FantLab ru

Ксения Медведевич «Ястреб халифа»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.64
Голосов:
243
Моя оценка:
-

подробнее

Ястреб халифа

Роман, год; цикл «Страж Престола»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

На что должен быть готов правитель, чтобы спасти свою страну и свой народ?

Посмотреть в лицо своим страхам и грехам?

Изменить тысячам традиций и восстановить против себя могущественнейшие кланы?

За неслыханные деньги купить стране волшебного защитника — и поседеть в одну ночь?

И будет крик ястреба над безмолвным городом, плавающим в крови.

И мгновенно осиротевшие дети, которых щупают алчные руки невольничьего рынка

редкие искры милосердия и чести в волнах предательств, похоти и злобы.

Но главное — человек и бессмертный, которые научатся хоть немного понимать и уважать друг друга.

И еще непредсказуемее становятся судьбы героев, когда в их жизнь ворвется, как львица, встающая над воротами, дочь мятежного Бану Умейя, красавица Айша — правнучка пленницы-самийа...

Примечание:

В электронном варианте произведение разделялось на две части: «Ястреб халифа» и «Ветер гнева».


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 547

Активный словарный запас: высокий (3067 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 73 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 28%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Рукопись года, 2011-2012 // Рукопись года (2 место)

лауреат
Басткон, 2014 // Премия «Баст»

Номинации на премии:


номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2013 // Лучший роман / авторский сборник отечественного автора

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2013 // Книги — Лучшая дебютная книга

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2014 // Премия "Золотая цепь"

номинант
Интерпресскон, 2014 // Дебютная книга

номинант
Аэлита, 2014 // Премия «Старт»

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Ястреб халифа
2013 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  37  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 февраля 2012 г.

Фентези. Темы: романтика, военное дело, демонология, история, Азия, Толкин.

Толкин. Вот как надо его использовать. Не для фанфика, пастиша или апокрифа. А как дельфин использует мощь судовых турбин, чтобы резвиться на спутной волне. Потому что этот, купленный послом Аммара ибн Амира за три кантара золота (вместе с оковами, но без меча) тощий нерегиль, князь Тарег Полдореа, самый настоящий мятежный нолдор. Считают некоторые, что J.R.R.T. вводил в тексты свою религию, а Средиземье суть Земля. Что ж, у Медведевич толкиеновские «люди Востока», под все возможные на Арде благословения, стали подданными халифа. И «Сильмариллион», со всем тем, что зовут «католическим», прекрасно совместился с верой Али, с обрядами суфийских орденов, с нравами джинов и пери (если льстить, то: «с истинным размахом и широтой русской души совмещен с...»).

Романтика. Если кто испытывает потребность в отношениях людей и бессмертных, жертв и насильников, полигамов и однолюбов, любви позволенной и запретной, безжалостности, наслаждений момента и верности до гроба посреди тщеты сущего — это сюда.

Демонология. Да, эльф. И, одновременно, обозленный на Творение демон, презирающий людей мятежник земного рая, техника безопасности обращения с которым круче и сложнее усмирения ифритов Страуда. И он там не один.

Военное дело. Военспец наводит, с комиссарским гуманизмом, дисциплину средь феодальных удальцов... Вторжения отражаются, мятежи усмиряются, города зачищаются. Умом и мечом, стратегией и магией. Толково, однако...

Азия. Ее поэзия, эпиграфы, скучная пышность церемоний, запахи, внимание к тканям, идиомы. Мир ашшаритов и узнаваем, и остранен, и анахроничен. Названия звучат знакомо, выглядят знакомо, но вся география перекручена. Немного де-романтизации: чувствительным к гекатомбам лучше воздержаться. Резня, подлости, зверства. Натуральные кровавые ручьи и детские трупики. Много бабьего. Физиологизмы. Незамысловатая эротика.

Местами стилизовано, но до имитации не доходит, нормальный русский язык. Портреты убедительны. Детали в мимике, жестах, манере держать себя, внутренней речи. Слова и люди живые. Может, дело отчасти в том, что стилизуются не сказочники «1000 и 1», не калифы Гауфа, не анекдоты про Ходжу. Цикл гораздо научнее — его питала аристократия Клио, историки и поэты раннего арабского мира, в котором плохому рассказчику ничего бы не светило вообще. Узнал Ат-Танухи, Ибн-Хазма, Масуди... «Сокровенное сказание» и страну Хань.

В целом — выше Тертлдава, Флинта, Герна, Трускиновской. Ищущим восточную фэнтези в обязательный список. Прочим — хороший текст, которым, как тяжелой артиллерией, можно отбить многие наезды на отечественную фантастику. «Ястреб халифа» не вторичен. Он вырос (и подвергся значительной переработке, прежде чем стать циклом) из мировой культуры, но никто не усомнится в его отечественном происхождении.

Оценка: нет
–  [  35  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 ноября 2013 г.

Это женская книга. И в хорошем, и в плохом смысле. В хорошем — потому что языком она написана отличным. Образно, ярко... не без огрехов, но здесь и тени нет того пластмассового стиля, в котором выдержаны 99% издающихся романов. Фэнтези-романов, я имею в виду. Так чаще пишут женщины, чем мужчины: словесное кружево — или, лучше сказать, арабская вязь. Каллиграфическая. Теперь о плохом. Я девушка, я целевая аудитория, но и мне кажется, что действия (военные и просто так действия) главного героя не выдерживают никакой критики. Другое дело, что автор и не стремился, кажется, к реализму. Сказку он писал восточную. И преуспел весьма. Получилось кроваво, эротично, трагично и местами грязно. Ну, Восток он и есть Восток.

Главный герой. Весь этот роман — вокруг героя. Демонического, романтического, анимешного, мятежного, проклятого, страдающего (ох и эстетично он страдает, этот герой), любящего, жестокого, длинноволосого, сероглазого, высокоскулого, тонкозапястного, звонкоголосого... вы меня поняли, да? Если вы любите бисененов, вам сюда. Но если вас тошнит от схемы «пожалеть-проклятого-мятежника-с-такими-прекрасными-подставить-нужное», то не читайте эту книгу. Здесь откровенно любуются собственным персонажем и со вкусом топят его в проблемах, заклятиях, кровище и любви. К тому же слишком часто выходит этот красавец из себя, и плохо, когда он делает это шутливо. Вот в таких местах — фанфиком отдает. Но пережить можно. И еще к слову о фанфиках. В аннотациях пишут, что нерегиль — это эльф. Нолдо. Оно да, он эльф. И даже Нолдо. Но такой эльф, какого только и заслужил этот восточный мирочек, совершенно чуждый тому северному прекрасному миру, который мы помним по «Сильмариллиону». Эльф-демон. Но этика его, кстати, читателю будет понятна. Потому что она современна. Это наша этика, ребята. Наша собственная. Ее бы не поняли арабы десятого века. Ни реальные, ни фэнтезийные.

Вот такая книжка. Делайте выводы, читать ли. Я прочла.

Оценка: 6
–  [  33  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 декабря 2013 г.

Мнения лаборантов об этой книге диаметрально противоположные. Кто-то называет «Ястреба халифа» литературным достоянием современности, кто-то прикрывает рукой зевок и ставит роману три балла. И неспроста. Структура романа такова, что его достоинства для одного читателя превратятся в недостатки для другого. Но обо всем по порядку.

Мир.

Перед нами хорошо прописанный альтернативный восток. В каждом абзаце чувствуется доскональное знание восточных традиций и мифологии.

Да, Ксения Медведич не придумала ничего кардинально нового, просто дала свои имена монголам, татарам, китайцам и другим племенам. Некоторые персонажи даже имеют реальные исторические аналоги. Но масштабность и проработка мира поражают. В этом Ксения стоит на одном уровне с таким метром как Г.Г. Кей. «Ястреб халифа» не приторно-сусальное фэнтези, о чем автор даёт понять читателю еще в прологе. Средневековое мировоззрение героев проявится на страницах романа во всей красе.

Язык.

Тут уже довольно неоднозначно. С одной стороны красиво, чего уж там. Много уместных архаизмов, специфической лексики и терминологии. С другой стороны, мелькающие время от времени неологизмы, портят всю картину. Средневековый халиф, употребляющий словечки из лексикона современных тинейджеров выглядит довольно странно. Да и обращение «господин Ястреб» в восточных декорациях выглядит неестественно. Впрочем, подобные проколы можно пересчитать по пальцам одной руки. Гораздо хуже неуёмная многословность автора. Из-за избыточных описаний и желания показать одно событие с множества точек зрения гибнут под грудами словес очень яркие события, например, доставка во дворец Ахмада. Право же, будь роман страниц на 200 короче — это пошло бы ему только на пользу.

Персонажи.

А вот тут уже полный швах. Тарег (тот самый нерегиль, которого заставили помогать халифу разбираться с делами) — типичный Марти Сью. Его полная имбовость начинает раздражать странице к 70-й (из шестисот). Если он дерется — то убивает всех с одного удара, если командует войском — бьет превосходящую во сколько угодно раз армию противника и с малым отрядом берет штурмом самые неприступные крепости, если занимается сексом то так, что женщина потом три дня подряд спит, восстанавливая силы (это не шутка, подобный момент в книге есть), если интригует... ну, в общем, вы поняли. Да, он страдает физически и морально (что никак не мешает ему одерживать все новые победы), да-да, его лишили магических сил (что никак не мешает ему изображать Дарта Вейдера и душить врагов на расстоянии). И так далее.

Другие персонажи просто статисты на фоне любования автора Страданиями и Победами своего Героя, такого несчастного и такого непобедимого.

Аммар — типичный Эддард Старк. Мозги ему заменяют врожденное благородство и приверженность традициям. Имеет привычку щадить кровных врагов и сомневаться там, где надо действовать. За это часто подвергается насмешкам со стороны Тарега в стиле небезызвестного сэра Макса из Ехо. Конец такого правителя немного предсказуем.

Еще есть Айша, неожиданно волевая и независимая для своего времени девушка. Почему ей никто не всыпал плетей и не продал в гарем — одна из главных загадок данного текста. Впрочем, индивидуальность очень быстро была забыта, и в последствии Айша ложится под того, на кого укажет автор. В том числе под ненавидимого ею до глубины души нерегиля, который, на минуточку, убил всех её родных.

Остальные персонажи не более чем картон, не обладающий собственным характером и поступающий так, как нужно для развития сюжета, без какой-либо логики и мотивации. Взять хотя бы ходячее недоразумение по имени Хасан (единственный побратим Тарега). Множество раз доказав свою верность он ни с того ни с сего предаёт Тарега (без особых на то причин), а исполнив свою роль умирает.

Да и у господина Ястреба с логикой бывают явные проблемы. Сегодня он топчет конем младенцев, завтра — обучает беспризорников грамоте. Сегодня ругает халифа за расправу над детьми мятежников. Завтра — сам вырезает под корень мятежный город, убивая не только женщин и детей, но даже кошек. Немного извиняют автора постоянные намеки на то, что нерегиль-то у нас того, с прибабахом. Но читать жутко затянутые похождения героя с психическими проблемами... увольте.

Сюжет.

Рыхлый. Затянутый. Если коротко — люди халифа захватили нерегиля Тарега — великого воина и мага, и заставили помогать сражаться с врагами халифата. Как внутренними, так и внешними. Нерегиль помогает, попутно убивая своих и чужих. Все. При чем устранению одного из главных антагонистов, местного аналога Чингисхана, в которого вселился могущественный демон, уделено преступно мало времени, зато разгрому энного по счету мятежного эмира (а таких будет не один десяток) — добрая полусотня страниц.

Итог. Хорошо написанный неудачный роман. Бывает и такое. Любителям восточной специфики и героев страдальцев, уделывающих всех, а так же тем, кто ценит языковые красоты выше, чем проработанность сюжета, должно понравится. Остальным я бы советовал браться за «Ястреба халифа» с осторожностью.

P.s. Удивляет сокращение имени автора на обложке. К. Медведич. Неужели мы возвращаемся во времена У.К. ле Гуин и дискриминации писателей-фантастов по половому признаку?

Оценка: 6
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 августа 2013 г.

Довольно забавный роман. Ознакомившись с описаниями, аннотациями, рекомендациями и отзывами, я рассчитывал прочитать действительно яркий, ни на что не похожий роман в «восточном» стиле. А в результате, неожиданно для самого себя, прочитал фантазию эстетствующего интеллигента — роман гораздо ближе к текстам Макса Фрая и Вероники Ивановой, чем к Олди. Я не верю в героя, способного столько раз наступать на одни и те же грабли. Я не верю в князя Тарега, ставшего рабом (причём весьма унизительным способом), рефлексирующего, интеллигентного (опять это слово!) и способного стать другом своего хозяина — рабовладельца. Я не верю в халифа Аммара, способного стать другом своего раба-военачальника — да, его можно использовать, можно принимать во внимание его советы, но испытытвать к нему тёплые чувства? Я не верю в описанные интриги — да, они вроде бы кровавые, но в то же время как бы понарошку. Я не верю в саму организацию нелюдей и в эпичность всего происходяшего.

Я верю в Логена Девятипалого, верю в инквизитора Глокту, Верю в Арагорна II Элессара — они все разные, но они рождены своими мирами и вписываются в них. Но я не верю ни в одного из персонажей «Ястреба Халифа». И опять проведу параллель с Фраем и Ивановой: Тарег не живёт в описанном мире, он не плоть от плоти этого мира, он как бы забрёл туда погулять — вот немножко поприключается, переживёт унижения, а потом, когда ему надоест, бросит мир на самотёк и отправится пить чай с печенькой и рассказывать друзьям о своих впечатлениях. Он не живёт в своём мире, он в него играет.

В одном из отзывов «рай на земле», из которого вышел князь Тарег, сравнивался с «застойным советским раем» 80-х годов. И я согласен: так «чувствовал и действовал бы не один наш современник, если бы умел застраивать людей, сражаться, убивать и воевать». Только уточню, не просто современник, а интеллигент (так и хочется добавить эпитет «вшивый»), причём в самом худшем смысле этого слова. Человек, никогда не голодавший, не воевавший, не убивавший, но с уверенностью и апломбом рассуждающий о голоде, нищих и идеальном государственном устройстве.

И пока читаешь, никак не удаётся отделаться от ощущения, что в руках у тебя далеко не первоисточник, а скорее легенда, записанная через сотни лет после описанных событий, пару раз переведённая с забытых языков, многажды переписанная небрежными писцами, и в итоге растерявшая все чувства: в ней не осталось ничего, что бы трогало за душу, да и случилось всё слишком давно и не с нами, чтобы всерьёз о ней думать. Занимательная история, но не более того.

Я ожидал от книги большего.

Оценка: нет
–  [  28  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 января 2014 г.

В фэнтези с арабскими мотивами для меня образцом остаются «Львы Аль-Рассана» Кея. Это очень высокая планка, и «Ястреб халифа» до нее сильно не дотянулся.

Восточный колорит превосходен − сухие степи, зной, аромат цветов, роскошь дворцов, яркий шелк тканей, подлинная арабская средневековая поэзия. И − реки крови. К жестокости в подробных описаниях уничтожения народонаселения, кстати, претензий нет. Ясно, что в нашей реальности нравы и обычаи были не мягче нисколько. Но слишком много и подробно описываются карательные походы на кочевников, подавления мятежей против халифа. Даже при том, что восточная фантазия очень изощренна в изобретении способов умерщвления, это быстро становится скучным. Цветистые арабские имена мятежных эмиров и подробности интриг смешиваются, удерживать все это в памяти становится все труднее.

Персонажи не зацепили. Второстепенные вообще слабо отличимы один от другого. Главный же герой – не человек, бессмертный сумеречник, связанный вечной клятвой служить престолу халифа. Гордое существо страдает, не только от своего унизительного положения слуги в настоящем, но и от неких трагедий в прошлом, приведших его такому наказанию. Он мечется, то покорно кланяется в пол халифу, то взбрыкивает, вспоминая о своей гордости, и при этом ведет себя как капризный ребенок. Разит мечом направо и налево, но вдруг выходит из себя от того, что убивают женщин и детей («Не мучить, не калечить, не щадить»!). Для Тарега, бессмертного и прожившего на свете не одно столетие, единственный способ упрочения халифского престола – беспощадное уничтожение противников под корень, целыми городами. Вспоминается лермонтовское «Печальный Демон, дух изгнанья, Летал над грешною землей...». Только почему-то не удалось проникнуться его страданиями и мрачным обаянием. Местами впечатляло, особенно в начале, когда он аки ангел с крыльями и мечом изгоняет Всадников. У Айши был шанс стать интересным персонажем, но в итоге она оказалась обычной женщиной из харима, идущей на поводу у советников и своей женской беспомощности. Несколько строчек в последней главе, повествующие о ее дальнейшей судьбе, окончательно ее в этом утвердили.

Так я осталась сторонним наблюдателем, безучастно взирающим с высоты на перипетии сюжета и действия персонажей. Небольшая надбавка за атмосферность и художественность, в итоге только семерка.

Оценка: 7
–  [  28  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 октября 2013 г.

Прикупил бумажное издание, ибо повелся на всяческие восторги ряда читателей. Ну что могу сказать... книга все же обманула мои ожидания. Нет, нельзя сказать, что книга однозначно плоха, но того, что не понравилось, все же было многовато.

Начну с того, что понравилось. Это:

- стихи (между прочим, это поэзия реально существовавших поэтов);

- антураж арабского мира времен Аббасидского халифата воспроизведен очень хорошо (насколько мне это позволяют оценить мои скромные познания), и этому не мешает даже «пересобранная» география и этнография, базирующаяся зачастую на реально существовавших регионах, городах и народах.

- вставки из хроник.

Что не понравилось:

- интрига в первой части отсутствует полностью. Главный герой просто переходит от локации к локации, от задания к заданию. Он круче, чем Цезарь, ибо тот один раз «пришел, увидел, победил», а здесь это проделывается множество раз. Во второй части появляется некое подобие интриги (когда в нескольких моментах становится ясно, что непобедимости ГГ все же может быть положен предел — это и длительные периоды его сна, и угроза использования в отношении его халифского фирмана, ну и наконец попытки его убийства — в Хорасане и в финале романа). Однако и это смотрится довольно блекло.

- военные действия против джунгар. За исключением первого нападения ГГ на их стан, все последующее смотрится странно. Просто возникает вопрос — ашшариты без даже малейших трудностей побеждают кочевников, которые покорили Хань (местный аналог Китая) и много других народов, кочевников, прообраз которых — монголы времен Чингисхана. Я не верю, что во время боя за Фейсалу у джунгар настолько отсутствовала разведка (особенно с учетом предыдущих событий), что они не заметили ни одного их отрядов, бывших в засаде, притом что местность там — весьма ограниченная по объему долина. Тем более с учетом того, что у них воинская дисциплина на начало книги была поставлена лучше, чем у ашшаритов (об этом сам ГГ говорит). Я не верю, что ашшариты так легко могли разгромить стан Эсен-хана, с учетом того, что буквально за день до того Тарег повстречался с ханской женой (хан и его жена вообще демоны, и они, судя по всему, в курсе происходящего). И после этого разговора никто из джунгар ничего не сделал, чтобы защититься от нападения? Не говоря уже о том, что пятнадцать тысяч человек проскользнули через джунгарскую степь незамеченными и ушли оттуда безнаказанно (даже без попыток их остановить). Затем они с вдвое меньшими силами по сравнению с противником опять побеждают джунгар на их земле, и те ни разу не воспользовались возможностью ведения войны с использованием тактики выжженной земли и тревожащих ударов (это все классические методы войны кочевников). Джунгары были побеждены как обычный оседлый народ. Вы не находите это странным? И я не верю, что джунгары после того, что устроил Тарег в их землях, так уж охотно и в таком количестве пошли бы за ним усмирять Хорасан.

- арабский колорит, повторюсь, очень хорошо воспроизведен, спору нет. Да только вот вставки явно неуместных и слишком уж современных словечек периодически слегка портят впечатление (слов типа «жопа», «шелупонь», «уроды» и проч.). Еще странно на фоне арабского окружения смотрится такие вещи, как, например, Пажеский корпус.

- сомнительная, скажем так, проработанность ряда персонажей.

Вот такие вот впечатления у меня от книги. Но, тем не менее, радует, что от первой ко второй части романа чувствуется некий прогресс (да хотя бы просто становится несколько интереснее). Будет ли дальше еще интереснее? Уверенности в этом, конечно, нет. Могу лишь точно сказать, что пока у меня нет настроения читать продолжение.

А пока что за первую часть романа — 6, за вторую — 7, итого 7 (с натяжкой).

Оценка: 7
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 марта 2014 г.

Все смотрю пишут многословные отзывы, я видно буду не в тему. Меня поражает, почему именно женщины любят в таких подробностях, со смаком, описывать убийства женщин и детей. Они, наверное, для пущего реализма? Ну так пусть они для реализма что ли мужиков убивают, каких нибудь потолще и попротивнее. Почему, когда какой нибудь Джон Норман пишет о том, что кнут со сладким чмоком оставлял кровавые рубцы на упругом теле молодой рабыни, так его обвиняют в сексизме и сотворении текстов для прыщавых подростков с потными ручками, а когда интеллигентная тетенька пишет о том, как ребеночку раскроили череп о стенку колодца и мозги, смешанные с кровью, стекли по каменной кладке — так это для пущей переживательности и создания мрачной атмосферы повествования. Я приношу извинения Ксении Медведевич, поскольку вышеописанный эпизод только что выдумала, но пересматривать книжку чтобы найти подходящую цитату, мне совсем не хочется. Тошнит.

Оценка: 6
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 июля 2013 г.

Что это такое, «Ястреб халифа»? Фэнтэзи-роман на историческом материале, совмещающий эльфов и прочий легендарий Толкиена с Евразией примерно девятого-двенадцатого века. Это литературный коллаж вымышленного толкиеновского с реальным арабским миром времён монгольской экспансии. Главный герой Тарик (наст. имя Тарег), бесноватый эльф из нерегилей (нолдор), поневоле становится военачальником халифа Аммара и спасает ашшаритов (мусульман-арабов) от грядущего нашествия джунгар (монголов) под предводительством Эсена (Чингисхана). Действует Тарик при этом такими методами, что в стране вспыхивает мятеж, который, разумеется, Тарик же и подавляет, да так, что следующий мятеж становится лишь вопросом времени и возможностей. Возможность возникает, вспыхивает новый мятеж, Тарик его подавляет в своём обыкновенном стиле... и так далее до логического итога всех этих дисциплинарных красот. Можно сказать, что «Ястреб халифа», как и цикл Поповой «Конгрегация», посвящён теме исторических дисциплинарных мер, хотя автор вряд ли с этим согласится. Ей, кажется, важна религиозная составляющая. Но сила книги отнюдь не в ней, а во мрачных и красочных драматических перипетиях, кружащих судьбы героев в водовороте трагической и кровавой истории.

Несмотря на достоверное, без прикрас описание нравов эпохи, книга Медведевич не чернушна, чем выгодно отличается от мартиновской эпопеи, с которой её иногда сравнивают, считая, видимо, что делают комплимент. «Ястреб халифа» просто реалистичен, талантливо написан, насыщен восточными реалиями, стихами арабских поэтов и вставками, стилизованными под исторические хроники. Главный герой — весьма достойный, интересный персонаж, который вызывает сожаление, а местами и сочувствие. «Ястреб халифа» заставил меня сострадать эльфу. До сих пор это никому не удавалось. Может быть, дело в том, что Медведевич не предприняла заведомо провальной попытки показать дивное непадшее существо, а честно нарисовала искалеченного монстра, изуверства которого не становятся краше от того, что он совершает их с дисциплинарной целью, храня при этом в душе воспоминание о более достойных законах и нравах. Напротив, жестокости Тарика от этого ещё мерзее. Одно дело, когда людей режут и гонят в рабство степные дикари, и совсем другое — когда это делает индивид, якобы выросший под властью, прости Господи, архангелов в земном раю. Совсем другое впечатление, другие мерки. Впрочем, судя по итогам воспитания, родина этого героя — не просто не рай, а выморочное болото наподобие наших 80-х и 90-х годов, насыщенное злотворными миазмами вместо приличных человеческих ценностей и идей. Реакции Тарика часто очень узнаваемы — так чувствовал и действовал бы не один наш современник, если бы умел застраивать людей, сражаться, убивать и воевать. Умение что-то реально делать и отличает Тарика от большинства из нас. Тем не менее в какой-то мере он один из нас. Это, я полагаю, не минус, а плюс романа.

Из прочих героев больше всего впечатляет Айша, своего рода female counterpart Тарика — умная и отважная женщина в мире, который держит женщин за товар и скот. Вообще все персонажи кровавого эпика Медведевич достоверные, живые, даже такие образы, как Махтуба, начавшая свою литературную жизнь клоном Мамушки из «Унесённых ветром». Когда они гибнут, их жалко. Что же касается заимствований у Толкиена, знакомство с Сильмариллионом даёт читателю бонусы, но для чтения книги оно не нужно. «Ястреб халифа» — не фанфик. Мир этого романа, начавшийся как коллаж Евразии со Средиземьем, мог бы стать нежизнеспособным гибридом ежа и ужа, но под рукой Медведевич он сросся, расцвёл и стал настоящим. Ей удалось свить из получившейся колючей проволоки богатое культурно-историческое кружево. Рекомендую купить эту книгу в бумаге — изданный отредактированный вариант гораздо лучше сетевого черновика, так что книга действительно стоит своей цены.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2017 г.

Еще чуть-чуть — и меня упороло бы основательно. Во всяком случае, ничего из *новых книг* (в смысле, не бессмертной классики) со времен Сюзанны Кларк не вызывало у меня такого интереса, слегка фанатского. Притом, что судя только по обложке — я бы ни в жизнь такое не купила))

У Медведевич оказался удивительно хорошо прописанный и необычный мир — а в фэнтези это, наверное, большая часть успеха. Псевдо-европейским средневековьем разной степени безграмотности у нас никого не удивишь, в последнее время и псевдо-древнерусскими мирами (от которых хочется закрыться двойным фейспалмом прям сразу — тоже. У Медведевич он псевдо-арабский, также околосредневековый. Такой мир уже сам по себе — непростая задача, и автор просто блестяще с ней справилась. В бэкграунде чувствуется очень большая работа научного плана, которая вылилась в огромное количество мелких, но создающих очень определенный колорит деталей, терминов, названий, имен, несущественных сюжетных моментов. Я, конечно, ни разу не специалист, но даже если 80% из всего этого придумано, а не взято откуда-то из реальной истории того периода и региона — придумано невероятно удачно. Мир халифата, все города, опасные кочевые племена, таинственные «сумеречные народы» на дальней границе — встают как живые. В той части, в которой я могу худо-бедно оценть адекватности воссоздания именно антуража, а именно в части кочевых племен, которые очевидным образом олицетворяют в этом мире татаро-монгол — сделано на высшем уровне. Да и в целом нигде не остается ощущение фальши и высосанности из пальца — скорее наоборот, временами возникает чувство, что подобного материала у автора еще много, едва ли не больше, чем сюжета.

Для меня хороший фантастический мир — это главная приманка в подобной литературе. «Ястреб халифа» — лучший из многих как по оригинальности мира, так и по его проработке. Чувствуется, что автор предпринял усилия, сопоставимые с усилиями профессора, и они не пропали даром) За весь текст мне резануло глаз только трижды: гейс, имя тебе легион и опасное лето (привет муми-троллям), но для такого большого объема такие маленькие неуместности — простительны, думаю, и хороший редактор легко бы их вычистил. Зато все остальные очень обильные детали, цитаты и термины — очень хороши, но при этом совсем не кажутся избыточными. Текст с ними легко читать, и чтобы следить за сюжетом, совершенно не нужно разбираться во всех именах, названиях, званиях и терминах — Медведевич в этом плане *профессиональный* автор, а не «старательный», то есть разумно ограничивает поток своей эрудиции так, чтобы он не повредил сюжету.

Сам сюжет — это отдельная история, shameful pleasure. Я понимаю, почему «Ястреб халифа» называют фанфиком — не по очень далекой относимости к миру Сильмариллиона (очень-очень далекой: говорят, что главный герой — нолдо, каким-то чудом забредший на восток), а по самой сути. Восточный шейх, повинуясь некоему указанию астрологов и советчиков, за большие деньги покупает пленного представителя магического народа и ставит его своим полководцем, чтобы сопротивляться набегам кочевников. Пленник связан хитроумным магическим контрактом и вынужден служить «короне», пусть периодически и показывая свой норов. Разумеется, он оказывается гениальным полководцем, помимо этого периодически колдует, при этом обладает эльфийскими статями, а также страдает от своего проклятия и общей нецивилизованности окружающих (вполне обоснованно). Забавно, кстати, что первоначально все его достижения в качестве «магического полководца» сводятся к тому, что и так советовал бы здравый смысл: наладить дисциплину в армии, наказывать провинившихся, запрещать армии грабить и насиловать мирных жителей и т.д.

В грубом и сокращенном описании все это звучит, конечно, ужасно, но дело не в том, что, а в том, как. Нерегиль Тарег у Меведевич — персонаж очень интересный и при этом не вызывающий особой симпатии. И интерес он представляет прежде всего тем волшебным (по меркам халифата) миром, из которого происходит, особенностями и своего народа, и своей культуры, которая, видимо, изрядно отличается от культуры описанного мира. Нам видно только краешек этого мира, но хочется узнать больше. Собственно, «эльфичность» героя автор очень мало эксплуатирует — и все упоминания про «тонкие запястья», это идолище женских романов, тоже стоило бы вычисчить хорошему редактору)) Большей частью сюжет состоит из войн, которые постоянно ведут войска халифа под командованием нерегиля, и описания этих войн и осад весьма детальные и кровавые, но без мартиновского смакования. Скорее, кровавость тут — необходимый признак эпохи, и в этом есть определенный мрачный эстетизм и привлекательность, как он есть для европейца в фигуре Саладина, например.

Забавно, кстати, что наиболее симпатичным, разумным и адекватным персонажем оказывается юный халиф, который держит нерегиля на магическом поводке. Притом, что его pov дан достаточно детально, приходится признать, что в плане человеческих качеств именно халиф даст форы всем остальным героям. Зато фигура его жены, Айши, которая появляется как Мэри Сью (умная-образованная и думает не только о драгоценностях и мужчинах) и начинает вызывать оправданное раздражение, под коней оказывается какой-то размазанной, скорее картонкой, чем характером — или слухи о стоящем характере были сильно преувеличены.

Отношения персонажей находятся на периферии сюжета (что к лучшему), а в центре все-таки — войны, мятежи и прочие околовоенные мероприятия, а также немного магии. Медведевич удалось сделать изрядное количество кампаний разными и захватывающими, так, что они не надоедают, по крайней мере, мне. Мне вообще очень импонирует концепция защиты государства, и именно к государству, а не к личности халифа привязан магический контракт нерегиля. Для фэнтези это очень взрослая идея, что ли.

Наверное, из длиннющего отзыва не очень понятно, чем же я так впечатлилась — но лучше я не объясню. Тут же побежала и купила остальные книги на бумаге, что я вообще с литературой на русском очень редко делаю)) Считайте за рекомендацию.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 июня 2013 г.

Одно из достойнеших произведений современности. Даже не так: литературных произведений. А то, знаете ли, многое сейчас пытаются выдать за литературу. Так вот, Ястреб Халифа — это именно она, Литература.

Реализм не хуже мартиновского, антураж не хуже тысячи и одной ночи, мыслей на единицу текста не меньше, чем у Олдей, незабываемость Урсулы — и это все — Ястреб Ксении Медведевич.

Читается тяжело, это да. Но! Это не то тяжело, когда сквозь текст надо продираться. Просто книга наполнена томной арабской жарой и восточной неторопливостью. Естественно, это не дикий экшн — хотя такого тоже хватает. Убийства, погони, политика — ах, политика! Настолько многозначительная, совершенно неоднозначная — мы не можем встать ни на сторону героев, ни на сторону их врагов, — потому что нет в политике правых, есть сильные. Но кто-то более прав, — и обязательно с позиции сильного. А кто-то пытается остаться человеком — и почему-то этот кто-то — вовсе не человек. Аль-самийа, эльф, который совсем не эльф и кот, который вовсе не кот. Демон, поставленный на службу человеку. Зло, оказавшееся добрее призвавших, — очень, очень много вопросов рождает эта книга. И не факт, что они имеют ответы.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2013 г.

Честно говоря повелся на многочисленные восторженные отзывы и прикупил бумажный вариант..

и вот уже 2 дня домучиваю 150 страниц , разрываясь между желанием бросить все к черту или все же дочитать, так как деньги все таки уплочены..

Ну не мое это видимо, не мое.. Поначалу все вроде бы бодренько, но дальше слилось все в какую то скукоту.. Переживать то особо не кому. Главного героя , как такого нет..

Считать неригиля таковым невозможно.. Он как статист, бегает из главы в главу, но как персонаж ничего из себя не представляет. Не понять его, не посочувствовать...

Интриги, предательства, фэнтезийный элемент наличествует, но ощущение, что все это когда то уже было и читалось.. Персонажи вроде живые и своеобразные, а не цепляют. Закрыл книжку и нет их, ничего ни в душе, ни в сердце не осталось.

Естественно автор намного выше среднестатистического писателя женского рода , кочующего из книг издательства «Альфа-книга», но на мой взгляд до уровня Камши или Поповой, ей еще далеко..

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 января 2014 г.

Тонкой черточкой в небе парит ястреб, и под ним расстилаются земли аш-Шарийа. Бирюзовый купол мавзолея в Мерве, жемчужине Хорасана, медная кровля башен Куртубы и громада Пятничной мечети, зубцы высоченных стен неприступной Альмерийа, царевны городов Аль-Русафа. И журчащие ручьи в зеленых садах, и блеск фонтанов, и роскошные беседки, где по ночам раздается веселый смех. Взмах крылом, резкий поворот, и картина меняется. Замки лежат в руинах, с юга движутся несчетные тумены джунгар, впыхивают мятежи, разрывая несчастные земли. Кровь течет реками, трупы валяются неубранными, стервятники устают пировать, не в силах одолеть завалы тел. И снова взмах крыла...

Одна за другой перелистываются страницы загадочной, прекрасной и жестокой истории Востока. Медведевич бережно обращается с литературными и историческими источниками, перенося реальные события и дополняя их новыми толкованиями и хитросплетениями. Эпическая часть излагается с летописной детальностью, включая запутанные паутинки родовых связей и отношений. Тонкой вязью вьются имена, пышные и велеречивые беседы, но за шелком занавесей кроется и темная сторона. Дичайшая по нашим меркам жестокость является нормой, основой для государства. Страх — одно из немногих средств, способных смирить гордыню и алчность знатных родов. Страх, который порожденный разными средствами, в том числе и нерегилем Тариком.

Сумеречники, то есть эльфы, в «Ястребе халифа» у Медведевич оказались и притягательными, и чуждыми человеческому. Чуждыми, а потому еще более притягательными. Вольно или нет, но автор сделала сумеречников и все, что связано с волшебством, еще более ярким и интересным, чем реалистичную историческую часть книги. Джинны и Всадники — Дети Тумана, призрачные и всесильные. Коварные и безжалостные демоны, овладевающие людьми. Мир Сумерек не менее жесток, но более утончен. И еще, его более стройные и благородные порядки вызывают некоторое уважение.

Иногда уважение вызывает и главный герой. Но гораздо чаще он заслуживает жалости — изгнанник и раб, обреченный до скончания веков служить престолу халифа. Бывший князь, лишившийся почти всей магической силы, сходящий с ума от боли и унижения и постоянно выплескивающий боль и унижение на окружающих. Не из злобы, но из природы и безысходности. Трудно не испачкать рук, повелевая войсками и подавляя мятежи. Устраивая казни и расправляясь с предателями. Душа Тарика беспрестанно страдает. Что сделает с ним любовь? Подарит облегчение или усугубит муки?

И вот здесь я вынужден ступить на зыбкую почву догадок и вкусовщины, чтобы хоть как-то упорядочить впечатления. Дело в том, что я крайне долго не мог проникнуться состраданием или просто сочувствием к персонажам. Лишь к середине, когда появилась Айше, когда сюжет сплел новые кольца глубоких чувств и пагубных обстоятельств, я начал хоть как-то сопереживать героям. То ли причина кроется еще и в легкости слога, похожего на полет бело-розовых лепестков миндаля или кружение песчинок. С ним не надо сражаться, пробиваясь через сложные обороты, вводные конструкции или горы деталей. Его нужно или созерцать, или пропускать через себя, а я, похоже, слишком неприязненно отношусь к Востоку.

В любом случае, история о нерегиле, который подобен воткнутому в спину халифата кинжалу, получилась добротной. И хотя основной конфликт — избавиться от эльфа, пока тот не прикончил государство, или оставить, чтобы оно не истекло кровью без защитника — скорее решен лишь условно, окончательный финал перенесен в следующие тома.

Итог: переплетение восточной эпики, сумеречного волшебства и человеческих судьб.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 октября 2011 г.

Роскошное, богатое произведения, вернее, весь цикл. Сейчас так мало достойного чтения, того, что хотелось бы рекомендовать своим друзьям и родичам.

Вся сага — многослойная, на любой вкус — тут тебе и просто сюжет, если глубже не копаешь, и тонкости взаимоотношений людей(существ) разных культур.

Тут тебе и многоцветье Востока, читаешь и чуть ли не пальцами ощущаешь песок, да шелк, да мрамор с мозаиками, на вкус пробуешь вино, чувствуешь запах благовоний или запах крови.

Так явно и плотно написано, что всё, запах, вкус, цвет, фактура — всё ощущаешь тут же. Автор, видимо, не чурается магии или помощи джиннов :-)

Сплетение с реальными историческими фактами — так сделано, так срослось, что слов нет — как здорово.

Несмотря на кровищу, великие битвы( к слову сказать, вот не люблю всего этого, а в третий раз перечитываю) — вещь не ура-бронебойная, а горькая. Очень антивоенная. Очень про то, что думать надо, а никто, не думает, никогда. За такую тоску по миру без насилия, наверное и полюбила...

И не знаю я, за что полюбила, уж больно всё хорошо.

Умно и в тоже время не занудливо.

О важном для людей и народов. О ценности жизни.

Обычно, если вещь гуманистическая — то занудливая.

А Ястреб и продолжения для меня — гуманистические произведения, но живые. Дышат и трепещат.

Вот бы в виде книги дома держать, в такой богатой обложке, в узорах, с парочкой иллюстраций...

такая книга достойна бумажного благородного существования. Уж больно сама книга благородная.

Автора хочется накормить халвой и щербетом и осыпать золотом с ног до головы, но увы, в роду халифов не было. :-)

Остается надеется, что когда-нибудь издательства сообразят поймать Медведевич, да издать её.

А то очень книгу хочется. Даже бы за дорого купила.

А то с экрана читаю, а у меня глазки болят. А уже третий раз перечитываю. А в пятый раз когда буду – опять с экрана? Неудобно же!

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 декабря 2013 г.

О потрохах и колорите

Посвящается Илигюйлу Шэ Мохэ Шиболо-хану,

умершему от неприятного впечатления

Случайного читателя средневековые хроники, как правило, ввергают в тяжёлую скуку. Множество имён, дрязг, непонятных перемещений, массовых убийств, грабежей, разорений, повсеместных зверств. А главное – никакого видимого смысла. Люди изо всех сил предают, режут, мучаются и мучают. Колесо вертится, вчерашний удачливый негодяй становится несчастной жертвой при негодяе сегодняшнем. Одно и то же вчера, сегодня и через год.

Скука.

Но глаз намётанный улавливает подспудные течения этого кровавого болота. Вычленяет, обобщает, отряхивает закаменелые от древности телесные жижи, укладывает в ложе прилично научного описания и рождает статьи, а то и монографии. Финал обобщения, обеззараживания и выхолащивания – а заодно и апогей скуки – школьный учебник истории.

Если непостоянная функция принимает одинаковое значение в паре точек, значит, где-то между ними экстремум — то оптимальное сочетание крови, кишок и глубоководной идеи, какое и рождает максимум читательского интереса.

«Ястреб халифа» умудрился приземлиться на удивление близко к максимуму.

Фон «Ястреба» чудовищно хаотичен. Имена, реалии, мысли и география – из дюжины веков, сотни народов и земель. Арабы, тюрки, персы, берберы, монголы, кипчаки, кидани, ханьцы и прочие навалены беспорядочно, собраны на живую нитку – но всё волшебно срослось, и течёт повсюду та же кровь. А если вдуматься, то волшебство это естественное и логичное: так и работает стохастический алгоритм поиска максимума, историческое Монте-Карло. Если собирать кучу малу, но не совсем случайно, а с небольшеньким отклонением в нужную сторону, куча долезет как раз до нужного. Только загребать нужно широко и далеко.

Автор «Ястреба» может широко и далеко. Потому что знает. Хотя и берёт с самой поверхности, причём неразборчиво и, на первый взгляд, не всегда к месту. Магриб, Машрик, Мавераннахр, Хань, Хинган и Алатау – всё вперемешку. Однако, у её аляповатого, но очень живого мира прочный фундамент и глубокое прошлое, отчётливо прочитываемое в тексте – если помнить, конечно, что было двумя страницами раньше. А ещё там, для завлечения читателя и общего облегчения, выписана простая и ясная интрига – приблизительно та же, что и в «Фаусте»: призвание для человеческой цели, какой не можешь достичь по слабости, нечеловеческой силы. Это и сейчас тайная мечта многих, живущих в безжалостно рациональной действительности. А уж в средневековье, когда бесы и джинны прямо лезли в глаза и отверстия тела, искушение призвать и повелевать было воистину массовым поветрием.

И неизменно определялось как страшное зло.

Неважно, что призванный снабжён смутно высокородным именем, титулом, возвышающей трагедией и лютой, но строгой моралью. Он – типичнейший, классический бес, умеющий являться в прекрасном обличье, приближаться к человеческому, ладно и убедительно говорящий, пылающий страстью – но непрерывно терзающий и терзаемый, налитый до краёв ненавистью, за слова и сложенные из них пустышки проливающий настоящую людскую кровь. Многознающий бес – но, как и положено нечисти, обделённый мудростью и настоящим умом.

Я слегка пожалел о том, что в опубликованном тексте стало меньше «Сильмариллиона». В толкиновской вселенной есть воплощённое зло и благо, а падение душ очевидно и ясно. В благородном нолдо Тареге плещется и резвится то, на что растратил силу Моргот Бауглир, неразделимо сплавивший своё естество с Ардой. Князь Полдореа – без пяти минут орк. Микро-слепок с майара Саурона тех временём, когда тот ещё звал себя «Майрон» и «Аннатар». И жуткий договор, связавший земное существование пост-нолдо с престолом халифата – злая пародия на Кольцо Всевластья, связавшего Саурона со Средиземьем.

Но литературные истоки нечистой силы не так уж и важны. Важно то, что она – страшная болезнь, какую призвавший её осознаёт слишком поздно. В описании череды войн, зверств и восстаний, какими изобилует «Ястреб», нет лишнего – хотя невнимательному взгляду и может показаться избыточным нагромождение кровопролитий. Их причина, опять же читателя ради, вынесена на поверхность и разжёвана до фарша. Подспудное течение крови несёт повествование к единственному логичному финалу. За единственной войной, ради победы в которой призван бес, следует непрерывное убийство своих же людей, ужаснувшихся, не пожелавших служить бессмертному нечеловеческому злу. Ненависть разрастается, выплёскиваясь чередой восстаний, пока не захлёстывает всю землю ашшаритов, все души. Нерегиль последовательно крошит и режет всё, на что опиралась власть халифов, шаг за шагом отравляет и убивает будущее, ради спасения которого призван. Удивительно не то, что нерегиля предают обласканные им. Удивительно, что предают не все. По крайней мере, не сразу. Впрочем, люди во все времена близоруки и слепы.

Финальный, чудовищный удар в спину государству аш-Шарийа – грех с женой халифа. Слуха о нём – а в средневековом мире такое скрыть невозможно, в особенности, если скрыть и не пытаются – достаточно, чтобы на века проклясть кровь правящего дома и все его дела.

В отчаянной попытке спасти династию и государство князя-беса предаёт и тот, кто без малого сроднился с ним.

В кратком эпилоге сказано, что сын несчастного халифа от любовницы беса правил спокойно и мирно сорок шесть лет.

Но залог этого мира — память об ужасе, и знание о том, что бес не повержен, но лишь дремлет, набираясь сил. Проклятие над домом, чей глава однажды согрешил смертно против человечности, всего лишь замерло до поры.

И аукнется ещё. Непременно.

Тех, кто придумал дать аш-Шарийа и его молодому неопытному халифу бессмертный подарок на всю последующую вечность, стоило бы посадить на кол, как только они о придумке объявили. Но некому было сажать. У трона не отыскалось мудрости, и заболевший халифат спасли самым радикальным способом – превратили в зомби.

Правда, если бы отыскалась, у нас бы не было чудесной книжки.

И потому мне не жаль книжных безумных джунгар, зачем-то ушедших в поход с бабами и дойными кобылицами, и за то перерезанных.

Честно.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 ноября 2015 г.

Случилось так, что небезызвестного «Гладиатора» я посмотрел почти сразу после прочтения «Спартака» Андрея Валентинова. И этим напрочь испортил себе впечатление от фильма. Потому что вместо сопереживания пафосным страданиям героев все время хихикал, видя перед собой ряженых. На экране — абсолютно современные (западнического толка) этические проблемы глубоко современных людей, зачем-то выступающих в историческом реквизите и посему выглядящих скоморохами. Древние римляне мыслили и чувствовали совсем иначе! Но понятно, что если попробовать снять «честный» фильм о тех временах — его ждет провал. Зритель попросту не поймет мотивов героев и не сможет им сопереживать.

Историческая проза — штука хитрая. Даже если это криптоистория или фантазия в историческом антураже. Ее автор всегда стоит перед выбором между правдивостью и понятностью, и чем дальше по времени и в пространстве отстоит от нас эпоха — тем тяжелее найти компромисс между этими противоречивыми качествами. Скажем, полностью погружающее в дух эпохи «Золото бунта» Иванова или частично (как и было задумано, имхо) «Лавр» Водолазкина — это все же наше, российское прошлое. «Поднебесная» Кея, или «Шайтан-звезда» Трускиновской, или криптоистория древнего мира в исполнении того же Валентинова или Олди — базируются больше на современных мифах о тех эпохах, а «дух времени» появляется на страницах лишь благодаря писательскому мастерству и исторической компетентности авторов.

«Ястреб халифа» — не исторический роман, и даже не криптисторический, однако он посвящен вполне определенной эпохе вполне определенного этноса. И при ее описании Ксения Медведевич явно предпочла правдивость. И это, как было уже сказано предыдущими рецензентами, одновременно и достоинство, и недостаток. Да, наверное, именно так люди и жили тогда, «в любви и смерти находя неисчерпаемую тему» в куда более прямом смысле, чем мы сейчас. И автору удается привить читателю некую заторможенность в восприятии, некий цинизм, без которого трудно было бы спокойно принимать очередную гору трупов. Но в итоге, увы, в романе оказывается совершенно некому сопереживать. Главный герой — вообще не человек, и — надо отдать должное автору — его «не_человечность» (именно не-, а не бес-) прорисована прекрасно, и даже порой кажется, что его понимаешь, но вот сочувствия — нет, неоткуда ему взяться. Смотришь эдак со стороны на мучающееся какими-то своими мучениями чудовище, ну, может, чуть жалеешь даже, но как-то абстрактно, издалека. Единственный герой, вызвавший хоть какое-то сопереживание (халиф) логично дожил лишь до середины текста. Героиня, вроде бы поначалу породившая живой отзвук, к концу вызывает только раздражение. А почти все вторичные персонажи путаются напрочь, хоть записывай специально все эти «А-ибн-Б». Да к тому же затянутость и избыточно цветистая пышность описаний, пусть и оправданная выбранным ракурсом (будучи, наверное, необходимым для передачи «духа эпохи» элементом), поначалу воспринимается на ура, но вскоре начинает утомлять, так что появляется желание перелистывать страницы.

И как-то даже трудно оценить роман. С одной стороны понимаешь, что это некое явление в фэнтези, и перед автором следовало бы уважительно снять шляпу, но с другой — ну скучно же, не вызвал роман такого же интереса и не принес такого удовольствия, как, например, «Тебе держать ответ», с которым сравнивал «Ястреба» предыдущий оратор... Я бы все же рекомендовал «Ястреба» читателям, но с оговоркой, типичной для сильнодействующих лекарств: «При отсутствии противопоказаний к компонентам препарата».

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх