FantLab ru

Исаак Бабель «Мой первый гусь»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.74
Голосов:
58
Моя оценка:
-

подробнее

Мой первый гусь

Рассказ, год (год написания: 1920); цикл «Конармия»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 14
Аннотация:

Герой рассказа, кандидат прав петербургского университета, прикомандирован к штабу дивизии. Дом, указанный ему квартирьером для ночлега, уже занят матёрыми бойцами-казаками, на дух не переносящих интеллигентов.

Примечание:

Датировано: «Июль 1920 г.»


Входит в:

— антологию «Советская проза 20-30-х годов», 2001 г.  >  Том 1  >  цикл «Конармия»

— журнал «Подвиг», 1968 г.  >  Подвиг, 1987 год  >  журнал «Подвиг 1987'04», 1987 г.  >  цикл «Конармия»

«Театр FM», 2004 г.  >  Повторы других передач, радиоспектакли из архива ГТРФ и т.п. (не премьеры)  >  2007  >  цикл «Конармия»



Конармия
1928 г.
Рассказы
1935 г.
Избранное
1966 г.
Избранное
1986 г.
Конармия
1989 г.
Пробуждение
1989 г.
Конармия
1990 г.
Конармия. Одесские рассказы
1990 г.
Сочинения в двух томах . Том 2
1990 г.
Гражданская война в советской литературе 1920 — 1930-х годов
1999 г.
Хрестоматия по литературе. 10-11 классы. Книга вторая
2000 г.
Как это делалось в Одессе
2005 г.
Конармия
2007 г.
Конармия. Одесские рассказы
2007 г.
Конармия
2014 г.
Малое собрание сочинений
2014 г.
Конармия
2015 г.
Конармия
2016 г.
Конармия. Одесские рассказы
2016 г.
Одесские рассказы. Конармия
2016 г.

Аудиокниги:

Рассказы
2005 г.
Конармия
2007 г.

Издания на иностранных языках:

The Portable Twentieth-Century Russian Reader
1985 г.
(английский)
The Portable Twentieth-Century Russian Reader
1985 г.
(английский)
The Portable Twentieth-Century Russian Reader
1993 г.
(английский)
The Portable Twentieth-Century Russian Reader
2003 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В отличие от уважаемого ramidens, я полагаю, что не так уж важно, что Лютов еврей. С русским интеллигентом конармейцы повели бы себя ещё более жёстко, потому что антисемитизм для русского простонародья оставался чем-то довольно абстрактным, а ненависть к близко стоящим русским «умникам» и «чистюлям» была выстраданной. Намного важнее в рассказе то, что Лютов — человек культуры, а они, простые солдаты, ещё не вышли из полуживотного состояния.

Жестокость войны, жестокость революции, которая разрушает все сложившиеся законы жизни в социуме, вроде гуманизма и личной порядочности, явлены в «Моём первом гусе» четко и безжалостно. И тут же указано на формирование новых отношений, без которых не выжить: бойцы образуют своего рода гомосексуальную семью, в которой каждый готов умереть, спасая жизнь каждого. Лютов вынужден войти в этот круг, внушающий ему ужас и отвращение, принять новые правила и приспособиться, чтобы остаться в живых. Но в финале (как правильно отмечает ramidens) открывается, что приятие Лютовым внутренних законов красноармейцев оказывается маскировкой. Лютов остаётся в рамках морали, не опускается на уровень бойцов, не прощает себя за уже свершённые и ещё предстоящие кровавые «подвиги».

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Автор обнажает грубость и варварство казаков, акцентирует отчуждение еврейского интеллигента, пытающегося жить в чуждой ему, чудовищно жестокой жизни. Это видно буквально с первых же строк рассказа: «Ты грамотный?» спросил Савицкий, и узнал, что Лютов «грамотный» («кандидат прав Петербургского университета»), а ведь это армия рабочих крестьян. Он чужой.

Потом, когда он закричал ему: « Ты из киндербальзамов… и очки на носу», когда он, смеясь, воскликнул: «Шлют вас, не спросясь, а тут режут за очки», — Бабель был точен в изображении того как веками копившаяся классовая ненависть огрубляет человеческое поведение. Лютов смиренно и покорно сгибается перед казаками. Автор изобразил его поведение с иронией. Что-то есть в его страхе женственное. Чувствуя , что он здесь чужой, Лютов хочет стать своим. Для достижения этой цели, он бесстрастно убивает гуся. Когда победа, казалось, достигнута, когда казаки наконец говорят: «парень нам подходящий» — Лютов, торжествуя, читает им речь в газете, появляется ощущение ,что победа-то его какая-то странная, неполная. «…Мы спали шестеро там, согреваясь друг от друга».

Конфликт тут внешний, и лишь в финале рассказа становится понятным, что бесстрастие мнимое. А в душе героя томление, «внутренний жар», «пылающий лоб». “ И только сердце, обагренное убийством, скрипело и текло” (“истекает голова убитого гуся под сапогом солдата). Это “сопровождение” любой войны. И это необходимо пережить. Между Лютовым и красноармейцами есть дистанция. В нем ещё осталось что-то человеческое. Этим и объясняется высокий слог финала.

В системе ценностей героя нет будущего. Есть только настоящее. Вся жизнь будто пульсирующее переживание. Наверное, именно поэтому так важна жизнь, и так трагична смерть.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Рассказ из цикла «Конармия». Чтобы завоевать уважение гопоты, надо убить кого-нибудь. В данном случае ограничились гусём. Вот такая революция в сознании людей.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх