FantLab ru

Стивен Ван-Дайн «Злой гений Нью-Йорка»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.92
Голосов:
12
Моя оценка:
-

подробнее

Злой гений Нью-Йорка

The Bishop Murder Case

Роман, год; цикл «Фило Вэнс»

Аннотация:

Стивен Ван Дайн — всемирно известный американский писатель, один из основоположников классического детектива. «Злой гений Нью-Йорка» — лучшее из его произведений.

В центре города какой-то маньяк играючи совершает изощренные убийства, оставляя на месте преступления послания с детскими стишками. Он умен, расчетлив, безжалостен и... неуловим. Газеты, пестреющие чудовищными заголовками, нагнетают страх. Горожане в панике. И лишь сыщик Фило Вэнс, вооружившись логикой и хладнокровием, кажется, знает, как остановить злого гения...

Входит в:

— цикл «Фило Вэнс»


Экранизации:

«The Bishop Murder Case» 1929, США, реж: Дэвид Бёртон, Ник Гринд



Похожие произведения:

 

 


Злой гений Нью-Йорка
1990 г.
Злой гений Нью-Йорка
1991 г.
Злой гений Нью-Йорка
1991 г.
Прокурор разбивает яйцо. Злой гений Нью-Йорка
1991 г.
Китайский попугай
1992 г.
Злой гений Нью-Йорка
1994 г.
Дело Бенсона. Злой гений Нью-Йорка
1996 г.
Злой гений Нью-Йорка
2011 г.
Дело об убийстве в семье Грин
2018 г.
Злой гений Нью-Йорка
2019 г.

Периодика:

Scientific Detective Monthly, March 1930
(английский)
Scientific Detective Monthly, November 1929
1929 г.
(английский)
Scientific Detective Monthly, January 1930
1930 г.
(английский)
Scientific Detective Monthly, February 1930
1930 г.
(английский)

Аудиокниги:

Злой гений Нью-Йорка
2015 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Who killed Cock Robin?

I, said the Sparrow,

With my bow and arrow,

I killed Cock Robin

Этот стишок из «Сказок матушки Гусыни» обыгран в первом преступлении, случившемся в настоящем романе о Филе Вансе под названием «Дело об Убийстве и Епископе», начав тем самым череду нелепостей и случайностей. Вроде бы, подобный ход можно рассматривать как стремление придать какие-то магические, нетривиальные нотки сухому полицейскому расследованию. Но, увы, в данном случае такой трюк не сработал, все оказалось достаточно заурядно и в итоге убийцей оказался именно тот персонаж, на кого я и подумал с самого начала. Мотив который можно было для него придумать также оказался единственно возможным, учитывая специфику действующих лиц.

К сожалению, ван Дайн вновь злоупотребляет числом последовательных убийств — их здесь до неприличия много, и, конечно же, подобное обстоятельство никак не красит Ванса и его стареющего друга Маркхэма, добравшихся до сути лишь когда число участников происшествий сузилось до минимума.

Единственная молодая дама по имени Белл Диллард напрочь лишена какого-либо кокетства и ожидания, что она как-то разнообразит сюжет совершенно не оправдываются...

Но есть плюс в романе — появление в качестве третьестепенного действующего лица гениального шахматиста Рубинштейна, ненадолго забежавшего в

нью-йоркский шахматный клуб. Рубинштейн в конце 20-х-годов и правда был одним из сильнейших шахматистов мира, и даже составлял определенную конкуренцию Алехину и Капабланке. Здесь он побеждает в эндшпиле одного из участников событий по имени Пурди. Решающий ход маэстро делает слоном (англ.- bishop), что создаёт дополнительную аллюзию, перекликающуюся с названием произведения. Подобные шахматные эпизоды в детективах могу припомнить только у Рекса Стаута в книге «Гамбит».

Итог — средненько, но не будем забывать, что это было давно и Стивен ван Дайн был одним из первых.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Количество гениев на страницу текста здесь превышает все разумные пределы — злой гений Нью-Йорка, великий сыщик, выдающийся профессор, победитель математических конкурсов, чемпион спортивных соревнований, великая певица, несколько шахматных и математических гениев. Также стоит отметить, что Ван-Дайн очень плохо прописывает эмоции. Известия о смерти все персонажи воспринимают так, словно похищена ложка или пропал котенок. Расследование также не представляет большого интереса — по кругу опрашиваются одни и те же персонажи. Все это (вместе с очевидным подражанием Конан Дойлю), безусловно, признак средней бульварной литературы. Тем не менее, стоит отметить интересную завязку сюжета — серию убийств по мотивам детских стихотворений. Спустя десять лет этот прием взяла на вооружение Агата Кристи в романе «Десять негритят», а затем несколько раз еще использовала.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх