FantLab ru

Милан Кундера «Невыносимая лёгкость бытия»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.23
Голосов:
241
Моя оценка:
-

подробнее

Невыносимая лёгкость бытия

Nesnesitelná lehkost bytí

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 15
Аннотация:

.

Примечание:

«Литературная газета». — 1990 г. — 7 февраля (отрывок из романа).


Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Книжная премия "Лос-Анджелес Таймс" / Los Angeles Times Book Prize, 1984 // Художественная литература (перевод с чешского)

лауреат
200 лучших книг по версии BBC / BBC The Big Read, 2003

Похожие произведения:

 

 


Невыносимая легкость бытия
1996 г.
Невыносимая легкость бытия
2000 г.
Невыносимая легкость бытия
2001 г.
Невыносимая легкость бытия
2001 г.
Невыносимая легкость бытия
2002 г.
Невыносимая легкость бытия
2002 г.
Невыносимая легкость бытия
2002 г.
Невыносимая легкость бытия
2003 г.
Невыносимая легкость бытия
2003 г.
Невыносимая легкость бытия
2004 г.
Невыносимая легкость бытия
2005 г.
Невыносимая легкость бытия
2006 г.
Невыносимая легкость бытия
2006 г.
Невыносимая легкость бытия
2007 г.
Невыносимая легкость бытия
2009 г.
Невыносимая легкость бытия
2009 г.
Невыносимая легкость бытия
2009 г.
Невыносимая легкость бытия. Вальс на прощание. Бессмертие
2011 г.
Том 1
2012 г.
Невыносимая легкость бытия
2013 г.
Невыносимая легкость бытия
2014 г.
Невыносимая легкость бытия
2018 г.

Периодика:

«Иностранная литература» №5-6, 1992 год
1992 г.

Аудиокниги:

Невыносимая легкость бытия
2015 г.

Издания на иностранных языках:

The Unbearable Lightness of Being
1995 г.
(английский)
The Unbearable Lightness of Being
1999 г.
(английский)
Нестерпна легкість буття
2019 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хоть роман считается и исключительно «женским», но мне понравился. Обилие эмоций, переплетение жизней различных героев романа, взгляд на одну и ту же позицию с разных сторон. Даже открытый негатив в сторону СССР не ухудшил впечатления от прочтения.

Вердикт: рекомендовано к прочтению как нефантастическое, современное, довольно популярное произведение.:glasses:

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Претенциозное, но легкое чтиво о сексуальном. Пронизанная метафорами, книга обличает людские телесные пороки и желания; Кундера пишет ничего не утаивая, здесь нужно отдать ему должное. Но литература такая явно не для всех.

Если вы готовы прочесть 300 страниц мыслей истинного фрейдиста и ненавистника советов, то дерзайте. Иную точку зрения тоже полезно знать.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень вовремя прочитал я эту книжку. Было время, когда я просто забросил бы чтение на середине, не осилив прорваться сквозь давящую бессюжетную повседневность. И будет, я полагаю, время, когда все эти авторские благоглупости в обертках вселенских откровений покажутся мне уж слишком банальными. А сейчас — в самый раз, хотя и теперь понимаю, что роман — такая попытка тяжело рассказать о лёгком.

А самое забавное, это даже уместно. На самом деле многие прописные истины настолько очевидны, что, будучи изложены прямо, вызывают лишь снисходительную улыбку. Вот и приходится автору выстраивать многомудрые философские мировоззренческие кружева метафор и рассуждений. И всё это лишь затем, чтобы занимательно и убедительно высказать очевиднейшую вещь: великой любви возвышенно-романного толка — не существует.

Ну вот, я это сказал. Наверное, в жизни каждого человека есть несколько стадий. Упорного отрицания помянутого выше тезиса, далее — рационального и немножко циничного согласия с ним. А вот потом наступает самое интересное — неизменный вопрос «а что, в сущности, из этого следует?» И вот этот-то вопрос многажды глубже и сложнее почти всего-всего в мире, как кажется мне сейчас. И именно в этом основное достоинство романа. В своих коротеньких зарисовках из жизни Кундера проговаривает, кажется, все возможные доводы. В самом деле, положим, что любовь — умение отказаться от силы и пожертвовать чем-то ради другого. Но Франц, по-рыцарски стремящийся изменить себя во имя любимой, так и не преуспел в этой своей цели. Неизвестно, от чего придётся отказаться на этом пути. Очень к месту здесь краткий словарик понятий, как нельзя лучше отражающий глубинные, фундаментальные расхождения микрокосмов героев. Даже если принять любовь как обоюдную жертву, то так или иначе пожертвовать придётся слишком многим. Напоминает, кстати, навязшую уже в зубах шопенгауэровскую дилемму о дикобразах, в роли которых у Кундеры, разумеется, Тереза и Томаш. Каждый из них ищет в любимом то, чем подсознательно хотел бы обладать сам, силу ли или хрупкость и эмоциональность. Но измениться самим превыше их сил, это всё равно что отрезать руку или ногу. Не важно, чем именно являются для вас кундеровские словарные убеждения, уютом привычных и близких сердцу воззрений или же тюрьмой опостылевших догм и правил. Они уже у вас в крови, в каждой клеточке тела, не убежать и не спрятаться. Можете хоть весь мир положить к ногам своей великой любви, но всё равно себя до конца не измените. Так и будете до конца жалеть об утраченном, даже если ненавидели его, сколько себя помните. И даже возвышенно-идеальный образ великого предназначения, утраченной некогда половины, продолжения себя-в-другом не решение. Для Кундеры это всего лишь кич, выдуманная красивость, глянцевый несбыточно-ирреальный идеал. Такая любовь-предназначение — тот ещё оксюморон. И вправду, вдумайтесь только, коль скоро предназначение подразумевает полную гармонию и идеальное совпадение всех этих словарно-мировоззренческих штук, то получается натуральный парадокс. Личность, полностью самодостаточная, тезис, не нуждающийся в антитезе. Которой, очевидно, не нужны никакие вторые половины в силу глубинной целостности и завершённости. Вот только таких людей не бывает. И потом, Томаш в глубине души знает, что не глядя отказался бы от такого идеала ради нелепой своей любви, сотканной из шести случайностей. Подумать только, мы столько терзаемся, противопоставляя все эти идеалы, миражи и божий промысел случайной встрече в кафе. Лихорадочно ищем и находим десятки отличий между уютной схемой идеальной девушки и человеком рядом, с которой вот только вчера поссорились и довели её до слёз, а себя до нервного срыва. Спрашиваем — почему именно она? А нипочему, всего лишь шесть случайностей. Но вот что странно — одной-единственной случайности под силу повергнуть в прах целый мир, вместе с вами, вашей нелепой любовью и смешными идеалами. Эти ваши шесть случайностей на самом деле астрономическая громада нулей после запятой. То, что они сошлись воедино и воплотились в вашей нелепой любви — совпадение ничуть не слабее зарождения жизни на нашем с вами голубом шарике. А вы всё ждёте предопределения. Что ж, ждите дальше.

В результате выходит страшное. Перебрав все варианты, Кундера останавливается на пугающем своей неизбежностью выводе: настоящая, единственно возможная под этим небом и солнцем любовь — всегда страдание. Любовь, разделённая двумя — страдание уже обоюдное, куда более честное и куда менее рациональное. В любимом человеке мы всегда ищем, осознанно ли или пожсознательно, не продолжение, но дополнение, эволюцию себя. А всякое развитие и качественное изменение неизбежно сопряжено с болью. Нет никаких правил, решений и аксиом. Нельзя сказать наперёд, чем всё в итоге обернётся. Вероятность совпадения этих хрестоматийных уже шести случайностей исчезающе мала, но ещё меньше вероятность того, что всё это выльется хоть в один момент счастья. На этом фоне как-то теряются наивные и избитые рассуждения о тоталитаризме и свободе, которые только портят роман. такой замечтальный, красивый роман о прописных истинах, которые в глубине души известны каждому, но которые так трудно принять.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Признаюсь, чтение романа далось мне нелегко. Думаю, что бестселлером этот роман может быть только на Западе. И это не та проза, которую я проглатываю за несколько часов непрерывного чтения, будь то «Просто вместе» Анны Гавальда, «Бойня номер пять» Курта Воннегута или «Раковый корпус» А.И.Солженицына (этот мой список совершенно разной по духу, стилю, направлению литературы можно продолжить, но в данном случае ненужно). А дело всё в том, что, начиная с самой первой главки самой первой части романа я начала мысленно ругаться с его автором и ругалась почти до конца повествования, а, если быть точнее — до описания «великого похода в Камбоджу» (о нём ещё упомяну ниже).

Во-первых, почему Кундера пишет «НАМ» вместо «МНОГИМ ИЗ НАС»? Или «КОМУ-ТО ИЗ НАС»? Кто дал ему право писать «МЫ», которое читателем определённо воспринимается как «И ТЫ В ТОМ ЧИСЛЕ»??? Если его в зрелости расстрогала фотография Гитлера, как память о детстве, почему он делает вывод, что «в этом мире всё наперёд прощено и, стало быть, всё цинично дозволено», так, словно это истина в последней инстанции? Это ЕГО смогла расстрогать фотография Гитлера (только ЕГО!), но не те миллионы других ЛЮДЕЙ, годы детства которых попали на годы власти Гитлера, даже если ни они, ни их близкие не пострадали от этой власти (а если пострадали — то тем более). Это только ОН, автор романа, считает, что быстротечность жизни «мешает нам вынести какой-либо приговор», и что то ужасное, страшное, что «не повторяется», становится «легче пуха» и не вселяет более ужаса. Я сделала вывод, что, по мнению Кундеры, если не было «второй» Второй мировой войны, если не было «второго» Освенцима, если не было «второго» сталинизма и «второй» Пражской весны — значит, всё это лишается тяжести душевного восприятия, всё это, как говорится, «было и прошло». Но, по-моему, автор тут заплутал в трёх соснах. Ведь Вторая мировая — это повторение Первой мировой и всех тех войн, которые были до неё. Сталинизм повторился в Чехословакии, Камбодже, Корее, Ливии и в той или иной степени продолжает повторяться. Ужасы жизни одного конкретного человека повторяются в жизнях миллионов других человек — разве это не важно и разве это не страшно??? Ни о какой «лёгкости бытия» тут и речи не может быть.

Я понимаю и даже принимаю ненависть автора к коммунизму и Советскому Союзу, но зачем надо было озвучивать столь омерзительную, фантасмагорическую версию гибели сына Сталина — Якова Джугашвили — не замешанного ни в каких ягодо-бериевоподобных зверствах? Из лютой ненависти к его отцу? Это очень недостойный поступок, и этим изложением грязной информации, якобы полученной от бульварной «Санди Таймс» в 1980 году, автор в моих глазах сам себя измазал «го...ном». И не тем «метфизическим» го...ном, которое он такими возвышенными словами приписывает «сыну Божьему и падшему ангелу» Якову, а самым натуральным, из реального призаборного нужника. Тем более, что, согласно последним изысканиям, Яков НЕ БЫЛ В НЕМЕЦКОМ ПЛЕНУ, потому что погиб в июле 1941 года.

Зачем, как истину в последней инстанции автор утверждает, что свою жену Надежду Аллилуеву Сталин застрелил сам? Даже самые близкие люди этой несчастной женщины никогда не выдвигали такой гипотезы, Кундера же пишет: «по всем свидетельствам». Где они, эти свидетельства? Кто их, кроме Кундеры, озвучил? Историк, философ, политолог и политик Д.А.Волкогонов считал, что эта версия не выглядит нереальной, но никогда не настаивал на ней, а публицист, историк и советский диссидент (!) Рой Медведев её категорически отвергает (так же, как и воспоминания няни детей Сталина).

А вот за что хочется сказать автору большое спасибо — так это за его подробное описание причин поступков и образа мышления таких типажей мужского пола, как «бабник лирический» и «бабник эпический». После прочтения десятого раздела пятой части я стала намного лучше понимать мужчин. И бабники в моих глазах, особенно бабник «эпический», поднялись на необычайную и достаточно чистую высоту по сравнению с тем грязным «моральным» подвалом, в котором они обитали до сих пор. Эту часть романа я считаю достойной (и даже обязательной!) быть включённой в сборник «Молодой девушке, вступающей во взрослую жизнь».

Огромное удовольствие мне принесло описание «великого похода в Камбоджу». Нет, я не ёрничала в душЕ над ВСЕЙ группой участников «похода», врачи вызывали во мне только уважение, но вот остальная компания — скопище фотографов и кинооператоров, американская кинозвезда и немецкий певец с чёрной бородой — вызвала у меня оживление и звонкий смех. Автор очень выразительно и с нужной долей сарказма описал то, что в настоящее время презрительно называется словом «пиар», и то, что способно невероятно опошлить и принизить самое благородное дело. Вот за этот эпизод автору от меня ещё одно большое «спасибо».

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если автор хочет поумничать о чем-то отвлеченном, то он пишет текст, который потом относят к категории «философия». Если же автору не хочется уходить в «философию», а по каким-то причинам хочется остаться в рамках «художественной литературы», то нужно немного изменить способ изложения. Нужно придумать историю, которая станет основанием того, что текст будет восприниматься как художественный. Известный прием, с которым я уже многократно сталкивался. Однако несмотря на многократность все подобные столкновения на моей памяти обладали одной общей особенностью: везде в качестве художественного стержня, на который нанизывалось умничание автора, использовалась такая вещь как детектив. Я не утверждаю, что это обязательное правило: просто в моем случае сложилось так. И вот впервые я взял руки книгу, в которой вместо детектива автор в качестве стержня решил использовать женский роман (или житейскую драму, если будет угодно).

На базе вот такого материала автор размышляет о высоком. ИМХО стержень получился так себе: истории жизни героев не блещут разнообразием. А если честно, то они просто скучны. Все приключения, что происходят в тексте, явно идут по разделу «приключения ума». Этого есть много. Иногда в виде рефлексии героев. Иногда в виде авторских отступлений. Если бы вся книга по форме превратилась в набор заметок по большому множеству тем, то по содержанию книга бы ничего не потеряла.

О чем рассуждает автор? Много о чем. Например, о роли случайностей в жизни человека. О том, что если жизнь хочет что-то рассказать, то она делает это языком случайностей, т.к. язык повседневной рутины для передачи важной информации не годится. Или о том, что после того, как человек понял главное в жизни, можно и умирать. Или о принципиальном различии левой и правой идеи. Дочитав книгу до конца, уже всего и не вспомню. Здесь явно рисуется какая-то онтология и рисуется она довольно интересно, но при этом есть ощущение, что значительная часть текста лишняя, т.к. совершенно неинтересная.

Написана книга легким языком и читается довольно шустро, но невыносимая легкость бытия невыносима прежде всего своей скукой и принципиальным отсутствием юмора. Здесь нет необычного в повседневном. Здесь сборник редких умных мыслей автора на фоне махрового реализма с его тотальной типичностью, который местами плавно переходит в натурализм. Рекомендовать книгу никому не буду.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отвратительный роман, полный русофобии и копания в дерьме. В том числе и в прямом смысле – автор нашел какую-то агитационную газетную утку о том, что сын Сталина умер из-за дерьма, и построил на этом целую метафизику. Философский пласт романа вообще крайне неприятен. Взглянув на фотографию Гитлера, автор/рассказчик чувствует ностальгию по детству. Отсюда делается вывод, что всё неважно (например, Вторая Мировая и Холокост), ведь живем мы только один раз. Я немного утрирую, но философия в таком духе.

Любовная линия (это же, якобы, любовный роман!) тоже мерзкая – с изменами и обманом. Причем, изменяют друг другу буквально все главные герои, даже Тереза, которая, всё-таки, самый приятный там персонаж. Ей хотя бы сочувствуешь.

Только за последнюю часть, о смерти собачки, прибавил немного баллов.

И еще за язык.

Весь этот кромешный ужас описывается хорошим литературным языком, да ещё и с тонким знанием человеческой психологии и с отсылками к мировой культуре.

Особенно автор любит Бетховена и Льва Толстого. Но роман это, к сожалению, не спасает. Содержание перевешивает красивую обёртку.

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх