FantLab ru

Генри Лайон Олди «Я возьму сам»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.27
Голосов:
1377
Моя оценка:
-

подробнее

Я возьму сам

Роман, год; цикл «Кабирский цикл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 79
Аннотация:

Представь, что тебе дарована ещё одна жизнь. Ты не погибший в пустыне нищий бродяжка-поэт, ты шах славного Кабира, и твоя святость, воплощенная в образе нимба-Фарра, не подлежит сомнению. Любой твой приказ — закон. Вели поклоняться Аллаху — и пойдут караваны в Мекку (которой, вообще-то, нет в этом мире). Вели достать луну с неба — и небосвод опустеет. Ведь так хочет шах; а воля шаха — это воля святого Фарра и самого государства Кабир.

Но поэт Абу-т-Тайиб не хочет, чтобы Фарр всё решал за него. «Спасибо, не надо», — говорит он. — «Я возьму сам!»

Примечание:

Работа над романом велась с декабрь 1997 по апрель 1998 г.г.


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 358

Активный словарный запас: очень высокий (3367 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 66 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 28%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Мечи, 1999 // Лунный Меч

номинант
Интерпресскон, 1999 // Крупная форма (роман)

номинант
Бронзовая Улитка, 1999 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 


Я возьму сам
1998 г.
Я возьму сам
2000 г.
Кабирский цикл
2003 г.
Я возьму сам
2004 г.
Кабир
2008 г.
Я возьму сам
2008 г.
Кабирский цикл
2009 г.
Путь Меча. Дайте им умереть. Я возьму сам
2018 г.

Аудиокниги:

Я возьму сам
2002 г.
Я возьму сам
2006 г.
Я возьму сам
2010 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

А ведь такое у Олди я уже читал в их фэнтезийном цикле. Есть некое традиционное феодальное общество с королями, рыцарскими орденами и простыми крестьянами. Но оно каким-то чудом управляется вполне современной администрацией. А местами — сверхсовременной. Магия, не иначе. Третий том кабирского цикла — то же самое. Еще более традиционное общество с арабским колоритом, но именно что идеально работоспособное. Никаких халифов на час. Никаких смут и войн династий. Слова «радость и повиновение», которыми отвечают на приказ, — это не просто устоявшаяся с годами формула ответа. Подчиненный действительно испытывает радость, когда слышит приказ. «Слово владыки, отмеченного благодатью Огня Небесного — закон». И так во всем. Уже тот единственный факт, что убийцу зарезанного по ошибке шахского посланника сами же разбойники сдают судье, говорит о многом. Какое-то очень мощное колдунство, которое изо всех сил обслуживает идею святости верховной власти.

Плохая новость для главного героя: обслуживание святости верховной власти оставляет мало свободы даже верховному правителю. Принято считать, что в восточных деспотиях единственным свободным человеком был самодержец на вершине власти. В нарисованной авторами картине мира нет даже этого единственного. Все твои желания положено удовлетворять, но главному герою от такой жизни становится скучно. До смерти скучно. От скуки он начинает дурковать. Причем делает это с размахом восточного деспота. В итоге получается книга, которая отвечает на вопрос: «Как можно сломать систему, если система сама согласна ломаться под все хотелки своего пользователя?» После долгого путешествия по лабиринту сюжета авторы ответят на этот вопрос.

ИМХО из всего кабирского цикла третий том получился самым слабым. Это при том, что второй том был просто великолепен: «Дайте им умереть» — это вторая из двух книг Олди, которую я люблю перечитывать. Быть может второй том очень сильно поднял планку, и я просто обманулся в своих ожиданиях? Все может быть.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

До чего же на водку-то похоже, прости, Господи. На хорошую водку, что и делается и пьётся — и с душой и для души. Надысь, вот, откушали на двоих «Дикую утку», прямехонько из морозилки. Чистая — аки слеза, густая — аки масло, стопки — моментально инеем покрываются («...запотетая рюмочка водочки...»). Ни запахом, ни вкусом — ни малейшего касательства до спирта: чуть сладковатая талая влага небесных ледников, солнцем томленая. Зато по мозгам проходится — как положено, просто-таки любо-дорого.

Вот и эта книжка — почти «один в один», из той же оперы. Чистая психоделика, почти что изменённое состояние сознания, логика — отдыхает («...этот череп — тюрьма для бродяги ума, из углов — насмехается пыльная тьма...»). Форма — витиевата, даже — изысканна местами, но по мозгам проходится — любо-дорого. Ежели не беречься, то проскальзывать в транс (нырнул — вынырнул) — никакого труда не составляет, почто естественно, без напряга.

Посему настойчивое повторение, почти рефреном от отзыва к отзыву, «поэма», «поэзия» — это все от лукавого, следствие болезненной склонности к изящности фразеологии. А рубайятки — они к месту, да, конечно же, но... — исключительно аки изюм в булочке: подчеркивает, оттеняет, придаёт. Но сама булочка — она не виноград сушеный, нет, она — из теста. На дрожжах

Оценка: 7
–  [  -2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ЧИТАТЬ

Тысяча и одна любовь.

Тысяча и одна жизнь.

Тысяча и одна смерть.

Замечательное произведение.

Потому что смерти не существует.

Совсем.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся, толпы почтительно расступаются, женщины томно стенают и скромно вздыхают, а нимб фарр-ла Кабир прочно закрепился на макушке. Все само собой спорится-ладится, да так, что впору завыть со скуки (все-таки не рай, а ад.) и почувствовать себя игрушечным болванчиком. А впереди сияет руном Золотой Овен, упорно не желающий превращаться в кебаб, и лишь посмеивается каждый раз, когда поэт упрямо кричит: «Хватит! Я возьму сам!»

Перед взором читателя предстают легендарные времена джахилийи по-кабирски, когда не знали эмираты имени Творца, а впрочем и эмиратов никаких не было. Тысяча и одна ночь приключений аль-Мутанабби и его «небоглазых» соратников в соответствующих декорациях, в которых и города демонов, и султаны-жабы, и хитромудрые вазирги присутствуют в достаточном количестве. И зачастую совсем не такими оказываются, какими мы привыкли их видеть в арабских сказках, что несомненно является плюсом.

Олди исследуют со всех сторон вопрос человеческой воли, ее способность восстать против детерминизма событий истории, походя аллегорически демонстрируя читателю примерную (и весьма правдоподобную) модель формирования исторического мифа. Подарив своему герою уникальную возможность не единожды преодолеть завесу смерти (которой не существует), увидеть свой мир в разные отрезки времени и увековечить иронию судьбы в своих знаменитых бейтах.

Как и предыдущие романы «Кабирского цикла», этот — многослоен. Его идея не укладывается в прокрустово ложе одного вопроса, пусть даже такого сложного, как вопрос о человеческой воле. Вполне вероятно, куда более важен здесь символ пути поэта, творческого человека, проходящего через различные трансформации и примеряющего маски шаха и эмира, но все равно остающегося поэтом (главным образом, благодаря личному выбору), что недвусмысленно подчеркивается на протяжении всего повествования. Поэтому и главный герой является не картонным персонажем, о котором мы уже все знаем из «Пути меча» (пришел — увидел — завоевал), а достоверным и живым.

Язык произведения прекрасен. Порой проза плавно перетекает в поэзию, а затем — обратно. Иногда стихи инкрустированы в текст в виде абзацев, что подкрепляет ощущение, словно читаешь поэзию в прозе. Множество специфических оборотов, вроде «прикусывания пальца изумления зубами сдержанности», помогают с головой окунуться в мир арабского (и псевдо-арабского) литературного средневековья. Активный словарный запас, замедляющий ретивых коней скорочтения читателя и оставляющий их пастись на пастбище бескрайних просторов гугла, удовлетворит самого любознательного читателя.

В общем и целом, дуэту удается выполнить сложную задачу — оставаясь в рамках единого цикла, не превращать каждый новый роман в пережевывание предыдущих. А еще — проложить мостик между аль-Мутанабби, что погиб где-то в песках близ Багдада, и аль-Мутанабби, что создал Кабирский эмират и чья рука досталась Чэну Анкору. Про «третьего» аль-Мутанабби узнаете, когда прочтете книгу, что я всячески рекомендую сделать всем любителям хорошей литературы.

P.S. «А как же Блистающие?» — спросит читатель: «Где живое оружие? Почему оно молчит?» Этого читателя мы отсылаем к эпизоду битвы с Золотым Овном, который наиболее ярко намекает нам на наличие воли у оружия, а также предлагаем вспомнить, как на зерцале некоего панциря вместо бараньего черепа появилась вязь: бейт из «Касыды о мече». Символическое рождение, таким образом, дополняет и завершает триптих «рождение — жизнь — смерть Блистающих», представленный соответственно тремя романами: «Я возьму сам», «Путь меча» и «Дайте им умереть».

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я люблю перечитывать книги, но эту не перечитывал уже лет 10. Тут перечитал. Забавно как изменяется отношение со временем.

Абу-т-Тайиб настолько занят тем, что бы «взять сам», что даже и не рассматривает вариант «не брать». Когда гордость превращается в гордыню, а гордыня в идиотизм? Мне кажется, Мутанабби успешно прошел все три фазы и остался в последней.

Эпизод с Мазендараном мне казался если и не лишним, то уж точно, затянутым и 10 лет назад. Кажется таковым и сейчас. Но концовка — то что искупает все огрехи. Правда, последней главы, тоже, лучше бы не было.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По большому счёту, кроме не всегда аутентичных вариаций Аладдина, я не помню других восточных сказок, и кроме пары строк Омара Хайяма с другими восточными мудрецами не сталкивалась. И, тем не менее, Восточные сказки и Восточная мудрость – для меня всегда были чем-то незыблемым. Авторитетным. Нечто таким, с чем никогда не встречался, но точно знаешь, какими оно должно быть.

Вот именно таким.

Витиеватая и изящная, волшебная и правдивая, атмосферная и мистическая книга.

Самая поэтичная вещь, которую я когда-либо читала.

И я ещё никогда так долго не колебалась, какую выставлять оценку. Сомневалась между двумя высшими. В итоге не ставлю десятку лишь за небольшой обман в ожиданиях: первые две части цикла были о разумном оружии, и от третьей я ждала его (оружия) предыстории. Ведь художественный цикл должен быть объединён идеей?

(Отдельное спасибо за Магрибинца, явившегося к Ала-ад-Дину, и за Айвана ибн-Сасана.)

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Притча, длиною в роман...

Как часто в Олди, витиевато, напыщенно, пафосно... Это касается и текста, и идеи. Да, прописанный арабский мир, да, как-бы восточная поэзия, да, есть и от фэнтези дэвы, мгновенные перемещения, жизнь вспять и параллельно... И глубокая, глубокая философия..., очень глубокая...

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Безусловно написано красиво, но сложно для восприятия. Очень много слов знакомых разве что востоковедам. А по сути, на протяжении всей книги перетирают одну и ту же мысль, выраженную, к тому же, в названии.

Сюжет, кстати, чем то напомнил «Град обреченный» Стругацких, только значительно урезанный вариант. Возможно именно из-за этого подсознательного сравнивания двух книг, такая заниженная оценка... не дотянули до классиков.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
О гроза, гроза ночная, ты душе — блаженство рая,

Дашь ли вспыхнуть, умирая, догорающей свечой,

Дашь ли быть самим собою, дарованьем и мольбою,

Скромностью и похвальбою, жертвою и палачом?

Роман по логике сюжета самый первый в Кабирском цикле и раскрывает жизнь Абу-т-Тайиб Аль-Мутанабби, что на страницах «Пути меча» занимал не последнию роль в повествованнии.

Так о чём этот роман? Г.Л. Олди написали роман о «попданце». История поэта, который из своих привычных песков перенеся в загадочный мир Кабирского эмирата.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Не встававший на колени — стану ль ждать чужих молений?

Не прощавший оскорблений — буду ль гордыми прощён?!

Тот, в чьём сердце — ад пустыни, в море бедствий не остынет,

Раскалённая гордыня служит сильному плащом.

Я любовью чернооких, упоеньем битв жестоких,

Солнцем, вставшим на востоке, безнадёжно обольщён.

И Абу-т-Тайиб Аль-Мутанабби повезло как ни какому другому попаданцу в фантастике. Мало, что трон предложили, долголетие и здоровье... так еще и искреннее почитание народа. И понимание... Вот только поэту этого не надо.

Г. Л. Олди проводят героя через все возможные искушения и соблазны, но Аль-Мутанабби остается стоек в своих убеждениях. Его не интересую дары.

Он все ВОЗЬМЕТ САМ.

И этим герой превлекает больше всех счастливчиков, которым все валиться в руки

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Только мне — влюблённый шёпот, только мне — далёкий топот,

Уходящей жизни опыт — только мне. Кому ж ещё?!

Пусть враги стенают, ибо от Багдада до Магриба

Петь душе Абу-т-Тайиба, препоясанной мечом!

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как всегда у Олди — по-своему интересный, неповторимый роман. «Вещь в себе». Единственный его минус — слишком уж затянуто. Путешествие в Мазандеран, встреча в пустыне с Антарой, и — уж конечно — все «заморочки» с валентиновскими дха... то есть, простите, с «небоглазыми» дэвами... Вот сколько всего уместилось не в такую уж большую книгу! (Но это я еще не сказал про Сарта Ожидающего, про песню «Над горою кипарисы», про слепца Кимера, а также храброго витязя Ар-Джунана ибн Панду («великий человек, хоть и гяур неверный!»)... И прочие «самоцитаты»)))). Плюс — гениальные, не побоюсь этого слова, стихи Ладыженского; если не знать, кто автор, то действительно можно подумать, что это что-то из сокровищницы восточной поэзии.

Возникает вопрос: стоило ли перенасыщать сюжет всеми этими яркими, колоритными деталями? Может быть, да, может быть, нет. Не знаю. Что-то мне думается, что если бы сразу после бегства Нахид-дэви поэт отправился не в Мазандеран, а сразу в пещеру Испытания

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сражаться со зловещим Фарром,
роман бы ничего не потерял, а только выиграл. Но это уж кому как...

Сама идея книги — да, да и еще раз да. Столько раз приходилось сталкиваться с тем, что выбор учебы (работы... карьеры... и пр.) делают ЗА меня — а когда обмолвишься ненароком, что, мол, я на такое не подписывался, ответ будет: «Ну хорошо, не подписывался — но ведь э т о т в о й п у т ь. И дороги назад нет». Так что я вполне понимаю Абу-т-Тайиба.

Могут сказать: значит, по-твоему, у романа нет недостатков? Ответ: ну конечно же, есть. Даже если ограничиваться только «заклепочной» достоверностью... С чего, например, Олди взяли, что Фарр — это Овен? В комментариях к «литпамятниковскому» изданию Фирдоуси находим утверждение, что его обычно представляли в образе... б ы к а. (Представляете: грозный «огненнорогий» тур, надвигающийся на поэта и раззявивший пасть, чтобы его проглотить... Сравните это с тем, что в книге — и скажите: какой образ был бы масштабнее, колоритнее, сочнее и — банально — «вкуснее»?)

Потом еще (Олдям не в упрек, а вот издательству «Эксмо» — да): разве же этот роман входит в Кабирский цикл? Вполне самостоятельная вещь, правда, сюжетных связок действительно много — но там и с «Бездной» связки, и с книгами Валентинова, и еще много с чем (как я уже сказал). А «К. Ц». был и остается дилогией. Читать «Возьму сам» вообще (имхо) надо уже после поздних книг Олди — «Легатов Печати», «Ойкумены», «Внука Персея» и пр. Тогда — не исключаю, что и правда «зацепит».

Меня — не «зацепило». Книга прекрасная, но... Чего-то (какой-то малости) не хватает. Впрочем, это вечная дилемма из разряда: что лучше — чеканно ограненный брильянт или живой цветок?

Я лично выбираю цветок (= «Одиссея» и «Амфитриона»). Но тех, кто предпочитает алмаз, тоже понимаю.

Сам же, наверно, воздержусь от каких-либо оценок...

Оценка: нет
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Музыкально-мифологический поэтический философский боевик, в котором каждое слово на своем месте. Особенно трогают стихотворные строки, вплетенные в роман. Весьма и весьма.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Красивая притча в восточном стиле о том, что самое ценное для человека — не щедрый подарок, а нечто, завоеванное или заработанное своими руками.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ценю этот роман за то что авторы использовали арабско-восточную тематику и историческое лицо как персонажа. История человечества протяжённа, а география планеты — обширна. Тем не менее год от года и десятилетие за десятилетием большинство авторов фэнтези используют средневековую европейскую основу, не рискуя поработать на менее знакомом поле. После знакомства с поэзией аль-Мутанабби втройне благодарен Олди за то, что подарили ему ещё одну жизнь. Ох, написал и понял, что это уже крамола — конечно же не подарили, а лишь рассказали о том, как он взял её сам. Но об этом чуть позже. Касыды арабского поэта, жившего за тысячу лет до нашего времени, привели меня в совершеннейший восторг и эти прекрасные строчки теперь со мной навсегда. Их хочется цитировать, их хочется перечитывать, их хочется учить наизусть. Глубокие по содержанию, гордые, одухотворённые, послужившие источником вдохновения для авторов, но в которых каждый может найти что-то для себя. Я вот нашёл:

«Не воздам Творцу хулою за минувшие дела,

Пишет кровью и золою тростниковый мой калам...»

Помните, у Дюма: «...играть можно со всяким, драться — только с равным». Я вижу здесь схожий принцип: роптать на Бога может каждый, любой может поклонятся ему, а вот забыть обиду, быть может даже простить — только... равный ему. Пусть не во всём и только в какой-то момент времени, но равным! Потому что Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби сам творец. Творец своей судьбы. Что отсылает нас к названию романа и основному посылу, который он содержит — «Я возьму сам».

Волею случая, судьбы и желания сверхъестественного существа — фарра, странствующий поэт как по волшебству становится шахом таинственного Кабира. Что это? Как это? Райское посмертие? Игры разума умирающего в пустыне человека? Ожившая легенда наяву? Абу-т-Тайиб не знает, блуждая в поисках ответов и пробуя на крепость новые возможности, но прирождённый стихотворец, он сразу почувствовал фальшь. Не нужно безграничной власти, бесконечных наслаждений, беспредельной преданности подданных, долгой жизни. Не нужно, потому что всё это лишь плата за рабство в золотой клетке. Но просто осознать — это слишком мало. Пусть не он выбрал эту судьбу, но выбраться из плена бывает одинаково тяжело как для того, кто сдался сам, так и для того, кого взяли спящим или связали брошенным арканом с клинком в руке. Чем закончится неравная битва гениального поэта за себя самого против сил, природу которых никто не в силах понять полностью? В названии книги есть намерение, есть утверждение, есть обещание самому себе, есть наверное и уверенность, но гарантии успеха там нет...

Обожаю этот роман за... эпилог. Вот так. Я читал множество эпилогов: нужных и не слишком, важных и пустяковых, информативных и пустых, расстраивающих и радующих. Ни в одной книге я не встречал настолько интересного, неожиданного для меня, изящного, возвышенного эпилога.

Приступая к чтению нового для себя произведения Олди, я каждый раз ощущаю некоторые опасения. Примерно раз на четыре книги, применительно ко мне, баланс формы и содержания у них таков, что я продираюсь сквозь первую ко второму, как сквозь заросли колючего терновника. В результате, по достижению цели, уже присутствует такая степень усталости, которая сильно умаляет радость от чтения хорошей книги. Но к счастью в этот раз для меня всё сложилось хорошо. Считаю, что это шедевр без всяких натяжек и вообще мировой уровень литературы. Спасибо, сэр Генри!

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Любовь к Востоку обнаружилась у меня еще в раннем возрасте, при просмотре диснеевского «Алладина». Как сейчас помню: «Арабская ночь, волшебный Восток, здесь яд и булат погибель сулят — смотри не зевай».

Олди удалось передать атмосферу сказки, той самой сказки наяву, не испорченной вездесущим «алл инклюзив».

Вставки стихов также великолепны.

Но основной изюминкой творчества Олди являются миры — греческий ли, арабский ли, не суть важно. Все продумано до мелочей, мельчайший штрих подчеркивает особенность мира.

Браво.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отличная книга! Великолепная атмосфера Востока! А стихи о друзьях,помните « соловьи на кипарисах...» поэта Николая Гумилева. Вот для меня это было открытие... Однозначно читать!!!!

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх