FantLab ru

Рэй Брэдбери «Детская площадка»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.19
Голосов:
771
Моя оценка:
-

подробнее

Детская площадка

The Playground

Другие названия: Детская комната

Рассказ, год; цикл «Гринтаунский цикл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 136
Аннотация:

А вы уверены, что вы хотели бы вернуться в детство... Главной герой сделал это ради своего сына, как — читайте...

Примечание:

Рассказ включен в английское издание сборника «Человек в картинках» (Hart-Davis, 1952), через год перепечатан под одной обложкой с романом «451 по Фаренгейту».


Входит в:


Похожие произведения:

 

 


Научно-фантастические рассказы американских писателей
1960 г.
Передай добро по кругу
1982 г.
Американская фантастическая проза. Книга 1
1989 г.
Невероятный мир
1989 г.
451 по Фаренгейту. Рассказы
1990 г.
Невероятный мир
1991 г.
Невероятный мир
1992 г.
Улыбка
1993 г.
Канун всех святых
1997 г.
Сочинения в двух томах. Том 2
1997 г.
451° по Фаренгейту. Рассказы
2000 г.
Электрическое тело пою!
2001 г.
Марсианские хроники
2002 г.
Надвигается беда
2002 г.
О скитаньях вечных и о Земле
2002 г.
Человек в картинках
2005 г.
Марсианские хроники
2007 г.
Человек в картинках
2009 г.
И грянул гром: 100 рассказов
2010 г.
451 градус по Фаренгейту
2011 г.
Человек в картинках
2012 г.
Человек в картинках
2013 г.

Издания на иностранных языках:

Portals of Tomorrow
1954 г.
(английский)
Fahrenheit 451
1955 г.
(французский)
Fahrenheit 451
1966 г.
(французский)
Black Water: The Anthology of Fantastic Literature
1984 г.
(английский)
Все літо наче день один. 100 оповідань. Том перший: Книга 1
2015 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 марта 2009 г.

Шедевр в этом же духе и «Все лето в один день» этого же автора и продолжении темы Голдинга «Повелителе мух». Из наших писателей частично эту тему поднимал Лукьяненко в «Рыцарях сорока островов».

Детская жестокость — что это: необходимость для воспитания или порок человеческого общества. ГГ пытается защитить своего сына от этого, но какой ценой? какова цена которую заплатит он и цена, которую заплатит его ребенок в силу «МЕДВЕЖИЙ УСЛУГИ» своего отца. А услуга действительно лишняя, как ни цинично и жестоко звучит. Таково человеческое общество, ВСЕ должны пройти определенный путь.

Очень интересно описания мира детей — этакой визжащей и безжалостной безликой массы, наделенной чем-то демоническим и с целями далекой от детских беззаботных забав. Так кто же толкает детей на это? Неужели некий Повелитель мух?

Хотя если вдуматься, то взрослая толпа не менее страшнее. Просто жестокость детей страшна самим своим фактом существования...

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 января 2009 г.

Быть может это метафора? Детская площадка — это наш мир, наша Земля. Ведь человечество на протяжении всей своей истории, только и знало, что устраивать войны — толкать, разбивать носы, пинать, стрелять из духовушек... И Отец, послав в новый мир своего Сына, ужаснулся от увиденной жестокости. И решил Он забрать Сына своего из этого кошмара, отградить от злобы людской... Или быть может площадка — это Ад. И рассказ о Любви родительской, ведь ради своего чада родитель готов на все...

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2012 г.

Рассказ неоднозначный, но не в плане оценки морали, понимания, подхода в категориях «хорошо/плохо» — с этим как раз всё предельно ясно. Его неоднозначность лежит в другой плоскости: его трудно оценить в плане качества, я колебался между цифрами «5» и «9». Дело в том, что в рассказе сошлись одновременно многие достоинства и недостатки, которые я часто отмечаю для себя и в отзывах. На одной чаше весов оказались невероятная визуальность происходящего – так классно описаны ощущения Чарльза Андервуда, весь его страх и непонимание, детская площадка со всеми её запахами, её злобой и кипящей ненавистью к себе подобным, все эти брэдбериевские спецэффекты видишь как наяву; превосходно выписана психологичность истории, столкновение интересов, отличен замысел, но… На другой чаше – в минусах — предсказуемость сюжетной линии, не совсем уместное исходя из ситуации отображение характеров и эмоций персонажей, и, что самое для меня неприятное – маленькая, лукавая неправдоподобность созданного мира. Да, я бы сказал, что Брэдбери, изображая такую детскую площадку, слукавил перед читателем, смошенничал, показав лишь теневую её сторону. Зачем он изобразил её так однобоко, почему только с одной стороны – злой, жестокой и неприглядной? Ведь мир детства многогранен, да, в нём много жестокости, лжи, изворотливости, грубости, плохого самоутверждения, но в нём есть место и добру, любви, дружбе, интересным играм! Но персонажи говорят и участвуют только лишь в негативной части «школы жизни», под названием Детство, забывая с лёгкой руки Мастера о красивой и яркой. Если бы дети проходили только через такую детскую площадку, как в рассказе, мир сплошь бы состоял из грабителей, насильников и убийц, но ведь это не так. У меня на глазах и руках растут двое мальчишек и племянница. Конечно, они порой ссорятся, ругаются, обзываются, дерутся, но они и в обнимку смотрят мультики, читают книжки, играют в игры и строят песочные замки.

Также ошибочно, на мой взгляд, полагать, что прежде всего Брэдбери писал о детской жестокости. Как и в рассказе «Всё лето в один день» или «Поиграем в «отраву» жестокость мира детей лишь инструмент для подачи идеи, лишь её форма, в которую она отлита, но никак не сама идея. Через призму этого он показывает жестокость всего окружающего детей мира, их вынужденную позицию учиться сначала играть, а потом и жить по правилам злого взрослого мира. Но конечно, схитрив и показав только одну сторону детства, Брэдбери не был корыстен в помыслах. Мне кажется, его урок заключается в том, что он намекает нам, взрослым: помимо такой площадки мы должны создавать для детей и другие, такие, на которых царит покой, любовь и красота.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 ноября 2014 г.

“Are all playgrounds like this?” Underhill said.

“Some,” replied the boy on the playground. “Maybe this is the only one like this. Maybe it’s just how you look at it, Charlie. Things are what you want them to be.”

Брэдбери – мастер превратить самую простую и незатейливую идею во что-то невообразимо стремное и выдернуть общепринятое мнение с корнем из уютной ямки, где то обитало множество лет, питаясь привычкой людей верить в устоявшиеся заблуждения. Детство – самая счастливая пора, говорите? Фига с два. Сколько раз после игр на свежем воздухе, потасовок во дворе и борьбы за горку вы приходили домой без единой слезинки и царапины? Казалось бы, детская площадка – всего лишь место, куда мамочки водят детишек порезвиться. Но на деле же это рассадник зла, средоточие насилия и жестокости, площадка для старта во взрослую жизнь, где выживают сильнейшие. Чарльз Андерхилл очень хотел защитить своего трехлетнего сынишку от ужасов детской площадки. Любой ценой.

Его хотелось встряхнуть. Оградить ребенка от уроков жизни и неизбежных синяков по пути? Эта защита, безусловно, успокоит волнительного родителя, но в кого превратится этот неприспособленный к жизни ребенок, когда вырастет? И одновременно описание площадки, распространяющей вокруг себя ауру боли и насилия, заставляло лишний раз вздрогнуть. Детские площадки не могут быть такими. Но если все-таки приглядеться поближе, оценить всю картину глазами переживательного мистера Андерхилла.. у какого родителя поднимется рука зашвырнуть своего ребенка в это пекло?

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 октября 2012 г.

Когда-то давно, когда я был знаком у Брэдбери только с «Вином из одуванчиков» и «451 по Фаренгейту», я очень удивился, прочитав, что Брэдбери считается ко всему прочему и мастером «страшного рассказа». Но потом, прочитав это произведение, я убедился – действительно Мастер. Именно так, с большой буквы. Есть в этом замечательном рассказе что-то даже саспеновское. Какая-то гнетущая мучительность, ощущение чего-то грядущего сверхъестественного. Знаете, почему-то напомнило даже лучшие рассказы Кинга. Чем точно, сказать не могу – может быть, этим не совсем стандартным обликом зла, проникновение этого зла чрез детей… Хотя у Брэдбери всё гораздо глубже (да и скорее Брэдбери повлиял на Кинга, чем наоборот – естественно) за счёт психологизма – это не только зло, это ещё и мир детей – жестокий – глазами взрослого человека – эта странная, поистине пугающая и непонятная жестокость таящееся в них. И психология Андерхила передана очень здорово. А ведь именно его глазами мы и видим всю историю. И чувствуем эту гнетущую атмосферу тихого кошмара, жестокого мира детства, мира этой детской площадки – территории зла. И в первую очередь территории зла для взрослых (как тут не вспомнить последние фразы в окончании рассказа). А описание этой конторы просто засело в мозг и заставило вздрогнуть от какого-то холода. И вся эта история, и, особенно, эта какая-то нервная давящая атмосфера запомнились очень надолго.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июня 2012 г.

Мне было трудно поверить в эту историю. И дело не в фантастическом допущении, которое использовал Брэдбери. Оно как раз очень красиво завершает рассказ. Проблема в сюжетной завязке. Овдовевший Чарльз Андерхилл волнуется и переживает за своего маленького сына — это вопросов не вызывает. Но чтобы взрослый мужчина так панически боялся других детей, синяков и шишек, которые может набить его ребенок, да и вообще жизни? Забавно, что сестра главного героя по сюжету этих комплексов лишена. Конечно, психоаналитик (кто в Америке их не посещает?) быстренько бы разобрался в ситуации, разложив все по полочкам: «Очевидно, в детстве Вас часто обижали сверстники, мистер Андерхилл? Хотите поговорить об этом?» Поговорить-то можно, но можно и выбрать у Брэдбери другой рассказ. Например, близкого по теме «Попрыгунчика»...

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 марта 2016 г.

Недавно перечитала рассказ, посмотрев серию из «Театра Рэя Брэдбери» (1985-1992), где Чарльза Андерхилла играет Уильям Шатнер. Брэдбери переделал рассказ, приспосабливая к экрану. Из сценария пришлось убрать оказывающую такое психологическое давление волну запахов того детского кошмара, длившегося вечно, как казалось герою, которого не спасал собственный дом — родители были на работе, когда за ним очередной раз гнались с побоями мучители. Вместо этого — игра со светом, отчего площадка за сетчатым забором выглядит вольером для диких зверей, создание поворотами ракурса головокружительной перспективы, помогающей видеть происходящее то с детского, то с взрослого роста, плюс объявление красными буквами, призывающие с осторожностью отпускать туда детей.

По рассказу мы не можем судить, как произошёл обмен между отцом и мальчиком, а в телеверсии мальчик повторяет «Я -папа», Чарльз же называется Стивом (так тут зовут его сынишку),когда, превозмогая страх, поднимается на винтовую горку. А само изменение происходит где-то на повороте горки...

Словом, посмотреть вполне стоит. К тому же, по-моему,игра Шатнера позволяет увидеть в нём не просто чрезмерно стремящегося укрыть дитя от жизненных тревог родителя, а человека, в котором пробудилась отвага — ведь это настоящий подвиг, обречь себя снова на те мучения, через которые прошёл, которые остались позади. И он идёт на это, чтобы у зрителя зародилось чувство, что так быть не должно. Не тому должны учить детские площадки, не звери там должны расти...

И тут основная мысль Брэдбери, которую он не устаёт повторять снова и снова: уроков прошлого нельзя забывать, но они не должны застить пути для будущего. Детство — точка роста, росток нельзя оставлять без внимания, иначе всё пойдёт по смертельному кругу.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 февраля 2010 г.

Жестокость — одна из многих неотъемлемых граней нашей жизни. Она рядом с нами и внутри нас. Мы сдерживаем ее, стараемся оградиться от нее сами и оградить своих близких. Но пряча всю жизнь детей за своими спинами, родители оказывают детям медвежью услугу. Ребенок должен пройти через «испытание детством», поскольку в детстве проще пройти путь познания жестокости этого мира. И тогда ребенок не только научиться противостоять жестокости извне, но и внутри самого себя.

На мой взгляд, герой рассказа то ли не прошел через свою «детскую площадку» в детстве, то ли просто не вынес из нее урока. А потому, сам того не ведая испортил жизнь своему сыну. Ведь детство — это не только мучения, насилие и жестокость, — это радость открытий, познаний и большого количества свободного времени: этого, ой, как не хватает многим из нас. Мы все со светлой грустью вспоминаем детство и помним, как правило, только радостные моменты; неприятное же просто усваивается как необходимый урок и прячется в недрах нашего сознания и редко оттуда показывается. За что же главный герой украл детство у своего сына?

Я считаю этот рассказ далеко не лучшим у мэтра, но поставить более низкую оценку не поднялась рука.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 ноября 2014 г.

Соглашусь со stewra darkness — поведение детей действительно является отражением поведения их родителей. И именно будучи вовлеченным в социум равных эта взрослая гниль пропадает, ребенок становится собой, адаптируется и борется, действительно растет, а не киснет в четырех стенах.

Образ управляющего, который все-таки больше есть, чем его нет, дает понять, что детская площадка — не мир злого хаоса, а место, заключающее свой, не видимый взглядом родителя, порядок. Потому взрослый человек, попав сюда, становится жертвой этого дикого места — он не может понять его, как не разобрался со своим собственным детством. Уверена, что многие зрелые люди вовсе не взрослые, а дети, обросшие гнилью навязанной морали. У них есть шаблон поведения и понимания, где и почему безопасно находиться, и он возведен законом в право. Но отвлечённость детского мира от всех этих «совершеннолетних», абстрактных понятий делает детство таким волшебным прикосновением к реальности, тому порядку, который ощущается нутром, а не умом. И, может, разум в этом смысле оставляет взрослого человека на более животном уровне, чем нравственная природа ребенка.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 мая 2012 г.

Да бросьте, с высоты своих лет, каждый прекрасно понимает, что дети жестоки не потому, что злы, а потому, что делят мир не на Добро/Зло, а на Интересно/Неинтересно. Естественно, каждый родитель хочет оградить своё чадо от боли и жестокости, но ведь из-за этого ребенок вырастает неполноценным, неготовым ко взрослой жизни, не полностью развитым и глуповатым... Так что, не лишайте ребенка детсва во всей его полноте.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 сентября 2010 г.

Наверное, все заметили, что у Брэдбери много рассказов о детях. А этот рассказ, по-моему особенный, потому что здесь дети показаны под неожиданным углом. На протяжении всего рассказа, складывается такое ощущение, что автор описывает не детей, а маленьких чудовищ. И самое страшное — это правда. Да, немного преувеличено, но всего лишь НЕМОГО. Я бы поставил 10 этому рассказу, если бы Рэй рассказал бы нам о управляющем и о том, как ребенок чувствует себя в шкуре отца.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 января 2008 г.

Кроме Брэдбери больше никому не удавалось изобразить мир детской жетсокости настолько ярко, четко и откровенно. Данный рассказ не стал исключением... Вообще, комментировать рассказы Брэдбери нет необходимости, они все потрясающие и их надо просто читать... и обязательно перечитывать...

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 августа 2006 г.

Человек боится своего детства, он его ненавидит, но почему он так уверен, что его ребенок будет чувствовать то же самое. Почему он решает за него как ему лучше? Он защищает своего сына от своих страхов и наказывает себя за это.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 февраля 2012 г.

Автор — отец четырех дочерей, о том, каково быть мальчишкой отчетливо помнит по своему детству. Если верить Дарвину, в человеческом геноме есть и звериное. Детская площадка — лакмусовая бумажка, форточка для звериного, разрядка и полигон. На детской площадке происходит социализация мальчишек, происходит ролевое распределение (монстр-герой-ангел). Главный герой рассказа — отнюдь не герой, возможно потому, что и его отец в свое время повел себя аналогично? Эх, спросить бы у Брэдбери! Да только он, боюсь, и сам не знает.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 октября 2009 г.

Каждый человек должен пройти через то, что он должен пройти. Потом остается только сожалеть, что ранее ты это не пережил и не «закалил себя как сталь». Может отец не сына спасает, а самого себя спасает, пытаясь пережить свое детство снова...

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх