FantLab ru

Раймон Руссель «Locus Solus»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.00
Голосов:
12
Моя оценка:
-

подробнее

Locus Solus

Locus Solus

Роман, год

Аннотация:

«Locus Solus» — это долгая, бесконечная прогулка, которую можно воспринимать и как некий путь к посвящению. Блестящий ученый — законченный образ писателя, художника или, согласно Русселю, гения — открывает нам на семи остановках семь захватывающих дух чудес, которые он задумал, создал и поместил в своем парке. Среди этих ошеломляющих находок — летающая трамбовочная «баба», составляющая мозаику из разноцветных... зубов, гигантский «алмаз», в котором плавает танцовщица с музыкальными волосами, ожившие покойники, разыгрывающие самые знаменательные эпизоды своей жизни...

Но прежде всего «Locus Solus» — это интеллектуальный эксперимент, сколь просчитанный, столь и непредсказуемый.

Входит в:

— антологию «Locus Solus», 2000 г.

— антологию «Locus Solus», 2006 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (3)

Locus Solus
2000 г.
Locus Solus
2000 г.
Locus Solus
2006 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 октября 2014 г.

Locus Solus — роман написанный Раймоном Русселем ровно 100 лет назад, в 1914 году — удивительная книга, сложная и простая одновременно. И совершенно уникальная в своём роде. Автор значительно опередил своё время. Здесь и научная фантастика в духе Жюля Верна и Герберта Уэллса, доведённая до своего абсурдного состояния, и предвосхищение сюрреалистов и пост-модернистов, которые пришли значительно позже. Местами сложновато продираться через безумные фантазии автора и его главного героя — изобретателя Кантреля, но местами книга захватывает как остросюжетное чтиво в лучших своих проявлениях. Это одна из самых неоднозначных книг начала 20го века — ей сложно найти своё место на полке, но она явно имеет все права на это место.

Роман построен как своего рода экскурсия изобретателя Кантреля, который проводит своих гостей по своим владениям. Каждая глава посвящена одному из изобретений или, если угодно, аттракционов — ведь как их еще можно назвать, если здесь задействованы судьбы живых людей, будь то морские коньки, соревнующиеся на скорость или живые мертвецы, переживающие самые важные для них моменты жизни. Весь роман пронизан как иглами — вставными новеллами, которые объясняют и дополняют тот или иной эксперимент. Порой сами новеллы содержат в себе еще и другие новеллы — и так, как грибы на верёвочку, они нанизываются на нить основного повествования. Сам автор, как и его герой, остаются вне эмоциональной и моральной оценки происходящего. Хотя Кантрель порой и выступает в роли спасителя тех или иных героев, он скорее делает это из любви к науке, или, что в его случае вернее — искусству. Это наука, возведённая в ранг искусства. Холодного искусства, у которого нет плохого и хорошего, нет горячего и холодного — оно вне этих категорий, абсолютно недвойственно. Поэтому на страницах книги зачастую можно встретить достаточно жестокие сцены — чего стоит только момент, когда разбойники затаптывают до смерти маленькую девочку. Или безумный отец, убивающий невесту своего сына, в которую также был влюблён, а потом насилующий её.

Кантрель собирает эти истории, и героев этих историй, препарирует и то и другое — для него они лишь почва для работы, подсобный материал. Из зубов своих пациентов он выкладывает мозаику, а сами трупы людей оживляет и заставляет играть сценки... Как далёкий от понимания бог — режиссёр только ему одному понятного театра со своими законами, превратностями сюжета и какой-то неизвестной целью.

Каким же безумным казался современникам Раймон Руссель? Большинство людей воспринимали его как сумасшедшего — богатого и сумасбродного, который тратил деньги на никому непонятные вещи, в том числе на издание своих никому не понятных произведений. Впрочем, сюрреалисты восприняли Русселя как своего, причём как совершенно непревзойдённого гения. Но он высокомерно отмахивался от них и отказался вступить в их ряды — для него это было пустое. Постановку «Locus Solus» в театре сюрреалисты посещали без пропусков — все дни подряд, пока она шла. А потом его приняли за своего и структуралисты, и постмодернисты. Но Раймон Руссель всегда стоял особняком, и будь он жив, он бы до сих пор отнекивался от какой-либо принадлежности к той или иной школе. Как и должен был бы поступать настоящий гений. По своему безумный. И непревзойдённый в своей гениальности.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх