FantLab ru

Юрий Арабов «Столкновение с бабочкой»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.59
Оценок:
27
Моя оценка:
-

подробнее

Столкновение с бабочкой

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 7
Аннотация:

Юрий Арабов – прозаик, поэт, сценарист; автор книг «Биг-Бит» (главная премия им. Аполлона Григорьева), «Механика судеб», «Флагелланты», «Чудо», «Орлеан» (шорт-лист премии «БОЛЬШАЯ КНИГА»), поэтических сборников «Воздух», «Земля»; отмечен премией «Триумф», премией им. Бориса Пастернака; премией Каннского фестиваля за сценарий к фильму Александра Сокурова «Молох».

«Столкновение с бабочкой» – роман-сновидение, роман-парадокс. Как повернулась бы история России ХХ века, если бы главные ее действующие лица могли договориться, пойти на компромисс? Место действия – Цюрих, Петроград, Гельсингфорс; персонажи как будто всем известные, но увиденные с необычной стороны – Ленин, Николай II, императрица Александра Федоровна, наследник Алексей, Матильда Кшесинская и – конечно – русский народ…

Входит в:

— журнал «Октябрь 2014'1», 2014 г.

— журнал «Октябрь 2014'2», 2014 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 237

Активный словарный запас: высокий (3058 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 49 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 30%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Премия «Планета Крым» (имени Леонида Панасенко), 2015

лауреат
Литературная премия имени Н.В. Гоголя, 2015 // «Вий»

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (3)

Столкновение с бабочкой
2014 г.

Периодика:

Октябрь № 2 2014 год
2014 г.
Октябрь 2014'1
2014 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

*Роман с довольно давних пор стоял в планах на прочтение, и вот, в рамках «рецензирования» литературы, каким-либо образом связанной с Русской революцией и поседовавшей Гражданской войной...*

Знаете, в альтернативно-исторических романах, не попаданческого поджанра, да и в них тоже, основа построения будущего базисного сюжета — некоторое событие, в котором расклад сил мог быть разыгран множеством способов. Где было великое множество вариантов развития событий, ну, или хотя бы как минимум два. И одна из альтернативных вариаций, собственно, и выбирается в качестве новой реальности произведения.

Так вот, Юрий Арабов в своей собственной альтернативной истории особо не парится, не зацикливается над тем, какой именно момент истории (или моменты) можно было по-другому разыграть. От чего этот момент зависел, от каких предпосылок; как эти предпосылки надо было перекомбинировать, видоизменить, чтобы мир Арабова стал возможен в качестве реалистичной *да, тавтология* и логичной реальности. Действительно, зачем задумываться над подобными мелочами? Это ведь «роман-сновидение, -парадокс». Тут никакой логики и некоторой продуманности исторической предрасположенности тех или иных событий быть не должно.

Поэтому, по писательской вольности Юрия, до Николая Второго просто не добираются эти бумаги по отречению. Поэтому благословенный император неожиданно приходит к мысли уйти от Антанты и заключить сепаратный мир с Германией в рамках Брест-Литовского мира. Поэтому Николай Второй начинает понимать свой народ и необходимость коренных изменений. Поэтому Николай Второй решает сотрудничать с большевиками и их Революцией. Поэтому в раздираемой десятками сил Россией возникает троевластие *позднее — коллаборация Никки и большевизма*. Поэтому Николай Второй довольно легко позволяет большевикам проводить свою радикальную политику, включая и классовые репрессии. Поэтому... Да тут еще столько этих «поэтому», что не счесть им числа, мама родная. Альтернатива так спокойно проворачивает свои кульбиты, что порой чувствуешь себя на американских горках. Диалогам, монологам и внутренним переживаниям основных персоналиев — Николая Александровича ака «гражданина Романова», Ульянова-Ленина, Троцкого, Овсеенко — в большинстве случаев не веришь. В первой трети «Столкновения...» очень многое, связанное с Ульяновым, так и вовсе показалось некоторым образом позорным. Правда, в ходе прочтения, которое закончилось довольно быстро, от некоторых ситуаций и диалогов всерьез подумалось, что Арабов — невсерьез. Ну, что он сатиру пишет. Очень сюрреалистичную, альтернативно-историческую. Даже пару раз улыбнулся, но все-таки нет — это он серьезно...

И, честно, я могу его понять. Разноцветный террор, насилие, в том числе и сексуального плана, колоссальное сокращение населения страны, экономический апокалипсис, братоубийство — неполный перечень нашей, как, в принципе, и многих прочих гражданских войн и последствий революций. В принципе, мало чем отличается от той же Великой Французской. Логика истории, ибо. Поэтому, конечно же, хочется, чтобы этот период был иным. Чтоб тогдашняя имперская Россия, ее правители, поняли, что нужно народу. Просветили б его, накормили, земли дали, обучили, свободой одарили, войну завершили, все, абсолютно все сословные и национальные стены убрали, а потом со всем этим и вернули России ее величие, сверхдержавность бы учредили... Но нет, нет. К сожалению, так даже в мультивселенной, как мне кажется, невозможно. Ибо слишком нереалистично. Если режим веками ничего не предпринимал и двигался в истинно правильном лишь для него векторе развития, то о радикальных реформах в сжатые сроки говорить не приходится. Да и сцены с этими диалогами Троцкого и Ленина с Николаем... Боже, насколько они до идиотии невозможно нереалистичные. Ни капли. Да и образ Ленина — слишком он уж облитый грязью. Не то, чтобы совсем... Но вот Николая выставляют максимально доблестным рыцарем-прагматиком, который ради народа *духовно дорастая до этого* на все готов. Только где эта прагматика, доблесть и готовность для народа на все в бильярдной игре с кайзером Германии за территориальные репарации от России? Я уж молчу о том, что это и не логично как-то...

Не углубляясь дальше в исторический спарринг с сюжетом «Столкновения с бабочкой», который все же бессмысленен в виду его АЛЬТЕРНАТИВНОСТИ, просто скажу еще пару вещей. Большей части диалогов и мыслей героев просто не получается верить. Стилистика автора как не отталкивает от чтения, так и не втягивает в него. Середина романа и его конец наиболее сносные куски книги. Конец, не считая альтернативного флэшфорворда у гражданина Романова, даже показался чем-то интересным и цепляющим. Из-за этого средняя оценка в шесть баллов. И совет: в принципе, роман Арабова можно пропустить. А можно и прочитать. Тут уж сами решайте. Какого-то отвращения от прочитанного не имею — красивая, пусть и совсем не реальная фантазия.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если верить Рэю Бредбери, даже самый незначительный и мимолетный поступок одного человека может переопределить будущее, пустив паровоз судьбы по иной ветке. Тогда, чтобы изменить ход истории, нужно не послезнание о ключевых событиях, не техническая документация из будущего, не вмешательство наших современников, а нечто иное, неуловимое и в тоже время очень простое. Честность? Жестокость? Осторожность? Свой вариант предложил Арабов в романе «Столкновение с бабочкой».

Когда речь заходит об исторических личностях и рубеже эпох, всегда присутствует риск скатиться в сухую документалистику и плоские картинки персонажей, которые будут произносить книжные монологи и принимать великие решения. Арабов заходит с другой стороны, нарочито и щедро расцвечивая текст, частенько создавая сюрреалистические коллизии и абсурдные ситуации. Еще немного — и роман уже можно было бы относить к психоделике. Зато герои получились обостренно чувствующими и нервно реагирующими на любой раздражитель. Томящийся от семейных неурядиц, глупости и наглости подчиненных, общей разрухи и равнодушия, Николай Александрович. Боящийся реального исторического шторма, злящийся на тупость и агрессивность соратников, страдающий от скуки, Ульянов. Прочие персоналии скорее декоративны — подчеркивают и дополняют основную идею своими судьбами — молодой ефрейтор Алоис, бывший часовщик Юровский, граф Фредерикс, товарищ Троцкий. Впрочем, их роли прописаны достаточно интересно, а не ради чистой формальности, чтобы порадовать любителей альт-исторических игр.

Но прежде, чем перейти к идее, стоит вкратце обрисовать сюжетные завихрения. Если точкой бифуркации достаточно предсказуемо стал момент неподписания манифеста об отречении, то в дальнейших поворотах автор руководствовался весьма оригинальной и неожиданной концепцией — переменяя жизнь главных действующих лиц парадоксальными, спонтанными и кажущимися абсурдными решениями, за которыми стоят вполне понятные, хотя и отчасти безумные предпосылки. Если революция и крах предсказуемы и логичны, то нужно действовать вопреки расчетам, поступать совершенно иначе, переменить парадигму личного поведения. Вот тут-то и кроется загвоздка.

С точки зрения Арабова, панацеей как в личном, так и государственном масштабе являются честность, открытость и готовность идти навстречу оппоненту, ища компромисс. Только таким образом можно выдержать любые испытания, сохранить страну и семью, не запятнать совесть. Однако если для личных отношений этот рецепт вполне пригоден, хотя и требует осмотрительности, то в масштабах государства и при грязноте политических игр он смотрится откровенно наивным, что мгновенно переводит роман в разряд утопий, чистых и прекраснодушных. И пусть «Столкновение с бабочкой» более реалистичное и трезвое, чем «Гравилет «Цесаревич»» Рыбакова. Тем не менее чрезмерная идеалистичность идеи превращает попытку взглянуть на историю России под необычным углом в сказку, светлость которой подчеркнута сравнением с реальными событиями в финале в виде кошмарного сна.

В завершение уточню, чем является и не является роман. Это чтение в большей степени для эстетов, которые высоко ценят неожиданность метафорического ряда и красоту хода размышлений. Арабов проходится по всем участникам смуты, беспощадно клеймит борцов за социализм, коммунизм, демократию и монархию, которые больше думают о набивании карманов или своей великой роли, чем о том, как отзовутся их поступки. Зачастую между строк проступают иронические аналогии, например, сравнение Троцкого с альпинистом, который ледорубом вырубает ступени к вершине горы. Авторскому стилю вообще присуща яркая ироничность и сатиричность, проявляющаяся в мысленных ремарках и фееричных диалогах. А ряд сцен получился невероятно удачным за счет смеси сюрреалистичности и здравого юмора — взять хотя бы Вильгельма и Николая, разыгрывающих в бильярд территории — Прибалтику, Финляндию, или выступление Ленина с броневика, когда он лишь делает вид, что говорит, но галдящая толпа принимает это с восторгом. Однако финальное сравнение альтернативной и реальной историй четко показывает, что новое общество — тоже не идеально. Оно погрязло в сытости и лени, в бызыдейности и равнодушии. И сможет ли выдержать серьезные испытания или совершить прорыв в развитии — большой вопрос...

Итог: неформатная историческая утопия, сложенная из иронии, наивности и абсурда.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень понравилось. Не правдоподобностью фабулы, а как раз сюрреалистичностью происходящего на страницах романа.

Хотя происходит, как раз всё очень правдоподобно. Герои романа выписаны совершенно как живые реальные люди, исторические персонажи ведут себя соответственно своим жизненным убеждениям. Только вот волею писателя в психологических портретах прототипов сделаны некоторые фантдопущения. Изменены кое-какие черты характеров, что позволило случиться этой фантасмагории.

Фантастика здесь не в придумывании нового варианта развития истории России, а в создании новых людей, творящих эту историю.

Роман этот, — настоящий гомерический стёб над «священными коровами», как коммунистов, так и их противников.

Но что поделаешь, и Николай II, и Ленин, и другие действующие господа и товарищи (подкорректированные Арабовым) ведут себя логично и последовательно.

И, кстати, эту книгу можно читать даже не ради сюжета, не ради «что там дальше», «чем всё закончится», а просто ради отличного русского языка. Некоторым может показаться излишней цветистость метафор и парадоксальность сравнений, но лучше уж так, чем читать сухое и бесцветное перечисление событий очередной бездарной «альтернативки».

Роман, конечно, сильно напоминает быковско-чертановскую «Правду», но мне «Столкновение с бабочкой» показалось вещью посерьёзней. Ну, хотя бы тем, что ирония запрятана поглубже, тем что юмор потоньше. Ну и опять же — бОльшей достоверностью небывшего.

Ну, сами почитайте. Уверен вам тоже понравится.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда я читал роман Юрия Арабова «о том, чего никогда не было в России», то сразу же вспомнил ранний рассказ Вячеслава Рыбакова «Давние потери» (1984). В этом рассказе, таком пафосно-добром и таком выспренне-искреннем, Рыбаков возвращает нашей стране то, что мы потеряли в тридцатые годы. Писатель создаёт идеальный мир, в котором слова на самом деле значат то, что значат: «Если уж мост – так мост, если забота о народе – так забота о народе, если коммунизм, так уж – коммунизм… Без обмана». В «Давних потерях» Рыбакова Сталин мил и душевен, вторую мировую мы не допустили, люди в СССР веселы, честны и счастливы, настоящее – замечательно, будущее – прекрасно.

Юрий Арабов в утопии «Столкновение с бабочкой» возвращает в реальность то, что мы потеряли ещё раньше, автор пытается соединить раскалывающийся мир искренностью и любовью. Царь Николай Александрович в романе находит в себе силы измениться и понять: если революционные перемены неизбежны, их не стоить бежать, их надо возглавить. Российский монарх не отрекается от престола 2 марта 1917 года и делает несколько парадоксально-неожиданных исторических ходов, в результате которых вся гибельная конструкция известного нам будущего России рассыпается. Проявляя незаурядную настойчивость и мудрость, он заключает в Гельсингфорсе сепаратный мир со своим дядюшкой Вильгельмом, кайзером Германии, а главного оппонента – лидера партии большевиков Владимира Ленина назначает главой правительства. Первая половина книги написана по-хулигански легко, цинично и иронично, я заливался порой весёлым смехом, но постепенно автор как будто начинает понимать, насколько серьёзные темы он затронул, и повествование становится более тяжеловесным и печальным. Конечно, обосновать гротескные девиации и метания своих основных персонажей Ленина и Николая Второго Арабову непросто, но в целом автор с задачей справился. Невозможная посмодернистская фантасмагория? Да. Но если вспомнить истинные исторические события, то многое из реально случившегося после отречения царя кажется дурным сном – например, расстрел царской семьи в подвале ипатьевского дома. Государь в финале книги видит этот кошмарный сон, своеобразный краткий кровавый конспект судьбы России и своей судьбы и, содрогаясь от ужаса, бьёт поклоны перед иконой Спаса.

В отличие от Сталина писателя Рыбакова Сталин Арабова добрым стать не успел, «тихого» Кобу просто расстреляли (по секретному приказу Ленина) вместе со Свердловым и рядом других «пламенных» революционеров в том же злополучном екатеринбургском подвале.

В романе действует множество известных исторических личностей: Ленин, Крупская, Троцкий, Антонов-Овсеенко, Луначарский, императрица Александра Фёдоровна, министр двора Фредерикс, Матильда Ксешинская, ефрейтор Шикльгрубер... Но главный герой романа – разумный компромисс. Именно благодаря умелому применению компромисса удаётся остановить смертоносную машину первой мировой войны и отменить мясорубку войны гражданской. Юрий Арабов говорил в одном из своих интервью: «Исторического компромисса у нас никогда не было: власть и народ рвали друг другу глотки, и это привело к закату великой страны, к закату культуры, который мы сегодня наблюдаем. Если сказать совсем примитивно, то власть должна использовать оппозицию в управлении, а оппозиция должна поставлять власти квалифицированные кадры. Царь из моего «Столкновения» это интуитивно чувствует и направляет историю ХХ века в мирное русло сотрудничества внешне непримиримых сил, чья непримиримость оказывается иллюзорной. В моем романе описан политический идеал автора. Это мое личное высказывание о том, что происходит в России сегодня. О том, что ей нужно как воздух, — о компромиссе».

Я лишь догадываюсь, что (или кого) конкретно имел в виду Арабов, используя в названии романа слово «бабочка». Конечно, вспоминается знаменитая бабочка Рэя Брэдбери и приходят мысли о том, как легко изменить ход истории, если знать, где порхает нужный мотылёк... Сам Арабов считает, что: «Границы человеческой свободы определяет честность. Если перед людьми и Богом ты ничего не скрываешь, то любое испытание, выпавшее на твою долю, будет столкновением с бабочкой».

Благодаря знаменитому рассказу американского фантаста бабочка – символ мимолётности и быстротечности жизни, одновременно стала и символом-обозначением точки бифуркации, в которой можно жизнь перенаправить, перезагрузить. К сожалению, власть и общество редко замечают точки перелома событий, моменты истины, когда можно без лишних потерь перевести течение истории на другой уровень, в спокойное и счастливое русло. Но всегда ли сама бабочка своевременно осознаёт, что пришёл её час? Что ей пора переделывать мир?

Цитата:

В политике не нужно бояться врагов. Нужно предлагать им сотрудничество. Возможность, которую ты им дал, проявит их истинную сущность. Не может быть врагов у человека, который открыт всем. Не может быть врагов у человечества, которое открыто всем. Враг возникает тогда, когда дразнишь его палкой. Если грядет революция, возглавь ее.

***

Опубликовано в моей авторской колонке 7 мая 2015 года: http://fantlab.ru/user31429/blog/tag/Арабов

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Столкновение с бабочкой» это казалось бы всем известная по учебнику история Октябрьской революции, но с одной измененной деталью (альтернативной завязкой). В марте 1917 года Император не отрекается от престола и исторические события, имевшие место в 1917-1918 годах (а за исключением последней главы, где дан перспективный обзор жизни этой «Другой России», роман охватывает только этот временной период) идут уже не своим чередом, но каждая «Аврора» на страницах книги обязательно выстреливает. Арабов проходится по всем ключевым событиям того времени меняя их содержание под новые реалии, но виртуозно наполняя все тем же смыслом.

Главных героев двое -- Николай Романов, по прозвищу Кровавый и Владимир Ульянов, по прозвищу Старик. Через сопоставление этих фигур, а так же через менее важных персонажей, представляющих олицетворяемые героями социальные слои, Арабов и продвигает свою идею о политическом компромиссе как всеобщем благе, и о том, что компромисс возможен даже если стороны так не похожи и далеки в своих стремлениях. С этим посылом, кстати, очень сложно спорить, но...

Очень заметно, что автор не любит своих героев. Передается это через злой юмор, который он использует для рассказа о жизни в те темные времена. Например, подмечается что место повыше в иерархии революционеров получают не те, кто умеет делать что-либо материальное или имеет хоть какой-то опыт управление, а те у кого хорошо подвешен язык и получается произносить непонятные и полумагические для простого народа фразы: «математическая точка русского бонапартизма», «несовместимость материализма с эмпириокритицизмом». Диалоги у Арабов получаются вообще гомерически смешными. За тот, что происходит между Николаем и Троцким автору можно многое простить. Мне кажется, что таким могли бы гордиться даже Ильф и Петров.

Хорошее впечатление от сатиры нисколько не портит осовременивание реплик персонажей. Конечно все эти -- «Мы здесь власть! Не забудем, не простим! Кавказцы чувствуют себя хозяевами России!», -- от лица революционеров, призывают читателей задуматься о происходящем вокруг и провести параллели между «героями» наших дней и прошлого, но выглядит это со стороны автора не совсем честно, потому что за образом Николая нет нынешней карикатурной власти, как мне кажется. Главная претензия Арабов к его Николаю в том, что последний слишком надеется на Бога: «Господь сам все управит. А если не управит, то так нужно. Только Божьим промыслом...». За счет этого пускания ситуации на самотек Император выглядит как мямля и только тем вызывает отвращение. Все остальные претензии лишь производные от этой главной.

Общий настрой у книги таков, что эволюционный путь развития намного лучше революционного. Ленин, приходящий к выводу, что народ ленивый, отсталый, неразумный и нужны годы, чтобы его воспитать. Наставление, что надо работать вдолгую, даже сквозь скуку. Медленно, но верно! Все это прекрасные слова, но утверждать после них, что берущая откаты и устраняющая оппонентов власть это правильная и единственная альтернатива красному террору и последующим репрессиям, значит лукавить. Ведь компромисс возможен и на других условиях. Мне такой финал испортил общее благоприятное впечатление от романа.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга интересна своей попыткой представить альтернативную историю России. Наиболее запомнились блестяще написанные главы о Ленине и об Николае ІІ.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх