FantLab ru

Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.91
Голосов:
935
Моя оценка:
-

подробнее

Франкенштейн, или Современный Прометей

Frankenstein; or, The Modern Prometheus

Другие названия: Франкенштейн, или Новый Прометей

Роман, год; цикл «Франкенштейн. Свободные продолжения»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

1 августа 17.. года к борту судна вышедшей из Архангельска полярной экспедиции прибивает льдину с собачьей упряжкой. Выживший путник-европеец, Виктор Франкенштейн рассказывает капитану историю своей жизни. Эта история нашедшего способ «оживления мертвой материи» студента-естествоиспытателя и путь мести людям его разумного порождения стали основой романа, который признается многими как первое произведение в жанре научной фантастики.

Примечание:

На сайте архива Шелли-Годвина выложена рукопись романа с расшифровкой.

Полноценный перевод романа выполнен Зинаидой Александровой и, возможно, Ю. Евтушенко (полнота не проверена).

Остальные переводы либо в сокращении, либо являются пересказами.


Входит в:

— цикл «Франкенштейн. Свободные продолжения»  >  Антологии  >  антологию «Франкенштейн», 1994 г.

— журнал «Weird Tales» August 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» December 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» July 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» June 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» May 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» November 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» October 1932», 1932 г.

— журнал «Weird Tales» September 1932», 1932 г.

— антологию «The Monster Makers: Creators & Creations of Fantasy & Horror», 1974 г.

— антологию «Science Fiction and Fantasy», 1977 г.

— антологию «The Road to Science Fiction: From Gilgamesh to Wells», 1977 г.

— антологию «The Classic Horror Omnibus. Vol. 1», 1979 г.

— антологию «Английская романтическая повесть (на английском языке)», 1980 г.

— антологию «A Treasury Of Gothic And Supernatural», 1981 г.

— антологию «Антология ужасов. Том 1», 1991 г.

— антологию «Комната с гобеленами», 1991 г.

— журнал «Молодёжь и фантастика № 1, 1991», 1991 г.

— журнал «Молодёжь и фантастика № 2, 1992», 1992 г.

— журнал «Молодёжь и фантастика № 3, 1992», 1992 г.

— журнал «Молодёжь и фантастика № 4, 1993», 1993 г.

— антологию «Страшно увлекательное чтение. 21 иллюстрированный триллер», 2001 г.

— антологию «Вампир. Английская готика. XIX век», 2002 г.

— антологию «Франкенштейн», 2003 г.

— антологию «Смерть Дон Жуана, или «Незримого начала тень...», 2007 г.

— антологию «Готический роман», 2009 г.

— антологию «Классические кошмары», 2010 г.

— антологию «Франкенштайн», 2010 г.

— антологию «Дом с привидениями», 2014 г.


Награды и премии:


лауреат
Фэнтези: 100 лучших книг / Fantasy: The 100 Best Books, 1988

лауреат
Хоррор: 100 лучших книг / Horror: 100 Best Books, 1988

лауреат
100 лучших книг, написанных на английском языке / The Guardian's 100 Best Novels Written in English, 2015

Номинации на премии:


номинант
Зал славы научной фантастики и фэнтези / Science Fiction and Fantasy Hall of Fame, 2016 // Творения (выбор публики)

Экранизации:

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 1910, США, реж: Дж. Сирл Доули

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 1931, США, реж: Джеймс Уэйл

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 1984, США, Великобритания, реж: Джеймс Ормерод

«Невеста» / «The Bride» 1985, Великобритания, США, реж: Фрэнк Роддэм

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 1992, Великобритания, реж: Дэвид Уикс

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 1994, США, Япония, реж: Кеннет Брэна

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 2004, США, Германия, Словакия, реж: Кевин Коннор

«Франкенштейн» / «Frankenstein» 2011, Великобритания, реж: Дэнни Бойл

«Виктор Франкенштейн» / «Victor Frankenstein» 2015, США, реж: Пол МакГиган



Похожие произведения:

 

 


Франкенштейн
1965 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
1989 г.
Антология ужасов. В четырех томах. Том 1
1991 г.
Комната с гобеленами
1991 г.
Вампиры. Франкенштейн
1992 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
1992 г.
Франкенштейн
1995 г.
Франкенштейн
1998 г.
Франкенштейн
2000 г.
Вампир. Английская готика. XIX век
2002 г.
Франкенштейн
2003 г.
Франкенштейн
2003 г.
Франкенштейн
2005 г.
Франкенштейн
2006 г.
Смерть Дон Жуана, или «Незримого начала тень...»
2007 г.
Франкенштейн
2007 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2007 г.
Франкенштейн
2009 г.
Франкенштейн
2009 г.
Франкенштейн
2009 г.
Готический роман
2010 г.
Готический роман
2010 г.
Франкенштейн. Последний человек
2010 г.
Страшно увлекательное чтение. 21 иллюстрированный триллер
2010 г.
Готический роман
2010 г.
Демоны и призраки
2010 г.
Классические кошмары
2010 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2010 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2010 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2010 г.
Франкенштейн
2012 г.
Франкенштейн
2013 г.
Франкенштейн
2014 г.
Франкенштейн
2014 г.
Дом с привидениями
2014 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2015 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2015 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей. Новеллы. Эссе
2016 г.
Дракула. Франкенштейн
2017 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2018 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2018 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2018 г.
Франкенштейн, или Современный Прометей
2019 г.
Франкенштейн
2019 г.
Франкенштейн. Подлинная история знаменитого пари
2020 г.

Периодика:

«Weird Tales» May 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» June 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» July 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» August 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» September 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» October 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» November 1932
1932 г.
(английский)
«Weird Tales» December 1932
1932 г.
(английский)
Молодежь и фантастика № 1, 1991
1991 г.
Молодежь и фантастика № 2, 1992
1992 г.
Молодежь и фантастика № 3, 1992
1992 г.

1993 г.

Аудиокниги:

Frankenstein
2004 г.
Франкенштейн, или Современный прометей
2013 г.

Издания на иностранных языках:

The Monster Makers: Creators & Creations of Fantasy & Horror
1974 г.
(английский)
The Monster Makers: Tales of the Believable and Unbelievable!
1974 г.
(английский)
The Monster Makers: Creators & Creations of Fantasy & Horror
1974 г.
(английский)
Science Fiction and Fantasy
1977 г.
(английский)
The Road to Science Fiction: From Gilgamesh to Wells
1977 г.
(английский)
The Classic Horror Omnibus. Vol. 1
1979 г.
(английский)
Английская романтическая повесть (на английском языке)
1980 г.
(английский)
The Monster Makers: Tales of the Believable and Unbelievable!
1980 г.
(английский)
A Treasury Of Gothic And Supernatural
1981 г.
(английский)
A Gothic Treasury of the Supernatural
1981 г.
(английский)
Frankenstein
1989 г.
(польский)
Frankenstein
1994 г.
(английский)
The Mammoth Book of Frankenstein
1994 г.
(английский)
A Gothic Treasury of the Supernatural
1995 г.
(английский)
The Story of Frankenstein
1997 г.
(английский)
Frankenstein
1999 г.
(английский)
The World of Monsters / Мир монстров
2000 г.
(английский)
Frankenstein
2003 г.
(английский)
The World of Monsters
2003 г.
(английский)
Frankenstein
2004 г.
(английский)
Frankenstein or the Modern Prometheus
2004 г.
(английский)
Frankenstein
2004 г.
(английский)
Франкенштейн. Доктор Джекіль і Містер Хайд. Портрет Доріана Грея
2005 г.
(украинский)
Frankenstein
2006 г.
(английский)
Frankenstein
2006 г.
(английский)
Frankenstein
2007 г.
(английский)
Frankenstein, or the Modern Prometheus
2007 г.
(английский)
Frankenstein, or, The Modern Prometheus
2008 г.
(английский)
Франкенштайн
2010 г.
(украинский)
Frankenstein
2012 г.
(английский)
Frankenstein
2012 г.
(английский)
Frankenstein
2013 г.
(английский)
Франкенштейн, или современный Прометей / Frankenstein: Or, the Modern Prometheus
2013 г.
(не указан)
Dracula. Frankenstein
2014 г.
(английский)
The Mammoth Book of Frankenstein
2015 г.
(английский)
Замак Отранта. Франкенштайн, ці Сучасны Праметэй
2016 г.
(белорусский)
In the Shadow of Frankenstein: Tales of the Modern Prometheus
2016 г.
(английский)
Penny Dreadfuls: Sensational Tales of Terror
2016 г.
(английский)
Frankenstein
2017 г.
(английский)
Frankenstein
2017 г.
(английский)
Frankenstein
2018 г.
(английский)
Frankenstein
2019 г.
(английский)
Frankenstein
2019 г.
(английский)
Frankenstein
2019 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Предвкушение о прочтении оказалось интереснее, чем сам роман. Возможно, из-за насыщенности вариациями этих персонажей в современной культуре и созданном таинственном образе вокруг них. Сколько раз мы видели в кино сцену, навеянную данной книгой, где в лаборатории/пещере/хижине создаётся что-то схожее с монстром Франкенштейна.

Не пытаясь унизить культурную ценность данной работы, хочу выделить два минуса.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Первый — сложно поверить, что монстр совершенно один и только что созданный научился всего за год письменности, изучил себя и окружение. То с какой тщательностью описан процесс познания, даёт понять, что автор хочет логично объяснить все и заставить поверить нас в возможность происходящего. Вместо этого говорит нам, что монстр передвигается лишь по ночам, но каким то образом постоянно знает где его создатель и, даже если тот меняет маршрут спонтанно, оказывается на шаг впереди. Второй — больший минус — затянутость, возможно, свойственная тому времени, но долгие размышления персонажей об одном и том же по кругу и их постоянные путешествия, даже когда не требует сюжет, заставляют делать усилие, чтобы не пропускать страницы.

Не стоило, наверное, автору слушать кого-либо и растягивать историю. Изначальный размер произведения, возможно, был лишён основного минуса.

Обязательная к прочтению классика, один из первых шагов в мир современной фантастики, так принято считать по крайней мере, хотя верится в это с трудом, но балл на всякий случай завышу.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Создание Франкенштейна стоит в паноптикуме монстров для меня на одной ступени с Дракулой – оба они чудовища эпохальные, культовые. Однако «Франкенштейн» написан гораздо раньше – в самом начале девятнадцатого века. И в чём-то время написание чувствуется – по крайней мере, именно на это я перекладываю его огрехи. А их, увы, не мало.

Они тут и в манере повествования – слишком часто оно отходит от сути, подолгу упиваясь красотами природы и описаниями путешествий (хотя бы того путешествия по Англии – его уже много). Сами они может быть и красивы, но стоит только вспомнить, что это всё рассказывает сам Франкенштейн, а в конце ему ещё и сил не хватает продолжить – так сразу неуместность этих красот бьет в глаза. С логикой тоже бывает бедновато.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Гибель Клерваля – он ведь вроде был не в Ирландии, а если так, то как монстр смог угадать, что Франкенштейна вынесет именно туда?
Но самое сильное – как Франкенштейн не догадался, что задумало его создание, ведь всё плавало на поверхности? Хотя тут автор вроде попытался оправдать его – но как-то слабенько это прозвучало. Ну и самое основное в судьбе героев – я не могу понять, вот создаёт он чудовище (про мертвые тела применительно к монстру тут, кстати, не говорится, тут вообще не говорится, как и из чего он создан, только, что работа была отвратительной), он постоянно видел это уродство и наверняка догадывался, что ожив, оно будет не краше – и испугал такое отвращение, когда всё получилось. Он что, до этого был слеп? Ну как так? И, кстати, почему не попытался во время создания это уродство сгладить, раз на то пошло? А потом ещё и радовался, не увидев его снова – как-то это… как минимум очень эгоистично. И чуточку глупо. Ведь даже напугавшись так, он и через годы не мог бы места себе найти, думая, куда оно делось? Хорош «Современный Прометей». Или в этом названии тоже есть своя горькая ирония – Прометей давних времён принёс людям огонь, а современный вроде и капнул тайну жизни, но не то что не подарил её человечеству, а испугался, сделал так, чтоб никто её не узнал. Кстати параллель с Прометеем тут не столь уж яркая, её приходится выискивать, гораздо больше параллелей с библейской историей – Творец и его Создание, бунт и т.д.. «Новый Потерянный Рай» было бы даже уместнее…

Да и так, в общем-то, всё написано довольно монотонно, с непременным пафосом ужасных явлений, сердечных раскаяний и многословных восхищений. Отчасти именно из-за этого, я и не скажу, что роман хоть чем-то напугал или вызвал тревогу. У него, в общем-то, своя точка давления. Он не страшен (для меня лично) даже на фоне таких же слегка архаичных готических романов – в них есть хотя бы атмосфера, все эти замки, мрачные поместья, призраки, гремящие цепями… «Франкенштейн» давит муками душевных угрызений, душевных мытарств. Представить состояние героя,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
знающего, что по его вине погибли его близкие, и даже смотреть в глаза осуждённой за его, пусть и косвенно сделанное, преступление, не имея возможности признаться
– это действительно страшно. И именно этим роман меня цеплял.

С другой стороны, вот как-то не особо переживалось за Франкенштейна. То ли уличённый мной в эгоизме и отвращении к своему созданию, ведь отвращение было ещё до преступлений – вот так человек науки! – он вызывал лишь слабое сопереживание, и то, в пиковые моменты трагичных событий. То ли дело его «монстр». Уж он-то вышел фигурой трагичной. За него переживалось больше, особенно после его рассказа. Его мне было проще понять. И как бы автор не пытался вызвать симпатию к нашему учёному, даже через похвалы Уолтона, оно не очень-то возникает (ИМХО); а будто бы наоборот, подчёркивает ту муку вечного одиночества (ведь и сам Уолтон уповал на своё одиночество и понимал муку этого ощущения). Одиночество – главная, красная нить романа. И создание Франкенштейна – это концентрированное одиночество, доходящее до крайней своей стадии, до грани добра и зла.

И ещё одна мысль, которая не очень красит человечество и Франкенштейна как его представителя – это что, выходит, даже для просвещённого и тонко чувствующего человека, каким был и Франкенштейн, главное в человеке внешность? А ведь уродство не перечёркивает человеческого в том, кто им обладает – но перечёркивает оное в тех, кто по нему о человеку судит. И выходит никто в этом романе такого испытания не выдержал. Даже лучшие умы и сердца. Если, всё-таки Франкенштейна можно к ним отнести – некоторые сомнения-то есть.

А «монстра» его жалко. Очень жалко. А иногда – нет. И в этом тоже было что-то – как жалость остужалась преступлениями, а потом возникала вновь. Это сложное чувство – а я люблю сложные чувства в литературе, они делают всё гораздо реалистичней. И последние слова его горько трогают, так как даже это чувство к своему создателю, жалость и ненависть, эти душевные терзания и осознание своих преступлений – они мне более понятны, чем эгоизм и отвращение «учёного» Франкенштейна.

А впрочем, и что он за учёный? В этом тоже есть примета времени – ведь по роману, в те времена наука не сильно-то и отошла от алхимических учений, над которыми потешался один из профессоров немецкого университета. И Франкенштейн, даже оттолкнув все магические учения, ударившись в науку, не слишком отходит в представлении автора от адепта тайных наук. Как вам его изучение мёртвых тел? И существо своё он создаёт не магией и некромантией, а наукой, вон даже находится в Англии учёный, который продвинулся в чём-то похожем на его дело. Впрочем, это так к слову – любопытный момент; некоторый взгляд на учёного начала девятнадцатого века, ведь художественное произведение вполне может быть таким взглядом, и какие-то общие вещи может отражать.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С книгой английской писательницы Мэри Шелли вышла интереснейшая ситуация. Во-первых, произведение было написано женщиной, да еще в Англии 19 века. Такое казалось просто фантастикой, чем-то из ряда вон выходящим. И все бы ничего, окажись книжка посредственным салонным чтивом о любви, мелодрамой на один раз для целевой аудитории – представительниц прекрасного пола. Ан нет, «Франкенштейн» по современным меркам можно идентифицировать как самый настоящий роман ужасов в научно-фантастической и отчасти готической обертке. Причем выполненный на очень хорошем литературном уровне мастерства, не просто развлекающий, но несущий в себе определенное зерно для размышлений.

Что ж, давайте поскоблим этот роман, посмотрим, что нам удастся обнаружить.

Уровень первый: приключенческая, страшная история об ученом, который решил создать искусственного человека, опыт оказался удачным, но лишь частично, и вот порождение его рук вырвалось на свободу, чтобы покарать своего нерадивого создателя, а заодно и весь род людской.

Уровень второй, глубокий. Наблюдаем трагедию Творца и его Творения, карикатуру на бога в лице человека и на его детище – уродливого гомункула, страшное, кое как сшитое из частей тел, нелепое создание, всего лишь имитирующее человеческое существо, но все-таки живое, думающее, что-то чувствующее. Трагедия Творца – это проблема ответственности за свои подвиги, за дело рук своих. За каждый свой поступок необходимо держать ответ, как перед самим собой, так и перед обществом. Безрассудные поиски, величайшая сила человеческого знания и науки могут приносить не только пользу, но порой и страшный, колоссальный вред, непоправимый урон. Именно поэтому любой неудачный опыт, любой незапланированный результат исследований иногда называют собирательным словом «франкенштейн». Здесь же видим трагедию Творения, уродливого создания, отчаянно одинокого и тотально другого, отличающегося от обычных людей, а потому обреченного на гонения и изоляцию. Внешне ужасный монстр, внутри – хрупкая ищущая, где-то наивная сущность, новорожденный разум, который видит лишь людскую жестокость и отвечает жестокостью на агрессию. Все закономерно: насилие порождает насилие.

Плюс нестандартно выстроенные сюжет, история в истории, очень умело написанный от первого и третьего лица, переносящий с ледяных полей крайнего севера на улицы европейских городов и поля Европы. Плюс новаторство в написании научно-фантастического произведения: Шелли сделала первый научно-фантастический роман в том виде, в каком мы его знаем.

Собственно, вот основные достоинства романа Мэри Шелли, которая ухитрилась вложить в фантастико-приключенческую историю очень важные мысли для размышления на досуге. Особенно актуальны такие темы сейчас, когда ученые создают многочисленные искусственные вирусы, модифицируют растения и животных. Во что это выльется, чем грозит, неизвестно никому. Нет никакой гарантии, что однажды результаты научных изысканий не вырвутся на свободу и не уничтожат своих хозяев со всем человечеством заодно.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Классический роман об искусственном человеке, но я восприняла эту книгу как историю самого Франкенштейна – слабого, малодушного, трусливого и безответственного человека. Будут спойлеры, сразу предупреждаю.

Итак, Франкенштейн (давайте звать его Виктором для краткости, потому что его создание тоже носит фамилию создателя) считает себя ученым, увлеченным естественными науками. Еще в юности он загорелся идеей создать искусственного человека, целую новую расу людей, более совершенных, чем сотворенные Богом. Спустя несколько лет напряженных исследований он делает искусственное существо, в которое остается только вдохнуть жизнь. Виктор оживляет свое творение и настолько сильно пугается этого монстра, что убегает без оглядки из дома. Интересно, чему он так испугался? Он же видел свое творение неживым, должен был за время работы привыкнуть к его малоэстетичному облику?

Далее Виктор просто бросает чудовище на произвол судьбы, делает вид, что его никогда не было и надеется, что неудачный экземпляр благополучно сгинул. Да, и еще убегает от проблем, свалившись с горячкой. (Я не знаю, почему писатели того времени так любили при любом душевном потрясении укладывать своих героев на несколько месяцев в постель с острым менингитом).

Так бы поступил настоящий ученый? Разве настоящий ученый, окрыленный успехом, не стал бы изучать свое творение, каким бы жутким оно ни было? А этот «ученый» немедленно бросил все свои научные занятия.

Спустя некоторое время чудовище наконец встречается со своим создателем и выражает желание поговорить. Реакция Виктора примерно такая: изыди, чудовище, не хочу тебя слушать. Слушать все-таки пришлось, и чудовище упрекает Виктора в том, что он бросил его на произвол судьбы, ничему не научил, ничего не объяснил. Чудовище не понимало, кто оно, почему его так пугаются. Оно тянулось к людям, оно хотело понимания и любви, оно искренне привязалось к семье, за которой наблюдало. Реакция Виктора? Никакого раскаяния, только обвинения в жестокости: ты бесчеловечный убийца. А о том, что даже человеческих детей нужно воспитывать чтобы они выросли достойными людьми, Виктор не слыхал?

Далее Виктор идет на сделку, обещает создать женщину в пару своему одинокому творению. И малодушно тянет время. Когда тянуть дальше невозможно, все-таки приступает к работе. Когда искусственная женщина (такая же уродливая) уже готова, осталось только ее оживить, Виктора опять переклинило, и он ее разрывает на куски.

Что ж тут удивительного, что чудовище полностью разочаровалось в человеческом роде и пообещало отомстить?

В общем, в этой истории чудовище вызывает у меня только сочувствие, а главным злодеем и виновником всех бед я считаю его творца, у которого не хватило ни ума, ни сердца позаботиться о своем творении.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Думаю, что про чудовище Франкенштейна слышали все, поэтому примерно представляла, о чем пойдет речь. Ученый создал живое существо из неживой плоти. Полученный результат настолько его испугал, что он просто бросил собственное творение и сбежал. Оживший монстр оказался очень добрым существом с большим сердцем. Но из-за его уродливой внешности люди просто бежали в страхе. Все попытки сблизиться хоть с кем-то с треском провалились. И несчастное чудовище решает, что во всех бедах виноват никто иной как его создатель и начинает жестоко мстить ему.

Все же для своего времени книга очень хороша. Темы, поднимаемые в ней, актуальны и в наше время — встречают по одежке, зло порождает еще большее зло. К тому же написано хорошим литературным языком. В целом мне понравилось!

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

И как же любопытно было познакомиться с первоисточником знаменитой истории!

Оказывается, что действие начинается в России. Путешественник Уолтон, наняв корабль в Архангельске, устремляется к полюсу за магнитной стрелкой, где его ждёт неожиданная встреча...

Имхо, успех книги был достигнут благодаря тому, что писательница отлично уловила и использовала два главных мотива: страх перед могуществом науки и страх перед одиночеством.

А самой большой неожиданностью для меня стало, что Франкенштейн, вопреки масскультурному образу, не классический «гениальный учёный», зашедший слишком далеко в изобретениях, а своего рода фрик, создавший уродливую «химеру».

Сама сочинительница писала, что в замысле герой представлялся ей в виде «адепта тайных наук». Залипает на алхимии и подобных выкинутых из науки теориях. А если бы роман писался в наши дни, пожалуй, стал бы приверженцем «торсионных полей», «волновой генетики» и прочей рениксы...

Собственно, первые несколько глав (история становления Виктора Франкенштейна) наиболее интересны. Дальше, после рождения Монстра, начинается бессмысленный и беспощадный агнст. Оба хороши, Монстр и его создатель, ведут себя как шизоидные истерички и в конце концов

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
благополучно выпиливаются, захватив несколько попавших под раздачу людей.
(«Какой уродливый получился. Ой, всё! Ну не нравишься ты мне. И наука – бяка». «Какой-то придурок выстрелил в меня в лесу. Ой, всё! Я мстю всему человечеству и мстя моя страшна. Вот мальчика возьму убью.» и т.д.) Впрочем, читается не так уж плохо, и любителям психологических вывертов вполне может понравиться.

Надо ли читать: желательно, архетипическая классика.

З.Ы. Заодно глянул также экранизацию «Mary Shelley's Frankenstein» c Робертом де Ниро и Хеленой Бонэм Картер, как и обещалось, действительно поставлено более-менее близко к оригинальному тексту. Главное отличие – к сюжету добавлена шокирующая кульминационная сцена, сводящая воедино пару линий и добавившая изюминку.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень печальная история о том, как тяжко быть ученым и идиотом в одном лице. Можно пытаться сделать скидку на дату написания романа, но, будем откровенны, кое-что в ученых неизменно ещё с Античности: значение эстетической составляющей для них просто ничтожно по сравнению с самим открытием. Да даже создав разумную соплю на паучьих лапках, едва ли какие-то эмоции, кроме восторга и отеческой любви, могли пробудиться в творце, особенно столь одержимым своей идеей. Ну а наш несчастный Франкенштейн, по всей видимости слишком изнеженный своими мерзкими экспериментами с человеческой плотью, не смог выдержать зрелища натянувшейся на кости кожи и впал в продолжительную горячку. Переживания молодого генетика описаны очень красочно и убедительно, но все его поступки настолько идиотские, что любая попытка сопереживать ему встречает колоссальное сопротивление здравого смысла.

Например, его решающий аргумент, из-за которого он отказался от затеи с созданием жены, был таков: монстры начнут скрещиваться и создадут расу супермутантов, которая решит истребить всех человеков. Возникает резонный вопрос, неужели ученому, создавшему разумное существо, не хватит ума сделать его стерильным? Почему, когда монстр вполне конкретно сказал, мол, на твою брачную ночь свершится месть, многострадальный Франкенштейн не сумел сложить два плюс два и прикинуть, что раз он лишил монстра жены, то наиболее очевидным будет решение монстра отнять у Франкенштейна невесту? Вместо этого страдалец уверил себя в том, что именно он станет мишенью чудовища и оставил возлюбленную одну в комнате. Хорошо хоть не к дереву привязал, чтобы уж точно ей ничего не угрожало. Что, в конце концов, мешало ему, после потери всех родных и отказа констебля в помощи, продать своё имение, нанять профессиональных следопытов, за деньги готовых охотиться хоть за драконом, и организовать полноценный план «Перехват»? В общем, вопросов много, но больше всего меня волнует один единственный: почему в северных селениях все боялись чудовище Франкенштейна, он же настоящая находка — сколько дров может за раз носить, кабана голыми руками заборет, бабу на скаку остановит, а в ответ требует всего-лишь немного любви...

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Легко понять, почему современные читатели так часто жалеют монстра, созданного Виктором Франкенштейном. Я и сама его пожалела. Вместо жуткого чудища я неожиданно увидела нечто вроде руссоистского дикаря, который жил себе спокойно, пытался быть для симпатичной семьи Де Лэси этаким добрым домовым и стал убийцей только в ответ на человеческую агрессию.

Труднее понять самого «современного Прометея». Его ужас и ненависть при первом взгляде на свое творение совершенно иррациональны. «А-а-а!!! У него кожа сухая!!! Чудовище!!!» После чего бедняга сваливается в нервной горячке. И в дальнейшем свято убежден, что «монстр» мечтает не меньше, чем уничтожить все человечество, и никакие аргументы уже не действуют. Впрочем, семейство Де Лэси реагирует на «демона» точно так же, и это еще менее понятно: ну, бродяга, грязный, уродливый, неужели это повод сразу кидаться с дрекольем?

Кажется, что в этом одном из первых научно-фантастических произведений заложен мощный заряд страха перед наукой. «Они приобрели новую и почти безграничную власть; они повелевают небесным громом, могут воспроизвести землетрясение и даже бросают вызов невидимому миру», — говорит об ученых Франкенштейн с дрожью ужаса. Для него ученый — все еще «адепт тайных знаний», вроде средневековых алхимиков-некромантов, занятый чем-то жутким и, наверное, греховным. Каким бы ни было создание Франкенштейна, добрым или жестоким, оно пугает своего творца (и, похоже, Мэри Шелли) самим фактом своего существования. Как сознается сама писательница, «что может быть ужаснее человеческих попыток подражать несравненным творениям создателя?» Поскольку я этого страха не разделяю, то кровь в жилах не стыла, и нервной дрожи тоже не было. Однако (не говоря о том, что всегда полезно знакомиться с истоками жанра) чтение доставило удовольствие. Книга Мэри Шелли — прекрасный образец классической прозы.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Трудно вспомнить в истории литературы другой похожий пример: очень молодой автор, совсем юная двушка, пишет единственное в жизни крупное произведение и оно становится невероятным, всемирно известным феноменом.

Конечно, после всего того что массовая культура, комиксы и киноосмысления сделали с образами Виктора Франкенштейна и его безымянного монстра, читать роман немного сложно: все время приходится отгонять от себя образ зеленого чудовища и лаборатории Виктора с подручным горбатым Игорем. В романе совсем немного «ужасного» и еще меньше фантастического. Гораздо больше там страдающих и одиноких людей. То есть наверняка в первой половине 19 века читатели и хватались за сердце, но сейчас такое не испугает даже совсем неискушенного читателя. Более того, все волнующие подробности, которые призваны ужасать, такие как сам процесс создания монстра из мертвых тел и оживление, в романе отсутствуют. Но история одинокого, брошенного собственным создателем и ожесточенного злым и несправедливым отношением людей трогает и сейчас.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мери Шелли поставила в своем произведении очень серьезную проблему научной этики, ответственности ученого за свои изыскания, а также проблему любви к своему творению. Ставил ли кто-либо такую проблему до нее? Я не слышала. И это было здорово.

Но вот романа-ужаса для меня не получилось. Как-то не ужасало меня описание чудовища, не нашла я в нем ничего демонического. Только сострадание к несчастному отвергнутому всеми существу я чувствовала. Меня даже его преступления не ужасали: трудно не совершить чего-то ужасного, когда от тебя только этого и ждут, когда тебя самого готовы бить только за твой страшный вид. И логики автора мне не хватило. Например, почему Франкенштейн не был обвинен в убийстве своей жены? Там ведь других подозреваемых просто и быть не могло. Чудовища ведь никто не видел, а Франкенштейна нашли у тела убитой жены.

Мне очень жаль чудовище и я возмущена его создателем Франкенштейном. Странный ученый — создает то, от чего самому тошно, чего сам ужасается еще в процессе создания. Отчего бы ему было не создать существо менее ужасное: ростом с обычного человека, обычных пропорций — тогда его могли бы воспринимать просто как больного. Или отчего было бы не сделать его совсем маленьким и нестрашным, а просто противным, раз уж красота не выходила? Но нет, мы полны гордыней: создавать, так что-то грандиозное, и втайне ото всех, чтобы все лавры только нам. Вот и доигрался. Сам испугался до смерти того, кто получился, сам от него сбежал. А потом вел себя как очень малодушный человек даже с теми, кто был ему дорог, кого он будто бы хотел защитить, а на деле просто подставил. Когда судили невиновную Жюстину, Франкенштейн слова не сказал о своем творении (хотя бы как о подозрительном демоне, которого видел в горах), чтобы хоть как-то попытаться спасти невинного человека. Ну, как же, ему ведь не поверили бы, за сумасшедшего приняли бы. Подумать только, своей невесте он объявил, что у него есть страшная тайна, которую он ей обязательно раскроет сразу после свадьбы. А почему не до? Может, она бы после такой тайны не захотела бы за него выходить? А если бы захотела, так может быть могла бы помочь советом и делом? Что же сразу после венчания хотя бы не рассказал всё? И как можно после свадьбы было оставлять свою жену одну беззащитной, а самому гулять по закоулкам гостиницы: где же это спряталось чудовище?

И почему сам создатель был уверен, что его творение обязательно злобное? Почему он не попытался после рассказа так называемого демона, например, отыскать Феликса и его семью, чтобы убедиться в доброте своего создания или его лживости? Почему в голове создателя было только зло и нежелание помогать? И почему твердое намерение уничтожить чудовище возникло только после того, как были потеряны все близкие?

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это произведение можно смело и без каких-либо оговорок включить в список выдающихся книг на все времена. Многие вообще считают его первым научно-фантастическим произведением, с которого началась фантастика, как таковая, которая исследует не только научное открытие, не только самого ученого, но и социальные последствия таких изменений, не забывая при этом обычных человеческих чувств от самых высоких проявлений характера, до самых низких побуждений. Книга, которую читали, читают и будут читать всегда. Не вижу причин для обсуждения каких-то деталей, это абсолютно излишняя вещь, читатель должен получать удовольствие от текста, наслаждение от эмоций, удовлетворение от работы собственного мозга по мере осмысления информации. А потому рекомендую читать, перечитывать и почаще сравнивать эталон с тем, что издают сейчас.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Люблю книги, которые цепляют! Которые заставляют эмоционировать! Не скажу, что книга прям очень захватывает и невероятно интересная, нет. Но вот эмоций будет масса!

Виктор Франкенштейн экспериментировал экспериментировал и создал из частей разных мёртвых людей существо, которое ожило! Существо это он испугался и из-за страха пути их разошлись... Естественно не всё так просто — существо убивало членов семей Виктора потому что Виктор отказался делать ему подругу! И существо решило так — не хочешь делать — не делай. Но ты так же как и я счастлив не будешь! И пошло поехало...

Вот мне стало интересно: существо Виктор испугался... А лазить по могилам, да добывать себе разные части тела от мёртвых людей ты не испугался? А сшивать это всё ты не испугался? Нет! Резко страшно стало тогда, когда это существо вдруг (хотя именно этого Виктор и добивался) ожило! И захотело иметь друзей! Никакой агрессии не проявлял, до поры до времени... И даже тогда, когда один за другим начали гибнуть члены семьи от рук существа, даже тогда, когда оно прямо говорило — я убью её тогда то — даже тогда Виктор не принимал никаких мер! Кроме того как спрятаться и продолжать не решать проблему, а убегать от неё!

Вот кто больше всего раздражал, бесил и вызвал крайний негатив — Виктор Франкенштейн! Который крайне безответственно подошёл к своему труду.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Со времен античности миф о Прометее переосмыслялся десятки раз. Менялись сюжеты и декорации, действующие лица и характеры, стиль изложения и преследуемые цели, и вместе с ними менялся сам образ Прометея. В изящной фантастической истории Франкенштейна Мэри Шелли выбрала мрачный гнетущий образ, противоположный светлому торжеству духа, воспетому Байроном в стихотворении «Прометей» и Перси Шелли в лирической драме «Освобожденный Прометей».

Виктор Франкенштейн следует прогрессу и науке, отвергая ценность души. Опьяненный приобретенными знаниями и могуществом, новый Прометей оказывается способен вылепить лишь уродливого голема. Нет, монстр ужасен не внешним обликом. Франкенштейна отвращает низость своих же самых высоких мечтаний. Предел достигнут, но он обернулся не восхождением, а падением.

Франкенштейн и Создание, каждый сравнивает себя с падшим ангелом Люцифером. Как Прометей прикован к скале и терзаем орлом, как Сатана скован льдом в глубинах ада, так Создание и его создатель заточены в жалящих цепях своей гордыни. Они оба обречены на страдание, которое не найдет освобождения. Лишь смерть последнего, прометеевым огнем опаляющее льды Арктики, последнего их прибежища, будто бы выводит Франкенштейна и его творение за границы книги, языка, культурного контекста.

В двух нераздельно связанных между собой образах сошлось множество точек смыслов. Фантастичность романа служит посредником между повседневной реальностью и миром страхов, фантазий и чаяний. Монстр, привидевшийся Мэри Шелли на грани сна и реальности и выпущенный в мир, продолжает шествовать по экранам кинотеатров и пространствам читательского воображения.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Родители заботятся о воспитании своих детей. Хозяева учат своих собак командам. И даже за растениями люди ухаживают. А вот Виктор Франкенштейн, тонкий эстет, когда понял, что его творение уж слишком не соответствует его представлением о красоте, враз отворачивается от него. При этом презрел ту неимолимую жажду творения, которой он страдал пока создавал гомункулуса. И только на основании уродства гомункулуса наградил его эпитетами «монстр», «чудовище», «демон». А потом ещё и негодовал, что творение предъявляет претензии в стиле «Ты чего, создатель? Куда ты делся? Я ж нормальный, хоть и урод». В общем, не дожил Виктор до времён Сент-Экзюпери, не в курсе, что «мы в ответе за тех, кого приручили».

Как только «монстр» поведал свою историю, мои симпатии оказались на его стороне. Гениальный же Франкенштейн оказался «достоин» всех тех прекрасных и не очень людей, которые судили о его творении исключительно по внешнему виду. Да, жалко бедных Вильяма, Клерваля и Элизабет, павших от гнева монстра. Но кто виноват в том, что существо, тянувшееся к добру и свету, стало гонимым изгоем? Кто мешал Виктору приручить «монстра», сделать из него человека? Да он мог даже заработать на нём, выступая с номерами в цирке! Да сам факт оживления плоти — большая научная заслуга, но много ли чести в дальнейшем поведении того, кто вдохнул жизнь в мёртвую плоть?

Как по мне, ужас в произведении не в трагической судьбе несчастного Франкенштейна. (Ах, видите ли, он мучился! Но спокойно плевал на душевные мучения живого создания, им созданного. Ну а что, некрещёный, да ещё и отвратителен с виду. Зачем такого жалеть? Кому такой нужен?) Ужас в том, что все люди оказываются подобны Франкенштейну: благородны по происхождению (или на словах), но эгоистичны и слепы к чужому горю, к терзаниям чужой души. Особенно, когда та сокрыта за безобразной личиной. Симптоматично, что единственный персонаж, сумевший наладить диалог с «демоном», был слепым.

Если Мэри Шелли не подразумевала жалости к «чудовищу», а реально прописывала его главным злодеем романа, то получилось это неубедительно. Либо же она жёстко обличала человечество за его неспособность заглянуть дальше внешней оболочки, за которой может скрываться нежная и ранимая душа. И сколько таких реальных «уродов», отвергнутых и несправедливо обиженных, ходит по миру, тянущихся к свету, но понукаемых к тьме?

Однозначно неоднозначное произведение. С куда большей глубиной, чем может показаться. Да, есть вопросы по некоторым моментам сюжета. Но рассматривать роман только в плоскости технических деталей — слишком однобоко. Это как судить о творении Франкенштейна по его внешнему виду.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сложно писать про классические произведения, так как о них уже есть устоявшееся мнение и стереотипы. Франкенштейн один из ярчайших примеров того как поп культура может взять идею, перевернуть с ног на голову и дальше тиражировать в отрыве от первоисточника.

Книга написана пожалуй в классическом для 19 веке формате — переписки/путевого дневника. Скучно ли читать длинные и отвлеченные жизнеописания, вопросы о здоровье и благополучие родственников, надежду на скорую встречу — по началу пожалуй да, но после втягиваешься и погружаешься в атмосферу, когда самое быстрое сообщение доходило за несколько дней, а путешествия занимали недели.

Роман поднимает проблему ответственности создателя перед своим созданием. Должен ли создатель заботится о своем творение, должно ли творение оправдывать надежды создателя, должен ли создатель нести ответственность за творение? Вот пожалуй главные вопросы романа.

Герои романа несколько наивны по современным меркам. Для них есть только черное и белое, добро и зло. Но если сделать скидку на время написания и возраст автора, то все встает на свои места. Не забываем, это время когда еще есть суды чести и дворянство получает классическое образование.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Сам монстр — не то что с ним сделала масс культура. Это не тупой кретин зеленого цвета с болтами в шее, а гуманистический символ. Он наслаждается природой и пением птиц, постигает науку, сопереживает и помогает. Он не злой по тому что злой, он злой в качестве ответной реакции на среду, не более и не менее.

В общем книга хороша как пример гуманистической литературы и образец своего времени. Для понимания классики — стоит прочитать

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх