FantLab ru

Фёдор Достоевский «Идиот»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.85
Голосов:
1351
Моя оценка:
-

подробнее

Идиот

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 116
Аннотация:

Князь Мышкин, несколько лет лечившийся от душевного недуга в Швейцарии, возвращается на Родину к единственным оставшимся родственникам — семье Епанчиных. Князь молод — ему всего 26 лет; он доброжелательный, мягкий, чуткий и внимательный к чужим чаяниям человек. Он не готов к тому, что по возвращении его судьба будет увлечена бурлящим в России круговоротом страстей, интриг и драм...

Выдающийся роман классика российской и мировой литературы, получивший всемирное признание и славу.

Примечание:

Впервые опубликован с января 1868 по февраль 1869 в журнале «Русский вестник».


Входит в:

«Театр FM», 2004 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 653

Активный словарный запас: крайне низкий (2100 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 85 знаков, что близко к среднему (81)

Доля диалогов в тексте: 54%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Экранизации:

«Идиот» / «L' Idiot» 1946, Франция, реж: Жорж Лампен

«Идиот» / «Hakuchi» 1951, Япония, реж: Акира Куросава

«Идиот» 1958, СССР, реж: Иван Пырьев

«Даун Хаус» 2001, Россия, реж: Роман Качанов

«Идиот» 2003, Россия, реж: Владимир Бортко



Похожие произведения:

 

 


Полное собрание сочинений в шести томах. Том 3
1885 г.
Полное собрание сочинений в 12 томах. Том 6
1888 г.
Полное собрание сочинений в 12 томах (А.Ф. Маркс). Том 6
1894 г.
Полное собрание сочинений Ф.М. Достоевскаго. Том 10
1911 г.
Полное собрание сочинений Ф.М. Достоевскаго. Том 11
1911 г.
Идиот. I
1920 г.
Идиот. II
1920 г.
Собрание сочинений в 14 томах. Том 3
1922 г.
Собрание сочинений в 14 томах. Том 4
1922 г.
Полное собрание художественных произведений. Том 6
1926 г.
Идиот
1955 г.
Собрание сочинений в десяти томах. Том 6
1957 г.
Идиот
1959 г.
Идиот
1960 г.
Избранные сочинения в двух томах. Том 2
1962 г.
Идиот
1964 г.
Идиот
1969 г.
Идиот
1971 г.
Идиот. В двух книгах. Книга 1. Части 1-2
1971 г.
Идиот. В двух книгах. Книга 2. Части 3-4
1971 г.
Полное собрание сочинений в 30 томах. Том 8
1973 г.
Собрание сочинений в 17 томах. Том 8
1973 г.
Полное собрание сочинений в 30 томах. Том 9
1974 г.
Собрание сочинений в 17 томах. Том 9
1974 г.
Идиот
1976 г.
Идиот
1978 г.
Идиот
1980 г.
Идиот
1981 г.
Идиот
1981 г.
Идиот
1981 г.
Идиот
1981 г.
Идиот
1981 г.
Идиот
1982 г.
Идиот
1982 г.
Идиот
1982 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 6
1982 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 7
1982 г.
Идиот
1983 г.
Идиот
1984 г.
Идиот
1987 г.
Идиот
1988 г.
Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 6
1989 г.
Идиот
1994 г.
Идиот
1994 г.
Собрание сочинений в семи томах. Том 3
1994 г.
Преступление и наказание. Идиот (в сокращении)
1996 г.
Том второй. Идиот. Из дневников писателя
1997 г.
Идиот
1998 г.
Идиот
1998 г.
Идиот
1998 г.
Собрание сочинений в 20 томах. Том 7
1998 г.
Собрание сочинений в 20 томах. Том 8
1998 г.
Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 3. Идиот
1999 г.
Идиот
2000 г.
Федор Достоевский. Сочинения
2001 г.
Идiотъ. Телероман. Фотоальбом
2003 г.
Идиот
2003 г.
Идиот
2003 г.
Собрание сочинений в пяти томах. Том 2
2003 г.
Идиот
2004 г.
Идиот
2004 г.
Идиот
2004 г.
Идиот. Игрок
2004 г.
Идиот. Игрок
2004 г.
Избранные произведения в 3 томах. Том 1. Идиот
2004 г.
Избранные произведения в 3 томах. Том 2. Белые ночи
2004 г.
Собрание сочинений в 9 томах. Том 4. Идиот
2004 г.
Собрание сочинений в пяти томах. Том 3
2004 г.
Идиот
2005 г.
Идиот
2005 г.
Идиот
2005 г.
Идиот
2005 г.
Идиот. Том 1 (подарочное издание)
2005 г.
Идиот. Том 2 (подарочное издание)
2005 г.
Полное собрание сочинений: 18 томов в 20 книгах. Том 8
2005 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 5. Идиот
2005 г.
Идиот
2006 г.
Идиот. Белые ночи. Село Степанчиково и его обитатели
2006 г.
Полное собрание сочинений: 18 томов в 20 книгах. Том 8
2006 г.
Идиот
2007 г.
Идиот
2007 г.
Идиот
2007 г.
Идиот
2007 г.
Идиот. Часть 1 и 2
2007 г.
Идиот. Часть 3-4
2007 г.
Идиот
2008 г.
Идиот
2008 г.
Идиот
2008 г.
Идиот. Бесы (эксклюзивное подарочное издание)
2008 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 6
2008 г.
Собрание сочинений. Том 5. Идиот. Книга 1
2008 г.
Собрание сочинений. Том 6. Идиот. Книга 2
2008 г.
Идиот
2009 г.
Идиот
2009 г.
Идиот
2009 г.
Полное собрание сочинений. Канонические тексты. Том 8
2009 г.
Ф. М. Достоевский. Романы
2009 г.
Идиот
2010 г.
Идиот
2010 г.
Идиот
2010 г.
Идиот
2010 г.
Идиот
2010 г.
Идиот
2010 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 5
2010 г.
Федор Достоевский. Полное собрание романов в 2 томах. Том 1
2010 г.
Идиот
2011 г.
Идиот
2011 г.
Идиот
2012 г.
Идиот
2012 г.
Идиот
2012 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 6
2012 г.
Идиот. Подросток
2012 г.
Идиот
2012 г.
Идиот
2012 г.
Идиот
2013 г.
Идиот
2013 г.
Преступление и наказание. Идиот
2013 г.
Преступление и наказание. Идиот
2013 г.
Идиот
2014 г.
Идиот
2014 г.
Идиот
2015 г.
Идиот
2015 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 5
2015 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 6
2015 г.
Идиот
2015 г.
Идиот
2015 г.
Идиот
2016 г.
Идиот
2016 г.
Идиот
2016 г.
Идиот
2016 г.
Идиот
2016 г.
Игрок
2017 г.
Идиот
2017 г.
Идиот
2017 г.
Идиот
2017 г.
Идиот
2018 г.
Идиот
2018 г.
Идиот
2018 г.
Идиот
2018 г.
Идиот
2018 г.
Идиот
2018 г.
Идиот. Том 2
2018 г.
Преступление и наказание. Идиот
2018 г.
Идиот
2019 г.
Полное собрание сочинений и писем в 35-ти томах. Том 8. Идиот
2019 г.
Идиот
2020 г.
Идиот
2020 г.

Аудиокниги:

Идиот. Дядюшкин сон (аудиокнига на 3 аудиокассетах)
2002 г.
Идиот
2003 г.
Идиот
2005 г.
Идиот
2007 г.
Идiотъ
2008 г.
Идиот
2008 г.
Идиот
2009 г.
Идиот. Бедные люди
2009 г.
Бесы. Идиот. Преступление и наказание. Братья Карамазовы
2010 г.
Русская классика. Лучшее
2011 г.
Идиот
2013 г.
Идиот
2013 г.
Идиот
2014 г.
Идиот
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Der Idiot
1958 г.
(немецкий)
The Idiot
1996 г.
(английский)
The Idiot
1996 г.
(английский)
Der Idiot
2006 г.
(немецкий)
El idiota. 2
2006 г.
(испанский)
Der idiot
2007 г.
(немецкий)
Der Idiot
2007 г.
(немецкий)
El idiota. 1
2007 г.
(испанский)
L'idiota
2008 г.
(итальянский)
The Idiot
2008 г.
(английский)
L'Idiot
2010 г.
(французский)
L'Idiot
2010 г.
(французский)
The Idiot
2010 г.
(английский)
L`idiota
2012 г.
(итальянский)
The Idiot
2014 г.
(английский)
The Idiot
2017 г.
(английский)
The Idiot
2017 г.
(английский)
The Idiot / Идиот
2017 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Я хочу хоть с одним человеком обо всем говорить, как с собой.»

Так уж принято считать, что именно Федор Михайлович в своих произведениях выворачивает миру ту самую загадочную русскую душу. И «Идиот» едва ли не главнейшая и показательнейшая его работа на эту тему.

Да, читать Великого И Ужасного желательно не спеша, вдумчиво, и, разумеется, размышляя. Впрочем, стоит привыкнуть, и слог его уже кажется вовсе и не тяжелым, хотя с другой стороны и не то чтобы красочным. Он очень хорош и стилен, но диккенсовского словесного изобилия нет и в помине. Текст прост и понятен, если привыкнуть к манере позапрошлого века.

К чему это я — а к тому, что гораздо и гораздо труднее «втянуться» в нравы тех лет. Нужно полноценно погрузиться, и даже тогда иные сцены вызывали у меня недоумение. Вообще, если перенести ситуацию в наше время, иные взгляды на события, в первую очередь взгляды моральные, позволили бы избежать большей части неприятностей. С другой стороны — появились бы новые сложности.

И вот тут начинаются недостатки романа.

Мотивация персонажей не всегда ясна современному читателю, и если о чем-то можно догадаться, иные нюансы все же вызывают недоумение. И в основном именно мотивация — только казалось бы понимаешь героя, вникаешь в саму его суть, взгляды, намерения, характер — а через пару глав он снова тебя удивляет. Если не на следующей странице. И таких случаев много: Ганя, за которого я был горд по окончании первой части, в дальнейшем снова оборачивается какой-то ехидной, да и не один, а с сестрой напару; Ипполит, за то время, что ему уделено успел несколько раз переместиться по шкале градаций от «негодяя» до едва ли не «героя» сначала в одну сторону, затем в другую, отношение его к князю, да и к прочим, металось немыслимо. Впрочем, допускаю, тут сказалось состояние, и это правдоподобное объяснение; вечер, когда принимали «сына Павлищева» просто вывернул мозг наизнанку — сначала все без исключения гости вынуждают князя принять посетителей при них же, а затем, смертельно оскорбившись увиденному (хотя ничего принципиально ужасного не произошло), едва ли не проклинали его за «чудовищные» сцены, которым им пришлось быть свидетелями; упомяну также метания Аглаи (да и самого Мышкина) от «ни за что не выйду/и не думал предлагать» до «женитесь на мне/жить без вас не могу». Нет, я понимаю — молодежь, страсти, эмоции, общественность опять же — но как-то уж слишком. А то, как генеральша знать не хотела князя после вечера — это, простите, нравы такие были или ФМД решил таким образом показать безрассудство самой Епанчиной в частности, и ее окружения в общем?

Так что, каюсь, не все лично мне было очевидно, но в иных ходах, сперва вызвавших похожее недоумение, мои же догадки оказались верны — например эпизод с обменом крестиками, да и мотивы князя, Настасьи Филипповны и Аглаи в общем (подтверждением догадок же оказалось посещение в последних главах опального князя Евгением Павловичем, чьим голосом говорит сам Достоевский).

Теперь о приятном — достоинств у романа несравнимо больше.

Потрясающей глубины и, что важно, противоречивые персонажи. Ведь противоречивость их более, чем естественна — она придает им правдоподобности.

Рогожин — потрясающий, неистовый Рогожин, который сразу же напомнил Клода Фролло своей всесжигающей страстью, переходящей в одержимость. Его отношение к князю так путано, так противоречиво, так ярко;

Настасья Филипповна, буквально «роковая женщина», страдающая, несчастная, мечущаяся и неспособная найти свое место. Не возьмусь судить о том, какова все-таки ее вина в том, в каком положении она оказалась на момент завязки романа, можно смотреть с разных сторон, а каких-то однозначных подробностей нам не дали. Однако все ее дальнейшие поступки — вулкан. Ничего удивительного, что она так привлекла обоих;

Аглая, ах, будь она постарше, поопытнее и не так «закупорена», ведь могло все пойти совсем иным путем;

Елизавета Прокофьевна — яркая, искренняя, шумная, сильная, и такая все-таки замечательная;

Ганя, о котором можно говорить что угодно, клеймить, ругать, но ведь стремления-то его самые естественные;

Коля, настоящий, честный, чудесный подросток;

И, наконец, целая россыпь еще более неоднозначных, порою странных, иногда не ясно чем руководствующихся персонажей — это вам и Лебедев, и неповторимый, ужасный и прекрасный в своей лжи генерал Иволгин, и Келлер, и вышеупомянутый Ипполит...

Ах да... Князь Мышкин. Вот кто невероятно удивил — взяв в руки этот томик, я ожидал совершенно другого героя. Нет, наслышал был, конечно — болезненно честный, наивный, правильный, аллегория на Христа и т.д. и т.п. И все оказалось не то, потому что ИДИОТ. Поначалу страшно раздражало, когда о князе нет-нет, да и скажут, мол, умственно обиженный, дурачок... А потом действительно были ситуации, когда думаешь — да что же ты делаешь, несчастный, не благородство это, а дурость. Ах, если бы и Льву Николаевичу хотя бы годков пять нормальной, неизолированной жизни, авось бы все его «благие» задумки в сочетании с некоторым жизненным опытом и знанием света вполне могли бы найти применение. И, кроме того, если бы не болезнь, послужившая катализатором и в определенной степени — одной из причин всех бед. А так наш герой просто ведь сгорел, сгорел впустую. Вот как раз таки Радомский, тот самый Радомский есть в данном случае приближенное к идеалу воплощение хорошего человека. Мы же видим, что взгляды их во многом схожи, что видят и замечают они, и только они вдвоем — одно. Но Радомский практичнее, возможно даже и чересчур, и тем не менее склонен к умным мыслям и добрым поступкам. А Мышкин, тоже «закупоренный», как и Аглая, точно так же невероятно глуп и непонятлив в некоторых вопросах. Хотя, безусловно, в прочих вещах, очень и очень проницателен, и, что важно — верит в людей и готов дать второй и двадцать второй шанс. Оттого и крутится вокруг него Лебедев, оттого и Келлер, мрачный, грубый Келлер, искренне готов встать грудью в защиту князя. Потому что хоть одному пропащему из сотни, может, как раз не хватает-то веры в него другого человека, такого вот Мышкина.

В общем, не в том дело, что хорошему человеку на Руси плохо или невозможно. Это только если он бесшабашен и неистов в своей «правильности» — добрые дела тоже нужно делать с умом, возможно, даже более с умом.

А касательно отношений с дамами — ну тут все-таки Радомский прав совершенно — Лев Николаевич любил обеих, но любил как человек человека, как один хороший, добрый, светлый человек может любить другого. И черт его дергал их замуж звать — ладно они с их романтическими чувствами, а он-то куда. Или и этого в себе самом понять не мог, хоть и говорил о жалости, о братских чувствах. Впрочем, и Настасья Филипповна, и Аглая, неоднократно выражали восхищение именно человеческими качествами князя, зачем же их обеих потянуло на романтику...

Финал был вполне ожидаем.

Хочется так же отметить несколько очень и очень ярких и удачных моментов — расследование пропажи четырехсот рублей, эпизод со свертком в камине, глубокие и любопытные размышления об «обыкновенных людях», о казни и о преступниках, сильнейшая финальная сцена в доме Рогожина, и такой лаконичный ответ князя Ипполиту на вопрос, как ему добродетельнее умереть.

Так является ли «Идиот» романом о загадочной русской душе?

На мой взгляд, несмотря на некоторые старания автора, выраженные в сталкивании образов России и Запада с заведомо обозначенной позицией, да — о душе, но нет — не о русской. О душе человеческой. И все же на первом плане — о жизни.

Часто можно встретить в описании того или иного произведения слово «жизненный». Да, «Идиот» — жизненный роман. Но не потому, что, стоит лишь выйти на улицу — и сразу встретишь Мышкина, Рогожина... Хотя отчасти, в какой-то мере, они там встречаются, чаще, правда, все-таки Лебедевы...

Дело в ином — Федор Михайлович, как всегда, сплел потрясающей сложности клубок из человеческих идей и планов — в меньшей степени, и человеческих же эмоций, порывов, страстей — в большей. В жизни редко что-то происходит как задумано — вмешиваются посторонние обстоятельства. В «Идиоте» практически каждый поступок, каждый порыв, каждое слово каждого же героя так или иначе повлияло на судьбы прочих. Если бы Рогожин отпустил Настасью еще в самом начале или не собрал те злосчастные сто тысяч. Если бы Мышкин не стал лезть своим длинным носом в дела Епанчиных и Иволгиных. Если бы Аглая не уцепилась за «рыцаря бедного». Если бы не приняли Бурдовского и Ко. Если бы, если бы, если бы... Но все и вся сплелось воедино, каждый повлиял на каждого и все обернулось так, как и не ожидал, пожалуй никто из них. Притом ведь, что почти никого из героев нельзя назвать «плохим» — самые неоднозначные из них тем не менее совершают добрые дела, а уж такие, как князь — только ими и живут... и вот незадача — из этого бесконечного кружева добрых дел сплетаются один за другим погребальные саваны, тюремные робы и — как минимум — носовые платки. Нагляднейшее воплощение известной поговорки о том, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями.

И все эти прелести нашей с вами жизни были Достоевским замечены и талантливо перенесены в текст, более того — стали самим романом. Ведь полтора столетия прошло, сменились эпохи, государства, нравы. Но люди, как говаривал Воланд — те же.

«... мы все до комизма предобрые люди...»

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

До чего ж тяжеловесная аргументация в отзывах-то. Вставлю и свои пять копеек тогда уж.

В России белезненно честный человек может расцениваться окружающими только в качестве идиота, и никак иначе. Все прочее — роман весь, в своей многословности — не более чем развёрнутая иллюстративно-доказательная база: сословный аспект, гендерный и т.д и т.п.

Вот и всё

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

То что данное произведение считается классикой, не значит что его нельзя критиковать и оно должно иметь статус священной коровы. Надо сказать что основная целевая аудитория романа это мечтательные барышни всех возрастов, будуче мужчиной такое читать просто скучно. Идиота в 21 веке читать не просто из-за архаичного языка 19 века, которым написан роман. Сюжета в романе нет. Вообще нет. Весь роман, в основном своем это диалоги между героями. Огромные, бесконечные, скучные, нудные, имеющие претензию на мудрость и философию диалоги. Весь роман крутится вокруг постоянных интриг, но нет, это не интриги в духе «Проклятых королей» Мориса Дрюона, когда решались судьбы народов и целых королевств, куда там, это интрижки мелких людишек, в духе бесконечных сериалов на телеканале «Домашний». Герои романа... в них не веришь. Хочется воскликнуть — люди себя так тупо не ведут. Но конечно, Достоевскому виднее, я то в 19 веке не жил, и уж тем более в среде дворянчиков и прочих «элит» того времени не тусил, чего уж. Ну и отдельно упомяну про очень странный пассаж автора, устами своего героя: мол, католичество это не христианство. И вообще все беды от этого католичества: всякие там атеизмы и социализмы. Странно, мне вот всегда казалось что социализм, как идея постарения более справедливого общества исходит от проблем нынешнего строя, тотально не справедливого. Но Федор Михайлович так не считал, у него был свой мир, со своей логикой. Ну а пассаж про то что католичество способствует атеизму... Атеизм это научное мировоззрения, объективный взгляд на мир, отрицания существования сверхъестественных сил. Католики долгие века верой и правдой стояли на страже мракобесия, сжигая неугодных ученых из различных областей науки на кострах. Несправедливое обвинения Федора Михайловича к католикам. Ну а то что Федор Михайлович не считает католиков христианами... я даже не знаю, что тут можно комментировать, по моему эта дикая мысль в особом комментарии и не нуждается. Ах да, устами своего героя Федор Михайлович обличает Рим в том что его интересует только власть земная и блага земные, а не спасения душ верных христиан. Но православные священослужители они не такие, нет, что вы)

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бесспорная классика и книга, что трогает за душу. Автор бесспорно сумел передать и персонажей, и их мироощущение, и их социальные роли, и подробный дивный мир. Вроде бы и погружаешься в другую эпоху, но в довольно специфической компании. Насколько книга является путеводной — спорный вопрос.

В своей рецензии я предлагаю сравнить эту книгу с «Дракулой» Сторкера. И прочими структурными книгами вампирской тематики. Я имею ввиду книги, в которых автор (1)использует чудовище как некоторый фонарик, освещая проблемы семьи и социума(2)использует именно вампира как «непонятно кто, но крыша у присутствующих едет узнаваемо вот так». Если вы читали Лаймона, Кинга или Хилла, то поняли к чему я .

Главным героиням узнаваемо важно быть значимой в жизни князя. Это не вопрос вожделения, это вопрос фатума — если ты вот значима и особенна, просвет в жизни. Если нет, то пропади все пропадом, незашквар уйти к своему сталкеру.

Да, я предлагаю посмотреть на главгероя как на вампира. Он с фантастической легкостью уживается в высшем свете, он вызывает колоссальное доверие к себе(и персонажей, и автора, и читателя), он без проблем уходит с места преступления, убийца его еще и считает своим бесконечным другом. Это все вампирские фишки.

Классический вампир читателю показывается «зубаст и очень опасен» — так зарубежные авторы и пытаются по-своему предупредить. Ну здесь без твиста с гробами, клыками и мрачным готическим замком, но в остальном похоже.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитывая «Идиота», я поймала себя на мысли, что если раньше меня в его книгах привлекали главные персонажи, то теперь я все больше сочувствия и/или внимания уделяю второстепенным, тем самым ординарным, например, таким как Лебедев, Келлер, генерал Иволгин, Рогожин, Птицын и т.д. У него даже подлецы с большой градацией) Да и воры – с большой системой ценностей и моральными экспериментами.

И к князю-то они липнут не только потому, что с него можно поживиться, но и потому что он и в них может уверовать, показать им, что возможно, не так уж они и низки, нелепы, однозначны, плохи и т.д. Гипотетически) Такая уж это полезная для них мысль? В плане выгоды нет, но ведь тянет)

Насколько же русский человек (да и не только) любит тех, на чьем фоне он выглядит лучше, и тех, рядом с кем может себя чувствовать лучше, чем он есть, как будто вставать на ступеньку выше, причем, желательно, еще и без активных действий со своей стороны)

Насколько сложна «дружба» Мышкина и Рогожина, сколько там оттенков.

Насколько нелепа и показательна ситуация с «потерей денег» на даче у Лебедева.

Насколько человек далеко не черное и белое. «Человек есть тайна».

Люблю эту книгу безмерно.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вариация на тему Родиона Раскольникова. Только у Раскольникова идеи темные, а у князя светлые. Но оба одинаково наивны и безумны.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Давно, очень давно, что-то стукнуло в голове и пригорело проесть что-нибудь у Достоевского. Думала, то порыв временный и быстро отпустит, но нет, не тут-то было. Осознание того, что уроки литературы затрагивающие роман «Преступление и наказание» — полностью привили чувство отвращения к такому рода литературы, и полное непонимание автора, что «временный» порыв казался странным. Шло время, но навязчивое желание не отпускало, а лишь усиливалось. Взгляд падал лишь на «Идиота», прям внутренний голос трубил во всю, что именно этот роман мне понравится. Откуда такая уверенность – не знаю. Решила долго не затягивать и пошла приобретать книгу. В тот же вечер я погрузилась в этот удивительный роман! Оторваться было невозможно! Но эти чувства возникли тогда – давно, неутолимая жажда вновь открыть для себя «Идиота» и вновь взглянуть на героев, в конечном итоге привило к тому, что перечитала роман. Уж простите за такое длинное вступительное слово, это все от переизбытка чувств! Не буду больше томить и перейду же к самой сути.

Очень многие остаются в смешанных чувствах по отношению к героям. Странные, противоречивые персонажи, в душе которых, черт ногу сломит, что творится! Я не буду заострять внимание на второстепенных героев, от их присутствия и разглагольствования становится лишь тяжелее усваивать информацию, да и не они были для меня главными. Свое внимание я заострю на следующих лицах: Князь Лев Николаевич Мышкин; Настасья Филипповна и Аглая Ивановна.

Князь Мышкин и Настасья Филипповна.

— А князь для меня то, что я в него в первого, во всю мою жизнь, как в истинно преданного человека поверила. Он в меня с одного взгляда поверил, и я ему верю.

Определенно для меня остается тяжелым, что все же закончилось так печально. Какой бы не выставляли Настасью Филипповну, какой бы безумной и жестокой ее не описывали, она не такая. Я словно смотрела на нее глазами Мышкина. И мне безумно больно осознавать, что на их долю выпала такая ноша. Думаю, что они были бы по-настоящему счастливы, на сколько это вообще было возможно. Но Настасья Филипповна не могла быть счастлива. Она целиком и полностью осознавала свое положение и только Князь ее увидел реальную. Ей страшно было представить, что кто-то может действительно ее полюбить. Давайте будем честными, что в тот период времени, девушка, не сохранившая невинность, пусть и не по своей воле, приравнивалась к шлюхе. И никто, повторяю, НИКТО не думал иначе! Я считаю, что Лев Николаевич в действительности любил, как может любить, только он. Да и Настасья Филипповна его искренне любила, хоть и не показывала этого.

-- Вас струсила? -- спросила Аглая, вне себя от наивного и дерзкого изумления, что та смела с нею так заговорить.

-- Конечно, меня! Меня боитесь, если решились ко мне прийти. Кого боишься, того не презираешь. И подумать, что я вас уважала, даже до этой самой минуты! А знаете, почему вы боитесь меня и в чем теперь ваша главная цель? Вы хотели сами лично удостовериться: больше ли он меня, чем вас, любит, или нет, потому что вы ужасно ревнуете...

Князь Мышкин и Аглая Ивановна Епанчина.

Я никогда не видела их парой! Мне все равно, что другие считают. НЕТ! Она никогда не любила его! Она просто не способна на такие чувства! Ума не приложу, почему вдруг ее считают более достойной, чем Настасью Филиппову. Нет, кому и должна была достаться такая ноша, как у Настасьи, так это Аглае! Испорченная, избалованная и жестокая, не просто жестокая, а упивающаяся своей жестокостью дрянь! Мне она решительно с первого же появления не понравилась!

-- Я вас совсем не люблю, -- вдруг сказала она, точно отрезала. Князь не ответил; опять помолчали с минуту.

-- Я вижу, что Аглая Ивановна надо мной смеялась, -- грустно ответил князь.

На один, чрезвычайно, впрочем, осторожный, спрос сестер Аглая вдруг ответила холодно, но заносчиво, точно отрезала:

-- Я никогда никакого слова не давала ему, никогда в жизни не считала его моим женихом. Он мне такой же посторонний человек, как и всякий.

Ее «любовь» вызвана лишь чувством соперничества! Она же не может позволить, что бы ей не восхищались, и как только ведь посмели сравнить ее и какую-то там содержанку Тоцкого! Любил ли ее Князь? Затрудняюсь ответить… Уже кто-то в рецензии отметил, что Мышкину свойственно любить всех, но что до его отношения к Аглае… Нет, не думаю. Его любовь, как сам Достоевский выразился в романе – «…я был счастлив иначе»… Именно такая, другая любовь и нужна Князю Мышкину.

Почему же я не заостряю внимание на Парфена Рогожина? Не знаю, что и ответить. Он мне приятен. Да-да, он не вызывает отрицательных эмоций. Он любит Настасью Филипповну, как может, т.е. своей странной и мужицкой любовью.

Пожалуй надо закругляться. Роман очень большой. Тяжелый. К стилю Достоевского надо привыкнуть, но мое неописуемое счастье, что именно с «Идиота» началось знакомство с автором. Сейчас на полке стоят его книги и простое чувство радости, что в свое время отложила его книги до лучших времен, наконец-то созрели для меня. Всему свое время. И лучше бы дали «Идиота» для изучения на уроках литературы, чем «Преступление и наказание»)

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кто бы мог подумать, что я посмотрю на Достоевского совершенно новым взглядом! Если, читая «Карамазовых», я всю дорогу была отчаянно не согласна с автором и на протяжении всего чтения ощущала внутреннее противоречие, то с «Идиотом» ситуация вышла ровно наоборот. Не ожидая, в общем-то, ничего «хорошего», я получила удивительно созвучную мне книгу.

Не думаю, что имеет смысл писать о глубоком психологизме героев, о проработке характеров, о насыщенности и глубине событий, занимающих всего несколько дней (те, что описаны). Этим читателей Достоевского не удивить. Но не могу не сказать о совершенно чудном главном герое. Всем хорош князь Мышкин — добрый, понимающий, сопереживающий. Но в современном обществе (как ему, так и нам) — и в самом деле выглядит как идиот!

В этом романе, мне кажется, наибольшая концентрация душевнобольных на квадратный сантиметр. И если с князем всё понятно — у него диагноз, то остальные — жертвы собственных страстей. В первую очередь это касается, конечно, Настасьи Филипповны. Самый противоречивый и самый жалкий персонаж. Да, изначально жизнь её как будто обидела, послав в «опекуны» Тоцкого. На дальше-то она сама всё разрушила! И свою судьбу, и окружающих. А когда Аглая бросает ей это в лицо: «Знаю то, что вы не пошли работать, а ушли с богачом Рогожиным, чтобы падшего ангела из себя представить», — оскорбляется, истерит и проявляет самые пренеприятные свои качества. Она упивается властью над людьми, особенно над мужчинами. В конце концов она ведёт себя как сумасшедшая и тем бы и кончила, вероятно.

Аглая, кстати, та же Настасья, только в другом изначальном положении. Но она точно также играет влюблёнными в неё мужчинами, то отталкивает, то привечает, насмехаётся и ведёт себя как последняя стерва (хоть князь и оправдывает всё её «ребячеством»). Интересно, как Достоевский видел её дальнейшую судьбу.

И, наконец, Рогожин, «пьяный от любви», ненавидящий предмет своей страсти, но не в состоянии от него отказаться. Кончил тем, чем кончил, и, как по мне, так он гораздо большая жертва, чем Н.Ф.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Главный вопрос, который всех беспокоит — с кем должен был остаться князь, с Аглаей или Настей? Лично я не хотел бы иметь дела ни с той, ни другой. Я не понимаю, как можно вытерпеть их общество хотя бы пять минут. Воистину, для этот нужно быть СВЯТЫМ. Чтобы показать характер персонажа, его огромный потенциал любви, Достоевский создал образы двух совершенно невыносимых женщин, которых невозможно любить. Если Филлиповну еще можно как-то понять, то все «художества» Аглаи я объясняю одним-единственным: менструальным циклом, сиречь «бешенство матки». Или... как бы это поделикатнее выразиться... ее затянувшимся девством.

Насчет НФ и Тоцкого вопрос очень сложный. Во-первых, этот человек совсем не производит впечатления законченного развратника. И негодяем тоже не кажется. Он однозначно совратил девочку, но вот вопрос: почему именно ЕЕ? И потом, заметьте — И генерал, и Рогожин реагируют на нее схожим образом. Кто ее не хочет, как Ганя, тот ее ненавидит. И даже Мышким признавался, что ее ненавидит. Значит, не в том было дело, что ее совратили. ЕЕ трагедия — в той самой роковой притягательности. НЕльзя возбуждать в мужчинах такую страсть, и при этом счастливо жить. Есть в этом что-то темное, нехорошее, противоестественное. Рано или поздно ее кто-то должен был прирезать. Так и вышло.

Наибольшее впечатление на меня произвел не князь и не его бабы, а Ганя и Иполлит. Почему-то я им наиболее сочувствовал, наверное, такая же мразь, ха-ха! Сцены с ними — это просто блеск.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На протяжении чтения всего произведения, не покидало ощущение, что на самом деле это реальная история (хотя как и говорят, что Достоевский все свои романы писал по происходившим в его жизни событиям) , Фёдор Михалыч настолько ярко описывал все моменты происходящего, при чём даже касаясь моментов, которые впринципе можно было бы обойти стороной, но здесь прям вот всё как есть. Хороший роман, не лучший конечно, но ознакомиться с ним стоит однозначно, даже для личного саморазвития.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начну, пожалуй, с самой первой записи моей красной книги. Это произведение было прочитано мной в возрасте «чуть за 20» (точно не помню) и наверно поэтому я был так поражен наивностью гг, его столь чистым взглядом на мир, и не углубляясь в аналогии, читал его прямую канву. О Достоевском сложно говорить без пристрастно. Его можно либо любить, как все русское, либо ненавидеть, как все русское, смотря с какого ракурса смотреть. Что касаемо именно этого романа, я его прочел первым у автора и именно он создал интересный задел «на все русское», не вызвав никакой ненависти. Старательно буду обходиться без спойлеров, но наверняка будет кое-что проскакивать, но как бы то ни было, не читав «Идиота» — потеряется одна деталь из пазла «русская душа».

Главный герой, князь Мышкин, приезжает из Швейцарии в Петербург, где лечился 4 года от эпилепсии. По пути знакомится с интересными персонажами, которые и увлекают князя в череду интриг. Князь знакомится с семьей Епанчиных, где ему приглянулась одна из дочерей. Впрочем, в середине книги начинается такой водоворот из имен, любовных интриг и денежных заговоров, что немного начинаешь путаться. Главное, на мой взгляд, это отношение князя ко всему этому. Он чист, умен, порядочен и жалостлив, чем непременно все начинают пользоваться, сопровождая это дело шуточками. Смеется и сам князь, прекрасно осознавая свою натуру. В этой череде интриг, особенно за женские сердца, наконец вспыхивают огненные страсти, из-за которых вся это круговерть рассыпается, чтобы осознав, вновь собраться и сгореть в финале. Завернул, да? Вообще, книга не про страсти. Князь у Достоевского — это Иисус, а одна из протагонисток Магдалина (читай — проститутка). Их любовь порочна и чиста одновременно, но противоестественна. Поэтому, несмотря на всю «чистоту» Князя, он продолжает нести крест через всю книгу, терпя унижения и молясь о них, но не о себе.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как только я перелистнул последнюю страницу, я впал в какое-то оцепенение. Как будто тоже лишился рассудка. Этому чувству не подберёшь нужного слова: просветление, озарение, благодать, грусть — ни одно определение не выразит всю полноту ощущений. Словно бы уловил ту мысль, которую, как говорит Ипполит, можно и в 30-ти томах не суметь выразить; вот только не придумали ещё слов, чтобы в них эту мысль облечь, поэтому в голове у меня туман.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Оригиналы мы… под стеклом надо нас всех показывать, меня первую, по десяти копеек за вход». Так говорит генеральша Епанчина в одном из эпизодов романа. Собственно, именно это и делает Ф.М. — препарирует внутренний мир человека, выворачивает его наизнанку и выставляет под стекло на страницах своего романа. Анатомическим инструментом Автора является главный герой — князь Лев Николаевич Мышкин.

Князь — человек необычной судьбы. По болезни и сиротству лишенный нормального детства, впервые внятно осознавший себя в возрасте старше 20 лет в относительно спокойной Швейцарии, он в 26 лет внезапно оказывается вброшенным в русское окружение, традиционно для Достоевского полубезумное ввиду обуревающих практически каждого персонажа гипертрофированных страстей. Причем сам он тоже человек русский, то есть страстям подверженный.

Как мне показалось, главная страсть князя вовсе не Настасья Филипповна и не Аглая Епанчина, а желание выговориться. При этом он искренне убежден, что его могут не только услышать, но и понять, захотят понять. Он так долго молчал, ему так много хочется сказать людям, и он раскрывается в длинных сумбурных монологах при каждой возможности, часто некстати, почти всегда слишком открыто. Несмотря на проявляющееся порой удивительно тонкое понимание сути человека, князь не умеет делать различий между слушателями. Он открывает душу каждому — и дамам Епанчиным, которым можно, и великосветскому собранию в Павловске, где нельзя, и совсем случайным гостям, навязавшимся к нему после расстроенного венчания. При этом он проявляет «доверчивость к порядочности» своих слушателей, это обезоруживает, вызывает симпатию, и это же качество делает его в мнении света идиотом. Захватывающий, почти библейский образ.

Хотя сама страсть князя не является чем-то исключительным. То же болезненное желание выговориться, раскрыть душу, привлечь внимание обуревает многих героев романа — умирающего мальчика Ипполита, генерала Иволгина, смешного и обидчивого Бурдовского, строгую избалованную Аглаю и, конечно же, Настасью Филипповну. Они все на нервах, все порываются прокричать в мир свои страхи, обиды, комплексы. Но делают это не так, как князь.

Князь говорит, иногда на грани нервического припадка, но при этом верит своим слушателям, не желает никому зла и сам его не ждет. Понимает, что на его слова может последовать и жестокая реакция тоже, но не ждет ее заранее, не готовится к обидам, охотно смеется над собой и испытывает благодарность к людям за каждый знак проявленного к нему внимания. Он видит других людей и боится причинить им боль. О других персонажах со страстью к монологам такого сказать нельзя. Они выговариваются с целью упрекнуть или отомстить, открытость души для них средство, а не цель.

Ипполит затевает целую исповедь, чтобы выплеснуть свой страх и обиду на судьбу, но и обвинить здоровых, что они остаются, а он уходит. Генерал Иволгин глупо лжет, дабы придать себе значительность, и сам же обижается на всех за то, что ложь его видна. Настасья Филипповна совершает истерические выходки, стремясь унизить в отмщение за свое унижение, болезненно ощущая свой «позорный» статус и не умея уважать саму себя. Даже Аглая выговаривается не просто так, но в итоге с намерением уличить соперницу в «порочности». И каждый из них считает, что имеет право обвинять, мстить, унижать другого человека. Эти страстные «говоруны» ориентированы прежде всего на себя. Страдания и боли других людей они не видят. В этом болезненном разноголосье иногда просматривается тень Родиона Раскольникова, разделенная на множество личностей. Каждый считает, что он имеет право, каждый жаждет уважения, но не готов дать уважение другому.

Каждый герой-«говорун» ярок, о каждом можно сказать многое, но самый важный из них — Настасья Филипповна. Сюжет романа создает не князь, а именно она. Если задаться вопросом, почему же случилась вся эта трагическая история, и внимательно перебрать все эпизоды романа, можно увидеть, что точка бифуркации, после которой трагедия стала неизбежной — совращение Тоцким девочки Насти. Если бы Насте повезло оказаться под опекой человека порядочного, хотя бы как Павлищев, не было бы Настасьи Филипповны, не впал бы в безумие страсти Рогожин, не стал бы заложником жалости князь. Судьбы всех героев романа сложились бы иначе, быть может, менее драматично. Доведенная до безумия жаждой мести и саморазрушения женщина стала центром, к которому притянулись все герои, и случилось то, что случилось.

Если сделать еще один шаг вглубь причин и следствий — отправной точкой трагедии стала красота маленькой Насти. Красота привлекла порочного Тоцкого и стала инструментом разрушения и саморазрушения. Не случайно князь при всей своей жалости к Настасье Филипповне и готовности жертвовать собой испытывал ужас пред ее красотой. Он сам в романе представлен носителем красоты духовной — той красоты, которая призвана спасать мир. Это гармония подлинной доброты и доверия к людям. Она действительно может спасать, не случайно столь разные люди тянулись к князю, он почти у всех вызывал симпатию, даже у светских «старичков», которых уже ничем не проймешь, а люди с искренним сердцем, как генеральша Епанчина, Коля Иволгин, Вера Лебедева просто тянулись к нему, как цветы к солнышку. Но столкновением с яростной красотой оскорбленной пороком женщины гармония оказалась разрушена, божественное не выдержало созерцания земного.

Роман слишком сложен для какого-то одного вывода, но если его все-таки попытаться сформулировать, на мой взгляд, он будет таким: мир не готов к искренности и доверию, людям катастрофически не хватает порядочности, поэтому при полной открытости и доброте сердца человек не может сохранить рассудок, он обречен на изоляцию, обречен быть идиотом. К искренности и доброте нужно подходить постепенно, через таких людей, как генеральша Епанчина, Коля Иволгин, даже Евгений Павлович. Они есть, а князю Мышкину быть не получится, он просто не выдержит.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Образ человека «не от мира сего» в его непосредственном взаимодействии с суетливым обществом, живущим по своим законам и моральным принципам, весьма интересен и прописан мастерски. Другое дело, что тяжело дался этот роман. Изобилующий весьма актуальными этическими и философскими фрагментами, для меня он показался всё же слишком громоздким и довольно загадочным. Разумеется, сложно оценивать «Идиота» по свежим следам после первого прочтения. Умом понимаешь, что Фёдор Михайлович в свойственной, пожалуй, только ему манере умеет преподнести свои идеи, но вот добраться до их сути, осмыслить их — не получилось. Не смог я пробраться сквозь хитросплетения слога до самого главного. И, думается, что виной тому не величина произведения, а некие собственные личностные особенности (чтоб не сказать тугоумие). То есть, новые смыслы в «Идиоте» можно найти только после очередного прочтения, чего пока делать не хочется — не тянет. Иными словами — роман не увлёк в эстетическом плане. Хотя персонажи в романе неоднозначные, живые, судьбы, как обычно у Достоевского, неординарные и реальные. И всё же — не моё. Как говорится, спасибо, наелся.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начать хочется вот с чего: «ИДИОТ- в Древней Греции человек, живущий в отрыве от общественной жизни, не участвующий в общем собрании граждан полиса и иных формах государственного и общественного демократического управления». Сегодня слово обрело особую окраску, о которой Достоевский понятия не имел. Тем не менее давеча в метро пожилая женщина сделала замечание школьнику, а он ей с достоинством ответил, что, мол «Идиот — это литературное слово». Отвлеклась!

Я много читала Достоевского. Мне очень нравятся нетривиальные сюжеты и потрясающим образом описанные персонажи. Поразительное свойство Достоевского вычленять некие вечные достоинства и недостатки личностей. Я, например, без труда узнаю в людях Иволгиных, Епанчиных, Карамазовых. А, вот, например персонажей Чехова, которого люблю много сильнее, почти никогда. Нет, если задаться целью, то наверняка, только вот Рогожин и Фердыщенко сами в глаза бросаются.

Что касается сюжета, мне представляется потрясающей дерзостью написать о том, как цинично сильные мира сего устраивают жизнь содержанки, руководствуясь очень своими интересами и не принимая в серьёз её чувств, в середине 19 века. В том ли дело, что я читала роман в зрелом возрасте или нет — не знаю, но я всегда была уверена в том, что Тоцкий Настасью Филипповну не просто содержал, а пользовал. Хотя в прямую об это Достоевский не говорит. Тут что-то в поведении самой Настасьи подсказывает. Какая то свобода, пронизанная отчаянием, что ли... Великий поклон Мастеру, за это необъяснимое умение.

Тут упоминались экранизации, я тоже скажу. Мне оч нра сериал Бордко. Мне кажется мы с ним одинаково любим этот роман. Но вот Даун-Хаус я просто обожаю!!! За то что изумительно иллюстрирует то, о чем я говорила во втором абзаце этой рецензии.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх