FantLab ru

Колин Маккалоу «Поющие в терновнике»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.29
Голосов:
609
Моя оценка:
-

подробнее

Поющие в терновнике

The Thorn Birds

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 81
Аннотация:

Роман написан в жанре семейной саги, события которой охватывают полувековой период. Молодой приходской священник Ральф де Брикассар знакомится с семьей, владеющей обширным австралийским ранчо и становится для ее членов духовным отцом. В центре романа многолетняя история любви Ральфа и Мэгги Клири, племянницы хозяйки ранчо. История нелегкого и трагического выбора между чувствами, призванием и церковной карьерой.

Экранизации:

«Поющие в терновнике» / «The Thorn Birds» 1983, США, Австралия, реж: Дэрил Дьюк



Похожие произведения:

 

 


Поющие в терновнике
1980 г.
Поющие в терновнике
1988 г.
Поющие в терновнике
1990 г.
Поющие в терновнике
1990 г.
Поющие в терновнике
1990 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1991 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике
1992 г.
Поющие в терновнике. Книга 1
1992 г.
Поющие в терновнике. Книга 2
1992 г.
 Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1993 г.
Поющие в терновнике
1994 г.
Поющие в терновнике
1997 г.
Поющие в терновнике
1998 г.
Поющие в терновнике
1999 г.
Поющие в терновнике
2003 г.
Поющие в терновнике. Книга 1
2003 г.
Поющие в терновнике. Книга 2
2003 г.
Поющие в терновнике
2005 г.
Поющие в терновнике
2005 г.
Поющие в терновнике
2006 г.
Поющие в терновнике
2007 г.
Поющие в терновнике
2007 г.
Поющие в терновнике. В 2 книгах. Книга 1
2007 г.
Поющие в терновнике. В 2 книгах. Книга 2
2007 г.
Поющие в терновнике
2008 г.
Поющие в терновнике
2008 г.
Поющие в терновнике
2008 г.
Поющие в терновнике. 1 том
2008 г.
Поющие в терновнике. 2 том
2008 г.
Поющие в терновнике
2010 г.
Поющие в терновнике
2010 г.
Поющие в терновнике
2011 г.
Поющие в терновнике
2012 г.
Поющие в терновнике
2013 г.
Поющие в терновнике
2014 г.
Поющие в терновнике
2014 г.
Поющие в терновнике
2014 г.
Поющие в терновнике
2016 г.
Поющие в терновнике
2017 г.
Поющие в терновнике
2020 г.

Издания на иностранных языках:

The Thorn Birds
1978 г.
(английский)
Ті, що співають у терні
2011 г.
(украинский)
Ті, що співають у терні
2017 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Одна из лучших любовных историй ХХ века и уж точно самый популярный австралийский роман всех времен. Насчет этой книги у меня долгое время было предубеждение («чисто женская проза»). Помню, одна знакомая восторженно пересказывала мне роман Маккалоу, особенно упирая на «запретную любовь» католического священника. Теперь, когда книга прочитана, с уверенностью могу сказать: «Поющие в терновнике» — прежде всего хорошая литература, которая не по душе будет разве только тем, кто в принципе не признает мелодрамы и любовные романы.

Как начинающей писательнице («Поющие...» — второй роман Колин Маккалоу) удалось создать мировой бестселлер? Дело не только в том, что эпические семейные саги любят во всем мире. И не только в «местном колорите», хотя Австралия — удивительная страна, а жизнь и быт обитателей «зеленого континента» описаны с любовью и вниманием к деталям. Маккалоу в частной истории сумела показать портрет эпохи (в жизнь героев вторгаются и Великая Депрессия, и Вторая мировая). В то же время центральный для книги конфликт чувства и долга актуален в любой стране в любое время.

Ну и главная героиня, Мэгги (на страницах романа она проживает целую жизнь — от 4 до 58 лет!) — личность на редкость обаятельная, живая и настоящая. Очень скоро ей начинаешь сопереживать, как реальному человеку. Ради знакомства с Мэгги уже стоит прочитать «Поющих в терновнике»...

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ох, я, кажется, старею. Если раньше я всегда наслаждалась фантастикой, то теперь меня все больше радуют семейные саги. И знакомство с данной книгой начиналось чрезвычайно приятно. Большая семья, начало века... Впереди виделось столкновение уютного домашнего мирка со страшными событиями, несомыми грядущим... Но повествование текло вперед, а события так и не вышли за рамки обыденных семейных неурядиц. Тень Великой войны промелькнула лишь на самом краю действия, чтобы тут же исчезнуть. Но первым тревожным звоночком стало для меня упоминание о возможном наследстве. Не нужно быть особо опытным читателем, чтобы с уверенностью предположить, что всем чаяниям героев на солидный куш не суждено сбыться, ведь иначе пропадет отличнейший повод пострадать. Дальше все пошло по нарастающей, грянув фортиссимо во время празднования дня рождения Мэри Карсон.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Мэри Карсон была вся в белом: белое шелковое платье, белые кружева, белые страусовые перья. Фиа смотрела на нее во все глаза, до того ошеломленная, что ей даже изменила всегдашняя невозмутимость. Так вопиюще нелепо, так некстати старуха вырядилась невестой – чего ради, спрашивается? Ни дать ни взять выжившая из ума старая дева, которая разыгрывает новобрачную. В последнее время она, ко всему, сильно растолстела, и это ее тоже не красит.»

Здесь повеяло такой диккенсовский нарочитостью, что еще долго все происходящее упорно ассоциировалось у меня с муравьиной фермой. Сперва автор заботливо выписала живых подвижных персонажей, а затем принялась неестественно выворачивать и ломать готовые характеры, испытывая их на прочность и низводя до роли беспомощных насекомых. То зальет муравейник водой, то подожжет, то запустит внутрь жука, то оторвет кому-нибудь лапку, а то и вовсе прихлопнет. Это странное изменение уже обрисованных типажей само собой наводит на мысль, что книга задумывалась и начиналась в одном ключе, но в процессе написания общий вектор повествования основательно изменил направление.

Сравнение с муравейником упорно не желало покидать мою голову до тех пор, пока все не стало еще хуже, хотя казалось бы, все и так переполнено наигранными стенаниями. Но нет, далее все ухнуло в глубины самого настоящего бабского романа с полным комплектом розовых соплей и сердечных терзаний. В этой фазе повествования главная героиня послушно наступает на заботливо разложенные автором грабли и истово мечется между двумя мужиками, не зная, с которым остаться. И страдает, как она страдает! Днем и ночью, в ведро и дождь, бодрствуя и пребывая в царстве Морфея бедняжка непрестанно мучается. И, видимо для того, чтобы дать читателям полнее прочувствовать ее боль, автор старательно нафаршировывает текст мерзостными коечными сценами, после которых сразу вспоминается фраза из якобы советской книги по домоводству: «После совершения интимного акта с женой вы должны позволить ей пойти в ванную, но следовать за ней не нужно, дайте ей побыть одной. Возможно, она захочет поплакать.» К счастью, через некоторое время описания близости меняют стиль с медицинского на китайский, однако отталкивают не меньше, но уже невозможной приторностью.

Стоит ли говорить, что на данном этапе мой и так непрестанно снижающийся интерес и вовсе угас? При смещении фокуса со всего клана на единственную дочь стало ясно, что интересной и живой была самая семья, а не конкретные члены фамилии. Сами же персонажи выписаны довольно однобоко и крайне мало развиваются. Мэгги Клири (О’Нил), главная героиня, всегда милая, покладистая и обязательно красивая, златоволосая, с серебристо-серыми глазами. И, не считая пары вспышек бунтарства, невозможно скучная и блеклая. Нам непрестанно напоминают о ее гордости, однако автор явно описывает нечто прямо противоположное: девица позволяет всем подряд вытирать о себя ноги, главное — не жаловаться. Венчает сей блистательный образ попытка решить все проблемы в отношениях с мужем через беременность, кхм... Ральф Рауль де Брикассар, главный герой, вечно красивый, голубоглазый, изысканный, дипломатичный и завсегда в рубашке, бриджах и сапогах для верховой езды под черной сутаной. И все эти описания раз за разом бесконечно повторяются одними и теми же словами. Довольно странный персонаж, учитывая, что автор явно ему симпатизирует и пытается и читателя насквозь пропитать этим обожанием, но при этом наделяет святого отца весьма сомнительными моральными качествами. Он всю книгу не без успеха пытается и на елку залезть, и ухи поесть, чем не может вызвать иного чувства, кроме гадливости. Мотивация Рауля де Брикассара так и остается нераскрытой, поскольку прочувствовать его стремления к власти совершенно не удалось. Впрочем, это беда всего произведения: практически все описания здесь напоминают пустую скорлупу, они имеют форму, но по своему содержанию абсолютно пусты. На протяжении без малого полувека жизнь обоих основных персонажей отмечается вехами: замужество, повышение в сане, рождение детей. А между этими точками нет никакого наполнения, сплошная пустота. Практически нет изменений ни в мировоззрении, ни в чувствах, ни в мыслях, и потому для меня ни один из этой пары не обрел объема и действительной сущности. Прочие же действующие лица наделены еще меньшей фактурой, как фигурирующие с самого начала, так вошедшие в повествование много позже. Мне лишь было жаль пришедшее в упадок имение, но и его Маккалоу разворошила, словно беззащитное гнездо.

К моменту начала Второй мировой войны происходящие вовсе перестало вызывать во мне какой-либо отклик, пока я не наткнулась на пару очаровательных перлов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«На Рождество 1941-го пал Гонконг; но уж Сингапура япошкам вовек не взять, говорили австралийцы себе в утешение. А потом пришла весть о высадке японцев в Малайе и на Филиппинах; мощная военно-морская база в нижнем конце Малайского полуострова держала море под постоянным прицелом своих огромных пушек, и флот ее стоял наготове. Но 8 февраля 1942-го японцы пересекли узкий Джохорский пролив, высадились в северной части острова Сингапур и подошли к городу с тыла, где все его пушки были бессильны. Сингапур был взят даже без боя.»

Лояльность в отношении метрополии, конечно, похвальна и понятна, однако такое неумелое замалевывание позорной сдачи крепости вызывает недоумение. Японская армия имела меньшую численность по сравнению с обороняющимися и понесла немалые потери как при переходе через джунгли Индокитая, так и время боя за Сингапур, который, вопреки заверениям Маккалоу, таки был. Нечего кивать на мнимую хитрость врага, когда имела место банальная халатность в собственном командовании. Противника тоже надо уважать.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Желтокожие вражеские солдаты – мелкие, щуплые, чуть ли не все в очках и с беличьими торчащими зубами. Ни красоты, ни выправки, не то что бравые вояки Роммеля.»

Кхм, кажется, автор не имела случая увидеть японцев даже на фотографиях.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Наполовину обезумев, наполовину окоченев, он беспомощно ждал – вот-вот в метель, без парашютов, с пролетающих над самой землей самолетов посыплются советские партизаны...»

Почему я не могу перестать думать про десантирование Беорна с Орлов?

И это далеко не единственные моменты, вызывавшие у меня острый приступ недоверия к автору. Описываемые беседы и совещания с участием высоких церковных чинов при поддержке де Брикассара неизменно показаны как чаепитие с шутками по поводу «хозяюшки» и всемирным поглаживанием кошки. Как-то бедненько для Ватикана.

Развязка с участием третьего поколения персонажей вообще прошла мимо меня, я лишь порадовалась, что все, наконец-то, закончилось. Общий поэтический посыл о птицах в терниях совершенно не впечатлил. Наоборот, я считаю вредной подобную внешнюю мораль, когда все происходящее внутри книги искусственно подгоняется под нужный результат. Повторяющийся тезис о том, что работа на земле делает мужчин бесполыми, отнимая все силы, является отличным примером. Ага, все прочие фермеры кругом обзаводятся многочисленным потомством, а вот в Дрохеде все наоборот. Больше походит на то, что автору было банально лень выписывать все разрастающиеся ветви семейного древа, поэтому бессилие и бесплодие разит всех и вся. А если рассматривать всю мужскую часть населения книги, начинают одолевать подозрения, что автор не смыслит не только в истории и административном устройстве Ватикана, но много в чем другом. Боюсь даже предположить, где это Маккалоу видела столько молодых мужчин, совершенно не стремящихся к близости с противоположным полом. И, пожалуй, больше всего мне не хватило в этой книге позитивного воздействия чувств и привязанностей. Если герои и находят поддержку и опору в своей любви, то автор тщательно это затушевывает, выпячивая вперед лишь страдания и посыпание головы пеплом. Подобная однобокость совершенно не способствует возникновению положительных эмоций от книги. Во всей громаде слов, описаний и повторений я нашла для себя лишь пару жалких крупинок действительно сильных моментов. Все прочее же в лучшем случае не впечатлило, а то и вовсе произвело угнетающее впечатление. У Сельмы Лагерлёф в романе «Шарлотта Левеншельд» намного сочнее выписаны сомнения героя-священника, а религиозные размышления куда глубже у Сигрид Унсет в трилогии «Кристин, дочь Лавранса». Так что здешние недалекие думы не имели шансов снискать мое расположение.

Справедливости ради стоит отметить, что мне все же удалось почерпнуть в книге кое-что полезное. Благодаря роману Колин Маккалоу я получила общее представление о провинциальной жизни Австралии, а так же о некоторых природных и климатических особенностях этого континента. И даже больше, я смогла вынести изо всего этого основную мораль: хвала всем богам, что я живу на севере! Но и все. А теперь туды их в качель, великую любовь и розовые кружавчики вместе взятые! Ракету мне, ракету! Тряхну стариной на Альфе Лебедя!

Аудиокнигу слушала в исполнении Маргариты Ивановой. Чтение профессиональное, суховато-отстраненное, с интонациями практически на одном и том же нейтральном уровне. Не редко встречаются сомнительные или устаревшие ударения. Музыкальное сопровождение отсутствует полностью.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это совсем не такой уж «женский роман», который я ожидала по рекомендациям. В большей степени это основательная и размеренная семейная сага, охватывающая три поколения австралийских переселенцев в первой половине 20 века. Детальная, с историями каждого из членов большой семьи, подробным описанием их окружения и даже некоторым историческим контекстом (по крайней мере, в тот период, когда сюжет переходит к эпохе Второй мировой). В центре — любовная история дочери из среднего поколения семейства и местного священника, но нельзя сказать, чтобы она занимала в романе какое-то особо значимое место в части объема текста, хотя, безусловно, является самой значимой в сюжетном плане.

Все начинается в большой бедной семьи новозеландских переселенцев: несмотяр на то, что семья живет не то чтобы на грани голода, но с некоторой постоянной его угрозой, детей все прибавляется, правда, все удачно получаются мальчиками, которые остаются тут же и с ранних лет работают. Есть только одна девочка, Мэгги, она-то и станет главной героиней. Глава семьи неожиданно получает приглашение переехать в Австралию, к старшей богатой сестре, у которой нет других наследников, и с переездом уровень их жизни значительно улучшается. Но тем не менее, это не позволяет им как-то существенно изменить саму суть жизни: все члены семьи, включая вырастающих детей, так и остаются в своем поместье и работают на земле, занимаясь чисто физическим трудом и не помышляя ни о чем большем. Никто из них не не задумывается ни на секунду, что можно было бы что-то в этой жизни изменить, например, поехать учиться в университет, стать кем-то другим, а не овцеводом или начальником овцеводов. В этой переходящей из поколения в поколение размеренности есть что-то вырожденческое, что-то, свидетельствующее об утрате жизненных сил семейства. К концу романа все оставшиеся члены семьи уже достаточно обеспечены и постоянный труд не является условием их физического выживания — но в большинстве своем, за парой исключений, они продолжают вести какую-то серенькую, незаметную и привычную жизнь. Только двое детей из младшего поколения дают какую-то надежду в этом плане. Кстати говоря, это очень хорошая мысль и очень правильная: «Она с удивлением поняла, что непрерывный чисто физический труд — самая прочная преграда, которую способны воздвигнуть люди, чтобы не давать себе по-настоящему мыслить». Мне кажется, что не только физический, а и вообще непрерывный и тяжелый труд любого рода является такой преградой, потому что от умственного и организаторского труда устаешь не меньше, и времени и сил подумать о своей жизни тоже нет.

Отдельно хочется сказать про главную героиню романа, к которой как раз и относится любовная история со священником, — девочку Мэгги. Знаете, я во всей мировой литературе не помню такого образчика «идеальной женщины» в плане сочетания всех тех качеств, который традиционно принято считать олицетворением женственности. Она красивая, но не заносится своей красотой и сама ее не осознает. До очень взрослых лет сохраняет полнейшую, доходящую до идиотизма невинность в плане вопросов пола (я не верю, что для человека, живущего на ферме, где плодится всякая живность, это возможно). И самое главное — она совершенно покорная, безынициативная, способна годами терпеть плохие условие и плохое обращение, принимая его как должное, и при этом ждать и надеяться. Такой человек, который сидит, куда его посадят, и делают, что ему сказано. Юная девушка влюбилась в священника, и он в нее тоже, но он выбрал церковную карьеру, а она терпеливо ждала-ждала, и вышла замуж за первого встречного потом, который был на него мало-мальски похож. Ах да, еще чисто женское свойство: не понимая, откуда берутся дети, она страшно хочет их иметь. Изначально, с детсткого возраста. Что, кстати, для выходцев из многодетных бедных семей тоже не особо характерно, мне кажется. И, разумеется, секс с новоявленным мужем кажется ей чудовищным и страшно болезненным. И старшую дочь, которая, как назло, выросла умной, инициативной и себе на уме, она открыто недолюбливает. Зато в сыне, нежном теленочке, души не чает. В общем, писательница собрала все штампы про «нежное сердечко» и как там еще называется такой типаж людей — хотя по мне, наиболее подходящий эпитет для них — овца. Кому конкретно Мэгги сделала хорошо своей бесхарактерностью и долготерпением — да никому, напротив, заставила всех окружающих ее мучиться от того, что они не оправдали высокие ожидания овцы и спровоцировали новый виток ее смиренных страданий. Священника — оттого, что он предпочел ей карьеру, сына — оттого, что он осмелился самостоятельно выбрать свой жизненный путь.

Почему меня так раздражает такой женский типаж и такой подход к жизни? — Да потому что именно описанным качествам многие обязаны тем, что выросли в нищете с отцом-алкоголиком, а мама-страдалица работала на трех работах и говорила «на самом деле, он тебя любит», вынося бутылки. Что характерно, в счастливых семьях женщине как-то не удается сохранить этот типаж смиренной страдалицы — потому что не от чего особо страдать. Видимо, поэтому такие страдалицы счастливые семьи и не создают, иначе их главный талант пропадет впустую.

Интересно было бы услышать мнение мужчин — насколько Мэгги кажется им симпатичной и привлекательной?

К слову, именно в этой истории дилемма священника — любовь или карьера — совсем меня не трогает. Может, потому, что изначально было понятно, что он выберет, и будь Мэгги поживее и поактивнее, были бы еще варианты, а тут она нисколько не помогала ему склонить чашу весов в свою пользу, и все пошло так, как пошло. Драма в «Оводе» в этом плане гораздо сильнее цепляет за живое. А Ральф в этом плане — не слишком привлекательный персонаж, хотя и очень понятный по-человечески. Не было бы у него любимой карьеры, так была бы, например, любимая жена и любимая любовница. Его наперсник кардинал Витторио гораздо более сдержан, проницателен и этим симпатичен. «Смирение — вот чего вам недостает, а ведь именно смирение и создает великих святых — и великих людей тоже» — и это очень верно применительно к Ральфу и подобным ему персонажам, которые, по большому счету, больше всего любят самих себя.

Самый симпатичный персонаж в романе — Джастина, нелюбимая дочь от нелюбимого мужа. Которая, несмотря на всю неудачность своего положения, выросла живым, сильным и активным человеком, сама выбрала себе занятие, пробилась на сцене на другом конце света и, в итоге, единственная из всего семейства получила под конец романа надежду на создание счастливой семьи по любви. Хотя тоже, конечно, все это кажется немного сомнительным: через весь роман идет красной нитью идея о том, что все героини женского пола всю жизнь упорно любят одного мужчину. Это мило, конечно, но как-то сомнительно — я не говорю, что такого не бывает, а говорю, что это случается далеко не с каждой.

В целом — мне было интересно читать, роман отлично написан и все действия и характеры кажутся очень достоверными. Но лучше было бы обойтись без финального пафоса про птицу из терновника, он довольно-таки неуместен.

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Тоже имел некоторое предубеждение как к женскому «любовному» роману. Но, к счастью, в книге акцент не только на этом. Книга мне была интересна именно как житейская сага, которая охватывает целые поколения жизни одной семьи, сага завернутая в антураж такой далекой и диковинной для нас Новой Зеландии и Австралии, со счастливыми периодами и периодами горя, со своими трудностями, кризисами и подъемами.

Для меня, кроме основной линии была интересна также история жизни Феоны, матери семейства, которая к сожалению осталась несколько за кадром: по всему видно, что эта женщина выпала из своей среды в силу некоей трагической случайности или собственной глупости (скорее последнее), но, несмотря на это, ей все таки повезло с мужем, который ее очень любил и старался как мог скрасить превратности бедной крестьянской жизни. А с самого начала книги на меня произвела неизгладимое впечатление трогательная картина, как маленькая Мегги получила в подарок первую в своей жизни куклу... Но все таки люди и характеры этого произведения остались от меня несколько далеки — за все повествование не встретилось ни одной, так сказать, родственной души. Я могу понять Пегги который был весь в роботе, дабы добыть пропитание для своей многочисленной семьи (да и то не мог никак остановиться в наращивании масштабов этой семьи), но мне странна мать (Феона), которая выделяет своей любовью сначала одного, потом другого ребенка и абсолютно не интересуется остальными. Аналогично и Мегги может спокойно оставить детей на попечение престарелой прислуги и неделями, месяцами объезжать свои животноводческие угодья, а потом плакать и удивляться почему подросшие дети так далеки от матери. Да, все таки не наша ментальность. Правда Джастина, дитя современной эпохи, составляет разительный контраст с остальными героями книги, мне более понятна, хотя сопереживания все равно (скорее тем более) не вызывает. Вообще герои книги годами мучают себя и окружающих в попытках разрешить свои житейские дилеммы; при всем уважении, но как можно так расточительно относиться к жизни? В итоге лишь печаль вызывает тот факт, что такая многочисленная семья, имея все предпосылки после улыбки фортуны, занять свое теплое место в жизни, тупо чахнет и окончательно загибается под неподъемной тяжестью собственных тараканов, печально. Ну а фортуна, а как еще можно назвать тот факт, что потомки безвестного новозеландского фермера, да даже, не только потомки, но и непосредственные члены его многочисленного семейства, становятся вхожи в лучшие дома Европы — в Рим, к кардиналам и папе, а потенциальный канцлер Германии годами пытается добиться благосклонности их дочери?

Ну а мастерство Маккалоу, как автора, достойно всяческих похвал, ей удалось практически одинаково живо и натурально изобразить как австралийский быт с мухами и пылью, засухами и наводнениями, так и войну, депрессию, душевные метания героев; как особенности ведения животноводства по автстралийски, так и выращивания и переработки сахарного тростника; несколько сложнее судить о достоверности описания католического закулисья. Отдельно стоит упомянуть и картины постепенного прихода относительно современной цивилизации в изначальную австралийскую глушь. Кроме того в книге наличествуют и сцены откровенно эротического характера, например лишения девственности Джастины (если не ошибаюсь в советских переводах таких картин не было, либо они были сильно упрощены). Уж не знаю выиграла ли книга от оных или нет, я, честно говоря, не любитель, но детям ее уже не дашь. Хотя для девочек подростков можно рассматривать как ненавязчивое пособие к взрослой жизни: тут и про месячные и откуда дети берутся и как, и про девственность и про контрацептивы; даже на примере той же Джастины можно рассмотреть хотят ли они, что бы у них было так или все таки должна быть любовь.

Кстати о детях. Может я и не прав, но и Феона и Мегги себе в заслугу ставят то, что с измалку не вмешиваются в дела детей (тупо не обращают на них внимания, другими словами). Тогда как может вставать вопрос, почему дети выросли именно такими, и потом тоже не особо обращают внимания на родителей? И вообще не такими как, например, Мегги хотелось бы? Ну и из этого самое спорное место — автор показывает, что оба ребенка Мегги четко пошли в своих отцов, даже не будучи с ними знакомы. Тоесть гены у Мегги не удались, а воспитанием, повторюсь, она практически не занималась... Для меня несколько не убедительно. Ближе к концу книги Мегги почему-то сетует на Бога, поскольку она осталась недовольной своей жизнью. Применительно к нашим реалиям, я бы сказал, что жизнь (Бог) наоборот все ей преподносили на блюдечке, осталось только протянуть руку и взять! Но нет, наша героиня практически все время была пассивным созерцателем собственной жизни, кроме решения о рождении детей. Да и то — родила и забИла! Особенно ярко это видно с Джастиной, которая перестала быть нужной матери еще до рождения — и зачем потом удивлятся по поводу ее характера и поведения, и сетовать на жизнь, Бога и саму дочь?

И так мой окончательный вердикт: книга все таки достойна быть прочитанной и поставленной на полку рядом с остальными классиками, а концовка получилась одним из самых сильных моментов книги. С одной стороны вполне в неспешном духе всего произведения, с другой — такая краткая и емкая. Весь роман я гадал, а кто ж таки должен петь в терновнике, к концу уже решил, что вся история про птичку — ради красивого словца, ан нет, как роман начат красивой легендой, так и закончен он ею же, буквально последним абзацем!

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга бесспорно особенная. Концептуально монументальная, но страдает в деталях. Мне она не слишком понравилась. почему? потому что меня вопрос «почему» мучил на протяжении всей книги. почему зла никто не держит? Почему автор так ненавидит мужчин? Почему обокрасть семью и гордиться достижениями в карьере купленной украденными деньгами это правильно и хорошо? Почему это правильно и хорошо нарушать обеты и библейские заповеди снова и снова, одновременно их проповедуя? Почему священник- гипокрит ставит гордыню выше смирения, сдержанности, простоты, скромности и умеренности и его за это все обожают? Почему все женщины отдельно, и все мужчины отдельно? Почему такие провалы в линии повествовании, куда исчезают года? от 2 до 8 лет просто испаряются в никуда и ничего не происходит? почему такая слабая концовка? где апофеоз? о чём собственно книга? Мне так показалось что ни о чём. так, — маленькие трагедии на протяжении 60 лет а потом все умерли. ну, может и не все. из всех действующих лиц с уверенностью можно сказать только о тех кто либо помер либо дотянул до последних страниц. другие канули в никуда. Какова мораль? О том что Бог дал Бог взял? как-то скупо, не смотря на обилие материала

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Один из моих любимых романов, книга, которая может считаться эталоном любовно-психологического романа. Удивительная глубина образов, поступки героев, их мысли, чувства совершенно естественны, нет ни малейшей деланности или декоративности. В своем роде эпохальная книга, которую можно читать и перечитывать много-много раз, и каждый раз находить что-то новое. Фильм мне понравился меньше.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Минусы.

1. Во-первых, это любовный роман и лишь потом семейная сага. Я к тому, что все эти любовные муки и неурядицы просто подгребают под себя некоторый намек на семейную сагу. Если я правильно понимаю, в семейной саге не должно быть какого-нибудь единственного главного героя, вокруг которого строится сюжет. В семейной саге вся семья и каждый человек в отдельности из этой семьи и есть главные герои. А в этой книге главная героиня это Мэгги и Джастина, а остальные герои прописаны лишь для того, чтобы яснее вырисовать образ двух этих женщин (и ещё я подозреваю, чтобы увеличить объём книги).

2. Если бы это был просто любовный роман, я бы, наверное, еще смирился бы с этим. Но это любовно-трагический роман, самый мой ненавидимый жанр. Это как индийский фильм, где влюбленная пара никак не может воссоединиться из-за миллиона преград. Но в отличие от индийского фильма, тут сразу становится понятно, что ничем хорошим роман не кончится, и сопли буду преследовать читателя до самого финала.

2.2 Я никогда не понимал людей, которые пишут и читают романы, где всё у всех плохо и всё в конце плохо заканчивается. Неужели у писателя и читателя всё в жизни так хорошо сложилось и так мало горя и бед у них в жизни, что захотелось написать/почитать про мучения и страдания других людей?

Плюсы.

1. Экзотика. Новая Зеландия и Австралия первой половины 20 века, ее быт и природа, подробно и щедро описанная автором. А так же в придачу немного Северной Африки, Ватикана, Лондона и Греции.

2. Интересные и хорошо прописанные главные герои. Особенно понравились Фрэнк, Стюарт, Лион и конечно же Ральф.

3. Масштабность и большой временной период охваченный романом. Тут немного упоминается первая мировая война и чуть подробнее вторая мировая война. А так же интересно было мне прочитать про экономический кризис, политику и религию.

Подводя итоги. Книга, в общем и целом, могла бы получиться очень и очень неплохой, но семейная сага просто захлебнулась под натиском неразделенной любви и неадекватного поведения всех женщин семейства Клири. И у меня осталось множество вопросов, относящихся к судьбе мужской половины семейства Клири, но автор, чтобы не отвлекаться лишний раз на них, просто «кастрировала» их. Вы можете себе представить 5 (хорошо 3) здоровых мужиков, которые не то что не женились, а, по-моему, даже не спали с женщинами в течение всей своей жизни? Как то уж слишком пренебрежительно автор относится к мужчинам.

Читая, я невольно сравнивал этот роман с единственно прочтенной мной книгой в жанре семейной саги «Богач, бедняк» Ирвина Шоу и могу сказать, что это сравнение было далеко не в пользу «Поющих в терновнике».

P.S. Меня одного напрягал тот факт, что в начале каждой части в заголовок выносился имя какого-нибудь героя, которому по идее должна быть посвящена это часть, но неизменно повествование возвращалось к Мэгги и ее страданиям, а в последних двух частях вместе с Мэгги фигурирует и Джастина, т.к. Мэгги уже не в состоянии удивить читателей своими любовными муками.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Фригидный австралийский разврат

Поэтичное название книги, обещания любовной истории нескольких поколений семьи, претендующее на звание классики и высокой литературы... Все это объемное вранье, громкие слова, излишний пафос. Как типичная бульварная книжица, которая под откровенной обложкой скрывает заявление, что она исторический роман, этот пухленький томик точно так же демонстрирует сцену секса практически ровно в середине. То ли это коммерческий ход для тех, кто проверяет интересность раскрыванием книги примерно в середине, то ли фишка для любительниц погадать, но факт остается фактом — аудитория ее точно недалекая. Как и автор, и созданные ею персонажи.

«Поющие в терновнике» представляет из себя семь глав, которые сами по себе можно считать отдельными романчиками, связанными едиными героями и местами действия. Они настолько разрозненны и бессмысленны, что могли бы попросту отсутствовать в книге или существовать сами по себе. Долгое время я задавалась вопросом, по какому принципу им даны именно такие названия — по именам героев. Вроде как только в половине случаев те сходили в тех главах со сцены... Но потом стало ясно, что каждый такой персонаж, чьим именем названа глава, отпевает в ней свою трагическую песню, «погибая в терновых шипах». Так, практически самая главная героиня Мэгги оканчивает песенку в самом начале, в детстве, хотя жизнь ее продолжается и за пределами книги, ведь каждая следующая часть дает повествование далее по времени. Дело в том, что она, будучи наивной провинциальной девочкой, так и не преодолевает своей неразвитости. Как только дело касается отрыва от семьи, самостоятельности, а особенно отношений с мужчинами, она превращается в неадекватное существо с душевным расстройством. Собственно, присуще это практически всем остальным членам ее семьи: матери-затворнице Фионе, чья трагедия, оказывается, в статусе матери ветеранов войны, и ее старшему сыну Френку, сошедшему с ума тоже как раз в период переходного возраста, а позже из-за девиантного поведения попавшего в тюрьму, Стюарту-аутисту, остальным индифферентным братьям... Главный секс-символ книги — священник Ральф де Брикассар — отпевает свое, продавшись богатству и политической власти... Соперником благоразумия становится поместье Дрохеда, забирающая у всех некую романтическую составляющую любви.

И ничего из того меня совершенно не тронуло, потому что переживания в книге клишированные, а персонажи — с надуманными характерами, если эти недоделки вообще можно так называть. Слезу получил только единственный момент — смерть отца семейства Клири. Пэдди Клири был единственным настоящим человеком на страницах, совершенно невыдающимся, простым, но способным на раскаяние, прощение, терпение и здравость рассуждений. Его нечастые появления значили гораздо больше, чем конные прогулки Ральфа по Дрохеде в полурастегнутой рубашке, демонстрирующей загорелую гладкую грудь.

Если первая часть книги радовала детской наивностью, достаточно реальными глупыми диалогами, хотя их вела уже повзрослевшая девушка 16 лет, а не ребенок, то с появлением сексуальных мыслей мир книги сходит с ума. Героиня превращается в истеричку, которой непременно надо рожать детей вне зависимости от наличия мужчины, потому что ей невдомек, по какому принципу происходит зачатие. Ральф, в которого та влюблена, при любых возникающих с семейством Клири проблемах начинает распевать псевдомолитвы, в которых хулит Бога. По ходу обсуждения этого всего дань уважения вообще переходит к античным богам, а текст автора вместо привычных описаний быта овцеводов или рубщиков сахарного тростника начинает давать отсылки то к Гомеру, то к создателям древнегреческих трагедий. Время от времени можно заметить отсылки к фольклору: в истории о Люке и его ребенке просвечиваются ирландские мифы об эльфах, а в вере католических священников — глупые христианские суеверия.

Кстати, в книге достаточно много подробностей о климате Новой Зеландии и Австралии, о населяющих эти регионы людях различной национальности, всегда приводится исторический контекст происходящих событий, будь то мировые войны или политические разборки в Европе. Но все это очень сухо, как из справочника списано, и совершенно не прожито героями, искусственно вставлено. То же касается и чисто бульварных клише: если секс с главным героем-любовником, то конечно же на прекрасном курорте в самой комфортной обстановке и красивыми описаниями, а как с родным, но не любимым, мужем, то в дешевой грязной гостинице на неудобной лежанке да еще и болезненно. Видно, как развитие отношений соответствует продаже: если богато и красиво, значит судьба-любовь и удовольствие, если обычно и как у всех, то это насилие и ненависть. Еще одно кстати: хорошо бывает и в том случае, когда мужчина — немного женщина по характеру, а значит, злобное стервозное существо, склонное к интригам и секретничанью. А вот когда мужчина прям мужик, основное время посвящающий физической работе, а досуг — кружке пива с приятелями, то в нем точно что-то гейское и ненормальное. Ведь настоящий мужик должен ездить вокруг женщины на коне, демонстрируя свою сексуальность. Именно таким образом Колин Маккалоу, например, показывает помимо всего еще и дипломатическое мастерство Ральфа в официальных кругах: повороты головы и пряди волос на ветру, дополняемые всепонимающим томным взглядом. Не важно, что всю книгу он несет сплошную ересь.

В этой книге любви как таковой нет. Нет и настоящей семейной истории. Если персонажи и птички, погибающие в терниях, то последняя песня их почти всегда отвратительна. Особенно это касается женщин, чья эволюция начинается с наивной, пассивной и замкнутой девушки, а заканчивается экспрессивной сукой, не ведающей приличий. Фионе удавалось держаться, пока все ее время занимала отчетность поместья, Мэгги помогала ее психическая отсталость и попытки переноса внимания на детей. Последняя героиня, Джастина, пыталась преодолеть это игрой на сцене, к которой ее тянуло, и потому из всех выглядела более многообещающим персонажем. Каждой из героинь в начале пути была присуща интригующая нота, но уже под конец автор, видимо, решила не давать ни одной из них ничего особенного и написала до пошлости тупой клишированный текст вместо хорошей оригинальной судьбы неординарных девушек, попросту сровняв их с потенциальными жителями дурдома. Романтическая история о том, как преступники и авантюристы стали на новой земле аристократами не обросла романтикой любовной, да и семья здесь существовала только тогда, когда был жив ее глава — безродный, но честный фермер, довольствующийся тем, что имеет. После него из мужчин остаются только женские фантазии, и относиться к «Поющим в терновнике» как к серьезному произведению становится невозможно.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот уж не думал найти этот роман на ФантЛабе.

В 1990-х годах этот роман был популярным, в том числе благодаря экранизации, поэтому решил приобщиться, благо книга стояла на полке. Что ж, семейная сага оказалась вполне читабельной и даже интересной. А ведь я читал её в студенчестве, и при этом к женским романам относился с предубеждением, мол, никакой художественной ценности они не несут. В отношении «Поющих в терновнике» предубеждение несколько сдало позиции. Это действительно хорошая книга, продуманная, с детально прорисованными главными персонажами, с психологизмом и знанием жизни эпохи, к тому же написанная приятным языком.

Почему роман получил такое признание? Это эталонное, хрестоматийное произведение для своего жанра. В нём есть всё, что придаёт трагизм женской судьбе: недоступная любовь, взаимоотношения в родными, отношения поколений, нравственные дилеммы и прочее. Переплюнуть подобное чрезвычайно сложно. Роман занимает достойное место в числе творений 20 века, являясь безусловной классикой своего жанра. Если хочется узнать, что такое настоящий женский роман — читайте «Поющих в терновнике».

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читал книгу в далекой юности, аж в 1992 что ли году, вероятно в первом издании. Запомнилось, что жанр вполне исторический, отнюдь не чисто любовный, хотя сцены любви к священнику со стороны девочки-ребенка, а потом девушки, и что из этой любви получилось понравились прямо скажем, не особо. Однако кроме таких побочных эпизодов очень хорошо рассказано и про австралийца с кровью аборигенов Новой Зеландии — маори, свирепых воинов и людоедов, и участие австралийцев в составе АНЗАКа в Первой мировой, понятно через призму отдельного участника, кровь и смерть в затеянной Уинстоном Черчиллем Дарданнельской операции. И конечно семейный быт в стране кенгуру, бумеранга, урана, золота и потомков каторжников — в общем, действительно качественный роман на историческую тему.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот сразу скажу, не любитель подобной литературы, но этот роман произвел большое впечатление, буквально с первых страниц. Одна сцена с куклой чего стоит. Будь я отцом этого семейства, мальчишки были бы нещадно ПОРОТЫ, а девочка получила бы новую куклу, несмотря на трудное финансовое положение:) и да, читать можно с любого места.

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх