FantLab ru

Гор Видал «Юлиан»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.23
Голосов:
13
Моя оценка:
-

подробнее

Юлиан

Julian

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 5
Аннотация:

Роман современного американского писателя Гора Видала, получившего в России известность в основном благодаря прокату голливудского фильма «Калигула», поставленного по его сценарию, посвящен одной из примечательных фигур на римском императорском троне IV в. — Флавию Клавдию Юлиану (332-363) — римский император (361-363). Одаренный аминистратор и полководец, Юлиан также обладал литературными способностями (значительная часть его произведений и писем дошла до нас); однако в памяти поколений он остался прежде всего как человек, попытавшийся повернуть историю вспять: Юлиан стремился возродить язычество и низвергнуть христианство. Роман задуман как публикация записок и дневника Юлиана, и этот текст комментируют два представителя античной культуры. Перед нами свего рода историческая хроника, насыщенная выразительными персонажами, острыми коллизиями. Юлиан — фигура трагическая, в его ярком образе переплетены и обстоятельства биографии, и напряженные духовные искания, и ситуация в империи.


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Юлиан
1994 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перед нами написанный с позиций американского либерализма середины XX века панегирик Юлиану Отступнику, естественному предшественнику всех религиозных диссидентов христианской истории. Учитывая роль Видала в собственной национальной культуре, Америки 1960-х здесь по крайней мере столько же, сколько и поздней античности. Но в силу не так давно осознанной «непрозрачности» нашего восприятия других эпох навязывание прошлому современных идеологических стереотипов – распространенный недостаток даже в сугубо научных работах.

Разумеется, составляющие тело романа фиктивные «письма» и «дневники» говорят об американском классике и его времени не меньше, чем о своих условных творцах. Однако каждый рассказчик у Видала – подлинная историческая фигура, чьи суждения, высказывания и поступки достаточно корректно соотносятся со свидетельствами сохранившихся источников, в том числе действительно вышедших из-под пера упомянутых лиц. Иными словами, любой из представленных персонажей вполне мог написать что-нибудь в подобном духе. При этом мировоззренческие и стилистические особенности того или иного повествователя открывают неисчерпаемые возможности для периодической смены угла зрения на описываемый предмет. А поскольку весь корпус «документов» о правлении Юлиана представлен читателю в процессе формирования (его составители – Приск и Либаний – состоят в переписке и, зачастую, в полемике друг с другом, дневники же своего царственного покровителя, если они противоречат их собственным взглядам, дополняют и корректируют), мы имеем перед собой живой диалог различных версий реальности.

Пожалуй, в наименьшей степени данный подход пошел на пользу самому императору. Смутно угадываемому за скупыми фактами дневника, чтобы сразу потеряться в ворохе чужих суждений о нем, образу Юлиана, возможно, не достает психологической глубины. Но Видала интересует не психологический портрет и даже не жизнеописание как таковое, а история воздействия религиозного выбора Отступника на последующую европейскую традицию. Бывшие сторонники Апостата создают в классической греко-римской форме своего рода языческое евангелие, настолько же превосходящее самого героя, насколько христианское благовестие больше любой возможной человеческой биографии. В результате «Отступник», как и «Галилеянин», продолжает жить в современной культуре.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх