FantLab ru

Ричард Адамс «Шардик»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.09
Голосов:
88
Моя оценка:
-

подробнее

Шардик

Shardik

Роман, год; цикл «Бекланская империя»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 16
Аннотация:

Книга о Боге-Медведе и о Его пророке.

Входит в:


Номинации на премии:


номинант
Британская премия фэнтези / British Fantasy Award, 1975 // Роман — Премия им. Августа Дерлета

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2016 // Книги: Самая долгожданная книга

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)

Шардик
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Shardik
1976 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 сентября 2016 г.

Воистину эпическое (по объему) произведение о сути богов и людей, о вере и поиске истины, о власти и свободе, а также о цене, которую за всё это приходится платить. На примере жизни островного охотника Кельдерека Автор показал нам путь человека к самому себе через лицезрение воплощения божественной сущности, веру и предательство, подчинение чужой воле, творение зла ради иллюзорного достижения добрых целей, разрушение и воссоздание собственной личности.

Зло или благо несет в себе явление божественной сущности в мир человеческий? Шардик — воплощающий Силу Божью медведь — принес скорее зло. Однако, зло это творили люди по собственному разумению и собственными руками. Веру и смелость следовать воле божества имели немногие, и эти немногие в мире человеческом были слабы. Поэтому воля божественная была заменена волей человека, жаждущего победы над противником любой ценой, и эта человеческая воля потянула за собой слабых духом. Когда духом слаб жрец земного божества, это страшно прежде всего для самого божественного посланца. Несмотря на всю свою звериную мощь и мистический ореол, носитель Силы Божьей оказался заложником силы человеческой.

Огромный зверь, явление которого людям стало причиной многих бед, сам пострадал более всего. Именуемый Силой Божьей, он прожил жизнь пленника, и даже внезапно обретенная свобода уже не могла принести ему радости.

И тем не менее, именно порыв измученного зверя к свободе позволил герою освободиться от чужих влияний и оков официального статуса, пройти путем очищения и покаяния и сердцем понять истину, которую он безуспешно пытался постигнуть умом. Истина оказалась простой, как охотничий лук или кинжал, и столь же функциональной: слушай свое сердце, «ведь сердце всегда точно угадывает, где искать подлинную радость, как бы ум ни старался увести от нее».

В начале романа простой деревенский парень Кельдерек очень хорошо умел слышать свое сердце и жить по его велению. Потом заблудился, поддался чуждым влияниям, перестал слышать голос сердца, но так и не научился жить потребностями ума. Потребовалась очень долгое путешествие, по возвращении из которого герой снова научился слышать. Но он вернулся, его путешествие состоялось.

В начале романа мы видим Кельдерека играющим с детьми. Ему это нравилось гораздо больше, чем традиционные мужские препровождения свободного времени. И в финале (промежуточном, поскольку герои романа молоды), он снова приходит к детям. Он возвратился домой, и сыновья его родились не в изгнании.

«Возьми мою жизнь, владыка Шардик!» — восклицает герой на протяжении всего романа. И эта фраза отмечает этапы его пути. В начале в ней звучит потребность служения внезапно осознанной высшей силе, затем просьба измученного человека о смерти и, наконец, спокойное признание нашедшего свое место человека, для которого отдать жизнь Богу означает не кинуться в реку следом за ним, а посвятить себя делу, простому, понятному и достойному Силы Божьей применительно к людям.

Почти все герои романа прошли аналогичное преображение в той или иной степени — от суетности и ложных целей к простой и радостной жизни, согласной с велением сердца и требующей приложения ума, а также и рук, растущих из нужного места. Поскольку ничего в мире нашем (и Бекланском тоже) не делается просто так, но только руками и разумением человеческим. Этому научил людей Шардик — медведь, которого приняли за Бога и замучили ради власти. А на поверку оказалось, что не во власти счастье, ибо насильственно захваченному господству неизбежно сопутствуют дурные деяния и чувство вины, а в простой жизни с любимыми людьми и при любимом же деле, то есть в радости и пользе не для одного себя.

Это очень умный, мудрый, глубокий роман, в нем скрыто множество смыслов, которые раскрываются постепенно и будут раскрываться при каждом новом прочтении, но при этом вряд ли его когда-нибудь захочется перечитать, ибо скучен он в той же мере, в какой и глубок. Подозреваю, что это проблема языковая. Не в том смысле, что перевод плохой — нет, перевод хорош, а в том смысле, что для живущего в русскоязычной среде и соответствующим образом мыслящего читателя проблематика романа и нравственные искания героя давным давно знакомы по русской классике, которая, конечно же, ближе и понятнее русскому сердцу и уму.

Легенда о Великом Инквизиторе занимает всего лишь несколько страниц, и написана она в 1879 году, но заключает в себе всю историю Шардика. Конечно, ракурс подачи другой, сюжетная составляющая иная, но идея раскрыта и многократно рассмотрена с разных сторон во множестве других произведений, написанных, а стало быть, и прочитанных гораздо раньше.

Как я уже сказала выше, «Шардик» — умная и глубокая книга, она неплоха и с литературной точки зрения, но я от нее ужасно устала и была рада, что роман, наконец-то, дочитан. Всё хорошо в этой книге, но очень длинно, очень медленно и в итоге ничего нового...

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 декабря 2016 г.

«Шардик» из тех романов, первые сто страниц которого читаешь несколько месяцев, а все остальные лихорадочно проглатываешь (пытаешься проглотить) за несколько вечеров. Не самое простое чтение, не столько даже требовательное к читателю (о читателе здесь волнуются вообще в последнюю очередь), а лишь обладающее бескомпромиссной самодостаточностью дикого зверя, случайно застигнутого в непроходимой чаще — он просто стоит перед тобой и поделать ты можешь с этим чуть менее, чем ничего.

Роман не стремится развлечь или понравиться, сам не допускает упрощений и не стерпит поверхностного чтения. Адамс пишет так, что важна не просто каждая фраза, а ее мельчайший оттенок. Нет случайных персонажей, событий или диалогов, все имеет значение и четко установленное место в структуре сюжета. Продвигаясь вперед сквозь плотные наслоения из описаний полудикого мира, замысловатых географических названий и сложносочиненных имен собственных, придется постоянно возвращаться назад, чтобы перечитать упущенный важный момент, важность которого была совершенно неочевидна. Роман в буквальном смысле читается в двух направлениях одновременно.

«Шардика» с одинаковым успехом можно проходить на курсе литературоведения, как образец большого романа, сделанного с соблюдением всех налагаемых формальных требований, или рассматривать, как учебник по культурологии и истории развития общества. Жанровая принадлежность здесь — условность. Попытки классифицировать роман по внешним признакам выглядят смехотворно: приписать «Шардика» к фэнтези примерно то же, что уравнять школьный реферат и серьезное исследование. Адамса вообще с огромным трудом можно идентифицировать, как современника — он тяготеет к античному эпосу, не меньше, но делает это искусно, естественно и всецело непринужденно — это вовсе не постмодернистская «игра в классиков» и не дешевая стилизация.

История о поиске Бога и святости в мире, где нет ни первого, ни второго, и об обретении их в самом себе через боль и страдания. Все переплетено и, кажется, предопределено — непримечательный охотник Келдерек обнаруживает в лесу гигантского медведя, который воспринимается им и его соплеменниками, как земное воплощение легендарного божества Шардика. Адамс детально воспроизводит медвежий культ, последовательно выстраивая через него некую обобщенную модель, описывающую абсолютно любое религиозное сознание (не исключая, впрочем, и противоположное ему атеистическое).

Шардик — метафора, символ, идея. Но, к несчастью, он еще и живое существо в бренном теле. Кельдерек занимает в романе место главного героя, не обладая ровным счетом никакими характеристиками этого самого «главного героя», оставаясь песчинкой, случайно попавшей в огромный сложноустроенный механизм и перемалывающейся им. Истинный и подлинный герой этой книги — именно Шардик. Медведь и человек проходят сквозь череду жестоких испытаний, получая незаслуженных страданий примерно поровну, оказываются одинаково несвободны и этой несвободой накрепко связаны. Прежде чем искать других, нужно найти себя, а этот поиск — самый трудный. Жизнь Кельдерека несколько раз круто перевернется, чтобы прийти в ту же самую отправную точку, но в совершенно ином качестве. Это не мы проводим время — скорее время проводит нас.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 мая 2017 г.

Политическая власть через призму культа. Формирование религиозных предпосылок и выводов. Самоидентификация и рефлексии верховного жреца, носителя власти. Рок, судьба, божья воля или толкование, кофейная гуща, хиромантия. Все это в ненавязчивой фэнтезийной обертке. Это есть в первой половине книги (50 начальных страниц можно пролистать), это рассмотрено, это проработано, это местами занимательно.

Первобытное общество, суровый вождь, аутичный мальчонка, куча островных девственниц, огромный медведь, нелепая война, раннекапиталистические отношения, архитектура эпохи ренессанса, властный жрец, поиск себя, раскаяние, бездорожье, бандиты, воссоединения. Это есть в первых 2/3 книги, это тривиально, это не очень качественно, это скорее декорация к первому блоку.

Последняя 1/3 книги совсем грусть. Этот вселенский гуманизм, эти рахитичные дети, эти безапелляционно вредные герои, это торжество справедливости над всеми трудностями описано в каждом втором произведение Урсулы Легуин, только намного более качественно (хотя тоже история на любителя). Я раньше думал, что так только женщины могут писать, оказалось нет, мужчина тоже способен.

В Шардике есть все. Чутка идей, чутка религии, чутка погони, чутка войны, чутка власти, чутка интриг, чутка раскаяния, чутка любви, чутка мудрецов, чутка смерти, чутка гор и лесов, чутка огня и воды. Только вот все это чутка слабо. Автор сел писать социально-психологическое фэнтези с явно обозначенным кругом проблема, а закончил типично голливудским хэппи-эндом, что в сочетании с отсутствием блестящих писательских способностей несколько разочаровывает (меня по крайней мере).

Шардик, по сути, представляет собой две повести. Одна интересная, вторая делает книгу романом .

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 июля 2016 г.

Детские книги автора в своё время прочёл без особого интереса, однако, несмотря на это, «Шардика» ждал и по факту получения не стал откладывать прочтение. отнести данный роман к жанру «фэнтези» можно, хотя и весьма условно. Как таковой, магической или сказочной составляющей в произведении фактически нет.

Жанр произведения можно охарактеризовать как мистический первобытный роман, ведь фактически никто из персонажей не колдует, напрямую нигде не говорится о совершении каких то чудес. Всё мистическое воспринимаешь как часть восприятия героями романа окружающей действительности.

В целом, книга оставила достаточно неоднозначное впечатление. Местами не мог оторваться, местами буквально заставлял себя читать страницу за страницей. Всё таки описание быта общества, находящегося на стадии родо — племенного строя, с примесью тотемизма и работорговли мне не совсем интересно.

Любителям британской литературы ознакомиться можно и нужно, тем более, что перевод очень качественный. Само издание тоже на высоком уровне. да, кстати, в моём экземпляре написано, что тираж 8 000 экземпляров. Думаю, что хватит на всех желающих.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2018 г.

О творчестве Ричарда Адамса я узнал еще в детстве, в девяностые – тогда вышел перевод его анималистического фэнтази про кроликов «Обитатели холмов». Не так давно, этот роман был переиздан с новым переводом и мною прочитан. Адамсу удалось написать эпическое полотно про, казалось бы, совсем неэпических созданий. При этом он еще мастерски передал психологию кроликов, придумал для них религию и мифологию, своеобразный язык. После «Обитателей холмов» Адамс стал для меня Писатель с большой буквы.

Упоминание романа «Шардик» я впервые встретил, как ни парадоксально, в книге Стивена Кинга «Бесплодные земли». Там Шардиком называли огромного киборга-медведя и один из персонажей говорит, что это имя он получил в честь героя книги Ричарда Адамса. Поэтому, когда объявили об издании данной книги на русском языке, я был несказанно рад. Вообще, на Западе, Адамс считается классиком, а «Шардик» — одним из столпов фэнтази, наравне с «Властелином Колец» и «Волшебником Земноморья».

Шардик – фэнтази нетипичное, историческое и, как сейчас говорят, «под Джорджа Мартина» — здесь практически отсутствует магия, нет никаких волшебных рас, типа гномов с эльфами и сюжет подчинен жестокой логике средневекового общества. Вот только написан «Шардик» в 1977 году, когда никакой «Песни льда и пламени» еще в помине не было.

Сюжет. Спасаясь от лесного пожара, огромный медведь (судя по всему urus spelaeus, называемый также пещерным медведем) оказывается на отдаленном острове, где замкнуто проживает племя ортельгийцев. Медведя находит молодой охотник Кельдерек, слывущий у односельчан дурачком. Кельдерек принимает медведя за посланника бога, материальное воплощение божественной силы – Шардика. По местной легенде, когда-то ортельгийцы правили всей империей Бекла и всегда божественный медведь был на их стороне. Затем, народ лишился божьего пкровительства и был изгнан на отдаленный остров. И найденный медведь становится той искрой, из которой разгорается пламя мятежа – благодаря быстрой мобилизации и ряду случайных обстоятельств ортельгийцам удается за очень короткий срок захватить столицу и установить свою власть в империи. И это не спойлер, а практически начало книги. Ведь удержать власть куда сложнее, чем ее получить. И Кельдереку предстоит пройти путь от царя до ничтожного раба, осознать и искупить все свои прегрешения и медведь-Шардик сыграет в этом не последнюю роль.

Шардик – это не роман про эпические сражения и героическую удаль, а роман об искуплении, о тяжкой ноше Избранного (которая ложится на плечи простого и слабого человека), о религии и о власти символов. Много внимания уделено работорговле – автор с большим осуждением относится к этой отвратительнейшей практике.

Мы так до конца и не узнаем, являлся ли Шардик посланником Бога, или был всего лишь напуганным животным. Любое его действие можно трактовать с обеих позиций. И это, одна из сильнейших сторон книги – и верующий человек, и атеист найдут в ней что-то свое.

Мир, в котором происходят события, с одной стороны, похож на типичное псевдо- средневековье, но Бекла больше похожа на Византию или Персию (основа экономики – работорговля), да и климатические условия соответствуют, скорее, субтропическому климату, с его джунглями и саваннами. Лошадей в империи нет – все воюют в пешем строю как, например, инки или ацтеки. Магией обладают только жрицы острова Квизо, да и то неясно, настоящая ли это магия или массовый гипноз и наваждение. Писатель без стеснения описывает всю грязь и мерзость человеческого общества, не опускаясь, однако, до чернухи, что придает книге дополнительную реалистичность и правдивость.

Вообще роман очень пронзительный и, местами, тяжелый. Но, поле прочтения, испытываешь вместе с главным героем сильнейшее чувство катарсиса – очищения. Одна из сильнейших книг, которые я прочитал за последние годы. Теперь на очереди роман «Майя», который рассказывает о событиях, предшествующих ортельгийскому восстанию. 10/10

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 июля 2016 г.

Как по мне, незаурядное фэнтези — стоит особняком в фэнтезийном потоке. Идея книги, как мне кажется, состоит в следующим:

как люди творят богов и к чему это приводит, для каждого человека по отдельности, кто-то творит зло, кто-то добро... В общем,

«не сотвори себе кумира». Читается увлекательно, да и полезно для общего развития. Если есть время, рекомендую.

Еще, автор — человек много чего повидавший в жизни, что явно отражается в книге.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2018 г.

Не дочитал.

С самого начала книга навевала только негативные печальные мысли. А когда речь пошла об издевательствах Геншеда над детьми и детской работорговле, я не выдержал.

вывод: не читать впечатлительным и чувствительным.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 июня 2018 г.

Неожиданно качественный, глубокий и реалистичный фэнтези-роман, написанный в эпоху повального подражательства Толкину и артуровским мифам.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 января 2017 г.

Сообщение о переводе романа подтолкнуло меня его перечитать, впервые после школы. Я помнила, что книга — сильная и страшная, что в ней ставятся философские и этические вопросы, но я почти забыла за эти годы ее сюжет, например, что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Кельдерек стал царем-жрецом, и царем, пытающемся править лично, а не просто марионеткой полководцев в пышных одеждах жреца. Кстати, из последней главы так и не ясно, кто стал царем в Бекле. Гед-ла-Дан?

Многих аналогий, при новом прочтении для меня очевидных, я тогда не заметила.

Например, я не сравнивала

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
завоевания Беклы с завоеваниями арабов после проповеди Мухаммеда и с покорением Ханаана израильтянами под водительством Иисуса Навина, «что Солнца бег остановлял» (с. Державин). В обоих случаях завоеватели, которых до этого считали ничтожными дикарями, не опасными для цивилизованных держав, считали, что ведет их Сила Божья.

Бог-Медведь — странная идея для жителей современной, весьма гуманной цивилизации. Жители крупных городов, видевшие живых медведей только в зоопарке и игравшие в детстве с плюшевыми мишками, часто забывают, что медведь — это ЗВЕРЬ, зверь хищный, опасный для человека, умный и поэтому непредсказуемый. Шардик в романе — именно зверь, в начале и

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
в конце романа — измученный, раненный, истощенный, в середине — сильный, опасный и плохо поддающийся дрессировке. Что ж, Бог Ветхого завета тоже силен, не слишком добр и непредсказуем. Я уж не говорю о богах у Гомера.

Но если

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Навин в Библии остается победителем, Кельдерек во второй половине романа несет кару от судьбы за то, что способствовал жестокой войне, а потом поощрял работорговлю. Он становится бродягой, а потом пленником, голодает, терпит истязания, почти сходит с ума от мучений. Думает он и об убийстве Шардика, а Навину богоборческие мысли вряд ли приходили в голову. Зато в последней главе он награжден — любящей семьей и должностью, позволяющей делать добро. Город уголовного отребья, город, в который стекались, буквально как «на дно», подонки общества, становится важным торговым центром. Город сирот и брошенных детей в последней главе — картина очень наивная, но очень добрая. Кельдерек становится Макаренко этого мира.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх