FantLab ru

Джонатан Франзен «Свобода»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.18
Голосов:
34
Моя оценка:
-

подробнее

Свобода

Freedom

Роман, год

Аннотация:

История героев «Свободы» Уолтера и Патти Берглунд отражает опыт целого поколения, которое пережило 11 сентября, вторжение в Ирак, экономический кризис и выбрало президентом Барака Обаму.

В романе, блистательно воскрешающем традиции большой прозы 19-го века, Джонатан Франзен размышляет о том, возможна ли свобода выбора, знаем ли мы, к чему стремимся, когда хотим свободы, и о том, как легко мы жертвуем своими близкими ради ее призрака. Предыдущий роман Франзена «Поправки» (2001), удостоенный Национальной книжной премии США, поставил писателя в один ряд с классиками американской литературы и принес ему мировую известность. «Свобода» столь же язвительный и мудрый взгляд на семью в современной Америке. Но если в «Поправках» конфликт поколений так и остается неразрешенным, новый роман это история о детях, которые победили отцов и не стали от этого счастливее.

Награды и премии:


лауреат
Британская национальная книжная премия / British Book Awards (Nibbies), 2010 // Зарубежный автор года (США)

лауреат
Heartland Prize, 2011 // Художественная литература

Номинации на премии:


номинант
Премия Национального круга книжных критиков / National Book Critics Circle Award, 2010 // Роман

номинант
Bad Sex Award, 2010


Издания: ВСЕ (2)

Свобода
2012 г.
Свобода
2017 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впечатлен. Мне и «Безгрешность» понравилась, а «Свобода» так и вовсе. Умный, обстоятельный, амбициозный роман симпатичен в первую очередь тем обстоятельством. что в нем затронута уйма волнительных тем и нюансов, с другой — использовано минимум изобразительных средств. Собственно никого не убивают, основные проблемы героев возникают вследствие старого доброго адюльтера и естественного процесса взросления/ старения. Франзен открытым текстом приравнивает центральную героиню к Наташе Ростовой и творчески осваивает наследие нашего классика. Войны там нет и в помине, а с миром все в порядке. Технически треугольник центральных героев ( блистательно прописанных) выглядит так: Наташа уходит от Пьера к Андрею, а затем к Пьеру возвращается. Изменение в процессе взаимодействия центральных персонажей — основной объект авторского внимания. Блистательная психологическая проза, ряд кульминационных сцен расположены симметрично по третям романа. Ну и мелодраматическая идиллия. Мне было читать невероятно интересно, композиционно роман решен не как у Толстого, структура текста, манера освещения фигур второго ряда (Конни, Джессики) по контрасту с центральными восхищает. Я много читаю, все примерно попадается среднего уровня, здесь испытал катарсис, редкое чувство восторга от рассказанной истории и таланта автора. По прочтении двух романов уверенно полагаю, что у Франзена масштаб дарования существенно превосходит последних нобелевских лауреатов последних лет пяти. Остались «Поправки», но ведь и ранние романы когда-то поди переведут.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Довольно интересный и своеобразный роман. Немного трудно было воспринимать все происходящее с точки зрения нашего менталитета, но в целом проблемы наверное везде одинаковы. А вообще американцы как взрослые дети. Они немного наивные, верят во что-то светлое и также жестоки. Эдакий современный взгляд на проблему отцов и детей, но проблема в том, что все мы по сути дети. Это роман о жизни, о любви, об отношениях в семье. Повествование довольно неспешное, здесь нет каких-то сильных кульминационных моментов, но читать интересно. Местами удивляет, местами поражает, а где-то видишь самого себя.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Нужно быть взрослым, чтобы оценить Франзена, иначе он, как и «Война и мир» в школе, может показаться скучным разговором истеричных людей о незначимых вещах, которые они высасывают из пальца, при этом игнорируя все интересное в мире. И только набив изрядно шишек на жизненном пути в общении с родителями, партнерами и детьми (кому довелось), начинаешь видеть эту неземную круть.

Франзен злой волшебник, когда я его читаю (в этот раз, правда, слушала), у меня стабильно портится настроение. Потому что он говорит очень неприятные и очень правильные вещи. И все кофликты между героями и их треволнения у него такие же — очень неприятные и очень настоящие. Никаких вымученных характеров, никаких надуманных сцен (не считая эпически смешной историей с Литвой в «Поправках», но будем считать, что это автор так пошутил, хотя от автора никто не ожидал, что он может).

Вначале я думала, что «Свобода» — не мой роман, в отличие от «Поправок», которые прямо нахлобучили. Мне не очень актуальна проблема отношений с партнером, особенно в формате «хотела одного, а вышла замуж случайно за другого», все эти совершенно бабские придури а-ля Наташа Ростова, поэтому основной конфликт, между героиней, ее мужем и его лучшим другом, которого героиня всегда хотела, меня как-то мало задевал — не считая самого конца истории, когда уже прошло много лет и все сгладилось. Но по ходу действия я начала так искренне сопереживать «бедному Уолтеру», обманутому мужу, что мне физически неприятно было слушать, как автор над ним измывается. «Свобода» в своем основном конфликте действительно перекликается с «Войной и миром», автор делает это сознательно и с ухмылочкой, еще и подкладывая эту книгу героине между делом в одном из эпизодов.

С другой стороны, если «Поправки» были про взрослых детей и их отношения со стареющими родителями, то «Свобода» — про отношения стареющих супругов. Впрочем, в кадре присутствует конфликт всех трех поколений, как и в «Поправках», пусть и не на первом плане, но все равно достаточно яркий. Мы никогда не остаемся одни, даже в ситуации полного жизненного разлада всегда найдутся родственники или соседи, которые не устанут причинять какие-нибудь мелкие неприятности. Складывается впечатление, что в «Свободе» очень много персонажей, причем каждому уделяется вроде бы не так много внимания в тексте, но Франзен настолько полно и отчетливо описывает все характеры, что они появляются, как живые, даже самые третье-степенные. Складывается впечатление, что это все твои личные знакомые и родственники, не любимые, но известные давно и хорошо. От этого как-то неловко. И начинаешь сочувствовать героям, которые вынуждены поддерживать общение в столь широком круге с не слишком приятными им людьми и никуда от этого не могут деться. Родственных и соседских связей в романе очень много, и вся эта «малоэтажная Америка», в которой население одной улицы годами обсуждает и осуждает друг друга — смешно, но похоже на наши коммуналки. Никуда не деться от людей.

Пусть «Свобода» не задевает меня лично эмоционально так сильно, как «Поправки» (это все не мои тараканы), зато я могу более независимо, видимо, оценить мастерство автора. Франзен так же хорош, и из «больших писателей», что я читала за последнее время, ему, пожалуй, нет равных. Это не те вещи, которые ты будешь любить и перечитывать, но скорее — те вещи, которые *воспитывают* в том смысле, в каком этого вообще ожидают от литературы — чтобы можно было отойти и посмотреть на то, как все это поведение выглядит со стороны в исполнении якобы-придуманных персонажей. И больше так не делать.

И напоследок — очень хорошая идея «свободы», которая проходит красной нитью по всему роману — очень изящно, буквально упоминается на большой текст раз 5-10, но этого достаточно. Каждый из героев в какой-то момент своей жизни хочет быть от чего-то свободен (от отношений и обязательств), и эту свободу либо получает, либо оказывается в шаге от нее. А потом с ужасом осознает, что в гробу он ее видел и, кому повезло, возвращается в привычную не-свободу и выясняет, что там ему хорошо.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Случилось так, что «Свобода» Франзена оказалась среди прочитанных в прошлом году романов, что занимали мои мысли дольше всего. Не из-за того, какой хорошей или плохой она мне показалась: мой приговор книге — читабельно. И не так из-за проблематики: несмотря на объём, роман разочаровал меня как кладезь пищи для размышлений. А из-за одного вопроса, не дававшего после прочтения мне покоя: почему я обожаю фильмы Ноа Баумбаха, повествующие во многом о том же — не бог весть каких привлекательных американских эгоистах среднего достатка, развивших свои неврозы и комплексы под влиянием семейных неурядиц и нереалистичных жизненных ожиданий, — что и творчество Франзена(по видимому, одно время режиссёр даже разрабатывал для HBO экранизацию предыдущего — и, надеюсь, превосходящего «Свободу» — романа писателя «Поправки»), тогда как данный кирпич показался мне в лучшем случае терпимым.

К чему я пришёл, так это к тому, что фильмы Баумбаха парадокасальным образом вызывают гораздо больше симпатии к своим персонажам, потому что не отказываются над ними смеяться. В детствиях персонажей его фильмов и их словах друг другу вместе с их, часто уморительной в своей непреднамеренной жестокости, эмоциональной незрелостью проявляются особенности их психологии — комплексы и заблуждения, исказившие их представление о мире. Равно как и приговором персонажам, наш смех становится признанием человеческой природы их недостатков. Сколько бы суждения не было в нашем смехе, к нашему удовольствию или неудобству, мы попутно замечаем, что с персонажами одной крови.

Франзен своё остроумие за редким исключением приберегает для едких замечаний в сторону. Например, в представлении матери-демократки главной героини Патти Берглунд(в девичестве — Эмерсон) нам говорят, что «она больше всего любила открытые пространства, детей и искусство, и раем в её представлении было открытое пространство, в котором дети были вольны заниматься искусством». Оставим за скобками, насколько метко и остроумно такое наблюдение(в его пользу говорит, что я его запомнил), но сосредоточимся на природе шутки. Я постулирую, что эта насмешка — прямая противоположность катартического юмора из разряда «над кем смеётесь? над собой смеёмся». Почему? Она не приближает нас к персонажу, а отдаляет от него: она классифицирует персонажа, ставит его на определённую полку, вместо того, чтобы находить парадоксальные и смешные вещи в его сложностях и противоречиях. Она основана на подтверждении уже созданной у читателя картины мира, вместо того, чтобы углубить или вдребезги разбить её. Короче говоря, эта шутка — что-то вроде богатой родственницы упоминания независимой женщины, котов и большого числительного в одной фразе. Конечно, такие шутки имеют право на жизнь, но здесь она низводит ключевого персонажа до не более чем карикатуры.

Впрочем, учитывая, что позже родители откажутся заявлять в полицию о изнасиловании дочери из-за того, что насильник — сын важного спонсора демократической партии, возможно, было бы лучше, будь весь остальной роман под стать этой сцене — безжалостной размашистой сатирой. Вместо этого автор уделяет большую часть книги преимущественно серьёзным, подробным описаниям страданий персонажей, принявших по молодости решение пожениться не по тем причинам(Патти мстила родителям, выбрав в пику их феминизму «традиционную гендерную роль»; Уолтер на радостях заключил союз с первой девушкой, которая, насколько он мог судить, не повелась на его соседа-ловеласа) и закономерно отдалившихся двадцать пять лет спустя. Но на то, чтобы признать такой исход закономерным и, пожав плечами, пойти дальше, или отдаться безнадёге и неприятности ситуации до конца, силы у автора тоже не хватает, и он суетится последние 100- страниц романа на организацию для героев хэппи-энда.

Спастись от всех своих неврозов, по мнению автора, герои смогут только открыв друг другу свои секреты(пусть и невольно), оставив старые семейные обиды в прошлом, и вернувшись с новой решимостью друг другу в объятья. По крайней мере, так я реконструировал авторский замысел по тем сюжетным поворотам, которые Франзен навязывает персонажам. Меня он не убедил, не в последнюю очередь потому, что так увлёкшись неврозами героев, практически забыл объяснить, чем именно они могут быть дороги друг другу. Нет, и у Патти, и у Уолтера безусловно есть положительные качества, просто роман уделяет на убеждение читателя, что главным героям хоть когда-то было по-настоящему хорошо вместе, ничтожную долю своих 600+ страниц. Также играет роль и то, что тот период времени, которое супруги проводят вдали от друг друга, чтобы разобраться в себе и измениться к лучшему(сказать по правде, изменяется к лучшему только Патти) описан скомкано и кажется больше уступкой сюжетной конструкции, чем логичным и естественным развитием событий.

Сюжет Б, выражаясь в телевизионных терминах, посвящённый сыну супружеской пары и его личной жизни, пусть он и невероятно стар(герой выбирает между двумя дамами, одна из которых олицетворяет настоящую любовь, а другая — материалистическое общество; ещё Бальзак со Стендалем, вроде, таким увлекались), показался чуть убедительнее и живее — во многом благодаря меньшей длине, тому факту, что юноше эгоцентризм простить как будто проще, чем взрослым(продажу армии неработающих частей для танков, с другой стороны...), и феерической скатологической кульминации.

Вынесенную в заголовок свободу, кстати, нужно понимать совсем не в философском ключе. Поведение действующих лиц — и это как раз описывается очень чётко и до рвоты однозначно — запрограммированы окружением: они поступают либо в соответствии с привитыми им довольно жёсткими системами ценностей(вроде той, что у матери Патти Берглунд), либо бунтуя против них — обеими реакциями только подтверждая их значение и силу, так что свободу выбора или воли их судьбы комментируют едва ли. К экономическим свободам их злоключения отсылают куда чаще, ведь львиная доля их несчастий корениться в восприятии мира в категориях личной выгоды и конкурентной борьбы. И в этом, мне кажется, желание автора разрешить все сюжеты по-семейному и нерешительность, с которой он выходить на общественно-политические проблемы(политики сплошь карикатуры — про демократов мы уже читали, республиканы же, естественно, алчные жулики, и вообще за Буша голосуют, что с них возьмёшь; люди, которых отец Патти предположительно спасал от долгих сроков в тюрьме появляются только в роли статистов; главный герой Уолтер занимается активизмом, но это самый диковинный и неактуальный активизм в истории и, вообще, он, по-моему, больше штрих к его психологическому портрету, чем тема, которой роман хочет всерьёз взволновать читателя) играет с романом злую шутку — тема тлетворного влияния капитализма на души людей вечно просится, но так ни разу и не вырывается на передовую романа. Зато готовьтесь к россыпи невыносимо мизантропичных афоризмов вроде: «Но ничто так не мешает наслаждаться собственной уникальностью, как присутствие других людей, каждый из которых также, в свою очередь, считает себя уникальным.»

В чём роману, впрочем, не откажешь — он читабельный. Не безупречно — номинация на награду за худшее описание секса просто так не дают, — но профессионально написанный. Со стратегически правильно расставленными по тексту ружьями, исправно поддерживающими читательский интерес, что, когда главное сюжетообразующее событие в твоём огромном романе — адюльтер скучнее некуда, сделать не так уж и просто. Есть некоторая доля справедливых жизненных наблюдений, и даже одно гениальное(«Она знала, что можно любить больше всего на свете и вместе с тем не так уж и любить, если у тебя много других дел.»). Но с ними или без них, эта эпопея, которая заворачивает то в сторону разухабистой сатиры, то — как бы угрюмых покачиваний головой по поводу зря тратящихся жизней, и в результате этих заносов очень неуверенно заезжает на территорию комедии о возобновлении брака, по-моему, сложно счесть большой удачей или достижением. Достаточно согласиться с высокомерными соседями из пролога, что с четой Берглундов что-то не так, — и не любопытствовать, что именно.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга оказалась совсем не такой, как я ожидала. Но я влюбилась в нее с первых страниц, а их там немало=). Не знаю, как Франзен это сделал, но самые обычные люди, на которых многие писатели даже внимания бы не обратили, показаны как живые, к ним просто прикипаешь, давно со мной такого не было. А все довольно просто: Он любит ее больше, чем она его. А она любит своих детей слишком сильно. А еще у них есть деструктивный друг. И время, которое неумолимо меняет все вокруг, включая их самих.

В книге под разными углами представлен концепт свободы. Что в нее входит и, самое главное, что под нее маскируется. Я задумалась о том, что часто свобода – это не какой-то конкретный путь, а скорее мысли в рамках «быть как кто-то» или же «не быть как кто-то». Непохожесть одних поколений на другие вызвана, в частности, и тем, что они пытаются зеркально отразить друг друга. Для многих детей, например, потенциальная свободная жизнь – это «не быть, как моя мать, отец и т. д.». И наоборот: «вот если я буду вести себя как этот человек, тогда...». И подобные опыты отрицания приводят к интересным последствиям. Человек может добиться всего, что, по его модели, ему было нужно, и все равно переживать. Или не добиться ничего их запланированного, но все же приобрести какую-то внутреннюю опору или что-то большее, настоящее и гораздо более драгоценное.

Особо выигрышно Франзен меняет угол повествования. И вот люди, которые через призму одних людей казались весьма мелкими и неприятными, смотрятся совершенно иначе. Почти каждый персонаж очень неоднозначен и этим интересен.

В одном интервью я прочитала мысли Франзена о свободе, которые мне очень приглянулись. Их смысл в том, что по-настоящему свободные люди – это те, которые хорошо знают себя, свои рамки, свои желания и живут в соответствии со всем этим. Те же люди, которые просто гонятся за некими атрибутами свободы, которые чуть ли не у каждого поколения свои, часто остаются несчастными. Получается, что у каждого своя свобода, точно так же как и свое счастье. Даже и не знаю, хорошо это или плохо).

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх