FantLab ru

Майк Гелприн «Каждый цивилизованный человек»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.84
Голосов:
210
Моя оценка:
-

подробнее

Каждый цивилизованный человек

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 48
Аннотация:

Три робота – лаборант, ремонтник и сиделка – воспитывали его, как могли, кормили, чем можно, и учили, чему могли. Один – охранял. И он выполнил свое предназначение. Сделал, что должен был сделать в почти погибшем мире…

Входит в:

— антологию «Конец света с вариациями», 2013 г.

— сборник «Миротворец 45-го калибра», 2014 г.

— сборник «Свеча горела», 2019 г.


Номинации на премии:


номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2013 // Лучшая повесть / рассказ отечественного автора


Издания: ВСЕ (5)

Конец света с вариациями
2013 г.
Миротворец 45-го калибра
2014 г.
Свеча горела
2019 г.

Аудиокниги:

Миротворец 45-го калибра
2018 г.
Миротворец 45-го калибра
2018 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первое, что я подумал, дочитав этот рассказ во второй раз: «будет ласковый дождь».

Вот именно так, цитатой. Аналогия с классическим рассказом здесь прямая, только, в отличии от Бредбери, автор оставил надежду. Да, его роботы суть рухлядь, но, в отличие от заботливого Дома они смогли сохранить и вырастить хотя бы двух человек. Сумели воспитать их настоящими цивилизованными людьми, хотя какие воспитатели из Няньки, Ремонтника и Охранника? С обрезанной функциональностью, малым словарным запасом, разболтанных и ветхих? Зато бесконечно более мудрых и ответственных, чем настоящие «цивилизованные» люди, устроившие своей цивилизации самоубийство. Сила есть, и не нужны никакие теории воспитания, всё получится само собой? А вот не получается, и в дело приходится вступать одушевлённым жестянкам.

Отличная работа.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роботы и люди. Или даже вот так – роботы и дети.

Блин, скажете вы, какой заезженный сюжет, не буду читать!

А если постапокалипсис?

Так было же! У самого автора было, причём и с роботами, и с детьми! Не буду.

Да, придирчивый читатель, тут с тобой не поспоришь. Для себя я решила, что это едва ли не единственные минусы рассказа. Потому что даже заезженный сюжет можно наполнить грамотно, даже роботов и детей можно упаковать так, чтобы их желания стали твоими. Вот тут у меня к автору претензий нет: чтобы растрогаться аж два раза на одном и том же рассказе, надо либо быть в определённом настроении, либо отдать должное авторскому мастерству.

Роботы и дети Гелприна просты и искренни, и это привлекает. Вместе с ними я учила новые слова, вместе с ними ела последний конфитюр, вместе с ними боялась вражин (кстати, в этом месте идёт перекличка с рассказом «Под землёй и над ней» того же автора). Я отличала роботов не только по именам, но и по поведению, любила их за то, что они любили детей, и негодовала, когда негодовали дети. И мне было жаль, что роботы один за другим оставляли детей (не по своей воле оставляли, и это горше всего), и было страшно, что теперь с детьми что-нибудь случится. Теперь, когда нет роботов.

Для меня рассказ распадается на две части: время С роботами и время ПОСЛЕ роботов. Часть «С» – по-домашнему уютная, хотя и наполненная несознанием настоящего положения дел; в ней есть забота, даже любовь – почти что или даже самая что ни на есть родительская. Часть «ПОСЛЕ» – как книга из серии «S.T.A.L.K.E.R»: тревожная, холодная, опасная, в которой хоть и не говорится ни слова о тех самых вражинах, которых боялись дети в первой части, зато присутствует сама Смерть. Видится она через воспоминания, а потому смазана, и на контрасте с ней играет судьба оставшегося в живых. Эта часть более технична, но менее эмоциональна, однако именно в ней, как бы становясь в противовес неопределённости из первой части, появляется надежда.

Рассказ для тех, кто может и хочет воспринимать чужие эмоции. И для тех, кто не имеет ничего против по десятому кругу роботов.

+8

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

И снова роботы, в которых я не могу поверить. В ребятишек таких могу, а в роботов — нет.

Представление о мире детей, появившихся на свет и всю свою жизнь проведших в бункере, показано убедительно и ярко. Они не знают, что такое Солнце, дорога, дом. Но по мере взросления и обобщения информации из книги Самого Главврача и историй Рухляди идентифицируют смысл этих слов, опираясь на доступный им опыт и знания о мире. Дети на самом деле умеют находить верные аналогии. Пожалуй, это один из самых сильных моментов рассказа.

Не поняла я, откуда в языке таких детей взялось слово «окочурились». «Вражины» — это из лексикона Рухляди. «Окочурились» могло бы быть от Умника, если бы робот-лаборант имел обыкновение повторять словечки лабораторных аспирантов, но такой привычки у Умника нет. У него вполне правильный язык, очень близкий к тому языку, на котором мог бы изъясняться узкоспециализированный робот. Применительно к роботам таких непоняток с языком еще больше.

Что за истерики по поводу убийства детей устраивает Тупица? Робот-ремонтник отвечает за оборудование, а не за генетический материал. Такие истерики были бы уместны для Умника или Рухляди, но никак не для искина с функционалом механика. Поведение Рухляди также не укладывается в формат искина-няньки. Она говорит детям:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
У меня примитивная функциональность. У нас у всех примитивная, поэтому так все и вышло.

О примитивной функциональности робот-нянька говорить может, а вот увязывать гибель генетического материала с данным обстоятельством — вряд ли. Это за пределами ее программы. Она не для аналитики создана. Правда, существует вероятность, что она повторяет слова Умника. Но в этом случае повторение было бы чисто попугайским, без демонстрации эмоций, которую отметили дети. Оханье Рухляди после слова «мама» тоже совсем не к месту. Так же, как фразы типа «Я, по сути, вообще ничего не знаю», «Я лишь надеюсь, что вам повезет» и рассуждения о правоте Тупицы в прощальной речи Умника.

Автор навязчиво подчеркивает развитие (или наличие) в роботах аналога привязанности к человеческим детям, аналога человеческих чувств. При этом его роботы — узкоспециализированные искины. Способность таких искинов к саморазвитию за рамки базовых программ весьма сомнительна. Даже решение Умника инициировать генетический инкубатор вызывает сомнение. Вряд ли такие решения заложены в программы робота-лаборанта даже на случай чрезвычайной ситуации.

В итоге получается довольно сентиментальный рассказ с почти одушевленными машинами, спасающими человечество. Для меня такая расстановка акцентов звучит фальшиво. Роботы могут спасать человеческих детей, даже ускоспециализированные искины могут, если это соответствует целям, заложенным в их программный код. В этом смысле искины действительно становятся последним оплотом погибшей уже цивилизации. Но не за счет развития псевдоэмоций и псевдопривязанностей, а за счет логики программного кода, заложенного в машины-помощники людьми.

ИМХО, разумеется.)

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ГГ, ведущий рассказ, — человек, а конкурсная тема звучала: Я – робот. И как это сочетать?

В главных героях опять роботы, только теперь не ищущие людей, как в “Там, на юго-востоке”, а породившие их в инкубаторе и пытающиеся воспитывать. Неужто других тем с роботами нет?

Рискну предположить, что автор решил развить начатое в “Там, на ю-в”, а заодно и тему конкурсную раскрыть. Если слегка утрировать, то ГГ, воспитанный роботами, решил, что каждый цивилизованный человек должен быть и роботом тоже. А может и не тоже, а в первую очередь. Преданность, стойкость, надежность, любовь… — я не про собак, а про роботов. Тех, что из мира, созданного автором.

Мне б таких друзей иметь, как те роботы. Да и каждый, прочитавший рассказ, тоже право на них поимеет.

Конечно, непросто передавать речь девятилетнего мальчика, одиннадцатилетнего и так далее. Не всегда, как мне показалось, это удавалось автору. Если незнание каких-то элементарных вещей естественно для ребенка, воспитываемого полуграмотными роботами, то “В каждой комнате есть стены, и на некоторых из них – нашлёпки, словно заплаты на штанах” – режет мое ухо. Вряд ли это речь даже двенадцатилетнего.

Видны белые нитки в нахождении героем убежища со всем, что нужно для человеческой жизни. Бац, и повезло Рэму. Бывает.

Но и речь и нитки – ерунда. Мне не хватило эмоций. Особенно если сравнивать с “Там, на ю-в”. Хотя автору удалось создать несколько ярких образов. Два отключенных робота сидят рядышком в темной генераторной. Голова Умника на коленях Рухляди. Это сильно. В моей памяти – навсегда. Или две книги: Справочник акушера и растрепанная, тощая Самого Главврача.

Ну и: “Это Рэм, — сказал я. — Здравствуй, мама. Здравствуй, отец”.

Понравилось, но больше уму, чем сердцу.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На протяжении всего чтения ловила себя на реакции: не верю! В то, что можно вырасти нормальными людьми, находясь до девяти лет в замкнутом помещении, питаясь крупами, макаронами и тушёнкой (без молочного, фруктов, витаминов...), что можно разобраться в прочитанных словах, живя в полной изоляции. Не верю в примитивных роботов, разговаривающих с человеческими интонациями и встающих на колени для усиления просьбы. Да вообще, ни грамма не верю во всю историю. Она вся «сделанная», исходно рассчитывает на «дёрганье за определенные струнки», и именно поэтому у меня ни одна струнка не сыграла. Увы.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«…хотя читать и необходимо, но глупости говорить запрещено», — напоминает Умник. Я попробую.

Это не постап — чёткий, лаконичный и чуть пренебрежительный ярлычок на переплёте, обложке, диджипаке. Это постапокалипсис, которому впору его прежнее, мрачное и величественное органное звучание. Это мир Банка, в котором на четыре преданные железяки приходится сто двадцать детей — двое живых и сто восемнадцать давно мёртвых. И страшный, неизвестный мир за стенами Банка — пространство, в котором не осталось ничего человеческого. Роботов почему-то не жалко, несмотря на их утрированно-человечьи черты. Да понятно, почему: это их роль, на то они и предназначены. Но дети!.. Разве такая судьба была им уготована?

Несладко жить в двухварианте: «запрещено/необходимо» Умника, «никак нет/так точно» Стрелка… Будто тумблер перекидывают. И никаких тебе «хочу», «мечта», «возможно». Это слишком по-человечески.

Страшно и медленно (или страшно медленно?) идут годы. Практически до конца выбран ресурс. Пора наружу. Пора вылупиться из кокона Банка и хотя бы попытаться найти путь к людям. Если они есть.

Безымянный до самого завершения рассказа ГГ делает первый шаг не только к возрождению человечества — он возрождает человека в самом себе… и в чём-то становится Богом. Я не знаю, как это удалось автору: в тексте нет об этом ни слова, но почему так явственно проступают над страницами кроткая, грустная улыбка Рэма и благословляющий, обнимающий, бережный жест его рук?

Мне одно непонятным осталось: ну почему роботы не готовили детей к выходу наружу? Ведь рано или поздно это должно было произойти! На что они — странно сказать — надеялись?..

офф за рамками отзыва: первый раз прочла «КЦЧ» в сборнике «Конец света с вариациями». Приятно, что для иллюстрации на обложке именно этот рассказ выбрали.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Еще один сногсшибательный рассказ Майка в его сборнике «Миротворец 45-го калибра» смог меня порадовать и впечатлить. Интересная вариация на тему конца света и то, что же возможно будет со всем человеческим родом. Не много сказки, много грусти, сладковатое послевкусие. Все это сопровождает все прочитанные мной рассказы автора. Все это не оставило и «Каждый цивилизованный человек».

Роботы – машины иногда читая фантастику, задумываешься, а возможно ли то, что наступит пора, когда в метало-пластике будет больше души, чем в живом человеке? Глядя на современное общество, мне кажется, что это время наступит совсем скоро.

Теперь я убедился, что Майк Гелприн настоящий мастер по части рассказа, романа и литературы в целом. Каждый его рассказ пусть даже самый короткий несет в себе душу, а это, пожалуй, главное, что должно быть в литературе.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Рассказ, как нельзя лучше подходит под общее название сборника «Конец света с вариациями». Да, автор предложил нам еще одну вариацию конца света. И пусть она вторична, но сюжетно решена абсолютно оригинально, даже мелодраматично. Но, как в других произведениях, она полна надежды на лучшую жизнь, на возрождение и т.п. Хотя я предпочитаю более реалистичные произведения, в которых возрождение просто невозможно, ибо даже воспроизведя человека нельзя восстановить инфраструктуру, возродить знания... ведь нужно будет просто добывать хлеб насущный в поте лица своего. Срок хранения консервов максимум три года!.. А рассказ интересный, мелодраматичный, читабельный.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Снова постапокалипсис, снова роботы. Очередной конец света встречают в основном механизмы с искусственным интеллектом той или иной степени мощности. Сказал бы – «бездушные» механизмы, но они не такие. Ведь в рассказе есть и люди – дети, двое уцелевших мальчишек. Самоотверженные железяки помогают им выжить и, возможно, даже возродить человечество. Одного из героев зовут Кир. Но Кира Булычёва я вспомнил не поэтому, а из-за ироничного, светлого, грустного оптимизма, пронизывающего рассказ.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх