FantLab ru

Степан Чепмэн «Тройка»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.42
Голосов:
26
Моя оценка:
-

подробнее

Тройка

The Troika

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Старуха мексиканка, раздолбанный джип и бронтозавр с детскими комплексами — такая вот нелепая компания бредет по бескрайней пустыне, страстно мечтая о смерти. Но это им никак не удается — будь то смерч, падение со скалы или кровавая драка — через минуту все просыпаются невредимыми, но поменявшись телами. То, что смахивает на необъяснимую жестокость судьбы, оказывается злобным спектаклем — над тройкой несчастных проводит эксперимент ангел-психиатр с явно нездоровой психикой. Но пациенты не бессильны. Им бы только добраться до выхода...

Награды и премии:


лауреат
Премия Филипа К. Дика / Philip K. Dick Award, 1998 // Лучшая НФ-книга в США

лауреат
Финская премия "Блуждающая звезда" / Tähtivaeltaja-palkinto, 2007 // Научно-фантастическая книга (США)

Номинации на премии:


номинант
Портал, 2009 // Переводная книга


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)
/перевод:
И. Замойская (1)

Тройка
2008 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Ум, согласно учению, бывает пяти родов. Первый- это истинное познание. Второй-ложное познание. Третий-это иллюзии, четвертый- сон и пятый- память» ( эпиграф к 5 главе).

Чтобы охарактеризовать книгу кратко- даже не ищите в ней первого. «Тройка»- это реальности, сотканные иллюзиями, сном и памятью, искушаемые ложным познанием. А истина где-то рядом.

Через нескончаемую белую пустыню тянется цепочка следов. Следов странной до безумия тройки- старухи-мексиканки, джипа и бронтозавра. Для завершения картины добавим, что это семья, что их странствование тянется уже бесконечность, что герои, независимо от своей воли, периодически меняются телами, и что их самым сильным желанием на данный момент является умереть. Или убить других членов семьи. Что, в принципе понятно, но одинаково бесполезно- воскрешение неизбежно.

Параллельно цепочке следов выстраивается череда рассказов — фантастично-иллюзорных снов-воспоминаний героев о прошлой жизни. Каждый рассказ — отчаянный монолог одинокой, потерявшей себя и других души. Каждый рассказ- мгновенный отпечаток личности, ее самых потайных страхов и внутренних противоречий. Будь то страх машин, искалечивших руку Алекса, борящийся с его любовью к технике; будь то стремление остаться собой девочки Наоми, осознающей свои катастрофическое отличие от других или же такое понятное стремление к любви Евы, боящейся отдать кому-нибудь свое сердце. Впрочем, это лишь моя интерпретация, всего лишь одна из возможных.

Миры рассказов причудливы и метафоричны, пугающи и красивы, безумны и узнаваемы. А рассказанные истории удивительны и пронзительны . Их не портит даже некоторая узнаваемость элементов. Вообще, на мой вкус, рассказы и сами по себе вполне самодостаточны и хороши. Но в романе, выстраиваясь в последовательности, отражающие внутренние состояния героев, и иллюстрируя место момента на заданной автором шкале ( Семейная болезнь -Рецедив-Признаки выздоровления-Исцеление) выходят просто на какой-то метауровень.

Появляющаяся ближе к середине линия Ангелов (или все-таки людей, исполняющих их обязанности?) конкретизирует картину, оформляет роман и создает возможность развязки. Но, несмотря на системообразующую роль, несмотря на метафоричные связки (тройка вверху, тройка внизу), несмотря на воссозданную атмосферу произведений Дика и Желязны производит впечатление некоторой чужеродности и недоработанности. Пародоксально, но «божественная» линия несколько заземлила роман, упростила внешне, совместив экзистенциальную философию пустыни с фантастической реальностью.

Отдельно хотелось бы обратить внимание на эпиграфы. В «Тройке» они по сути играют роль ориентиров и не только точно характеризуют главу, но также как рассказы отражают момент движения, создавая с рассказами некую дублирующую систему, такую подвесную дорогу для читателя. Что, поверьте, совсем не лишнее.

И напоследок — книга читается на удивление легко. Простой и точный язык мгновенно создает эффект погружения, а причудливые истории и образы легко удерживают интерес. Проблемы возникают только при попытке собрать все воедино. Вот здесь проложенные автором тропинки, а иногда и прямые указания (пусть и устами шкатулки), становятся поистинне бесценными. Хотя вариантов почтения все-равно остается множество.

P.S. Cпасибо всем лаборантам, писавших о «Тройке» в темах или отзывах. Именно вам я обязана потрясающим знакомством с умной, сильной, яркой, оригинальной и просто очень понравившейся книгой.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

(три белых солнца пустыни... утро, вариант 349Y*)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Секундная стрелка замерла на делении 43 — тёмной чёрточке на фоне большого циферблата — словно бы время в этом странном мире застыло на века или же, что вероятнее всего, часы хвалёной марки просто вышли из строя. Глядя на застывшую стрелку, Джип успел передумать о тысяче самых разных вещей, тысячу раз проклясть и весь этот мир и его создателя...

Стрелка вдруг дрогнула и лениво дёрнулась к следующей отметке. Тишина и неподвижность кончились.

Джип вскинул АК-47, выпустил короткую очередь по дверному замку (в этот момент что-то просвистело мимо, обдав жаром, и кануло неизвестно куда). Проехал по гостиничному коридору, набирая скорость и вышиб бампером дверь (она разрослась из дальней точечки и закрыла обзор, показав табличку с номером, прежде чем рухнуть под его — джиповой — пятитонной массой). В номере никого — лишь напротив входа журнальный столик с фотографией мексиканки и — в тёмной блестящей лужице — собственная отрубленная голова. Мексиканка на фотографии издевательски скалила зубы, держа в руках окровавленный тесак, а кровь стекала из снимка на шахматные плитки пола.

кап-кап! (изображение поменялось: ... бензопилу)

кап-кап! (изображение поменялось: ... ножовку)

кап-кап! (изображение поменялось: ... топор)

Вдруг из стены вынырнуло что-то большое и чёрное, с тёмной раззявленной пастью, и молниеносно увеличилось в размере, заслонив мир.

Тьма... Очнувшись, и увидев чёрно-белый пейзаж, скованный, будто льдом, всё той же оглушительной тишиной, Джип застонал — Только не это! Снова в шкуре бронтозавра! — не подозревая, что в этот самый момент захихикал у своего монитора безумный ангел-маньяк...

. . . . . . . . . . . . . . . . . .

После отвязного «Реванша ситцевой кошки» захотелось попробовать и других авторских вещей, хотя и очевидно, что придумать подобное удаётся лишь однажды. Невольное сравнение с ранее прочитанным неизбежно. В обеих вещах одинаковая атмосфера — странный сюрреалистический мир послежизни, что, при всей симпатии, наводит на подозрение, не является ли Чепмэн автором «одной идеи», и не станет ли вырабатывать эту жилу бесконечно? Однако растянутые на роман события «Тройки», сгустились в «Реванше» в такой концентрат бешеного драйва и безумия, что при сравнении победа неизменно остаётся за «кошкой». Быть может, сыграл свою роль и фактор новизны — «Реванш» был прочитан раньше и восхитил нетрадиционной подачей материала, непохожей на фармеровский «Мир реки». Многое из находок «Тройки» перекочевало затем в рассказ (мелькает, например, мотив превращения в игрушку), но по совокупности «Тройка» выглядит лишь эффектной разминкой перед стартом. Если вы не читали «Реванш», «Тройка» может восхитить — в противном случае неизбежно ощущение deja vu.

Из высказанных мыслей: бессмертие, быть может, самая страшная из всех человеческих катастроф, поскольку может оказаться лишь бесконечной пыткой (мысль, впрочем, не нова, если припомнить концепцию ада).

Несущественные мелочи отечественного издания: в американских текстах часто вкрапляются иноязычные слова, обычно без перевода. Подозреваю, у нас таковые «отсеялись», поскольку мексиканка могла использовать в лексиконе родные слова, а текст, который всё-таки остался в книге, претерпел лёгкую адаптацию. Обычно в испаноязычных текстах много нетипичных символов — ударения, перевёрнутые знаки в начале предложений. В нашем издании ничего подобного нет, в результате чего «мексиканский» текст совершенно не воспринимается как мексиканский — обычная абракадабра латиницей, малопонятная большинству.

Ключ к пониманию, хотя и вводящий в некоторое заблуждение относительно родственных связей, даётся уже на 36 странице. Однако не стоит придавать ему слишком большое значение — читайте, дайте волю своему воображению, да не оставит оно вас.

. . . . . . . . . . . . . . . . . .

... И снова пробуждение, и снова бесконечное путешествие по пустыне в компании со старухой-мексиканкой и сбрендившим от жары бронтозавром.

Желание у всех одно — уснуть, и снов не видеть никаких. Навечно. Долго. Навсегда.

* — это не спойлер, поскольку автор не счёл нужным отразить упомянутые события в книге.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Аннотация произвела двоякое впечатление. С одной стороны, вроде что-то необычное и оригинальное. С другой, эта оригинальность показалась мне натянутой и чересчур нарочитой. После того, как я прочитал «Тройку», двойственность ощущений не исчезла, хотя и состояла уже в другом. Натужного оригинальничанья тут нет [хотя в один момент старуха, джип и бронтозавр превращаются в девочку, вертолет и муравья =)]. Также, как нет и неистового сюрреализма; читатель может не боятся, что автор на полуслове бросит его и героев в комнате с плавящимися часами и нападающим тигром, отгородившись табличкой «КОНЕЦ».

Читал книгу с интересом, был очень заинтригован: что же там дальше. Но в конце концов «Тройка» Чепмэна сильного впечатления не произвела. Некоторые сюжетные ходы приводят на ум повести и романы других авторов: начало — явное «У меня нет рта, чтобы кричать» Эллисона, потом есть кое-что из «Дочери железного дракона» Суэнвика, «Лабиринтов смерти» Дика. Может, из-за того, что я изначально настроился на нечто в духе Филипа Дика и Стива Айлетта, я ждал более крутых поворотов и вывертов.

Но при довольно прямолинейной и предсказуемой основной линии сюжета, в нее еще вплетены небольшие рассказы, являющиеся будто бы воспоминаниями героев. При желании их можно истолковать как различные формы бреда, которые не следует понимать буквально, или наоборот — как мозаичную историю того мира, где раньше жили герои, и который постепенно открывается нам. Вот они весьма любопытны! Интересен кастовый мир людей-рыб (человечество генетически модифицировало себя на основе обитателей океана после экологической (военной?) катастрофы); война, в которой использовалось магнитное поле земли, удары шли по меридианам с северного полюса до южного, из-за чего основные битвы велись за Северный-Ледовитый океан, а на южном полюсе были концлагеря; рассказ про робота, уничтожающего насекомых, и ставшим на этой почве настоящим маньяком и пр.

В общем, как я считаю, «Тройка» — средняя такая фантастика: ни сильно ругать, ни превозносить ее не хочется. Неплохая НФ, один раз прочесть точно не жалко, но вот на второй меня уже не тянет.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх