FantLab ru

Майк Гелприн «Смерть на шестерых»

Смерть на шестерых

Рассказ, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 51

 Рейтинг
Средняя оценка:7.64
Голосов:215
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Диверсионная группа идет на задание. Пять мужчин и семнадцатилетняя медсестра Янка. На пути к месту диверсии к ним присоединяется старая бабка. Только не старуха это, а Смерть…

Входит в:


Номинации на премии:


номинант
Портал, 2013 // Малая форма


Мир фантастики 2014. На войне как на войне
2014 г.
Миротворец 45-го калибра
2014 г.
Модель для сборки 20 лет
2016 г.

Периодика:

РБЖ-Азимут 18/12
2012 г.
Полдень, XXI век'11
2012 г.
Меридиан №3 (27) май - июнь 2014
2014 г.

Аудиокниги:

Подкаст «МДС» для «Samsung Mobile»
2007 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2014 г.

Вечером, перед прочтением, заглянул в отзывы. Один товарищ спрашивал: почему Смерть подыгрывала нашим, какое имела право? Я удивился — такой явный косяк?!

Рельсовая война времен Великой Отечественной. Диверсионная группа на задании. Тысячи произведений на эту тему. Всех жанров и форм. Этот рассказ выделяется. Уж больно главный герой необычен. Смерть. Много кто пытался ее использовать. Почти все образы выветрились из головы. А этот запомню, потому, что необычный. Пристрастная. Со своим отношением ко всему происходящему на Земле. Но тогда почему она не влияла на исходы исторических событий? Столько наших полегло в войне, из них больше половины – не на поле боя. С другой стороны – мы же войну выиграли. Так может все-таки повлияла?

Так можно до опупения сидеть и перебирать: с одной стороны, с другой…. Но я теперь всегда буду думать, что Смерть за наших, за моих. Подсыплет деньков, если для дела. Эх, дело бы еще…

Предвзятая Смерть, да еще умеющая соврать или передумать. Кто-то на самом верху определяет ход событий, а Смерть уже действует по обстоятельствам. Как бы так.

Но рассказ не прост, хотя сюжет – прямая, вроде, линия. Ясно дело – пуля ее (Смертушку) не берет, пространство не удерживает. И всех нас она прибирает. Ключевое звено мироздания. А вот она у ног израненного Бабича: “сидела, согнувшись, скорчившись, едва не свернувшись в клубок. Брошенный Бабичем шмайссер лежал на траве у её ног.

- Стреляй, падла! — заорал на Смерть Алесь. — Что расселась, сука, стреляй!

Смерть резко выпрямилась, её шатнуло из стороны в сторону.

- Я не умею, — прошептала Смерть горестно. — Мне нечем стрелять.

- Чтоб тебе сдохнуть, — Алесь вновь припал к ручнику.

- Я бы не прочь, — отозвалась Смерть. — Но не могу вот”.

Этот ключевой момент рассказа я вообще только с третьего чтения разглядел. Скорчившаяся, спрятавшаяся в клубок – это ведь она от стыда, что не может помочь. — Смерть со стыдом! Офигеть. А вот это “Я бы не прочь” – так она такая же заложница судьбы, как и я. Вот бы с кем за жизнь перетереть. С Черненькой под беленькую. И даже без Черненькой есть о чем про жизнь под таким углом подумать.

Весь рассказ под Смерть заточен. Смерть сразу всех профильтровала, передо мной распахнула. До чего разношерстная группа на дело шла. Единственный специалист (подрывник) оказался единственным слабым звеном. И — блеклый образ. Потому и красавчик.

Докучаев о деле просил. Ну да – командир, коммунист. Всё внутри выжжено? Красной линии эквивалент. А слезы, навернувшиеся от обещанной Смертью поддержки их Делу? Слишком много ему довелось пережить, и он знает, что только Дело может сплотить всех, осмыслить все потери, не дать потерять человечий вид.

Отпетый уголовник Бабич просить не привык. Сыграл за жизнь какой-то соплюхи, душу на кон поставив. Ну ладно, понты у блатных – любимое дело. Но ему-то зачем за чье-то дело так стоять? Сначала я подумал – упростил автор, подыграл времени. Но нет, как раз у Бабича душа не выжжена. В ней нежность робкий росток пустила. В самый жгучий момент он и распустился, расцвел. Не зря именно Бабича Смерть выделила. На коленях пред ним стояла.

Потерявшие семьи старик Лабань и смертник из гетто Левка, да семнадцатилетняя Янка, успевшая хлебнуть горюшка – ядро воюющего народа, ничем не выделяющаяся часть. Они притушены, лишь Янка выделилась своим спасением. Что и понятно – на молодых девушек у Смерти особые права, иначе кто рожать будет.

Слезы Докучаева, молитва Левки, любовная сцена, высоко держали тонус. Но на одном уровне, чуть-чуть повышая. Короткая схватка у железной дороги резко его подняла. Столь яростной, беспощадной была. Смерть, скорчившаяся возле умирающего Бабича, – высший подъем. Зашевелились мурашки. И вдруг – сброс. Тонуса, мурашек. Почему-то спасение Янки сработало в минус. Жаль. Сразу вспомнились мелкие зацепки типа истлевших пальцев Смерти (сколько можно), пустые глазницы (то же самое), выплеска семени (перебор)…

Подытожу. Ум блаженствовал. Написано классно. Чувствовал себя очень комфортно. Глубина и продуманность оказались выше чувства. Эмоций маленько не хватило до пробоя. По сути 10-ка, но без мурашек.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 октября 2014 г.

Рассказ авиабомбой ахнул в самое средостение, оставив после себя кровавую воронку, на краю которой, виновато ссутулившись, сидела Смерть.

Стилистику советской партизанской повести и мистическое содержание чуть борхесовского оттенка автор сплёл столь искусно, что ни швов, ни стыков не разглядеть. Повествование движется тоже по-партизански: бесшумной скользящей поступью, ограничиваясь скупыми, точными фразами-жестами.

Шестеро из заглавия кажутся невыдуманными: они пришли сюда из жизни, чтобы встретиться со Смертью. На краткий миг выступают они из-за светового занавеса небытия, чтобы побудить нас напряжённо вглядеться в эти лица. Хорошо, что автору хватает щедрости не выращивать сюжет в повесть: лаконичность, «выхваченность» словно бы фрагмента из куда более объёмного текста производит сильное впечатление.

И даже не предполагайте, что вам уже из названия всё стало ясно. Не буду выводить мораль, ограничусь цитатой из Визбора: «...ведь слово «смерть», равно как слово «жизнь», // Не производит множественных чисел...»

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2014 г.

Смерть — необходимое условие Жизни, ее сестра-двойняшка. Вместе пришли они в этот мир, вместе по Земле ходят. Но не сами по себе, а в людей воплотившись. Старый Лабань увидел Смерть по выходе из болот. Но подошла она к шестерым гораздо раньше, в обличье человеческом. Вот он — этот момент:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В деле Миронов ещё не был, но из пяти подрывников Докучаев без колебаний выбрал его. Плечистый, с ладной фигурой спортсмена и загорелым, волевым, откровенно красивым лицом, Миронов выглядел человеком надёжным.

Он и место операции по карте выбрал — двухкилометровый спуск на участке пути Могилёв – Жлобин.

Докучаев выбрал подрывника Миронова, подрывник Миронов выбрал место — здесь Смерть к ним и подошла. Жизнь дважды спорила с сестрой своей за эту шестерку: в первый раз, когда Янка в группу запросилась и старый Лабань через болота группу вести отказался, второй раз — когда Миронов уговаривал Докучаева вернуться с задания. Но оба раза непреклонный Докучаев вел группу вперед — к месту встречи со Смертью. Не знал он про вражеский отряд с собаками, не знал про дрезину, знал только одно — железнодорожное сообщение должно быть прервано.

Не получилось у Жизни свернуть группу в пути, вышли они на точку рандеву. Для Смерти все было как всегда — пришли, стало быть забрать следует. Но вдруг:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Дело сделать позволишь? — глухо спросил Докучаев.

<...>

- Девчонку ставь, — дерзко ответил Бабич. — Играю душу против девчонки. В очко, в один удар. Устраивает?

<...>

- Понимаешь, какое дело, — Лабань вновь почесал в затылке. — В тюрьме он сидел. Статья такая, что… — старик махнул рукой. — Вот я и думаю: что, если он туда угодил, к вашим? Мы с ним тогда и не увидимся боле. Мне-то у вас делать нечего, грехов на мне нет. Но если так сталось, что у вас Василёк, я б тогда… — старик замялся.

- Что б ты тогда?

- Я б тогда… Завтрева, как меня заберёшь, тоже к вам попросился.

<...>

Послушай, — Докучаев неожиданно дёрнулся, повернулся к Смерти. — А ты нас как забирать будешь, ко времени? Если ко времени, торопиться нам надо.

- Да нет, — Смерть ненадолго задумалась. — Не ко времени, заберу, как получится.

- Тогда ладно.

Никто о жизни своей не торговался. Торговались о Деле, девушке и встрече с любимыми. Да и то вяло. Видно было умудренной Вечностью Смерти, что при любом исходе торга пойдут дальше, рельсы взрывать. Из тех, кто беседовал со Смертью, ни один не считал свою жизнь слишком высокой ценой, за Дело ею готовы были рассчитаться без споров.

Наверняка, Смерть и раньше такое видела — опыт Вечности неисчерпаем, но смелость и самоотверженность смертников не могла не вызвать у нее симпатии. Достойных людей ей предстояло забрать на этот раз, хороший улов для запредельного пространства. Так почему бы не подыграть людям напоследок? Хотя бы за то, что от просьб и рыданий избавили. Вот и подыграла, как могла, в границах установленной для нее вариативности. Не советской армии против гитлеровской подыгрывала Смерть, а храбрым людям, с которыми пути пересеклись.

Все рано или поздно с нею встречаются. И только ей одной не дано увидеть себя. При этом и двойняшку свою Жизнь она тоже не видит. А этой шестеркой (точнее — пятеркой, Миронов не в счет) залюбовалась невольно. Слишком близко подошла и получила вот это:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Стреляй, падла! — заорал на Смерть Алесь. — Что расселась, сука, стреляй!

Смерть резко выпрямилась, её шатнуло из стороны в сторону.

- Я не умею, — прошептала Смерть горестно. — Мне нечем стрелять.

- Чтоб тебе сдохнуть, — Алесь вновь припал к ручнику.

- Я бы не прочь, — отозвалась Смерть. — Но не могу вот.

Здесь редкий случай, когда всесильная Смерть вдруг ощутила свою беспомощность и чуждость каждому из миров: и живым, и не живым. Умерший практически человек требует действия — убийства врага, а Смерть не может стрелять, нет у нее разнарядки именно этого врага именно в это время забрать себе. Нечем стрелять, сестрица Жизнь шмайссер держит. И сдохнуть не может пока Жизнь жива. Единственное, что ей дано: видеть, как живут и умирают люди. Живут по своему разумению, к сестрице Жизни особо не прислушиваясь, умирают под смертной дланью, и еще Смертью манипулировать пытаются.

Как это часто бывает, самый могущественный персонаж оказывается на поверку самым беспомощным и самым трагическим. Яркий образ, необычный рассказ с причудливым переплетением военных, философских и мистических элементов. Он требует напряженной работы ума, это снижает градус эмоциональности. Но ведь и героям пришлось приглушить свои чувства, чтобы как можно эффективнее отработать отпущенное Смертью время. Наверное, так надо, чтобы лучше представить их жизнь.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 октября 2014 г.

Лично для меня этот рассказ немножко потерял в качестве (оцениваю по триаде Стругацких «Чудо – Тайна – Достоверность») из-за того, что я не узнал в нём русскую карточную игру «двадцать одно» (знаменитое «очко»). Я сам в неё резался в рабочем посёлке моего детства. Фабула неоднократно изданной «Смерти на шестерых» строится на том, что один из героев проигрывает Смерти. На самом-то деле выигрывает, хоть и жульничает (да и Смерть жульничает). Но я не об этом. Я о том, что у играющих в рассказе очко получается складыванием значений туза и короля. А ведь король в советской игре «двадцать одно» обычно считался за 4 очка, а не за 10. (11 + 4 = 15, а не 21). Это в американском «блэкджеке» с полной стандартной колодой в 54 листа «картинки» (валет, дама и король) «весят» по десять очков. Мне кажется, что, учитывая время действия (Великая Отечественная), естественнее выглядело бы, если б герои играли обычной «русской» колодой в 36 карт, в обычное русское очко. Автор, когда-то профессионально игравший в азартные игры, любезно разъяснил мне, что игра со Смертью вполне могла проходить по описанным им правилам, но, к сожалению, это произошло уже после того, как я рассказ прочёл и первое впечатление о нём составил.

Что касается «Чуда» и «Тайны», то они в «Смерти на шестерых» присутствуют в полной мере. Братья Стругацкие довольны.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 октября 2014 г.

«Изволь, я подарю тебе шанс».

Суровый рассказ, открывший сборник «Миротворец 45-го калибра», надолго останется в моей памяти и не только из-за своей фантастической части. Все те мысли, которые появились во время прочтения, глубоко укоренились внутри меня и не отпускают.

Сюжет расскажет о диверсионной группе, идущей на задание. По пути к месту диверсии к группе присоединяется смерть. И группа понимает, что они обречены на гибель. Кто-то может смериться с этим, кто-то — нет, а кто-то хочет сыграть со смертью в карты, ставкой послужит душа.

Снова я читаю творчество Майка с открытым ртом и глазами, наполненными влаги. Рассказать историю в таком малом объёме текста, плюс еще и включить в нее дух войны, смысл жизни и смерти – это дорогого стоит.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 сентября 2014 г.

Один из первых прочитанных мною рассказов. Ну, в этом рассказе собраны все три составляющие от Автора.

Иногда правду жизни приходится тащить в фантастику. Некоторые это не воспринимают на клеточном уровне, но против правды не попрешь.

Вот и в реальности: мир толкают алеси бабичи, а не рафинированные герои.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 июля 2014 г.

Рассказ обласкан. Это видно как по количеству изданий на бумаге, так и по изданию в виде аудио книги. Номинация на премию тоже о чем-то да говорит.

Можете в меня кидать тяжелые камни, но мне рассказ не понравился. Не могу понять мотивацию смерти. Отчего она так благоволит, в хорошем смысле слова, советским солдатам и так хочет насолить немецким? Может быть это советская смерть в высоком НКВДшном чине? А у немцев есть своя смерть в черной форме с двумя рунами сиг в петлицах? Я воспринимаю смерть как великого уравнителя и вероятность ее работы на «парней из той фирмы» мне совсем не нравится.

Сцена с попыткой обыграть смерть. Я очень извинюсь, если кого-то задену, но при чтении этой сцены у меня возникли немного не те мысли, которые, как мне кажется, хотел вложить в меня автор. Вместо размышления о геройском самопожертвовании (которое таковым не являлось), у меня в памяти крутились невесть как запоминавшиеся кадры из старой дурацкой комедии «Приключения Билла и Теда» — когда два раздолбая обыгрывали смерть в разные молодежные игры.

В догонку через три недели после написания отзыва. Случайно зашел на страницу этого рассказа и был удивлен, хотя скорее не был удивлен, увидев, что в 2014г. он был переиздан три! раза. Скорее всего в рамках «государственного» или «общественного» заказа. В прочем, писать о мире на великом и могучем сейчас уместно только в контексте «русского мира».

Во второй раз в догонку, но уже через два месяца. Никак не могу понять, чем вызвано такое обилие отзывов на, в принципе, обычный рассказ. Один из отзывающихся прочитал его, вдумайтесь, три! раза. Такое впечатление, что неким рецензентам дали задание написать на этот рассказ восторженные отзывы. Не могу себе представить, чтобы я прочитал рассказ, даже который мне очень понравился три раза подряд. Посидеть и подумать над рассказом — да, но чтобы сразу кинуться его перечитывать? Лично я написал на него отзыва, так как решил написать отзывы на все рассказы из сборника РЖБ Азимут. И право же, в этом сборнике есть рассказы, заслуживающие большее внимание, чем «Смерть на шестерых».

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 августа 2014 г.

Всё здесь хорошо: и герои, и ситуация, и её развитие/разрешение, и даже финальные слова, а вот... Ничего не дрожит внутри, хотя речь идёт, вроде бы, о самых простых и важных вещах: о жизни и смерти, о Любви и Смерти... Ни секунды не споря с техническим мастерством автора, могу сказать: больно простой способ для раскрытия персонажей — столкнуть их с самой Смертью. Обнажить самое потаённое. Ведь это не сами душу выворачивают, их присутствие инфернальной предопределённости заставляет делать это.

Штампы тоже в наличии. Главный красавец оказывается, тем, кем оказывается. Будто автор, описывая его вначале, хитро подмигивал читателю: «Ты ему не верь, почитай, что дальше будет!». Да, я сразу и не поверил герою, и поверил автору, и не разуверился. Всё так оно и произошло. А где интрига? Где обман, который заставит в финале ругаться — ай да автор, ай да... и далее по тексту. Нутро Алеся замаскировано лучше, да. По большому счёту, его поступки — наиболее живые в рассказе. Он больше всего похож на героя.

Может, так оно и есть?

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 июля 2013 г.

Послушал рассказ в МДС, очень понравился. Персонажи живые и яркие, что в короткой форме бывает не часто (у многих авторов и в романах-то персонажи картонные) и вызывают искреннее сопереживание (даже, так сказать, Главная Героиня), сюжет необычный и интересный. Да и тема ВОВ здесь цепляет и звучит вполне реально (а то в последнее время мне всё какие-то беспонтовые книжки про попаданцев-шапкозакидателей подворачивались).

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 сентября 2014 г.

Отличный слог! Гармоничное переплетение всех этих оборотов, диалогов, абзацев...

Читать просто здорово! Вот берет автор опытом, трудолюбием, серьезным подходом к своим вещам!

Но в окончании некоторых рассказов Майка, да и в сюжетных виражах не достает этакого полета безумной фантазии.

Слишком часто идут непробиваемым клином: карты, деньги да стволы...

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 июля 2015 г.

В самом начале рассказа очень сильно сделан переход от бытовых мелочей: мокрые портянки, перевернутые для сушки сапоги — к Смерти.

Да и далее много замечательных моментов. Особенно понравился эпизод, когда Смерть заканчивает молитву словом «Амен». Как бы говоря «Боги Богами, но смерть имеет собственную автономию».

Рассказ сильно зацепил, снимаю шляпу перед автором.

PS: приятно, что автор проживающий в США, затрагивает в своих произведениях тему ВОВ.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2012 г.

Очень втягивающий, атмосферный мирок, совмещающий в себе историческую реальность и трогательную, страшноватую сказку.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Смерть, балансирующая на грани между человечностью и отстраненностью, то жестко, то по-матерински внимательно, относится к людям.

Прочел в ноябрьском номере «Полдня».

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2015 г.

Из этого рассказа мне запомнилось только несколько образов, и то лишь потому, что автор слишком вольно упражнялся с языком (на мой взгляд, естественно). В целом же ощущение, что читаешь крайне пафосную прозу, которая не хочет быть фантастикой, но безумно желает заставить вас сопереживать и задумываться. Переполненная смачными словечками, символами в лоб, неубедительными и типичными образами (как и частенько в тех текстах, что я читал у автора). Дочитать сложно, потому что рассказ, плюс ко всему, мало того, что длинный, так ещё и затянут. Хорошо, что иногда попадаются точные попадания в тексте; плохо, что только иногда. Суть рассказа, как и сюжет, банальны, образы — затёрты, идея — третична. Можете списать это на субъективное восприятие, но лично я предпочитаю читать более оригинальное и менее серьёзное (если выбирать). Оценку не ставлю, поскольку оцениваю лишь то, что понравилось. Может, автор способен и на большее, но пока создаётся впечатление, что он нашёл «рецепт любви некоторого количества из определённого круга лиц» и им постоянно и неизменно пользуется. С таким настроем, боюсь, ничего по-настоящему запоминающегося, своеобразного и нужного для фантастики и литературы в целом, хоть в какой-то степени, написать невозможно. По моему скромному мнению, чтиво/проза/тексты, ориентированные исключительно на отечественные бумажные сборники, для фэнов такого рода вещей. Возможно, начни автор пораньше... впрочем, каждому книжному червю своё меню.

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 января 2014 г.

Отличный рассказ, слушал в МДС — представлял себе анимационную экранизацию в мрачных философских тонах.

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу