FantLab ru

Василий Владимирский «Повелители сумерек»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.54
Голосов:
35
Моя оценка:
-

подробнее

Повелители сумерек

Антология, год

В произведение входит:

7.90 (514)
-
14 отз.
  • Объявление  [= Чужая квартира] (2003) // Автор: Кирилл Бенедиктов  
7.13 (202)
-
19 отз.
5.34 (49)
-
4 отз.
6.98 (90)
-
7 отз.
7.31 (166)
-
9 отз.
  • Готик-блюз  [= Последний вампир] (2004) // Авторы: Сергей Чекмаев, Пауль Госсен  
5.69 (125)
-
1 отз.
  • Шлюха  [= Любовь] (1991) // Автор: Далия Трускиновская  
6.53 (68)
-
1 отз.
5.75 (41)
-
2 отз.
7.36 (480)
-
21 отз.
6.30 (48)
-
5.48 (39)
-
1 отз.
6.14 (67)
-
3 отз.
  • Упырь (2010) // Автор: Юрий Гаврюченков  
5.15 (39)
-
2 отз.
6.23 (39)
-
1 отз.
6.36 (77)
-
1 отз.
  • Убежище  [= Убежище. Ночь и день ] (2008) // Автор: Елена Первушина  
6.02 (85)
-
2 отз.
  • Ганс&roses (2010) // Автор: Юрий Гаврюченков  
4.77 (35)
-
1 отз.
  • Охота (2010) // Автор: Мария Акимова  
5.23 (39)
-
1 отз.
7.18 (45)
-
3 отз.
6.62 (62)
-
1 отз.
7.05 (95)
-
3 отз.
6.38 (29)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.



Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Повелители сумерек
2010 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сразу скажу, что антология мне понравилась. Это при том, что я не очень-то люблю отечественную фантастику/мистику и в моих планах прочтение «Повелителей сумерек» сразу же после покупки как-то не значилось. Но любопытство победило.

К своему стыду я ничего не читал у Олди, а тут как раз их рассказ стоит самым первым. А то немногое, что я читал у Бенедиктова (его рассказ идет вторым) мне понравилось. Оба рассказа хороши, хотя любителям отечественной фантастики они известны по многим сборникам и антологиям. Не случайно их имена вынесены на обложку. Вообще, автор-составитель Василий Владимирский поступил тактически грамотно, выставив вперёд для затравки «тяжёлую артиллерию». Тем более с третьим весьма, на мой взгляд, добротным рассказом Николая Калиниченко «Дождь над Ельцом» (неспешное повествование о столкновении мальчишки, приехавшем на каникулы в провинциальный городишко, с самым настоящим вампиром) сборник сразу оказывается прочитанным более чем на треть.

Все эти три больших рассказа (или, если хотите, повести) мне понравились, ну а дальше пошли формы поменьше, что-то лучше, что-то хуже. Но нужно отдать должное — вампиров мы тут видим всяких-разных: и последнего самого настоящего из оставшихся в живых («Готик-блюз»), и помнящего ещё Ахиллеса и Гектора, а сейчас скромно преподающего историю в МГУ («Последний вампир»), и самого обычного деревенского упыря (одноимённый рассказ Юрия Гаврюченкова), и таких, которые находятся в высшем эшелоне власти нашей Родины («ГАНСиROSES» того же Гаврюченкова), и совсем уж инопланетного («Ночь преображения»), и даже таких, которые совсем не боятся солнечного света и чеснока («Большая разница»).

Вампирша из рассказа Далии Трускиновской «Шлюха» преследует весьма благородную цель — пытается спасти любимого. «Мальчик-вампир» Виктора Точинова не остановится ни перед чем, будь то лучшие друзья или даже собственные родители. Майк Гельперин и Александр Габриэль в «Персональном вампире» дают свою трактовку причинам «смертей Великих Поэтов».

Несколько рассказов сборника являются стилизациями («Песнь крови» Натальи Резановой под романы А.Дюма и «Золушку», «Отцы и овцы» Сергея Жигарёва под знаменитый роман И.С.Тургенева, «Вампиры в Мэне» Виктора Точинова и Надежды Штайн под рассказы о Шерлоке Холмсе А.Конан Дойля). О «Вампирах в Мэне» (кстати, самом большом произведении сборника) хочу добавить ещё кое-что. Из названия уже следует, что действие происходит на родине самого Стивена Кинга (не обошлось в тексте и без упоминания имени Короля). Ближе к концу выясняется, что история скорее детективная, нежели мистическая. Но не торопитесь с выводами и читайте внимательнее...

Завершают антологию эссе Святослава Логинова «К вопросу о природе вампиров» и историческо-культурологический экскурс по заданной теме самого автора-составителя с нехитрым названием «Вампиры, упыри, носферату».

Последняя прочитанная мной антология о вампирах из серии «Лучшее» — «Вампиры. Опасные связи» практически выветрилась из памяти, за исключением трёх-четырёх рассказов. В «Перекрестках сумерек» понравившихся и запомнившихся мне на порядок больше. Это радует.

Процитирую последнее предложение из статьи Владимирского: «Жаль конечно, что нашим соотечественникам пока не удалось сказать новое слово в литературе о вампирах, но будем надеяться, это ещё впереди». Будем надеяться, а пока спасибо и на этом...

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как бы клыкастые ни хорохорились, каких бы барышей ни собирали в прокате фильмы о бледных мальчиках и бедных девочках — а прежней репутации вампирскому племени не видать как своих ушей. Из жгучей специи фигура вампира превратилась в разменную монету литературы. Кажется, ни один другой типаж не выказал еще подобной живучести и универсальности. Кровососы лихо перескакивают из одного жанра в другой, не гнушаясь ни политикой, ни эротикой, ни ироническими детективами. Если так пойдет и дальше, то из конкретного образа вампир рискует превратиться в абстракт, болванку — нечто вроде части речи.

В этом смысле «Повелителей сумерек» можно воспринимать как своеобразную перепись вампирского населения, проживающего на русскоязычном пространстве. И результаты, как заведено в наших широтах, радуют многообразием национального состава.

Впрочем, в представлении многих авторов Россия и вампиры оказываются вещами несовместными. Сергей Чекмаев и Пауль Госсен, развивая нехитрый сюжет о целебных свойствах вампиризма, выбирают местом действия Центральную Европу, а героев импортируют из Америки. В бюджете Виктора Точинова не нашлось средств на пару билетов через Атлантику, так что события его повести, пародирующей «Секретные материалы», Рекса Стаута и самое себя, разворачиваются в штате Мэн. Дальше всех заходит Даниэль Клугер, забросивший своих подопечных в отдаленную звездную систему — и все ради того, чтобы продемонстрировать в финале сюжетный финт, обкатанный еще Уэллсом (увы, инопланетные кровососы «Войны миров» не читали, и поделом).

Другие географическим зигзагам предпочитают экскурсии в прошлое. У Натальи Резановой вампиры (в широком, впрочем, понимании) с комфортом устраиваются во Франции XVI века и разыгрывают на историческом фоне «Золушку». Двуединый Генри Лайон Олди сыплет стилистическими ватрушками в Неаполе («Остров, который всегда с тобой»), балансируя, как всегда, на грани между лиризмом и садизмом. Сергей Удалин в ироничной миниатюре «Большая разница» переносит читателя в Трансильванию XVIII века — откуда, как нам с неудовольствием предстоит понять, не так-то далеко до современной России. Лучше всего это понимает Сергей Жигарев, украсивший антологию вкуснейшей постмодернистской диковинкой «Отцы и овцы». В небольшом рассказе ладно уживаются цитаты из Тургенева, игривые аллюзии на «Дракулу», рассуждения о судьбе России и прекрасный литературный язык. А еще в нем с особой четкостью схвачен вектор, о котором пишет в статье «Вампиры, упыри, носферату» составитель антологии, Василий Владимирский: вампир как символ режима, носитель власти.

Елена Первушина в философско-городском фэнтези «Убежище. Ночь и день», незаурядном и чутко скомпонованном, прокидывает мостик в «здесь и сейчас». И вот удивительное дело — на местной почве вампирская поросль разрастается сочнее, конфликты делаются глубже, а сюжеты — увлекательней. В обоих рассказах Майка Гельприна (один создан в соавторстве с поэтом Александром Габриэлем) вампир предстает философской фигурой, в одном случае сродни ангелу, в другом — демону. И стоит ли говорить, что привлекает таких существ не кровь, а куда более тонкая и неуловимая субстанция — свойства человеческой души? Так и «Шлюха» Далии Трускиновской оказывается не похотливым суккубом а-ля Лорел Гамильтон, а созданием, способным давать любовь — не щадя ради нее ни себя, ни других…

«Мальчик-Вампир» все того же Точинова представляет собой прямолинейный, но донельзя действенный хоррор, с самого начала отсекающий слабонервных как аудиторию. В «Охоте» Марии Акимовой, «Объявлении» Кирилла Бенедиктова и «Дожде над Ельцом» Николая Калиниченко ставка сделана на психологию, которая с успехом вытягивает более или менее типичный сюжет (вряд ли вы узнаете из этих историй что-то новое о вампирах). У Юрия Гаврюченкова, примыкающего к этой троице, психология остается в проигрыше, а в байках Владимира Аренева и Ники Батхен, больше похожих на раздутые анекдоты, отсутствует как класс.

Итог переписи подводит Святослав Логинов, с фирменным лукавством подселяя упырей в текущую реальность и венчая миф с наукой — или тем, что иной доверчивый читатель готов за оную принять. И столь гармоничным кажется этот союз, что достаточно одного взгляда на прочитанные страницы, чтобы с уверенностью сказать: пускай в СССР не было ни секса, ни вампиров — первое уже наверстали, скоро преодолеем и второй рубеж. Антология Владимирского не лишена слабых мест, но малокровием не страдает определенно.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Гуманная и антивампирская антология! В большинстве рассказов фигурировали гуманные вампиры или описывались ситуации, в которых «злым» вампирам не доставалось ничего. Только в двух рассказах «Персональный вампир» и «Мальчик-Вампир» вампиры оказались в «плюсе». Хотя с мальчиком-вампиром все не так ясно, как с персональными вампирами.

Для себя выделю из антологии: Калиниченко «Дождь над Ельцом», Гелприн «Персональный вампир», Точинов «Вампиры в Мэне» — это то, что действительно понравилось и зацепило. Конечно, эссе Логинова и статья Владимирского, такие разные по стилю, но одинаковые по качеству. Остальное...Впечатления от прочитанного ниже.

Г.Л. Олди «Остров, который всегда с тобой» — не сказал бы, что повесть совсем про вампиров. Скорее про людей, которые решили стать ближе к Богу. Тем самым помогая душевно больным пациентам. Но не все так просто. Зададимся вопросом: вот они такие хорошие, бескорыстно помогают душевнобольным? НЕТ! Как сказал настоятель монастыря — душевнобольные ближе к Богу, чем мы. Когда они пьют их кровь- они становятся ближе к Богу. Получается как бы выздоровление пациентов это побочный эффект, но согласитесь весь полезный. А главный герой лишен этих идей, он просто помогает больным, как когда-то помогли ему.

Бенедиктов «Объявление» — повесть об энергетическом вампире, через чур доверчивой девушке (в возрасте самой сексуальной активности) и о том, что получилось от их отношений. Мораль сей «басни»: «бесплатный сыр только в мышеловке», но даже вспомнив эту пословицу, девушка не отказалась от идеи жить в квартире с незнакомым мужчиной, да еще и со странностями. Но это еще пол беды...Вначале строя из себя «скромняшку» они боится его, но в последствии уже сама «горит» желание быть «рядом» с мужчиной. Ну этого уже история ей не простила...Он не «выдержал» и показал свое «настоящее я». «Я», которое ни чем хороши для героини не закончилось...Жалко девочку, ведь ей то всего 17, а в этом возрасте ох как хочется совершать не совсем обдуманные поступки (да что уж там, вообще необдуманные поступки).

Аренев «Мечтают — и не только об электроовцах» — микрорассказ без особого смысла, из серии «вампир — охотник — кол — смерть вампира». Ничего примечательного. Ну может не стоит его строго судит, ведь сам автор после названия дал намек на «озорной» рассказ.

Калиниченко « Дождь над Ельцом» — качественный рассказ — проработанные описания города, домов. Кажется, что автор увлекается описанием, но это не так. Каждая деталь, каждый нюанс, каждая мелочь — находятся в рассказе на своем месте. Главный злодей рассказа — не обычный вампир или кровосос. Он не по своей воле стал таким, просто он появился (родился) не в то время и не в том месте. Черствость и предрассудки людей не дали ему пожить, как обычному человеку. Приходится ему (бессознательно) быть прислужником сестер, постепенно сводя с ними счеты (замечу тоже бессознательно). Вывод: мутные глаза, отсутствие пальца. странный профиль — это еще не повод записывать субъект в нелюди).

Гелприн — «Последний вампир» (вампир — преподаватель, который питается не кровью, а эмоциями людей и непросто эмоциями, а Любовью. Но он может не только брать, но и давать, но возникает проблема, чтобы дать надо взять на порядок больше. А найти действительно светлую и чистую очень трудно, да и не возьмет он такую. Наоборот...«отберет» не заслуженную и даст тем, кто действительно достоин. Правда, заслуженную по мнению самого вампира.)

Чекмаев, Госсен «Готик-блюз» — рассказ больше подошел бы к сборнику не «Повелители сумерек», а «Уничтожители повелителей сумерек». Коварство, беспринципность, готовность на все ради достижения своей цели — нет это я не про вампиров, а как ни странно про...ЛЮДЕЙ!

Трускиновская — «Шлюха» — начало напомнило стандартные рассказы о вампирах — обманули или соблазнили, а потом укусили, но нет...Не Было укусов, был только обман и соблазн, но во благо. Еще один типаж энергетического вампира, не обычного, а любящего и готового на многое, если не все, ради своей любви и счастья близкого человека. Здесь уместна цитата из рассказа «Готик-блюз» — « Когда медицина бессильна, любовь и внимание родных иногда творят чудеса». Чудо свершилось.

Жигарев — «Отцы и овцы» — автор немного переборщил, пытаясь связать совершенно разные вещи. Тут и Россия времен крепостного права с идеями перемен, и убийство вампиров. Вот только не понятно — что за вампиры, какие общества? получается так: великосветский разговор и на тебе убийство вампиров. Путано и не понятно.

Г.Л. Олди «Сказки дедушки-вампира» — не ожидал увидеть в этой антологии до такой степени юмористический рассказ. Смысла почти никакого, да и с юмором переборщили. Во время прочтения хотелось быстрее его дочитать и перейти к другому.

Н. Батхен «Будь человеком!» — вот это да! еще никто не пытался так уберечься от вампира) Еще один вариант, кроме чеснока, серебряной пули, осинового кола и прочего, как «победить» вампира. Только способ, описанный в этом рассказе, намного гуманнее , чем все остальные. Но этот способ только для женщин, и только для находчивых женщин! Мужчинам не обращаться! (хотя смотря какой направленности будет вампир).

Д.Клугер «Ночь преображения» — рассказ, чем то похож на предыдущий. Различие только в том, что там вампира запугали и он поверил, а в этом рассказе ему не сказали не слова, и он «попался»(без возможности восстановления). Это, наверное, первый рассказ антологии, в котором фигурирует классический вампир с плохими намерениями. Но этот вампир немножко оказался самоуверен, что и понятно — безнаказанность и отсутствие в мире по 50 лет сделали свое дело. Он просто не знал новых реалий, а они сильно изменились.

Н. Резанова — «Песнь крови» — вариация «Золушки», только вместо доброй крестной-феи на цену выходит крестная-вампир, с намерениями диаметрально противоположными намерениям крестной-феи. После прочтения у меня остался вопрос: «а если бы все удалось — что было бы? Крестная удалилась бы или избавившись от крестницы заняла бы ее место?» И опять вампир остался ни с чем, как и в предыдущем рассказе. Как то не очень им в этом сборнике везет).

Ю. Гаврюченко — «Упырь» — даже смерть не меняет человека — был злым и скандальным по жизни, таким и остался. Странный упырь попался, вроде уже умер, а есть приходит нормальную пищу. Кроме того злопамятный, но с повадками вампира — не впустишь, не зайдет. Помесь какая-то зомби и вампира (ЗОМПИР — новый вид нечести)))).

С. Удалин «Большая разница» — ну прям как в жизни, на протяжении всей истории. Где бы кто не воевал или не устраивал перевороты, то прав всегда тот, кто у власти, или у кого больше армия, возможности. Если ты не приближен к правящему или нужен для достижения какой-то цели, то ты будешь уничтожен или наказан. Так и здесь стригой не морой и этим все сказано.

В. Точинов — «Мальчик-Вампир» — вот оно торжество вампиризма. Первый рассказ в сборнике, в котором верх берет желание пить свежую кровь и постоянный голод. Главное отличие этого рассказа от других, что вампир (в данном случае мальчик) остается в «живых» и безнаказанным, продолжая собирать свою жатву.

Е. Первушина — «Убежище» — сила, контролирующая и наблюдающая, следящая за существами с магическими (вампирскими) способностями. Но сила, которая не может вмешиваться, а может только присутствовать, быть третьей — премиряющей стороной. Но в рядах этой силы есть члены, которые не могут просто смотреть на поступки виновной стороны, но в силу своего положения они «прокляты» всю жизнь мучаться своим бессилием и ждать «мессию», которая что-то поменяет.

Ю. Гаврюченков «Ганс and roses» — кто?кто остался в живых? кто отомстил? рассказ не дает ответов, а оставляет вопросы. А мораль рассказа — убиваешь, так убивай всех и не оставляй свидетелей. наемники этого не учли и поплатились за это. В «выигрыше» остался только полковник.

М. Акимова «Охота» — на каждого крутого найдется свой — еще круче. Две организации, похожие на дозоры у Лукьяненко, борются за вампира. Тем самым решая его судьбу: умереть сразу или возможно дать ему еще один шанс.

М.Гелприн, А. Габриэль — «Персональный вампир» — персональный вампир звучит круто, можно рассказывать друзьям у меня есть «свой вампир» , хвалиться и все тебе будут завидовать? жаль, но нет, этот персональный вампир придет к тебе только если ты «имеешь» какой-нибудь талант, и если он все-таки придет, то пути только два: смерть с талантом или роскошная жизнь без таланта. Кто как выберет...А вампиры напоминают чем то арийскую расу — если это не у нас, то это досталось незаконно, если не может отобрать, то просто уничтожим. Не достанется он ни кому...

В.Точинов, Н. Штайн «Вампир в Мэне» — преступники сыграли на предрассудкам людей, использован страхи настоящих вампиров или вымышленных, так как в книге настоящих так и не появилось. По настоящему жаль Люси, положение, деньги — это есть, но вот любовь она не получает ни от мужа, ни от дармоеда брата. В рассказе как таковых вампиров нет, но он в этом сборнике «на месте».

С.Логинов — «К вопросу о природе вампиров» — юмористическое эссе о «пришельцах среди нас». Только на этот раз это не чужой разум с далеких планет, летающий на тарелках, а вирусная форма жизни, которой, как ни странно, оказываются вампиры. Вампиры в правительстве, на кладбище, на улицах — они везде! В эссе говорится о разновидности вампирах — термовампиры, о том как девочка — девушка на улице высасывает жизнь, но не понятно как это делают вампиры-мужчины???Об этом тут не слова. Так что «наш агент» — термодонор чего-то не договорил. А статья то тоже заказная и со скрытым умыслом. Главное разобраться в нем (умысле) до того, как вампиры приберут всю власть!

В.Владимирский — «Вампиры, упыри, носферату» — очень понравилось, рассмотрю только несколько цитат из статьи: а) (вампир) «имеет многовековой опыт и способен испытывать более глубокие чувства, чем большинство смертных» — на основании приведенных примеров, мне кажется, наоборот, большинство вампиров менее восприимчивы в эмоциональном плане, чем люди. Долгие годы жизни накладывают отпечаток на их сознание — их почти ни чем не удивишь. А более глубокие чувства они могут испытывать только от убийства очередной своей жертвы. б) «Грубо говоря, упырей в СССР не было — как секса» — я почти не застал союза, но фраза в точку!

Оценка всей антологии — 5.

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Такие антологии хороши в первую очередь для тех, кто не знаком ни с кем из перечисленных авторов (не в смысле лично, а в смысле не читал). Отличный способ отделить зерна от плевел и понять, кого можно читать дальше, а кого надо обходить стороной.

Увы, в моем случае Олдей я уже читала. Все остальное не заинтересовало настолько, чтобы открывать эти имена еще раз. Разве что «Отцы и овцы» Жигарева заинтересовали, но больше именно заинтересовали, а не понравились — увы, вот этого имени я как раз даже не слышала раньше. «Дождь над Ельцом» Калиниченко оказался действительно жутковатым, что с учетом тематики отлично (больше ни один из рассказов эмоциональных впечатлений не вызвал, разве что над Олди посмеялась). Остальное, на мой вкус, на ну очень среднем уровне. А местами и совсем тяжко, особенно когда авторы берутся сочетать вампирскую тематику с другими, видимо, уже освоенными ими темами: вампиры и русские бандюги, вампиры и графиня де Монсоро, вампиры и Альбигойский крестовый поход, вампиры и древние боги, вампиры и Великая Любовь, вампиры и Фауст. За качество исполнения похвалить нельзя, а учитывая, что либо вампиры к Фаусту, либо Фауст к вампирам не пришей кобыле хвост... Хотя попадались и милые изящные рассказики, но за небольшим размером и не самой оригинальной идеей сложно их как-то особенно оценить.

По итогам выходит, что стоит читать Олди, но это и так понятно. Никаких новых звезд я не разглядела. Ну кроме отличной смешной заключительной «высоконаучнопрактической» статьи Логинова.

Генри Лайон Олди «Остров, который всегда с тобой» — Олди прекрасны, чего там. Притом, что это явно не лучший рассказ в «Песнях Петера Сьлядека», но подозреваю, что лучший в этой антологии.

Кирилл Бенедиктов «Объявление» — такое впечатление, что рассказ писала 13-летняя дефачка. Объяснить восхитительные литературные приемы с описанием помады, «кофтачки и юппачки», а также сюжет формата «золушка встретила Прекрасного Незнакомца, который потом оказался Злобным Вампиром», иначе не могу. И мораль «не ходите, дети, в Африку гулять». Судя по встреченным ошибкам, у редактора тоже руки опустились. На контрасте с Олди особо феерично смотрится.

Владимир Аренев «Мечтают — и не только об электроовцах!..» ([д]озорное) — из уважения к автору перечитала два раза. Все равно ничего не поняла. Ну Дик, ну и что?

Николай Калиниченко «Дождь над Ельцом» — забавная детская страшилка. По стилистике, прямо скажем, плохо, потому что когда 10-летний ребенок обращает внимание на архитектуру дома и упоминает слово «ротонда», хочется возопить, как Станиславский. Зато сюжет небанальный и забавный, такая страшилка с национальным колоритом, в духе Гоголя.

Майк Гелприн «Последний вампир» — складно и банально. Кто еще не написал про «богов и героев» среди нас?

Сергей Чекмаев, Пауль Госсен «Готик-блюз» — еще один последний вампир, и тоже все скучно и банально. Умирающий человек, который предпочитает стать вампиром, чтобы выжить — кто еще не успел про это написать?

Далия Трускиновская «Шлюха» — симпатичная, очень женская идея. Исполнение тоже неплохо. Но опять же, вариант, который легко приходит в голову и реализован практически «в лоб».

Сергей Жигарев «Отцы и овцы» — а вот это понравилось. Хороший рассказ про вампиров можно опознать по *отсутствию* слова «вампир» в тексте, ага. К тому же написано очень изящно- все эти барские разговоры, приметы времени, стилистика хороша. Хронология смутила — в 1860 году уже вовсю обсуждали разные проекты отмены крепостного права, и не было это таким прямо страшным бунтарством.

Генри Лайон Олди «Сказки дедушки-вампира» — восхитительно смешное баловство на тему того, как вампиры спасли землю от инопланетян. Особо жжот кардинал Лоренцо))

Ника Батхен «Будь человеком!» — не скажу, что идея сильно оригинальна, сюжета по сути вообще нету, но написано вполне славно.

Даниэль Клугер «Ночь Преображения» — для того, чтобы обыграть банальную и малоинтересную идею несовпадения групп крови и тд., автору пришлось ввести в рассказ о вампирах инопланетян и андроидов. Вот это называется бешеной собаке семь верст не крюк, да. Смешались в кучу кони, люди.

Наталья Резанова «Песнь крови» — Попытка связать вампиров, Золушку и историю Франции. Получилось примерно как лебедь, рак и щука. История Франции выглядит как из детской энциклопедии, вампиры тоже не впечатляют, а про Золушку я где-то уже читала.

Юрий Гаврюченков «Упырь» — «Однажды ночью ко мне приходил упырь, но я его не пустил, он помыкался и ушел». Э, что это было?

Сергей Удалин «Большая разница» — изящная забавная зарисовка на классическую тему о том, что все звери, включая ночных тварей, конечно, равны, но некоторые равнее. Не бог весть какая идея, но хорошо написано, и читать приятно.

Виктор Точинов «Мальчик-Вампир» — какая-то глупая непонятная чернуха, даже не знаю, что тут сказать.

Елена Первушина «Убежище» — замах интересный, но общий результат так себе. По сути — рассказ ни к чему не пришел. К тому же две части связаны между собой ну очень условно. Опять же, несчастный поход на альбигойцев тема древняя.

Юрий Гаврюченков «Ганс&roses» — набившая оскомину вариация на тему «русские бандюки и что-то». В данном случае вампиры. Разумеется, присутствуют калаши, ФСБ, киллеры и прочая бутафория, от которой стало тошнить еще в девяностые.

Мария Акимова «Охота» — вроде и ничего плохого сказать нельзя, но какое-то очень невнятное. При чем тут девочка Катя, которая курит? И что означает такая концовка? Неплохо бы смотрелось как пролог романа, но на рассказ не пойдет.

Майк Гелприн, Александр Габриэль «Персональный вампир» — стихи хороши. Все остальное ужасно, особенно избитую до невозможности тему и ну очень стандартного героя-алкаша-наркомана, который на самом деле хороший и пушистый. Глупое существо вомпер, надо было не все богатства мира предлагать, а дозу во время ломки.

Виктор Точинов «Вампиры в Мэне» — симпатичная детективная повесть, лихо обернутая вокруг вампирской тематики, в лучших традициях Конан-Дойля.

Святослав Логинов «К вопросу о природе вампиров» — укатаечно смешная псевдонаучная статья о вампирах, вампиризме, бактериях, палеонтологии и тд. В лучших традициях Курехина и Шолохова. В итоге практически приходим к выводу, что среднестатистический вампир является колонией бактерий:haha:

Оценка: 4


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх