985 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 66 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 9% — на редкость ниже среднего (37%)!

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (18)
/языки:
русский (18)
/тип:
книги (18)

Мир приключений
1955 г.
Повести древних лет
1955 г.
Повести древних лет
1959 г.
Повести древних лет
1985 г.
Повести древних лет
1985 г.
Русь Великая
1990 г.
Русь Великая
1991 г.
Повести древних лет
1992 г.
Повести древних лет
1993 г.
Повести древних лет
1993 г.
Необычайные приключения Кукши из Домовичей. Сигурд победитель дракона. Повести древних лет
1994 г.
Русь Великая
1998 г.
Повести древних лет
2009 г.
Повести древних лет
2009 г.
Повести древних лет
2010 г.
Повести древних лет
2010 г.
Повести древних лет
2013 г.
Повести древних лет
2017 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Лет в 13 это был один из моих любимых романов. Перечитан был раза 3.

И даже сейчас, когда за плечами истфак и тонна литературы по истории раннесредневековой Руси, когда очевидна полная несостоятельность романа с точки зрения истории, не устаешь удивляться безусловному мастерству Иванова как писателя, той богатейшей художественной палитре, с помощью которой он делал «тяжеловесную» событийную канву своих романов действительно интересной.

Творчество Валентина Иванова напоминает какой-нибудь хороший исторический эпик вроде «Храброго сердца». Знаешь, что все было не так, но автор так убедителен, что хочется поверить.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитывал эту книгу не раз. Если в пору детства больше занимали батальные сцены, то, повзрослев, оценил и великолепный язык Валентина Дмитриевича. Вроде бы и простое, но такое выразительное, красочное, выпуклое повествование, что картины книги предстают перед глазами как реальные. Погружаясь в эту книгу, веришь, что так оно и было все на самом деле, а это — признак писательского мастерства. В книге практически нет проходных моментов, «воды», которой так любят грешить современные литераторы, читается на одном вздохе от корки до корки. Прочитав впервые книгу в зрелом возрасте, я б наверное ей поставил ей 8.. или 9. Но попала она в руки 12-ти летнему мальчишке, и как то не поднялась у меня рука поставить ей что-то ниже высшей оценки. Рекомендую всем любителям качественной прозы.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитывал эту книгу до тех пор, пока она не развалилась. Потом еще перечитывал, хотя многие страницы приходилось уже не перелистывать, а перекладывать. Считаю «Повести древних лет» одним из лучших исторических романов и безмерно уважаю автора за прекрасный язык, умение создавать живых героев и достоверность повествования.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Понравилось сразу – язык. Живой, насыщенный. Да, он подстраивался под время описываемых событий, но грамотно сочно – он создавал атмосферу древней Руси, изобилуя и устаревшими словами, но всегда так, что их можно было понять. И словами, а не коверканным «под старину» языком. Не ухнуло во всякие «гой еси», от которых всё превращается в сказку, чем грешат иные авторы.

Вообще, насыщенное, сочное, напряженное, умное – про весь роман. И как не ухнул язык в лубочную сказку, так не ухнули и герои. Отчего-то вспомнился семёновский «Волкодав», хороший до приторности каратист-катаржанин, от которого иной раз начинало тошнить – будто в пику ему герои здесь по-русски хорошие, но выпуклые и живые; и не зря даже вызывающий симпатию Одинец приобретал глубину отломанного куска, слегка чужого среди своих. И так было со всеми. Тот же Ставр – персонаж не самый хороший – но живой и понятный, а в конце даже легкую горечь за себя вызывающий.

А уж как насыщен роман бытовыми подробностями – но хитро, не надоедая, вплетаясь в напряжение событий. И вот уже семёновское «Мы – славяне!» (да что ж она мне так вспоминается – как искусственное, перед мастеровитым и естественным) можно убрать на дальнюю полку, ибо весь быт, от деревянной ложки до хитрости ночёвки в зимнем лесу, уже охвачено взглядом, понято.

Когда повествование перекидывается на «нурманн», меняется сам язык, меняется атмосфера, и другие подробности – быта викингов – даже жестокие до мурашек, захватывают. Тоже проникаешься. Ярл Оттор превращается в личность притягательную, интересную – не антагонист он, да, умный и безжалостный, а такой же полноправный герой, но по ту сторону. Сам быт, бесчеловечный образ жизни, непохожая на русскую обыденность так проникает под кожу, что не вызывает отторжения или злости. В этом романе 55-го года, есть свой политический момент (и самовластие Ставра – как оттиск «тирании» самодержца, практически гражданская война, да с помощью «интервентов»; новгородская Правда – как равное на всех коммунистическое общество; а нашествие викингов – как нашествие гитлеровских сил, с их бесчеловечностью и величаем одной нации над другими), но так уж сильно, так уж славно автор создал атмосферу противной стороны, что будто находясь там, изнутри начинаешь, пусть не соглашаясь в чём-то, но принимать их видение мира. И всё превращается в большее – в столкновение миров, в столкновение менталитетов, в столкновение разных взглядов на окружающее и на себя. И миры эти – сшибаются, со звоном, с кровью, со скрипом железа о кость. А до того сходятся миры повольников с биармами, только с иным исходом, а ещё мир новгородского старшины Ставра с миром греческого Рима, в его воспоминаниях.

Но даже в минуты сшиба и боли автор делает так, что, конечно, симпатии на стороне «наших», а не захватчиков, но и они, нурманны, не вылезают из человеческих шкур в бесовские. Показывает события и их глазами, с их стороны… Кажется, автору даже приходилось отвлекаться изредка, переходить на язык современный, чтобы показать «погружённому», на чьей стороне правда из-за того, что погружение примеряло даже с врагами.

Книга на века. Ибо очищаешь одно – открывается другое. И важная тема становления Руси, русского характера и терпимости к другим народам и вероисповеданиям, способность принимать их всех в свою «семью». И погружение в то время, в которое мало кто погружался и погружается, рискуя обломиться об недостоверность и сложность в воссоздании быта и атмосферы – а Иванов смог, и смог блестяще, показав и авторское умение и недюжинную эрудицию, сплавав две эти вещи в одно – в прекрасное повествование. И крепкий, захватывающий сюжет (особенно люблю такое, когда героев несколько, но по разные стороны, и за обоих переживаешь по-своему, зная, что вот-вот и они сойдутся не на жизнь, а на смерть), местами размеренный, как пенье ветра в трубе, о невиданных странах, чудесах и опасностях; местами жесткий, надрывный – с железным привкусом отчаяния и смертельной схватки. И неожиданная мистичность (для 55-го года-то) – тонкая, но пронзающая видениями, шаманскими обрядами, короткими встречами с нечестью – то ли существующей, то ли нет, но пробирающими как красота водяниц. Потрясающе! И ещё и ещё раз хочется восхититься авторским мастерством; хвали его – не перехвалишь! Заслужил, на мой скромный взгляд.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Удивительно красивая книга! Не знаю, что и как было на самом деле, но хочется верить всему написанному.

Чем и как жили эти люди, новгородцы, биармины, викинги, почему они делали то, что делали, к чему это приводило.

Жесткие и разумные описания сражений. Почитал, обдумал, а после веселишься глядя на батальные сцены в современном кино. Нет, режиссеры простоваты против ярлов.

Любопытно, что отрицательные персонажи выглядят отрицательными с наших, гуманистических позиций, а для IX века поведение их естественно и оправданно. Да и в конце концов все получают чего заслуживали.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Валентин Иванов сумел найти эпиграф к книге первой такой силы и точности, что его невозможно пропустить мимолётно и не стырить в текст отзыва:

«Русский народ всей своей громадной массой не мог вдруг в 862 году размножиться и разлететься сразу, как саранча, его города не могли возникнуть в один день. Это аксиома. (Ю.Венелин)»

И действительно, ведь не по мановению волшебной палочки вдруг и внезапно появились все эти Новгороды и Псковы, Мински и Рязани, Смоленски и Киевы, появились уклад и законы жизни многочисленных славянских племён и родов. И конечно же была предыстория всего этого — частично мы познакомились с ней в книге того же самого Валентина Иванова «Русь изначальная», и вот теперь продолжаем наше путешествие вглубь веков к истокам русской государственности и народности в этой книге.

В центре внимания Валентина Иванова находится Господин Великий Новгород (на тот момент совсем ещё не Великий и не Господин, по крайней мере в книге это название города пока ещё нигде не мелькает, везде этот форпост северо-западных славян — ильменских словен — называется просто Новгород. Середина IX века от РХ (хотя тогда летоисчисление от РХ на Руси ещё не вели, не было тогда у славян этого ближневосточного европейского божества), город живёт своей обычной тревожной торговой жизнью — торговой потому, что через Новгород проходит знаменитый летописный торговый путь «из варяг в греки». А тревожной в силу соседства — в Скандинавии вовсю гнездятся свободные ярлы, которые на своих драккарах с ватагами викингов пиратят всю Европу и разевают рот на восточные земли и города. А кто у нас на востоке от Скандинавии? Правильно — свободный и богатый Хольмгард (Новгород) да ещё неоткрытые неисследованные земли на восток от Скандинавии и непокорённые народы, там живущие.

Автор нам показывает две экспансии. Одна — стремление свободных новгродичей к открытию новых земель и освоению их, к установлению торговых и тесных соседских хозяйственно-родовых и по сути уже семейных отношений с народами, населяющими эти вновь открываемые и осваиваемые земли. Группа-ватага новгородских повольников отправляется на северо-восток в богатые дичью и пушниной земли, где встречается с местными народами, живущими ещё в каменном веке (железа и вообще металлов они не знают и живут охотой и рыбной ловлей, ну и наверное немного растениеводством, но скорее собирательством). О перипетиях этого похода-экспедиции и открытии будущих архангельских земель и повествует нам автор.

А другая экспансия связана с военным нападением ярлов-викингов на своих драккарах и на вновь открытые новгородичами архангельские земли, и на сам вольный Новгород. И вот это противостояние пиратских разбойников и мирных новгородичей и составляет затем всё содержание романа.

Понятно, что книга, написанная в советские времена и русским писателем, наполнена гневом по отношению к захватчикам и разбойникам нурманнам (норманнам) и сочувствием по отношению к своим, русским, новгородским. Вряд ли уместно упрекать за это автора. Но чтобы авторская позиция стала понятнее, Иванов в эпилоге рассказывает нам о судьбе нескольких из выживших после этой «экспедиции» ярлов-викингов — история более чем бесславная (если конечно не считать славными делами разбойничьи кровопролитные набеги, грабежи и убийства и прочую пиратскую «прелесть»). Так что я в своём восприятии книги скорее вместе с Ивановым — сочувствую новгородичам (тем более, что я и сам новгородских кровей и имею полное право быть «за наших«!) и негодую на подлых норманнов.

Не знаю, как там с точки зрения исторической — в том смысле, что не уточнял, насколько содержимое книги соответствует разным летописно-историческим источникам и точкам зрения специалистов, — но как литературный труд книга читается очень легко, событийно-драматический ряд наполнен разными будоражащими происшествиями и яркими запоминающимися героями и антигероями.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Совершенно согласен с Dixiecrat. Правда мною роман был перечитан раз шесть :). Превосходнейший образец размышлений на тему «Что было бы, если...» Собственно говоря, благодаря именно этому произведению я, в своё время, всерьёз заинтересовался историей... чтобы узнать, что любимая книга моего отрочества удручающе далека от правды исторической , но восхетительно близка к правде о Русском Человеке!

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Повесть древних лет», к сожалению, получилась несколько послабее великолепной «Руси изначальной» того же автора. Но ничего удивительного здесь нет: «Повесть писалась в первой половине 1950-х годов то есть раньше «Руси», а в В.Д. Иванов в литературу пришёл только в конце 1940-х. Он, конечно, и до этого, в бытность уполномоченным разных союзных министерств, много писал: докладные всякие там, отчёты о поездках, письма друзьям… Но сие, прямо скажем, не очень-то способствует развитию писательского мастерства…

Так вот, данная книга повествует о событиях далёкого 9 века нашей эры, а точнее: об освоении выходцами из Новгорода устья Северной Двины и её окрестностях, об дружбе русских с аборигенами Поморья – биармами, об их совместном отпоре вторжению нурманнских разбойников.

Первоосновой для романа послужила древняя скандинавская сага «Путешествие Оттара», рассказывающая о путешествии норвежского ярла Оттара на Север на нынешней России. Вышеназванный Оттар в книге тоже присутствует, но он, как и практически все викинги, показан в резко отрицательном свете как грубый и нечистоплотный пират, убийца, садист и подонок. Кроме того, заметно, что Иванов проводит явные параллели между нурманнами и немецкими нацистами 20 столетия. Тут и рассуждения Оттара о высших и низших расах, и известное фашистское приветствие поднятием правой руки.

Кстати, автор резко разделяет викингов и варягов. Варяги, по сюжету, это балтийские славяне, а вовсе не скандинавы, как принято считать в современной исторической науке. К тому же, варяг Рюрик тоже несколько раз появляется на страницах «Повести». Правда, он выведен под другим именем, но знающий человек его сразу заметит.

В общем, книга довольно интересная, однако лучше прочитать её в детском возрасте. Тогда в глаза не будут сильно бросаться некоторые недостатки. К примеру такие, как малая проработанность автором характеров некоторых персонажей. Особенно русских, которые на фоне викингов выглядят несколько бледновато.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман прочитал в альманахе «Мир приключений». Естественно, к основной тематике сайта жанр книги не имеет никакого отношения, однако такой уход в сторону я считаю вполне естественным и полезным для читающего человека. К тому же это существенно раздвигает границы сайта.

За давностью лет вероятно очень трудно составить реальную картину жизни Древней Руси 9 века, но чтение так увлекает и затягивает, что возникает ощущение вполне определенной достоверности. Очень импонирует уклад и устройство жизни Древнего Новгорода, основанные на максимальном стремлении к справедливости. Запомнились слова Доброги к Одинцу: «Не благодари. Я не тебя, а правду защитил». Простые, незамысловатые слова выражают в книге мировоззрение русских людей и соответственно имеющийся общественный жизненный уклад. В этом смысле проходит резкая грань между новгородцами и викингами. Наши предки живут созидательным, мирным трудом, пришли на землю биарминов не как завоеватели, а как друзья щедро делившиеся своим знанием и умением (первоначальные жертвы лишь дань случайности). Викинги напротив коварны, воинственны, жестоки. Это их философия и вполне определившиеся идеология превосходства одной избранной расы над другими.

С ужасом представлял себе каково быть на месте черпальщика драккара или свинопаса, превратившихся в самом прямом смысле в животных и цепляющихся за жизнь только по инстинкту самосохранения. Как страшна постепенная деградация, доходящая до исчезновения речи и способности мыслить. А ведь животным можно стать и по собственной воле за вкусный корм, теплый хлев и прочие «удобства». Если повнимательнее посмотреть вокруг себя, то явно увидишь таких людей. А в книге я был очень рад за судьбу черпальщика, собственными усилиями вернувшему себе свободу, пусть на уровне подсознания или инстинкта. И новгородцы не прибили его на берегу как дикого зверя, а помогли стать на путь «очеловечивания».

Хочу еще отметить стойкое стремление к свободе новгородцев и биарминов. Несмотря на первоначальные поражения и большие жертвы, им все-таки удалось выработать верную тактику борьбы с неприятелем. По сути партизанские действия привели к большим жертвам у викингов и вынудили признать поражение. Российская история в дальнейшем имела множество подобных примеров. И как итог-горький для викингов вывод: все покоренные ими народы в подобной ситуации были сломлены и поставлены на колени, только здесь захватчикам был дан достойный отпор.

Для меня все события книги не являются вопросом исторической достоверности, а литературным образом в который хочется верить. Ведь действительно, всякий будет горд, находя в истории Родины таких предков.

Оценка: 9
–  [  -1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прекрасное произведение. Особенно поразили моменты когда герой из себя наконечник стрелы выковырял.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх