FantLab ru

Неизвестный автор «Роман о Тристане и Изольде»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.00
Голосов:
18
Моя оценка:
-

подробнее

Роман о Тристане и Изольде

Le Roman de Tristan et Iseut

Роман

Аннотация:

Французский прозаический роман XIII века о Тристане и Изольде весьма отличается от сочинений трубадуров — «певцов любви» раннего средневековья. Автор прозаического романа ставит во главу угла вовсе не преданность Тристана своей возлюбленной Изольде, но — славу, добытую им на поприще рыцарских подвигов. Тристан — друг Ланселота и короля Артура, отважный герой, верный своему королю и только потом — любимой королеве. Он умирает, как положено воину: от боевого ранения.

Но все-таки и здесь есть нежная любовь — недаром из могил героев вырастает терновник, сплетающийся над стеной, разлучающей их.

Примечание:

Различные версии романа, прежде всего стихотворные (среди них выделяются французские романы Беруля и Тома, сохранившиеся далеко не полностью, и написанный на немецком языке обширный роман Готфрида Страсбургского), начали появляться с конца 60‑х годов XII в. Приблизительно в 1230 г. была сделана прозаическая французская обработка сюжета. В нем появились уже многие рыцари Круглого стола, и тем самым легенда о Тристане и Изольде была включена в общий контекст артуровских сказаний. Прозаический роман сохранился в нескольких десятках рукописей и был впервые напечатан в 1489 г. Одна из поздних рукописей (XV в.) легла в основу издания, подготовленного одним из крупнейших специалистов по средневековой французской литературе, Пьером Шампионом (1880–1942). По этому изданию (Le Roman de Tristan et Iseut. Traduction du roman en prose du quinzième siècle par Pierre Champion. Paris, 1938) выполнен наш перевод. На русском языке неоднократно (1903, 1913, 1938, 1956 гг.) печаталась обработка легенды, сделанная французским ученым Жозефом Бедье (1864–1938), и отрывки из прозаического романа в «Хрестоматии по зарубежной литературе средних веков» (1938, 1953).


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)
/перевод:
Ю. Стефанов (2)

Средневековый роман и повесть
1974 г.
Истории вечной любви
1995 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вечный страдалец, изысканный галантный любовник Тристан, которого Данте в «Божественной комедии» упоминает среди самых знаменитых грешников, погибших из-за любви; грешник-то он грешник, но при этом — добрый и честный вассал, разрывающийся между своими чувствами к жене короля — и преданностью ему... Нет, к концу XIII века читатель уже на такое «клюнуть» не мог! В лучшем случае — позевывая, отложил бы книгу; в худшем — вообще не стал бы читать.

Требовалась еще какая-то «замануха», кроме собственно любовной тематики. И тут неизвестный автор прозаического «Романа» вдруг вспомнил о короле Артуре, который в тогдашних прото-фэнтезийных романах был (как, собственно, и сейчас есть) «в каждой бочке затычка». Куда его ни впихни — читатель схавает, причем с удовольствием.

Образованность и начитанность в ту пору не считались чем-то необходимым для сочинения книг. (Опять же, сейчас ситуация ненамного *кхе-кхе* изменилась). Что с того, что в каноне — т.е., народных бретонских преданиях и романах великого Кретьена де Труа — ни у Артура, ни у Ланцелота, ни тем более у Тристана таких приключений не было?.. Все будет, как мы напишем; «скачи, враже, як пан каже».

Результат: не слишком-то грамотное, рыхлое и сумбурное авантюрное чтиво, наполненное бессмысленными и беспощадными квестами, драками, любовными похождениями (оказывается вдруг, что Тристан еще до своей влюбленности в Изольду имел кучу связей на стороне. Не спорю, такое вполне могло быть — он юноша пылкий, а это проявляется не только в рыцарской удали; в конце концов, не будем ханжами: есть же поговорка «Быль молодцу не укора». Вот только... какое отношение все эти мелкие интрижки имеют собственно к сюжету романа? Вспомним другого знаменитого любовника — шекспировского Ромео: у него тоже была подруга еще до встречи с Джульеттой. Появляется она на сцене? НЕТ. Только небольших упоминаний в тексте удостоена. Потому что читатель не дурак, и прекрасно понимает, что по-настоящему интересное начнется только с появлением Джульетты (или Изольды).

Что же касается всего прочего — драк, поединков, сложных и запутанных взаимоотношений между артуровскими рыцарями и их дамами — то тут можно суммировать одной фразой: «а этот этому ка-ак даст...» Представьте себе третье- или четвероклассника, пересказывающего своего другу сюжет... ну хотя бы «Властелина колец». Представили? Так вот, и прозаический «Роман о Тристане» — это почти то же самое.

Есть только три по-настоящему важных момента (важных — с точки зрения идеи, а не сюжета!), которые не позволяют — лично мне — с чистой совестью списать эту книгу «в архив», и идти читать вместо нее Жозефа Бедье (а также трубадуров Тома и Беруля, которые изложили ту же самую Легенду куда более живо, сочно и интересно).

ПЕРВОЕ: Тристан и Изольда испытывали симпатию друг к другу еще до того, как выпили на корабле колдовской афродизиак. Т.е., никакой «роковой любви», сродни проклятию, не было вовсе. Были обычные чувства; зелье просто их усилило.

ВТОРОЕ: ведь ясно же, что «злая жена» Тристана, погубившая его обманным рассказом про то, что Изольда не приехала — насквозь пафосный и натужный образ. В своем стремлении сделать Легенду реалистичнее, автор прозаического романа вводит новую сюжетную линию — оказывается, нашего рыцаря убил не кто иной, как любящий дядюшка (он же, по совместительству, муж Изольды). И — нет, я не стебусь: действительно любящий. Раскаивающийся (со слезами!) у смертного одра бедного парня, позволяющий ему — перед тем, как испустить последний вздох — в кои-то веки с Изольдой поцеловаться... Картина нравов вполне себе в духе мрачного Средневековья; Мартин отдыхает.

И ТРЕТЬЕ (last, but not least): кроме надоедливо-гламурных, до черта трафаретных рыцарей, в романе еще присутствует некто Динадан Соломенный. Как мы бы сейчас сказали, тонкий тролль, никогда не устающий отпускать ехидные «подколки» в адрес куртуазной любви, героизма и прочей псевдоромантической мишуры, отживающей свой век. Самое интересное, что именно этот язвительный буффон потом будет мстить королю Марку за смерть Тристана... Как говорил небезызвестный классик, любая история повторяется дважды. Сперва — как трагедия, потом — как фарс...

И все-таки, есть ли смысл в том, чтобы сейчас, в начале нового Миллениума, перечитывать этот фарс? Проще говоря, устарел ли прозаический роман о Тристане?

Правильный ответ: да (если только вы не зануда-литературовед, которому любой, даже самый архаичный текст, по-своему интересен). Теперешнему читателю куда больше подойдет пересказ Бедье — потому что там речь именно о любви: чистой, сильной, страстной и недаром пережившей свое время. А от затянутого и непомерно громоздкого сочинения XIII века эффект будет — как от оперы Вагнера. Вроде бы все то же самое, но на деле — совсем, совсем не то...

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читала именно эту версию романа, собранную на основе рукописи 15 века Пьером Шампионом. Понимаю, что многие шероховатости текста могли быть сглажены литературной обработкой и все такое...

Но, блин, как мне это все преподносили! Трагическая история роковой любви!!!! В общем, вот давайте поговорим, а была ли любовь?

Тристан встретил Изольду, но ничего в груди не екнуло. Он приезжает к дяде, королю Марку, и нахваливает ему касоту Изольды. Тот отправляет Тристана сватать Изольду за Марка. Возвращаясь к дяде с невестой, Тристан и Изольда пьют по ошибке любовный напиток и спят друг с другом. Невеста опозорена! Тристан и Изольда влюблены! Тут вроде как поступить бы Тристану по чести и признаться Марку. Но вместо этого дальше идет некрасивая история с подменой на супружеском ложе «порченой» Изольды на ее служанку Бранжьену. Дальше любовники наставляют рога Марку и никакого особого раскаяния что-то не видно. Видимо, честь и благородство Тристана не распространяются на супружеское ложе его дяди и добродетеля Марка. Изольда и ее любовник насмехаются над попытками Марка вывести изменников на чистую воду. Дальше герои немножечко страдают. Снова страдают, но уже в полную силу. Еще немного страдают. И вот он уже отстрадались! И похоронили их рядом, и умели они в один день...

При этом любовь Тристана, толкающая его на безумства, не является искренним чувством. Тристан считает нужным оправдывыаться перед дядей на смертном одре, и оправдываться самым некрасивым образом. Мол, он не добровольно влюбился, это все любовное зелье. И получается, что все нелицеприятные поступки Тристана — это как бы «не виноватая я, он сам...!».

Об Изольде можно сказать и того меньше. Неверная жена. Точка. Которая,к тому же. достаточно коварна, чтобы приказать тайком убить Бранжьену ради сохранения секрета о потеряном отнюдь не в объятьях супруга девстве. Едва спасшаяся служанка, к слову, спокойнехонько появляется спустя пару глав и ее верность госпоже воспринимается как нечто само собой разумеющееся!

В сюжете есть и другие нелепые моменты. Например, влюбленная Изольда не узнает своего возлюбленного, переодетого сумасшедшим. Он вынужден прямым текстом говорить ей кто он, показывать перстень, и только тогда Изольда понимает что перед ней ее единственная любовь. Тристану действие любовного зелья позволяет жениться на другой Изольде (невесту по имени выбирал?). И опять же, обе Изольды черезвычайно искусны во врачевании, но Изольда-жена не может излечить Тристана, для этого нужна только Изольда-жена короля Марка.

В общем, как в анекдоте:

»- Вовочка, это ты съел конфеты, которые лежали в шкафу?

- Нет!!!!

- И как?

- Очень вкусные!»

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх