FantLab ru

Виктор Пелевин «S.N.U.F.F.»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.15
Голосов:
1344
Моя оценка:
-

подробнее

S.N.U.F.F.

Роман, год

Аннотация:

Дамилола Карпов — боевой пилот и видеохудожник. Он живёт в гигантском офшаре Бизантиум, нависшем над просторами Оркланда, словно чёрное солнце, и его дистанционно управляемая видеокамера, оснащённая пушками и ракетами, наводит ужас на орков в дни священных войн и мирных промежутков между ними. А Грым простой орк, едва успевший окончить школу, он живёт в грязи и свинстве оркской столицы Славы и многого не понимает в устройстве миропорядка. Но их судьбы таинственным образом связаны войной и любовью, двумя составляющими снафов, объединивших кино и новости в единую жертву, которую люди приносят Маниту...

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 365

Активный словарный запас: средний (2819 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 73 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 22%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Интерпресскон, 2012 // Крупная форма (роман)

номинант
Бронзовая Улитка, 2012 // Крупная форма

номинант
Странник, 2012 // Необычная идея

номинант
Портал, 2012 // Крупная форма

номинант
РосКон, 2013 // Роман

Похожие произведения:

 

 


S.N.U.F.F.
2012 г.
S.N.U.F.F.
2012 г.
S.N.U.F.F.
2013 г.
S.N.U.F.F.
2014 г.
S.N.U.F.F.
2014 г.
S.N.U.F.F.
2015 г.
S.N.U.F.F.
2017 г.
S.N.U.F.F.
2018 г.

Аудиокниги:

S.N.U.F.F.
2012 г.
Собрание сочинений
2016 г.

Издания на иностранных языках:

S.N.U.F.F.
2016 г.
(английский)
S.N.U.F.F.
2018 г.
(польский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Забавное совпадение. Это десятый роман Пелевина и исполнилось десять лет, как я бросил его читать. Хотя всю вторую половину «нулевых» боготворил — любимый автор! Остановился как раз на пороге «Снаффа». Начал — и отвергнул. Уж не помню, чем мне книга не понравилась... Я тогда был упоротым креаклом, верящим в либеральную мечту, и нетерпилой. Наверно, Пелевин оскорбил меня чем-то в лучших чувствах (за родину обидно стало?), и я его отставил. Но, похоже, пришла пора посмотреть на книгу Виктора Олеговича новым взглядом и с новым историческим опытом.

Первые сто страниц, когда меня отпускал на минуту истерический смех, я думал: «Боже, как грустна наша Россия!..» А потом привык к потоку известной субстанции, льющейся мне в глаза, и стал вдумываться в истинное содержание романа.

Сделать это довольно просто, так как роман написан просто. Тут некоторые лаборанты изумляются: и как он так сумел сложить в один нарратив столько идей, конфликтов и сюжетных ходов. И создал целый мир! Ну, на то он и талантливейший писатель, который уже 20 лет в профессии, и пишет десятый роман. Научился складывать из кубиков слов прочные конструкции. Работа у человека такая, и приятно видеть ,что делает он ее не на тяп-ляп. Это подкупает, вызывает доверие. И позволяет дискурсмонгеру глубоко залезть в душу читателя.

О поверхностном сюжете. Антиутопия — да! Пелевин здесь отработал на 110%. Создал канонический фантастический роман о кошмарном будущем со своей социологией, философией, психологией. Тщательно продумана материальная культура, даже такие сложные штуки, как религия, язык и обряды. С жанровой точки зрения — безупречная книга. И можно, и должно по ней учить технике композиции начинающих авторов.

Но не сатира. По сути Пелевин описывает вещи и явления, присущие нашему текущему моменту, как они есть, только с сарказмом и ироническим остранением. Как, например, описывал оперную постановку Лев Толстой или о стихах рассуждал (пляска за плугом). Глобальные урки, прокураторы, нетерпилы, Давид-Голиаф Цукербергер — очень точно с натуры списаны. Мой любимец, конечно, Бернар-Анри. Жаль, что в нашей реальности его прототипа, омерзительного пакостника и пособника террористов, не постигла участь романного персонажа.

Скорее роман пророческий. Пелевин хорошо вычленяет важнейшие тенденции нашего времени и указует на них грозным перстом. Как всегда, бестолку. Поэтому его пророчества сбываются ежегодно вместе и по отдельности от Хабаровска до Сиэтла.

Но конечно не любовный роман. Мужчина сохнет по женщине и гибнет от неразделенной любви. Так придется и «Страдания юного Вертера» в любовные романы записать. Если бы о чувствах Грыма и Каи автор хоть что-то чуть подробнее рассказал, другое дело. Для любви нужны двое (и больше) людей, иначе это духовная мастурбация. Чем Дамилола и занялся, но об этом ниже.

Однако, эти все паттерны, сюжеты, смыслы лежат на поверхности книги. Но в ней есть и подлинная духовная глубина. Редко бывает, что писатель, так любящий игровую стихию, виртуальные модели итп. столь откровенно раскрывается перед читателем. Ведь буквально на каждой странице книги Виктор Олегович выступает во всей красе и является главным объектом изображения.

И «Снафф» открывается нам, как очередной акт в «трагедии мести» Пелевина. Мести сильного и талантливого человека обманувшим его граду и миру.

Мальчик Витя из Москвы рос в советской мещанской среде высокого полета. Ему клятвенно обещали и среда эта, и люди старшего поколения, что он проживет жизнь в сытом благополучии высокоразвитого общества страны со второй экономикой в мире. Его будут окружать счастливые и всем довольные люди, а сам он станет тем, кем захочет и добьется чего пожелает. А потом в один миг все это благополучие и счастливое будущее раз и отобрали. Бросили в мир невиданных социальных катаклизмов, техногенных катастроф, экономических крушений и прочей нестабильности. Мелкобуржуазное сознание, выпестованное у Пелевина, было шокировано, подверглось форменному надругательству. Ну кому такое понравится? Да на беду еще, в минуту начала крушения, он познакомился с какими-то мутными духоборами, которые познакомили его с суевериями замшелых тибетских феодалов и прочими Кастанедами и сообщили ,что вообще все иллюзия, и зря он повелся в детстве на чьи-то выдумки как маленький.

Вот с тех пор Виктора Олеговича и штырит между мещанским эгобесием и скопидомством и страстной жаждой отрешиться от всего суетного. Не получается: капиталец не пускает.

Ведь у него было главное — невероятный талант, трудолюбие, упорство в достижении целей и приобретенный цинизм. Он пробился на верх экономической трясины Биг Биза. Но мир-то кругом остался страшным и уродующим всех окружающих. Бежать некуда. Остается жестоко мстить за обманутую мечту детства. Чем он уже 30 лет благополучно и занимается. Вываливая самосвалы дерьма в головы всех, до кого дотянется.

(Когда он начал с наслаждением распинаться о резиновых куклах с гипнотабло и спермоприемниками, я, было, обиделся за женщин. А потом до меня дошло, что он в навоз всех подряд втаптывает. Женоненавистничество у него просто отдельная строка в программе мизантропии).

Это никакое не открытие. И он сам про себя все понимает — умен, очень умен — и не скрывает. В каждой книге его есть глубинный сюжет о непонятом миром гении ,и о том, что миру от этого не поздоровится. Это самое главное в «Снаффе». Остальное — антураж.

Так что у Пелевина получился крайне противоречивый, умный, очень хорошим языком написанный, злой и омерзительный роман.

Антиутопия — да. Но без альтернативы она бессмысленна и вредна. А самураи в лесу, возглавляемые роботом, — это не альтернатива, а хрень.

Сатира не сатира. Но мелкобуржуазная философская норма, от имени которой вещает Пелевин и ветха, и нежизнеспособна.

Любви нет. Есть многостраничное томление по этому высокому чувству полуразложившегося духовного зомби.

Рассуждения об уме, иллюзорности и истинности уже сто раз жеваны пережеваны. Скучно было и не вкусно. (Про сознание лучше читать у Питера Уоттса или популяризаторов нейрофизиологии).

Есть полноценные герои и нешуточные конфликты, закрученная фабула и яркий своеобычный мир чудовищного постапокалиптического будущего.

Это книга нашего умирающего, жестокого и несправедливого мира. Нужно добиваться того, чтобы он окончательно пошел прахом и его книги следом. Расчистили путь чему-то новому, справедливому и прекрасному.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сколько пытался читать Пелевина, всегда на первых страницах упирался в излишне фантасмогоричный мир автора. Тексты больше напоминали бессвязный сон, я не мог себя пересилить и бросал книгу не прочитав даже пролога.

Снаф же использует классическую канву фантастического жанра про далёкое будущее общества и антиутопию. Правила игры привычны и понятны. Обильное использование актуальных нашему времени мемов доставляет много примитивного, но удовольствия. Очевидно намеренно автор максимально упростил произведение по всем статьям. Но оригинальность языка и какая-никакая мораль — остались.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мне импонируют описанные автором теории о вселенной с обратным течением времени и механики женской, и человеческой вообще, психологии.
Поэтому этой книге я поставил редкие 9 баллов. Хотя даже не знаю, в чём она могла бы быть лучше.

PS А ещё, у этой книги недавно появился неофициальный саундтрек :) Louna — S.N.U.F.F.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

...Линия фронта проходит прямо через моё сердце...

Есть вещи, которые не только потрясают до глубины души, — а от самого начала и до самого конца держат цепкой животной хваткой плотного психодела и ожидаемого долгого послевкусия. Для меня такой вещью оказался S. N. U. F. F.

Полностью оправдывая своё название, — я все же по личному восприятию не стала бы ещё более подробно раскрывать эту аббревиатуру (Special Newsreel/Universal Feature Film), ужав всё до концепта лёгкого «наркотика», который способен быстро приносить чувство эмо расслабления и лёгкого транса. По моим личным ощущениям у Пелевина в 2011 году вышел очень стильный Chill-out виртуозно выточенного литературного мастерства.

И безусловно здесь лишь то, что титул романа — это ёмкая глубокая метафора и изящный каламбур, который каждый по праву трактует для себя индивидуально.

Весело и тревожно закладывает свои талантливые виражи по оригинальной фирменной спирали Дамилола (пилот-надомник и фрилансер со стажем), — высоко бюджетный блогер, снимающий наиболее качественный военный эксклюзив за три «лимона» маниту (производная от money).

Вне всякого сомнения он принадлежит к информационно-боевой элите чел-ва сразу для двух, — верхнего и нижнего, — миров фентезийного авторского концепта Пелевина, когда периодически щёлкает военные реалии нижнего мира в свете туповатых в своём деревенском суеверии орков. В своём тотальном неумении воевать они скорее играют на этой войне роль жалких декораций, нежели воителей. Дамилола снимает необходимые панорамные видео за очень серьёзные суммы с большими нулями справа. И в его случае это дважды и по-взрослому оправдано.

Для этого талантливого пилота и Хеннелора и Кая — его камера и любимый человек — это по сути две качественные имитации его бесконечно серых реалий. И они обе ему бесконечно дОроги в самом буквальном смысле этого слова. С той лишь разницей: Кая виртуозно симулирует присутствие близкого и родного человека; а подобные дорогостоящие съёмки с Хеннелоры дают возможность выплатить огромный кредит за присутствие этого мнимого человека рядом. И соб-но, камерой он таки научился управлять виртуозно, а Каей — нет...

Всё эти инновации безусловно помогают Дамилоле ощущать себя в приоритете и на завидной высоте относительно многих других бездарных и никчёмных граждан его родного верхнего мира.

Welcome to Big Biz, — в чудесные пенаты детей Маниту и высоких креативных замыслов невиданного доселе размаха. Мир муляжа и бутафорий, — с такими тонкими аналогами действительности, — что ещё чуть-чуть и совершенство явит себя во всех изысканных неповторимых формах. Мир невероятно правдоподобных 3D-проекций и иллюзий: всё для радости души, если конечно удастся отключить беспокойно навязчивое рацио. Big Biz — это нерушимое царство Маниту и великолепная инсталляция красивой жизни под слоганом «All inclusive» и неизменным влиянием Haute Couture.

И да, главное для Дамилолы, — не забывать как красиво выглядит любая инфо-война с подобной высоты в глазах доблестного пилота...

...Красота ничем не стеснённой свободы пикирующих камер с адским визгом воздушных тормозов, наводящих одновр-но ужас и восторг на смотрящих снизу. — Искусство и страдание спелись здесь у Пелевина в едином порыве и ритме...

Мало кто из авторов умеет так тонко и точно в несколько абзацев уложить и показать всю агрессивную и мрачную суть под логотипом священной войны.

Его талантливый ас нарезает свои круги под лейблом одиозного перманентного победителя. Однако и его вынужденное самодовольное ханженство берсеркера — увы, не спасает его самого от печального статуса лузера.

Согласно основной интриги романа всему «виной» его Кая — сура сегмента «хай энд». Красивая изящная кукла с интегралами в голове всей возможной мудрости и архаики мира; и всего неописуемого сучества, которые по умолчанию заложены в женском сердце от природы. К слову сказать, Volum*ы последнего аспекта задраны до самого максимума предельной отметки — таково было личное желание Дамилолы. Его избранница по зову сердца, — кукла с гипертрофированным интеллектом, — у такого лётчика по традиции она должна быть непременно с некой  сумасшедшинкой: тяжёлая работа / чёрные стрессы / жёсткие видео — чем-то же нужно лечить боли специфической профессии... И, соб-но, всё ведь начиналось для него с некой взрослой расхристанной забавы: виртуозные провокации, истероидные закидоны и прочие предсказуемые шалости его стервозной Каи в случае чего можно было вовремя отключить и погасить с мастер-консоли под нужный пароль.

И всё бы ничего, — но это красивое существо нежного юного возраста с абсолютно не детскими глазами и мыслями обладало всеми чувствами сразу. И её духовность, способность влюбляться и жалеть других каким-то непостижимым образом вышла из-под контроля владельца. Вероятно имитация человека в какой-то момент превзошла «оригинал». Несчастье Дамилолы случилось именно в тот прекрасный день, когда у него появился соперник — туповатый и простоватый (в сравнении с доблестным бэкграундом этого пилота) оркский мальчик, которых он сотнями «отщёлкивал» со своей Хеннелоры по корпоративному заказу, когда платил огромный кредит за Каю. Так замкнулся круг их обоюдного страдания, — красиво закольцевав основную интригу романа в философию, мистику и оригинальную диалектику авторской мысли.

Что такое Кая — чистая симуляция или совершенное создание с ядерной батарейкой внутри?.. — На этот вопрос каждому читателю придётся ответить самостоятельно.

В усиленную работу включились прелести программного бага с максимально задранной настройкой стервозности. И куда лучше было бы научить это милое создание с покорностью пушистого щенка носить тапочки своему хозяину...

С одной стороны — недоступная другим перспектива инновационного счастья и новой фата моргана. А с другой...

Пытаясь виртуозно одолеть статичную тюрьму привычных ощущений, — Дамилола (как это всегда бывает) создал себе другую тюрьму, — ещё более тягостную, изнурительную, изматывающую повинность. Высота его внутреннего стремительного взлёта сменилась полным фиаско и крахом.

Алгоритм, настроенный для потехи на режим максимального сучества, — привёл своего владельца в отчаянное замешательство.

Израненное сердце Дамилолы каким-то особым образом автоматически обратило его в прислугу этого замысловатого сервиса. Кая, — эта чудесная замысловатая игрушка, — умудрилась за предельно краткий срок своей эксплуатации замучить своего хозяина вусмерть, буквально вывернув наизнанку все его чувства, импульсы, мотивации. Словно в тон загадочной инверсии их плотного сожительства это именно у Дамилолы погорели и поплавились все «провода», включая все его первоначальные замыслы и неоправданные ожидания.

Ироничный цинизм создавшейся ситуации здесь прописан тонко, нежно и как-то что ли исподволь, — без хамства и демократии ненужных читателю подробностей.

Мрачная тягучая атмосферность S.N.U.F.F как бы расходится на несколько параллелей эклектичного повествования, которые периодически то сходятся в одной точке ключевого эпицентра событий, то опять рассеиваются в красивом вакууме любимой пустоты Пелевина, образуя при этом великолепную конструкцию неких идеологических арок.

... Стремительно стареющая каста всенародных любимцев. Сверх богатое старичьё, виртуозно рулящее под флагманом consent age. Их хамская фальшь, растянутая на далёкие рубежи возрастного неадеквата. Интеллектуальная и эстетическая «менопауза» медийного «фронтмена» и зрителя. Знакомый и предельно грустный, — звенящий как жестяная ржавая железка на перекосившемся заборе, — кич наших реалий в том числе.

Кроме всего прочего S.N.U.F.F — это эпик про силу и правду. У автора согласно оригинальной закрутке и концепта романа сила там где «Pravda». -Штурмовые телекамеры способны безошибочно и в нужный момент брать нужный фокус из крови и мяса. -Дорогое развлекалово для богатых; тотальная реальность для всех остальных.

Пелевин виртуозен и беспристрастен в оценке верхнего и нижнего миров, — будто и там / и здесь всё для него лишь минутная вспышка, из прицела которой работает Дамилола.

И на самом деле финальные слова непостижимой Каи о человеческой личности верны и просты как школьная пропись первоклашки: Человек, сосредоточенно ловящий импульсы своих желаний — это всего лишь «торчок» и наркоман, отбывающий тюремный срок у себя внутри.

PS Да, безусловно: мы все в определенном смысле заложники своих желаний: чем сильнее мы к чему-то привязаны, тем дольше это условное заключение. И, соб-но, чей условный маршрут из придуманных персонажей совершенней и не лишён особого смысла, — пусть на это каждый читатель от себя ответит индивидуально.

PPS Я лишь от себя отмечу: Пелевин здесь прекрасен; у него очень крепкая рука; в своём оригинальном авторском мышлении он стреляет в самые десятки.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

У меня в финале тоже «отвисла челюсть», бедный-бедный Дамилола. Я разрывалась между плакать и смеяться.

Начало показалось затянутым, сарказм на злобу дня и так льётся из каждого чайника — поднадоело, но повествование сдобрено таким количеством сатиры, что все печали отступают. Не припоминаю книгу, где было бы столько же нецензурной лексики (вероятно мало читаю) и хотя самой иногда случается употреблять, но читать такое не по себе.

Это первое, что прочитала у Пелевина, аннотация (автора) прекрасна, роман зашёл.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как и любое произведение Пелевина, имеет множество толкований и философий. Особенно после первого стакана. Сам сюжет, конечно, примитивный — не для того писано. А вот вольностей с языком — на пару УДАФФов хватит. Начиная с вводных укров=урков=орков. Конечно, сейчас антиутопией никого не удивишь, и лучшие творения, вроде «1984», фигвам переплюнешь. Но в море фантастики в цветастых обложках S.N.U.F.F. идет категорией повыше. Хотя Пелевин попытки забронзовения отметает изрядной долей скабрезностей, льющихся здесь из всех отверстий. Пупарасы, конечно, вещь интересная, но интерес здесь с гнильцой. А всякие лингвонаходки, вроде, Рвана Контекса — это уже область Сорокина, для пуберталов с остаточной интеллектуальностью, ибо без нее в дискурсмонгерах заблудишься сразу же.

Для любителей эмоций тут ведро страстей по кукле со спермоприемником и сучеством. Определенному проценту тоже, без сомнения, интересно. Ну, а остальная братия будет, аки гончие с борзыми, отыскивать политологические абзацы про сегодняшние социологические страсти.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Типичный Пелевин, но это, наверное, как раз таки главный плюс. Вся эта игра с обыденными для нас словами, поиски новых смыслов, вкрапления иностранных языков, ирония над действительностью (прежде всего — российской) и философские умозаключения автора, выраженные в диалогах персонажей.

На самом деле, писать в отзыве особо и нечего. На Пелевина вообще сложно рецензии писать, во всяком случае — мне. Хочется только сказать, что написано все как всегда гладко и сочно, идеи интересные и правдоподобные, выводы верные. На этот раз обыграна не только Россия и ее бытие, но и «загнивающий запад» со всеми его особенностями, вроде гиперболической толерантности, мощной киноиндустрии и пафоса вселенских масштабов. Возможно, книга не понравится представительницам слабого пола, ибо мысли Пелевина о женской психологии тут весьма противоречивые и резкие, а уж вывод Дамилолы в самой концовке совсем смелый.

Из минусов — типичные, опять же, пелевинские «смешнявости», вроде Дюрексов и Контексов, которые выглядят слишком уж детсадовскими и рассчитаны на какую-то дворовую аудиторию. Но это мелочи.

Главное в Пелевине — не читать сразу несколько его книг подряд. Будет передоз.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Будущее, которое наступило. Хорошо, что в книге помимо описания мира будущего, который, честно говоря, и будущим то уже сложно назвать, уж больше напоминает настоящее, есть еще и юмор, который парадоксально делает роман более серьезным. Очень рад, что начал знакомство с автором именно с этой книги, не считая экранизации Generation П.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В 2011 был описан концепт художественных новостей, а в 2017 в Англии начали показывать длинный скрипучий снафф про шпионов.

Если фантасты предпологают варианты будущего, то меньше всего я бы хотел жить в вариантах Пелевина, но похоже — придётся.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда поток лжи в средствах масс-медиа достигает критической отметки, когда граница между действительностью и вымыслом на экране стирается окончательно, тогда приходит время SNUFFов. Этот Франкенштейн телеиндустрии, скроенный из новостей, художественных фильмов, документалки и порно и наряженный в сакральные одежды религиозной проповеди, уже не пичкает зрителя заведомо ложной информацией, напротив, он искажает саму реальность и конструирует ее по мере необходимости. Здесь и любовь, и смерть – всегда настоящие. В SNUFFах не стоит искать истину. В SNUFFы можно только верить.

Мрачно, гротескно и в то же время реалистично изображен в романе человек будущего. Знакомые ему с детства установки и ценности, привычный образ жизни, история его народа и его родной язык – все это может оказаться не настоящим. Историю народов и даже их языки будут сочинять и внедрять в массы творческие группы «сомелье». За техников будут думать разумные машины, за деятелей культуры — креативные доводчики. Эмоциональная близость между людьми заменится общением с роботами, так что эмоции, вслед за мышлением, потихоньку станут атавизмом и атрофируются. Такая эволюция неизбежно ведет к полной интеллектуальной и психической деградации. Первые этапы этой эволюции свершаются в нашем обществе сейчас на наших глазах.

Деление на верхний и нижний мир порождает множество ассоциаций: власть и народ, Россия и Запад, Украина и опять же Россия, запад и страны третьего мира. Для меня оно стало в первую очередь символом трагической раздвоенности русской души. С одной стороны — конформизм, ненасытная жажда потребления, вырождение и ориентация на «западные» ценности, с другой – жестокость, агрессивность, саморазрушение и ориентация на «славянские» ценности. Оба пути одинаково ведут в тупик.

Приятно удивила и любовная линия. В этой фантастической истории все прекрасно: и характеры, и берущая за душу реалистичность, и феерическая развязка.

Несмотря на все свои достоинства, книга не станет откровением. Для кого-то – из-за жесткого и шокирующего стеба типа «Уркаинский Уркаганат». С матом и чернухой, кстати, в романе тоже все в порядке, то есть присутствуют в изобилии. Но в первую очередь – из-за безобразной концовки, не имеющей ни сюжетных, ни идейных обоснований. Произведение, задуманное как антиутопия, обернулось под занавес самой настоящей утопией из серии «заграница нам поможет, или трава всегда зеленее с той стороны ограды».

Ибо в описании незнакомцев из страны «за свалкой» как по команде исчезает и стеб, и безжалостная ирония. Перед нами собирательный образ положительного общества: в меру духовного, в меру техногенного. Ну откуда взялась эта нелепая вера в то, что у людей, оторвавшихся от цивилазции, все пойдет намного лучше, чем у нас? И если мы уже узнали истинную цену выборной «демократуре», почему вдруг должны уверовать в «демократуру» первобытно-общинную? Неужели весь секрет счастья заключается в том, чтобы переселиться в тайгу? Не слишком оригинальная мысль. Еще Жан-Жак Руссо считал, что все зло – от цивилизации, а чтобы в людях победило доброе начало, они должны стать ближе к природе: жить в лесу, пахать, колоть дрова. Подобными же блестящими прожектами был известен Лев наш Николаевич Толстой. Вот и гигант русского солипсизма докатился до такой же деревенской идиллии.

До самого последнего момента казалось, что и людям, и оркам одинаково досталось от автора, но

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
обещанный в конце большой обвал БигБиза отдает пальму победы оркам. Хмм... Россия побеждает Запад, и не мытьем, так катанием. Нет, победа – это замечательно, но пусть она будет обоснована и заслужена. А что мы видим в книге? Техническая авария стала фатальной для БигБиза из-за того, что нет запчастей, нет заводов, чтобы произвести новые запчасти, и многие технологии оказались забытыми после ядерной войны. То есть не будь ядерной войны, все сложилось бы по-другому?

Итог: острый социальный конфликт слит в банальное русло постапокалипсиса, а едкая сатира сдулась в пустопорожнюю верноподданическую оду.

Казалось бы, странно упрекать в недостаточной радикальности автора, который словно из кожи вон лезет, нарываясь на скандал. Но факт остается фактом.

Ненормативная лексика – не признак оригинальности.

Стеб на грани приличия – не признак инакомыслия.

Если первейшая задача литературы – заставлять людей думать и пробуждать в них сильные эмоции, то SNUFF – произведение безусловно выдающееся.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Удивительно, как в одной книге Пелевин сумел объединить философию и фантастику, жесточайший стёб (именно так, даже сатирой это не назовёшь) и пародию на современность, описание общественных отношений и глубоко личных чувств... и много чего ещё.

В романе наряду с довольно динамичным сюжетом рассматриваются глубинные вопросы: Кто я? Что есть я? Зачем я и для чего мы? Что нами движет? Как на нас воздействует информация? Что определяет наши ценности? Да, этим вопросам, наверное, тысячи лет но, думается, их актуальность будет вечной — до тех пор, пока человек существует как вид в нашем с вами понимании. Вопросы эти поднимаются как в форме философского описания и обсуждения, так и в виде того самого жесточайшего стёба. Причём, во втором случае, мат совершенно не опошляет, а очень органично вписывается в повествование, добавляя новые краски.

И ещё (а, может быть, в первую очередь) это роман о любви. И пусть любовь эта не совсем такая, о которой мы говорим и читаем в большинстве книг, но, всё же, это именно любовь и ничто другое.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я Пелевиным не избалован, прежде читал только «Generation П» и пресыщенности не испытываю. Наоборот, этакое голвокружение от высот, на которые меня вознесли, и глубин, в которые меня окунули. Знаете, любой автор посчитает успехом, если ему удастся написать годную антиутопию. Пелевину удалось, но для него это — не самоцель, а всего лишь фон для описания нашей действительности — какой она может стать, если всё пойдёт как идёт. БигБиз, Антихрист-Маниту, Еврайх, Би Гбен, офшар... Пелевин не просто выстроил мир, он придумал для него язык, да ещё разбил его на диалекты. Но и игра с языком для него не самоцель, а всего лишь средство. Средство, чтобы мы взглянули на наше настоящее со стороны. Чтобы осознали, как много в нём абсурдного, и откуда всё это происходит.

Толкиен выстраивал свой мир всю жизнь. Пелевин делает это регулярно для очередного романа. Проникнитесь потенциалом автора!

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Можно снова сказать: один из лучших романов Пелевина! Но слишком уж их у него много — лучших. И конечно масса кинжальной мудрости, которую хочется тут же выписать, запомнить и никогда не забывать. Если проецировать этот вполне законченный мир на текущую реальность, то ясно видится «противостояние» между условным Западом, который наконец-то дорос технически до осуществления своей давней мечты — покинуть грязную грешную Землю — и Украины, всё ещё идущей долгим вековым путём перманентного майдана. Получилось довольно забавно и весьма правдоподобно. Слившиеся с природой орки-урки-укры под патронажем старших цивилизованных братьев, занятых привычными бытовыми мерзостями, но при этом, конечно, не забывающих стоять насмерть за свободу и демократию. Не у себя, разумеется, — у орков. В общем, толстая, очень толстая, но очень злободневная (даже сегодня, через 7 лет) сатира Виктору Олеговичу опять вполне удалась. Хотя бы это:

- Почему технологий нет? — яростно спрашивал приезжий с юга. — Даже тех, которые сто лет назад были. Что это такое, как ни диверсия?

- Зачем диверсия. Тут и диверсии никакой не надо. Во-первых, у нас считают, что инженер — это низшая каста. А герой нашего времени — это вертухай с хатой в Лондоне. Или какой-нибудь филологический говнометарий, которого в университете семь лет учили фигурно сосать у кагана.

Ну разве это не прекрасно? В одном коротком диалоге вся суть времени без всякого Кургиняна.

Однако есть тут и изюминка: помимо раскрытия «высших секретов лётного мастерства» эта книга ещё и о «глубочайших тайнах женского сердца». И последнее, конечно, куда захватывающе, чем орки, вечно живущие в говне и бесконечно умирающие за свободу.

«Женщина — это волшебный цветок, при взгляде на который с вами должно случиться умопомешательство, достаточно сильное для того, чтобы подвигнуть вас на тяготы деторождения». Вот оно. 55-я страница. Здесь начинается Роман, а Утопия становится фоном. И роман этот восхитителен, если вы конечно не школьник, влюблённый в соседскую Машку. Тогда читать это не нужно, потому что «СНАФФ» — это дотошное и медицински выверенное препарирование «любви». Психо-физиологическая инструкция для тех, кто хочет избавиться от приступов всегда внезапной и болезной, или хотя бы понять, как это работает (что, наверное, одно и то же). Тот факт, что для столь непростой задачи выбрана идеальная женщина — сура — лишь добавляет огонька, пикантности и неотвратимости приговору: твоя любовь — это всегда ты и только ты! И ничто не изменит данного факта.

Рекомендуется для плохо переживших последнюю любовь (будь она успешной, безответной или внезапно закончившейся), а также для лиц намного старше 16-ти.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как раньше было просто. В том числе и сама простота. Ведь были лишь один язык, одна вера, один пантеон богов и система ритуалов для поклонения им. Одна идентичность, одна ментальность и одна история, рассказываемая вечерами у костра. С одним героем и одним подвигом. И была только одна реальность, или, во всяком случае, одно наиболее реальное представление о ней. Точнее, наиболее простое.

А потом, спустя тысячелетия, настали дни странствий и переселений. А вместе с ними и метаморфоз. Открытий, войн, разных языков и народов, Великих Книг. Великих Идей. И когда-то одна история, рассказываемая у одного костра, о Герое и его Подвиге, трансформировалась и преобразилась, приумножилась обрела новые черты. Теперь она превратилась в несколько базисных сюжетов и сами эти сюжеты, доносящиеся до нас сквозь века и прямо сейчас из сказок, мифов, священных писаний, рассказов и романов, игр и книг, сериалов и фильмов. И вот теперь, спустя столько столетий и поколений, все эти тысячи версий одной истории, основанные друг на друге, в Информационной-Постиндустриальной Эпохе переплетаются и смешиваются с новыми историями из уже не одной, а разных реальностей. Реальностей, которые все дальше уходят от той изначальной и простой ее версии, ее видения Первыми Людьми. Лишь симулякры симулякров, сплошные знаковые системы, воздвигаемые на уже имеющихся. Поэтому неудивительно, что в рамках так называемой Литературы, в результате жанровой эволюции, скрещивания, гибридизации и селекции, от классицизма с романтизмом и реализмом через модернизм, возник постмодернизм. Ибо только литературе постмодерна посильно разгрести и систематизировать все культурное наследие человечества, свести разрастающийся информационный хаос с множеством интерпретаций к чему-то. Постмодерн в литературе — это Конечный Библиотекарь, Великий Классификатор текстовых комбинаций, начинающихся от полузабытых мифов островных народов и оканчивающихся творениями мировых классиков и современной беллетристикой. И секрет упорядочивания кроется в авторском ключе, который писатель-постмодернист передает читателю, меняясь с ним ролями и давая ему возможность найти свой вариант реальности. А лучше всего ковать эти ключи, чуть ли не штампуя их, получается у Виктора Пелевина.

Получается не только из-за того, что он отличный писатель и рассказчик, один из лучших современных российских сатириков и прозаиков, умело и изящно передающий проблемы из обычного обывательского жития на бумагу на ровне с глобальными кризисами и нерешаемыми вечными вопросами, но и из-за, собственно, самого ключа. Ведь ключ этот — универсальный. Во всех имеющихся смыслах. Даже в самом понятии «универсальности». Ведь, как истинный постмодернист, Пелевин предлагает не только качественный юмор, пародию, иронию, красивые и запоминающиеся цитаты, элегантные переходы от одного жанра к другому. Он предлагает выход из мыльного пузыря хаотичного переплетения многообразий символов и цифр, а именно отказаться от реальности. Что с большой буквы, что с маленькой. Что реальности социума, что и реальной («реальной?») реальности. Что реальности текстов, что реальности текстов, основанной на других текстах. Ибо как писал сам Виктор Пелевин, еще в романе «Чапаев и Пустота», реальность лишь в голове. В сознании. А сознание состоит из набора культурных схем и шаблонов поведения и восприятия, привносимых из реальности. Поэтому проходя через эти искусственные, а также естественные органы чувств, от Реальности или реальности, той самой, истинной и единичной, не остается ровным счетом ничего...

...Именно это доносит незадолго до финала романа Кая, очень качественная и высокотехнологическая секс-игрушка пилота-оператора Дамилолы Карпова, своему владельцу. При этом ставя его и читателя не только перед проблемой «философского зомби», высокого искусственного интеллекта и парадокса китайской комнаты, но и перед вопросом реальности бытия и собственного «я». Ведь в этом очередном книжном мире Пелевина, в принципе, как и всегда у него, трудно найти что-то настоящее. Крах прошлого, нашего «нового», мирового порядка из-за окончательного смешения информационных правды и лжи (приведших мир к асфиксии в художественно-новостной удавке), постановочные войны и убийства, Маниту, бог, состоящий из экранов и денег, творцы, которые не творят (сами называя себя таким сладко-звучащим словечком, как «сомелье»), выдуманные истории и культуры целых народов (работа ребяток из офшара похлеще и порадикальней будет, чем у азимовских психоисториков), ради удовлетворения тяги к сексуальным и убийственным жертвоприношениям нью-эйджеского божества продвинутых и изнеженных богачей сверху. И, в конце концов, черт, порнуха, которая представляет собой запись просмотра записи порно! Что за чудовищный симулякр... И в сменяющих друг друга сюжетных линиях о судьбах Дамилолы, Каи, Грыма, Оркланда-Уркаины и офшара Бизантиума, с политическими аллюзиями-предвидениями о России и Украине Пелевина и историческими экскурсами (и, разумеется, историческими аллюзиями и политическими экскурсами), читатель видит, что культуры, что человеческая личность (так называемое «я»), что реальность — все они состоят из кирпичиков шаблонов, стереотипов и структур. Из одних и тех же, общих для всех моделей общества, кирпичиков. И Кая, как и Чапаев из другой книги автора, как и другой писатель, американский брат Виктора, Филип К. Дик, говорит нам если и не разрушить, то хотя бы выглянуть за Черную Железную Тюрьму, которую мы кличем Реальностью. В Пустоту, которая и является истинным миром. Девственным, правдивым, честным, счастливым и незапятнанным страданиями. Во Внутреннюю Монголию. В счастье. Туда, где можно создать свой мир и найти себя самого.

«S.N.U.F.F.» Виктора Пелевина — это такой же очередной шедевр, как и его «Чапаев и Пустота», во многом похожий на него, но скорее лишь дополняющий и расширяющий данное классическое произведение новой российской литературы (а также добавляющий еще несколько глав в огромный пелевинский же метароман, состоящий из всего его творчества). С оригинальными крылатыми фразами и выражениями, очередными интересными размышлениями и аллюзиями на современный мир, заставляющие задуматься и посмотреть в другом направлении. С увлекательным сюжетом, живыми героями и чарующим юмором. И идеей всесокрушающей и побеждающей Пустоты, которая, как-таки и в «Чапаеве и Пустоте», одержит верх над симулякрами насилия и страданий. Идеей, которая должна побудить тебя, читатель, не к индуистско-буддистским паломничествам или искать иллюзорные высокие замки, а к тому, чтобы задуматься над содержанием собственной жизни. А именно перестать принимать регулярные дозы дозволенного в клетке СМИ-правительства-общества и продолжать бесконечный бег в их кабалическом колесе, а начать мыслить, обрести независимость и начать творить свой собственный мир и своего собственного себя.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сравнивать Грыма с «Парнем из преисподней» некорректно:

- во-первых, «наверх» его Хлоя вытащила,

далее — не доброволец даже, а призывник, не говорю уж о сцене в'езда армии во «Врата Победы» — тут уж он вообще «выродок» из «Обитаемого острова» ;)

забавное созвучие: поляковский «Δемгородок»: да не сошелся же клином свет на рюриковичах! раскопали в Канаде потомицу по прозванию «Синеусофф» — это похоже на «синьюс» (CINEWS INC)

Λично мнео-т во всем этом, извиняюсь, «нарративе», бóльше всего нравится беседа Грыма с жрицей верхнего манитуизма (мувизъма;)

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Матрёшка, многоэтажка, пещера с несколькими уровнями и ответвлениями ходов... подобных сравнений может быть много и разных.

Потому что это и в самом деле если не матрёшка смыслов и тем (всё-таки в матрёшке идёт погружение внутрь), то тогда несколько пещерных закоулков.

Ну, ясен перец, что на поверхности лежат фантастика, постмодернизм и антиутопия.

Как говорится, доказательств не требуется.

Модель общества будущего, возникшего в пост_ядерную эпоху.

Вариации на тему «Как оно может быть, в случае, если...»

Социософия, социальная философия — включающая своеобразное исследование-рассуждение о природе и сути женщин вообще и в частностях.

И тут же взаимоотношения полов в разных вариантах и морально-этическая нагрузка в придачу — вечный вопрос «Что такое любовь?» и вся эта животрепещущая тема.

Кто кого любит и кто кого имеет и в каких вариантах и ракурсах...

Прикосновение к модной и глобальной в своей сути теме «Информация» как таковой и к нюансам взаимоотношений между ею и людьми — кто тут правит бал, кто кого рулит?

Не то мы выхватываем из информационного шума показавшиеся нам важными, интересными и значимыми темы и выкладываем их в социум, воздействуя тем самым на этот социум, не то сама Информация владеет и управляет марионеточным человечеством?

И тут же проблематика управления социальными массами с помощью специальным образом подготавливаемой, обрабатываемой, модерируемой информации для достижения определённых целей.

Чей рупор, тот и капитан на пароходе!

Теософия и теология почти что в чистом виде.

Идея Бога (Маниту) и опять-таки теософическая цепочка «что-где-когда-зачем?..».

И хорошо, что автор, в принципе, не навязывает нам своих взглядов и убеждений, но просто выкладывает их нам в виде воззрений того или иного героя романа, оставляя любознательному пытливому читателю возможность самому покопаться в смыслах и теориях, в версиях и гипотезах, в доказательствах и сомнениях...

И как ответвление теософской темы великолепные мысли в отношении сути Разума — если брать феномен Разума в чистом виде, то не так важен материальный носитель и собственно машинерия — оцифрованные или биохимические машины всё равно являются машинами, неважно как действуют программы, ибо само слово-термин «Программы» является ключевым и определяющим...

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх