FantLab ru

Станислав Лем «Мой взгляд на литературу. Размышления и очерки»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.41
Голосов:
22
Моя оценка:
-

подробнее

Мой взгляд на литературу. Размышления и очерки

Mój pogląd na literaturę: Rozprawy i szkice

Сборник, год

Примечание:

Сборник эссе, представляющий собой переработанное и расширенное издание книги «Rozprawy i szkice».

24-й том Собрания сочинений, издательство «Wydawnictwo Literackie», Краков.


В произведение входит:

8.43 (23)
-
  • Часть I / Czesc pierwsza
7.81 (16)
-
8.07 (15)
-
7.78 (18)
-
7.82 (17)
-
8.00 (18)
-
8.33 (18)
-
9.00 (34)
-
2 отз.
7.48 (21)
-
  • Часть II / Czesc druga
8.32 (22)
-
8.48 (41)
-
1 отз.
7.47 (15)
-
8.17 (18)
-
1 отз.
8.57 (23)
-
1 отз.
8.50 (36)
-
1 отз.
7.86 (22)
-
1 отз.
8.76 (41)
-
1 отз.
7.25 (32)
-
  • Часть III / Czesc trzecia
8.55 (20)
-
7.93 (56)
-
4 отз.
7.90 (31)
-
1 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Номинации на премии:


номинант
Мраморный фавн, 2009 // Переводная книга

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)

Мой взгляд на литературу
2009 г.
Мой взгляд на литературу
2009 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пограничные явления в культуре интересны тем, что создатели их смотрят на мир словно в стереоочки: картинка получается объемная, но голова может закружиться. Судьба таких текстов — во многом дело случая: будут охвачены две потенциальные аудитории или же ни одна, заранее не скажешь.

Впрочем, Станислава Лема пограничной фигурой назвать трудно. И не перечислить все границы, которые он перешел, все территории, которые захватил. Филологическое сообщество предпочло не заметить наглого пришлеца, хотя ранние монографии «Философия случая» и «Фантастика и футурология» — труды, безусловно, монументальные. Даже на теорию фантастического работы Лема практически не оказали влияния. Один только пример: Ренате Лахманн в «Дискурсах фантастического», конечно, не может не сослаться на польского философа... но ссылкой она и ограничивается. Лахманн и многие, многие другие так и продолжают цитировать, словно Библию (или Маркса; или Фрейда), «Введение в фантастическую литературу» Цветана Тодорова — как будто Лем и не разгромил схоластические построения этой монографии язвительно, дотошно и убедительно. Нет — не оценили. Лем — тот самый «гений первого рода», который предлагает науке (и, шире, культуре) радикально иные пути. Настолько иные, что по ним никто и никогда не пойдет: выбор уже сделан.

Между тем для Лема культура — лишь часть огромной системы, которая может и должна быть описана. В «общей теории всего», которую он создавал большую часть жизни, все связано со всем, и задача в том, чтобы найти адекватный язык описания. (Отсюда постоянные нападки Лема на структурализм: это не тот язык.) «В свете теории игр христианство оказывается игрой, похожей на бридж», — слова из статьи, посвященной маркизу де Саду (!), прозвучали бы кощунством, если бы в лемовском мире существовали догмы.

Литература в понимании Лема есть одна из разновидностей научного поиска. Жанровая фантастика, которая не хочет быть наукой, для него не существует; проза, которая подходит к описанию реальности, исходя из априорных посылок, — интеллектуальное шулерство. Не исключение и «Доктор Фаустус»: ХХ век не может быть объяснен при помощи мифа, а значит, ошибка Томаса Манна — системная. Тем интереснее наблюдать, как Лем анализирует эстетику, совершенно отличную от собственной, — «Пикник на обочине», к примеру. Очевидно, что Стругацкие решали совершенно иные задачи — и беспристрастный научный взгляд Лема не­­ожиданно оборачивается более чем субъективной точкой зрения. Нет, о Стругацких, Манне, Набокове эта книга скажет мало; о Черном Ящике по имени Лем и его взгляде на литературу (да и на род человеческий) — довольно много.

Сборник «Мой взгляд на литературу» дополнен в русском издании статьями, письмами и эссе разных лет, из-за чего объем книги увеличился почти в полтора раза. Плохо одно: переводы Виктора Язневича, составляющие немалую часть книги, не вполне удобочитаемы и нередко затемняют и без того не слишком простую линию авторской мысли. Это тем печальнее, что деятельность Язневича по подготовке к печати русских изданий Лема иначе как подвижнической не назовешь.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прочитал, но с трудом. Там, где было бы интересно, он излишне тягомотен, там, где чуть попроще (про польских классиков, например) — не слишком интересно. Обратил внимание на «Предисловие к «Торпеде времени» А. Слонимского», где за четыре года до «SF: безнадёжный случай» обкатывалась бордельная терминология и появлась Сонечка Мармеладова в качестве мисс SF. Любопытно послесловие к «Пикнику на обочине», но и критическая методология явлена во всей красе: продемонстрировать устройство рояля с помощью ломика и молотка, а потом сокрушаться, что такой вот симпатичный аппарат, и так слаб оказался при столкновении с действительностью. Ну и совсем никуда ни годно, когда пан разговаривает с кем-то сильно умным поверх головы скромного читателя: стохастические процессы плохо или вообще не подвергаются когнитивной ретрополяции, фоссилизация сохраняет в геологических стратификациях и прочее подите прочь какое дело. Если бы писал рецензию, она была бы сдержанно-злобная. При всём уважении, почтении и проч.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх