FantLab ru

Томас Пинчон «Радуга тяготения»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.26
Голосов:
66
Моя оценка:
-

подробнее

Радуга тяготения

Gravity's Rainbow

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 12
Аннотация:

Грандиозный постмодернистский эпос, величайший антивоенный роман, злейшая сатира, трагедия, фарс, психоделический вояж энциклопедиста, бежавшего из бурлескной комедии в преисподнюю Европы времен Второй мировой войны, — на «Радугу тяготения» можно навесить сколько угодно ярлыков, и ни один не прояснит, что такое этот роман на самом деле. Для второй половины XX века он стал тем же, чем первые полвека был «Улисс» Джеймса Джойса. Вот уже четыре десятилетия читатели разбирают «Радугу тяготения» на детали, по сей день открывают новые смыслы, но единственное универсальное прочтение по-прежнему остается замечательно недостижимым. Один из важнейших романов мировой литературы XX столетия.

Награды и премии:


лауреат
Национальная книжная премия / National Book Awards, 1974 // Художественная литература

Номинации на премии:


номинант
Небьюла / Nebula Award, 1973 // Роман

номинант
Юпитер / Jupiter Award, 1974 // Роман

номинант
Пулитцеровская премия / Pulitzer Prize, 1974 // Художественная книга

номинант
Финская премия "Блуждающая звезда" / Tähtivaeltaja-palkinto, 2015 // Научно-фантастическая книга (США)

Похожие произведения:

 

 


Радуга тяготения
2012 г.
Радуга тяготения
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Gravity's Rainbow
1973 г.
(английский)
Gravity's Rainbow
1987 г.
(английский)
Gravity's Rainbow
1995 г.
(английский)
Gravity's Rainbow
1995 г.
(английский)
Gravity's Rainbow
2006 г.
(английский)
Tęcza Grawitacji
2006 г.
(польский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впервые с романом «Радуга тяготения» я столкнулся пару лет назад на страницах книги «Американские боги» Нила Геймана. В тот раз, правда, я был слишком увлечен сюжетом, чтоб обращать внимание на детали, однако в памяти это упоминание отложилось. Затем на фантлабе открыли библиографию Томаса Пинчона, в которой меня зацепили следующие слова: «Пинчон — писатель элитарный. Его романы очень сложны по замыслу и по структуре, по сюжету и композиции: перенасыщены технической информацией, наполнены философскими раздумьями, литературными реминисценциями и историческими аллюзиями, читать их сложно даже подготовленному читателю.» А тут еще и подоспело издание «Радуги тяготения», что укрепило желание ознакомиться с творчеством автора, благо есть такая возможность.

Оговорюсь сразу, подготовленным читателем я себя не считал и не считаю, и вполне допускаю, что не понял большей части замысла автора. Однако книга прочитана и, пожалуй, мне есть что по ней сказать. Первое впечатление — это ассоциация с популярным видом компьютерных игр по поиску предметов. Перед нами огромное количество деталей, идей и описаний, среди которых необходимо выискать все необходимое для понимания замысла автора.

В романе 4 части, у каждой есть свой эпиграф, и каждая делится на некоторое количество эпизодов. Главного героя в романе нет, есть персонаж, который занимает большую часть «экранного» времени, несколько персонажей, которые встречаются время от времени, и громадное количество героев, которых мы встречаем всего раз или два за всю книгу. Помнится, я удивлялся, что ни на фантлабе, ни на самой книге не указана вменяемая аннотация к сюжету: книгу-то купил, а вот о чем она — понятия не имею. После прочтения все вопросы отпали сами собой: очень сложно написать емкое описание романа в 900 страниц, сюжет которого похож на разбитое зеркало, которое читатель собирает по осколкам. Каким оно было изначально, знает только создатель (в данном случае автор), читатели же собирают так, как им кажется правильно, и не факт, что конечный результат будет соответствовать тому, что планировал писатель.

Несмотря на то что повествование очень необычное, сказать о сюжете кое-что все-таки можно. Действие происходит в 44-45-м годах ХХ века в Европе. Перед нами разворачивается история поисков, а заодно и раскрытия секретов прибора под названием «Schwarzgerät» («черное устройство»), который будет установлен на ракете с серийным номером «00000». Но это если оооочень сильно упростить сюжет. Действий, видений, размышлений, снов в романе настолько много, что переход между ними далеко не всегда заметен, что способствует более внимательному и вдумчивому чтению. Когда-то я думал, что тяжело писать отзыв на «Игру престолов» Дж. Мартина, дескать, и персонажей много, и локаций, и сюжет линейно-параллельный. Теперь я понимаю, что это было довольное простое занятие. В «Радуге тяготения» же читателя ждет не просто хаотичный сюжет, а хаотичный сюжет с путешествиями во времени, в ад, в глубины человеческой психики, в том числе и нездоровой.

В каждой главе (или, по крайней мере, в большинстве глав) упоминается ракетный удар, паранойя, детерминизм, бихевиоризм, а также мелькают временами теории заговора. Кроме того, каждая глава (в зависимости от персонажа, от лица которого ведется повествование) имеет свою стилистическую окраску: встречаются главы полностью построенные на ассоциативном ряде персонажа, за которым сложно уследить, и еще сложнее понять, что из всего этого реально. Попадаются главы, стилизованные под сценарии, главы, где все четко и ясно, даже дотошно (доходило до того, что целая страница была посвящена перечислению всех предметов которые лежали на столе) и т.д. Очень ценная отличительная черта романа — наличие иронии, без нее я бы точно не дочитал книгу до конца. Именно ирония и своеобразное чувство юмора автора склонили чашу весов плюсов в пользу доведения дела до конца.

Перелистнул последнюю страницу я в амбивалентном состоянии: с одной стороны я был рад, что все кончилось, т.к. читается книга действительно очень тяжело, но с другой стороны, есть в ней что-то цепляющее, отчего хочется вернуться к ней позже, через несколько лет.

В итоге я никому не буду советовать прочитать «Радугу тяготения», но не потому что книга плохая, а потому что понравится она далеко не всем. На этом моменте мне вспоминается цитата из «Кладбища для безумцев» Р. Бредбери: «Я не делаю ничего, что я ненавижу, или то, во что не верю./.../ Чёрт, Констанция, я не гоняюсь за деньгами. Если б ты предложила мне /переписать в сценарий/ «Войну и мир», я бы отказался. Что, Толстой плох? Нет. Просто я его не понимаю. Это я убогий, не он. Но я, по крайней мере, знаю, что не могу сделать из него сценарий, потому что я в него не влюблён.» С Пинчоном тоже самое: вся книга может пройти мимо, но не потому, что она плохая, вовсе нет. Просто эта книга не для всех и необходимо хотя бы мимолетом коснуться образа мыслей и идей автора. С другой стороны, эти мысли и идеи надо сперва узнать и понять, так что все смелые и умные — дерзайте, но будьте готовы к тому, что возможно с первого раза эту книгу-глыбу одолеть и не удастся.

П.С.: насчет качества перевода в целом говорить не берусь, но несколько напрягало обильное количество мата и изменение (или, как говорится, адаптация) имен персонажей.

Оценка: 9
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Радуга тяготения» — роман выдающийся и вписавший себя в историю литературы двадцатого века как классика постмодернизма. А также один из тех самых Великих Американских Романов, написать который мечтает каждый автор-американец. Путь книги к русскоязычному читателю занял больше десяти лет, если оптимистично вести отсчет времени с издания на русском языке двух других книг Пинчона: «V.» и «Выкрикивается лот 49», и почти четыре десятилетия с года оригинальной публикации.

На смену идеологическим препонам (хотя «Радуга тяготения» и представляет западное общество в довольно критическом свете, во-первых, такой же свет (в отличие от довольно споро переведенной «Уловки-22» Джозефа Хеллера) падает и по другую сторону капитализма, а во-вторых, сам способ, которым пользуется для этого Пинчон, несовместим с социалистическими представлениями о действительности и реализме) пришли ожидаемые трудности перевода. Пятилетний труд переводчиков, который впору приравнять к профессиональному подвигу, завершен, и теперь дело за читателем. Которому в свою очередь предстоит немало потрудиться.

«Радуга тяготения» — текст сложный и требовательный. Недаром в поисках его верного и полного толкования, поклонники создали специальный wiki-сайт и много лет ведут рассылку, посвященную толкованию (и перетолкованию) сложных мест романа. Подобная талмудистика пинчонитов, пинчоноведов и пинчонофилов обусловлена не только объективно высокой информационной плотностью романа, но и субъективным стремлением автора запутать дело.

В книгах Пинчона конспирология и паранойя идут рука об руку. Вкупе с авторской стратегией репрезентации они окрашивают и жизнь писателя, известного своим затворничеством. Он не дает интервью и не появляется на телевидении, известны лишь несколько его старых фотографий. Даже Владимир Набоков, чьи лекции он вроде бы посещал, не смог вспомнить такого студента. Впрочем, это утверждение столь удачно корреспондирует с тяготением самого Пинчона к незаметности и пребыванию в тени, что любой обладающий его же, пинчоновской подозрительностью и так же склонный к конспирологии увидел бы в этом навязчивом отрицании тайный сговор двух писателей.

Следует иметь в виду и то, что в современном мире для признания писателя затворником ему достаточно не появляется в масс-медиа (которые и констатируют факт затворничества) — подобной позиции на территории б.СССР придерживается Виктор Олегович Пелевин. Между тем, Томас Пинчон может похвастаться (если, разумеется, сочтет это возможным или необходимым) тем, что стал персонажем мультипликационного сериала «Симпсоны», представ перед зрителем в несуразном бумажном пакете на голове — схожий след оставляют за собой вместо идентификационного аватара анонимы, комментирующие Живой Журнал.

«Радуга тяготения» и сама оставила множество следов: без этой книги невозможно представить киберпанка и творчества Гибсона, она инспирировала конспирологический «Маятник Фуко» Умберто Эко, а славный «Криптономикон» Нила Стивенсона рифмуется и перекликается с opus magnum Томаса Пинчона вовсю.

Центральной фигурой романа является фигура ракеты ФАУ-2, обгоняющей звук на пути к смерти и разрушению. Центральным персонажем — Эния Ленитроп, американский военнослужащий, обладающий удивительной эректильной функцией: способностью предугадывать точки попадания ракеты, отмечая их как места своих сексуальных побед (возможно, вымышленных). Центр повествования и его смысл читателю предстоит найти самому.

И Пинчон позаботился одновременно о том, чтобы сделать это было возможно каждому и каждому сделать это было непросто. Повествование распадается на фрагменты, распадающиеся на частицы, распадающиеся на элементы. Оно витиевато и своей траекторией напоминает о мыслях, разбегающихся в уме во время плохо проведенной медитации. В то время как «Улисс» Джеймса Джойса – роман, не менее знаковый и не менее легкий для прочтения (конспирологическое примечание: количество страниц в первых изданиях обоих произведений одинаково), техникой «потока сознания» довел роман как жанр едва ли не до предела субъектности, предлагая читателю проникнуть в сознание Леопольда Блума, чтобы найти ключ к трактовке текста, «Радуга тяготения» помещает этот самый ключ в сознание читателя, понуждая его сложить пазл в соответствии с собственными взглядами и представлениями. Благо деталей для этого Пинчон создает в изобилии – возможно, что и лишние останутся.

Субъектность «Радуги тяготения» вынесена вовне. В книге Пинчон говорит о проективных тестах (к числу таких тестов относится, например, тест Роршаха), которые позволяют выявить структуру личности и мышления тестируемого. Так и читателю предлагается увидеть структуру романа, а значит, в некотором смысле дописать текст, разделив его на цветы и сор, из которого они выросли. Повторюсь, что Пинчон, подобно то ли рачительному хозяину, то ли педантичному и внимательному демиургу, об этой густой насыщенности текста позаботился.

Охота на птиц додо, дрессированные по методе академика Павлова (учение Ивана Петровича играет значительную роль в романе) собаки и даже осьминог по имени Григорий, аргентинские анархисты, планирующие эмигрировать в послевоенную Германию, теории заговора, в который вовлечены правительства и могущественные (а как иначе?) корпорации и многое другое, и многие другие. Шпионские интриги, которые вполне мог бы сочинить Юлиан Семенов, прими он дозу диэтиламида d-лизергиновой кислоты, также известной как ЛСД (кстати, тоже вспоминаемой – но не воспеваемой — в романе), перемежаются водевильными песенками, и текст образует восхитительный пастиш, одновременно лирично-нежный и полный юмора, черного как кожа негров племени гереро, состоящих на службе у нацистов.

Детали, подробности, случайности (а точнее – юнгианские синхронности) — все взаимосвязано. При прочтении романа невольно вспоминается начальная фраза другого романа, созданного в то же десятилетие, «Дэниэла Мартина» Джона Фаулза: «Увидеть всё целиком; иначе — распад и отчаяние».

И один из вопросов, которым задаются персонажи книги, заключается в том, носит ли эта связь предметов и явлений причинно-следственный характер? Положительный ответ превращает способность Ленитропа (а вместе с ним, и поведение человека) в реакцию на стимул, простую и просчитываемую в качестве траектории. А значит, и в объект управления, предполагая возможность контроля с ИХ стороны (таинственные ОНИ – неотъемлемый атрибут любой теории заговора; впрочем, как известно, если вы параноик, это еще не значит, что за вами не наблюдают), что парадоксальным образом ведет к умалению сложности и возрастанию энтропии.

Энтропия, распад – одна из важных тем в творчестве Пинчона (в библиографии которого есть и рассказ с одноименным названием). С этой точки зрения вызывающая сложность романа трактуется как противодействие, сопротивление энтропии.

В нескончаемой череде интерпретаций можно найти и ту, в которой текст является жизнеописанием (неслучайно, главный герой фигурирует в книге и как «младенец Эния») или, поскольку итог любой биографии известен заранее, хроникой умирания.

Полет ракеты становится метафорическим выражением человеческой жизни (кстати, последний свой романный полет ракета знаково совершает с человеком на борту) с ее радостями, тяготами и то ли предсказуемой, то ли неизвестной (пусть и в пределах статистической погрешности) траекторией.

ФАУ-2 взлетает, достигает высшей точки и стремительно приближается к месту назначения, обозначаемому печальным словом «конец».

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Шедевр!

Действительно требует труда от читателей, но этот труд вознаграждается удовольствием от текста. Многие смысл книги трактуют по-разному, а для меня он вот в чем.

Мы рождаемся в мире, выдуманном не нами и управляемом силами, которые нам не подвластны. Даже непонятно. что это за силы, но колоссальное давление этих сил на каждого индивидуума отрицать или не чувствовать невозможно. И вот вопрос, который, как я думаю, решает для себя Пинчон. Возможно ли сохранение своей самости, избрание собственной судьбы под давление Сил, под властью Их? Или человек должен безропотно подчиняться и смиряться с любой уготованной ему участью? Мне кажется эти вопросы Пинчон так и не разрешил, но зато поставить их сумел со всей четкостью и бескомпромиссностью.

Что касается запутанности сюжета, то он запутан, как сама жизнь. Все сложно, но другого мира у нас нет.

Текст не для слабонервных. Обилие сексуальных сцен, выписанных с порнографической прямотой, и обсценной лексики. Я считал всегда, что для меня нет тошнотворных сцен в искусстве, но сцена копрофагии между голландской подпольщицей и английским бригадным генералом или плавание ГГ по канализации, описанное во всех «вкусных» подробностях, — это и меня заставило понервничать.

К счастью, там намного больше дико смешных сцен и гэгов, авантюрных приключений, тонких философских дефиниций.

Эту книгу Тимоти Лири не зря назвал Ветхим Заветом киберпанка. Описание истории создания корпораций и их борьба за власть и новые технологии — это чистый киберпанк, даже стилистика становится очень гибсоновской — за 10 лет до Нейроманта. К тому же противостоят корпорациям подонки общества — уличные самураи, мелкие преступники, дрянь людишки. Как и положено по канону.

Мне как бывшему гражданину Казахстана импонировало, что в книге есть рассказ о восстании 1916 года в Семиречье, описание айтыса — соревнования акынов. И таких фишек там тьма по всему тексту. Кажется, что автор знает ВСЕ. Это подлинная энциклопедия.

Шедевр!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«…и где же в этом анекдоте соль? да вот нету в нем соли».

Бессмысленно пытаться анализировать этот роман с точки зрения сюжета или идейной нагрузки, вопрос «о чем книга?» применительно к «Радуге» просто неуместен. Пинчона можно читать ради изощренного языка (здесь он неподражаем), остроумных вставных новелл (история башковитой лампочки особенно забавна), ярких неожиданных образов (их есть в количестве), скабрезных шуток (а этого еще больше) или ради лирических сцен, которые как ни странно тоже присутствуют. Но его точно не стоит читать, чтобы узнать, чем все закончится, или чтобы понять, кто, как, где, зачем и почему. Создается впечатление, что чуть ли не сама ткань текста противится расшифровке.

«Приключения» Ленитропа и многочисленных других персонажей подчиняются логике разве что рассудка, находящегося под длительным воздействием наркотических веществ. Собственно, после выхода романа одна из версий его толкования состояла в том, что все происходящее является галлюцинациями группы людей, подвергнутых эксперименту по испытанию психотропных препаратов. Вряд ли замысел был в этом, но, когда текст периодически сбивается на невнятное бормотание, такие версии неизбежны.

Сложный витиеватый язык, в жертву которому принесены сюжет, композиция и характеры; ассоциативные цепочки, психоделика, порнография, патологии, ускользающий смысл, очень большой объем… Временами создается впечатление, что над читателем просто издеваются. Вероятно, чтобы честно прочесть эту книгу от начала до конца нужно быть немножко мазохистом (кстати, садо-мазохизм не последняя тема романа).

И все же от книги не получается отмахнуться, пожать плечами и просто забыть. Да, чтение «Радуги» требует серьезных усилий, но техника письма, которую демонстрирует автор, настолько изощренная, что обладает самостоятельной ценностью. И параноидальная тематика романа созвучна стилистике автора. Мы живем в мире, который представляет из себя (не?)управляемый хаос, цивилизация – обман, Они плетут сети грандиозного заговора, а мы всего лишь марионетки в театре абсурда, вся наша жизнь – просто идиотский фарс.

Знакомые с оригиналом поругивали перевод, сетуя на то, что переводчики добавили неуместного тумана во вполне внятные стилистические конструкции автора, сделав и без того непростой текст Пинчона практически герметичным.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сразу хочу попросить прощения тех, кто понял роман лучше, и тех, кто еще не приобрел, но приобретет, прочитав и мой отзыв...

Дело в том, что я не уверен, что понял его...но надеюсь, что хотя бы в чем-то. Полного понимания нет. Есть только чувства, ощущения...

А поделиться ими хочу потому, чтобы помочь, возможно, в принятии решения, пусть и только основанного на моих ощущениях и чувствах...

Так о чем роман, какие мысли, во всяком случае, вызывает?... Прежде всего, это, на мой взгляд, роман антивоенный, «античудовищнооружейный»...

Действие происходит в основном в конце войны, даже вроде бы в мае 1945 года, в основном вроде бы в Германии, а порой в Англии (начинается, например), вроде и во Франции… Бомбежки английских городов и артиллерийские налеты, смерти, нехватка продуктов, карточки, болезни, завешенные окна, отключение электричества, воды… Тоже самое и в Германии, понятное дело, если не хуже… Везде несчастье… Статистика попаданий ракет (бомб) и надежда на избежание повторных… Позже, после упоминания Нюрнберга, какие-то несдавшиеся немецкие части, возможно, участвующие в секретных разработках сверх-ракеты-бомбы, которая может унести тысячи, а может быть десятки тысяч, жизней, тайно перевозят части, где-то проводят опыты, инженерные работы… Schwarzgerät («black device»), или S-gerät — «the one rocket out of 6000 that carried the Imipolex G device» Pylon. Вот такое описание в Интернете нашел… Разновидность, или продолжение, так называемых V-2 (ФАУ-2) ракет. «Шварцгерэт», Ракета A-4, запуск ракеты 00000 уже состоялся...Вернер фон Браун. «Оружие возмездия»…«Доры», шахты, штольни… Я так и не понял, а может быть, забыл, что подразумевается под Зоной. Скорее всего, это как раз зона, где остались еще немецкие ученые-разработчики, которых заставляют сумасшедшие закончить разработку и нанести страшный удар…

Это в чем-то роман-притча, в котором некая супер-ракета-бомба, вокруг поиска, похищения секрета, выкупа или уничтожения, предотвращения запуска которой, строится сюжет... Русские надеются перебросить весь немецкий ракетный персонал в пустыню в Киргизию… Другие тоже планируют КАК-ТО ИСПОЛЬЗОВАТЬ В БУДУЩЕМ… это страшное оружие. И автор явно это не одобряет… Чем эти будущие сумасшедшие отличаются от немецких?... Автор иногда описывает ракету-бомбу, как живое существо.

В поиске участвуют и американцы, и англичане и французы... Порой они объединяются...Местами (мало) роман читается, как шпионский, военно-приключенческий роман, но таковым не является. Это роман характеристик, чувств, диалогов. Есть весьма лиричные места (мало), напр. на стр. 522 (по мне, конечно). А что сказать о выращивании Апереткиным в садике на крыше снимаемой с другими сожителями квартиры бананов! Банановые завтраки… Особенно, когда есть больше нечего….

Автор неоднократно упоминает известные мировые, международные фирмы, американские, немецкие, голландские, швейцарские: «ИГ Фарбен», ИХТ, Bosch, AEG, электроэнергетические компании, Телефункен, Крупп, Сандоз, Сиба, Гайги, Шелл Ойл, Дюпон, «Психохими АГ» («которое первоначально именовалось «Химическая корпорация «Грёссли»» — побочка «Сандоза»), электрический треста «Сименс-Шухерт», «Генеральная электрика» (General Electric) («ГЭ» — это капиталы Моргана, в Гарварде тоже деньги Моргана, и наверняка где-то перехлест с Лайлом Елейном»). Мне кажется, он упрекает многие международные компании, а не только исключительно немецкие, в финансировании войны, в доходах от войны, далеко идущих интересах, построенных «на крови», в производстве частей, материалов и компонентов для вот таких «S-gerät»… У многих из них даже общие патенты…

«Его отец Эмиль Ратенау основал «АЭГ», немецкую «Всеобщую компанию электричества», но молодой Вальтер — отнюдь не только промышленный наследничек: он философ, прозревающий послевоенную Державу. Протекавшую войну он рассматривал как мировую революцию, из которой восстанет не Красный коммунизм, не безудержные Правые, но рациональная структура, где истинной, законной властью будет предпринимательство, — структура, основанная, что неудивительно, на той, которую он спроектировал в Германии для ведения Мировой войны».

Как по-вашему, почему нам так хотелось, чтобы Крупп продавал им сельхозтехнику?

Корни «Имиколекса G» прослеживаются до первых исследований, проводившихся в «Дюпоне».

где «нейтральная Швейцария» — ханжеская условность, созерцаемая с едва ли меньшим сарказмом, нежели «освобожденная Франция» или «тоталитарная Германия», «фашистская Испания» и прочие…»

На «Улисс» Джойса роман действительно похож «потоком сознания» (упоминают еще «Поминки по Финнегану»), длинными предложениями. И только... Читается трудновато, приходится вчитываться (читал 2,5 месяца, не только из-за нехватки времени).

Обратите внимание на имена персонажей: многие из них явно какие-то необычные… Главный (если так можно сказать) герой Ленитроп (американский военный) (периодически называемый Ракетмен), «главный» русский Вацлав Чичерин, Галина, Николай Грабов («правая рука Берии»), оберст Энциан из Шварцкоммандо, Нгарореру (один из фашистских гереро), Будин, Криптон, Ласло Ябоп, Стрелман, Мракинг, Джерри (Пират) Апереткин, Тедди Бомбаж, Рожавёльди, Блоджет Свиристель, Миклош Тананц, Бликеро, Паскудосси, Мудинг… Где-то сказали около 400 персонажей…

Между тем, в большей степени, роман можно было бы отнести к «черному юмору», хотя я почему-то чувствую «смех сквозь слезы»...Только вот мне повезло прочитать много других романов, других авторов с антивоенной темой (того же Ремарка, Мейлера и, естественно, отечественных авторов), которые я нашел, если так можно выразиться, более «пронзительными», более трогательными…

Тем не менее, роман знаковый, единственный в своем роде. Я не могу сказать, что его «особенности» хороши или плохи. Они просто есть. С моей точки зрения, они исключительно необходимы. Именно они придают роману драматизм, силу, запоминаемость.

18+ и не для женщин...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Во-первых, в романе есть все: и любовь, и пьянство, и наркомания, и сексуальное насилие, и педерастия, и лесбиянство, и садизм, и мазохизм, и гомосексуализм, и с мальчиками, и с гиперсексуальными девочками 12 лет с исковерканной судьбой, в том числе привлекаемыми для компрометации.

Отдельно следует сказать о нецензурной лексике. Одной из ранее упомянутых особенностей романа является использование нечасто (я бы сказал исключительно редко) описаний половых органов, половых актов, а также так называемого «мата» невероятной степени, даже не знаю, как сказать, силы...

Причем «мата» «отборного», «по-делу», не похожего на «мат» современных писателей, например, Уэлша в «Кошмарах аиста Марабу».

И вся эта грубость, «нецензурщина», невероятный натурализм не вызывает отвращения почему-то или сексуального возбуждения... органична.

Поскольку не читал роман в подлиннике, не могу судить кому мы обязаны в этом: автору или переводчику, но уверен, что переводчик — величайший мастер русской речи. Даже ультрасовременные словечки использует....

Не могу не привести примеров:

»- Солдатня?

- Бля, нет. Фрицы. Юго-Западная Африка....

- о плане Гитлера создать нацистскую империю в черной Африке — ... Вот ваша жопа, генерал...

- Мало нам париться из-за русских, лягушатников, асеев — эй, прости, друган.

Так у нас теперь еще не просто негритосы, а негритосные фрицы.

Ну ебть!»

...

«Пасип тебе за новости...

...

- Блядская птица, орет Ленитроп, — еще раз попробует — я «Малыша Рута» ему в жопу засуну, блин...»

...

- Майор Клёви сосет у НЕГРИТОСОВ!

...

- Ох, блядь, — говорит Ленитроп.

С батареей активно еблис-с.

От полсотни вольт шока

Хуй скончался до срока:

Только слякоть, потеки и слизь.

...

- Батюшки, какая тоска, слушай пизда, ты тут не одна страдала – ты вообще снаружи бывала в последнее время?

Блядь, вы, немцы, чокнутые, вы все думаете, что целый мир против вас.»

«Клёви превращается в клыкастого алконавта: ииииррррр резины на дороге остается столько, что хватит на презера для целой…дивизии…

..

- Не еби мозг Малышу, не то не ебателем станешь ты, но ебомым, — что занимает некоторое время и провоцирует лишь редкие «хайль-гитлеры» изумленных старушек да маленьких детишек на обочинах.

..

- Блядь, — говорит майор Клёви. – Русские спиздили всё – без обид, товарищ».

«- А это еще нах кто? – Ленитроп оборачивается в окно,…

- Пизда, — сообщает матрос Будин тоном спокойным и разумным, — ты не права…

- Блокпост? Да какого хуя. – Будин выкручивает задним ходом, …»

«Джессика. Ох. Да конечноконечно Мехико ебаный ты идиот…»

В романе «замечательные песни» и стихи (отрывки), правда …зачастую …не совсем приличные…но явно с юмором…

Так какой подвести итог? Роман уникальный, таких больше нет. Стоит ли его читать? Я думаю, стоит, и покупать в коллекцию стоит, как явление в литературе. Можно ли сказать, что роман безупречен? Не знаю, но уверен, что его объем можно было бы уместить по смыслу и в 400 страниц, а не почти 900…

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Уфф! Дочитал.

Действительно, легким чтением не назовешь! Читал месяц — для сравнения — на «Хождение по мукам» ушло 2 дня, на «Криптономикон» — неделя.

О потраченном времени не жалею. Но, боже мой, что курил автор?

На обложке (не поленился купить в бумаге, так читать показалось легче) указано, что сравнивают с Сэлинджером и Соколовым. Насчет Сэлинджера не знаю, а с Соколовым и правда, сходство есть. Только первыми номерами, безусловно, надо указывать «Улисса» Джойса и Генри Миллера (например, «Тропик рака»). Да и «Лолиту» забывать не стоит.

Роман совершенно фантасмагорический, поток сознания — в полном объеме, только это поток наркоманского сознания. Одна линия переходит в другую без всяких разрывов, плюс непонятно — реальность это, фантазия, сон или воспоминания в каждый конкретный момент. Есть несколько более чем тошнотворных эпизодов, на фоне которых просто гомосексуальные сцены уже не режут глаз (копрофагия, педофилия и т.п.). Хотя, конечно, автор сознательно добивается создания у читателя ощущения тошноты — и ему это удается с блеском.

Прочитать стоит. Только это действительно тяжелый труд. И к этому нужно быть готовым.

И — здесь тоже соглашусь с прекрасным отзывом — Deliann — пожалуй, перечитаю через несколько лет.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Да, я все понимаю.

Да, автор имеет право на свое мнение, стиль, форму подачи материала, свои отпечатки пальцев на страницах рукописи, свои вырванные кишки, которые читатель разглядит на страницах его романа и, конечно, напрочь сненсенную башню с хорошо прожаренными мозгами под толстым слоем гамбургских сухарей в подливке из бананового соуса, и чтобы ракетный удар, нанесенный по Лондону, изящно подогревал эротические фантазии на простынях в дешевом отеле, но лучше, согревал влюбленных внезапным пожаром, потому как они пристроились в переулке, а там крысы, слякоть и грязь на мостовой как спегма...

Вам понятно?

Так весь текст.

Автор гениально прячет идею. Он маскирует композицию. Прикапывает в уголке здравый смысл и дает много, много ниточек, которые цепляются за нос той самой ракеты.

Через текст приходится продираться. Ты будто идешь сквозь лабиринт, в попытках отыскать сокровище, но оказывается, что весь лабиринт построен вокруг кукиша из желтого металла, ценность которого невозможно определеить даже путем самой тщательной экспертизы. Стенки лабиринта сделаны первосортно — тут масса исторического материала, есть скрепляющий юмор, немного тошнотворных сцен, чтобы странники по лабиринту не приникали сердцем к его страницам, имеется «зеклепничество» высшей пробы и едкая насмешка. Но с течением времени понимаешь, что лабиринт превратился в колесо для белки (или хомячка, или небольшого бронтозаврика), в которым читатель оказывается подключен к динамо-машине, вырабатывающей...

Итого. Если вы исповедуете кредо «Цель ничто, движение — всё» — этот роман идеально для вас подходит. Но тексты, в которых при схожем уровне разработки темы есть внятный сюжет — выигрывают на две головы («Крипотономикон»). Потому оценка — 8

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Радуга тяготения» — третий и главный роман Томаса Пинчона, одно из лучших детищ постмодернизма, на чьём фоне меркнут почти все звёзды литературы из обязательной программы читателя-интеллектуала.

Более всего эта книга похожа на «V» того же автора: чередующиеся эпизоды с разными персонажами, скачки во времени, чудаковатые герои, лихое сюжетное макраме, убойный юмор и эпически-энциклопедические масштабы.

Вторая Мировая, затем альтернативная пост-военная история, а в фокусе — простые и не очень люди: никаких баталий да беллетризаций школьной макулатуры. Пинчону интересны не склоки государств, а отдельные — трогательные и смешные — судьбы, кои, даже вспыхнув на полстраницы, продолжат пламенеть в сердце читателя, ибо «Радугу тяготения» создал настоящий писатель, чья пара фраз способна раскрыть, казалось бы, невыразимый внутренний мир.

Книга заставит хохотать и заливаться слезами, причём здешние беды — это не грустные смерти, не требующие от автора усилий, а искусно найденные трагедии в деталях: прыщ на спине, сжигаемая кукла, потерянный домашний питомец и т.д.

Название «Радуга тяготения» отсылает к инверсионной дуге — следу, оставляемому в небе ракетой «Фау-2», с коей произведение начинается и ей же завершается. Это боевое орудие важно в повествовании, метафорах, символике книги. Тут вам и фаллос, и мандала, и рассуждения о предопределенности.

Вопреки заявлениям «знатоков», в романе есть главный герой с центральной сюжетной линией — это американский лейтенант Эния Ленитроп, скрывающийся от могущественных преследователей в некой Зоне на территории Европы, где водятся те ещё маргиналы, потрёпанные войной. Он всё больше увязает в местном безумии, но пути назад нет, ибо всю прежнюю жизнь, как выяснилось, контролировали извне. И здесь возникает важная для Пинчона тема свободы, впрочем, не единственная, их там — десятки.

Часто в творчестве этого автора и рецензиях на него всплывает «паранойя». В книге её мусолят тоже нарочито много, но вряд ли персонажей, исходя из реалий романа, справедливо обвинять в бредовых идеях. Кое-где — да, а чаще — это вполне трезвая оценка ситуации, когда за ширмой происходящего есть некие Они, кои, признаться, не особо-то концы в воду: бояться же некого.

Ещё самозваные «специалисты» любят рассусоливать и причитать, какая «Радуга тяготения» тяжёлая да непонятная для чтения, мол, смотрю в книгу — вижу фигу. Это чушь. Роман — не из простых, бывает, приходится вернуться на десять страниц назад, чтобы прочесть заново, а потом — ещё раз. Причина тому — ёмкость текста. Пинчон, как настоящий писатель, знает цену и вес слова, а потому лишних не ставит. Пропустили одно — не поймёте всё, что будет дальше, — читайте, друзья, недоумевайте, ведь мы, между делом, из прямого повествования перескочили в воспоминания героя, но вы, невнимательные, это проворонили, так то.

Напоминает «Улисса»: 1) непонятная фраза, 2) три страницы текста, 3) ключ к сложному моменту в начале. Читая внимательно и запоминая факты, легко сопоставлять трудные места и находить их верные интерпретации. А вот пробегать глазами — мухлёж, к чему тогда вообще браться за книгу, для галочки? Пинчон даже мягче Джойса: не требует от аудитории знакомства с историей Ирландии, биографией автора, картой Дублина и т.д. Зато обойма технических знаний неподъёмна ни для одной души, взявшейся за книгу: если «апикального Бога» можно расшифровать, заглянув в биологический справочник, то в пространных анализах узкопрофильных вопросов придётся плыть, но такие эпизоды не в критичном количестве.

Поэтому заявления «Я понял 5% книги» — это признание лени и глупости, хотя 100% недостижимы. Вряд ли сам Пинчон помнит, что и зачем вложил в текст. Ближе к концу он постарался нагнать мути, намеренно усложнить роман. Всё явно не так безнадёжно для расшифровки, как в случае невнятного «Плюса» Макэлроя, где бред собачий; а с Джойсом сравнивать некорректно: всё же у нас есть богатейшие путеводители от Хоружия и Набокова по «Улиссу», да и по «Поминкам по Финнегану» Андрей Рене постарался перевести максимум информации. А вот материалов по «Радуге тяготения» на русском нет, американцам проще — у них целая вики-энциклопедия.

«Радуга тяготения» вышла у нас в двух вариантах: в лаконичном сером оформлении «Большой книги» и белой иллюстрированной обложке «Интеллектуального бестселлера», с более приятной бумагой, причём книга толще страниц на 150. Тексты одинаковы.

Перевод от Макса Немцова потрясающ. Чего стоят хотя бы оригинальные манеры речи: «это ж сума спятить», «этим шишкам хотца подлюк», «знашь, я ж када суда приперся, совсем детка был». Русский текст стильно отполирован, лишён избыточности, динамичен за счёт правильно выбранных коротких слов. Титаническая работа позволяет наслаждаться прекрасным творением, превосходящим язык почти любого русского автора — хоть классика, хоть современного.

В отечественных изданиях присутствует спорная запятая и одно странное согласование, но это шикарный результат для книги в 900 страниц, в стране, где в печать всё выходит с ошибками, а издательство «Просвещение», выпускающее «Котов-воителей», вообще после первого тиража просит 12-летних девочек присылать на форум список найденных опечаток.

Кстати, о детях. «Радуга тяготения» — не для ханжей: сцены педофилии, копрофилии, зоофилии и т.д. с азартом расписаны автором. Пинчону повезло творить в годы, когда в работы художников не лезли толерасты да цензоры, и писал он, как и полагается это делать, о чём душа просила, без купюр, компромиссов, реверансов общественному мнению. «Есть в жизни — значит, есть в книге», почему нет? Негры названы неграми, а то и нигерами, чернокожего мальчугана окучивает взрослый белый дядька — задор в этом всём невероятный. Тут нет стремления начерпать в текст ушаты грязи, напротив, всё к месту, с юмором и бесспорным мастерством.

Оргий не так уж и много для такого объёма, но все они — ярчайшие эпизоды. Один из них можно смело назвать самой лучшей сексуальной сценой в литературе. Куда там «Эммануэль» с перепихоном в самолёте или «Горькой луне» с её гастрономическими какашечными изысками. Пинчон ловит самую верную грань между физиологией и эмоциями, создавая возвышенную художественную порнографию. Есть миф, что он учился у Набокова. И, если подумать, тут немало общего с «Адой», а на «Лолиту» даже отсылки встречаются.

Эквивалент «Радуге тяготения» за пределами творчества Пинчона найти невозможно. Получилось масштабнее Барта, веселее Джойса, сложнее Павича, динамичнее Пруста и т.д., но это не значит, что бесспорно лучше. В чём-то один автор сильнее, в чём-то другой. Скажем, по стилю очень-очень-очень близко к Набокову, однако козырные тузы прозы всё равно у Владимира Владимировича, кстати, не осилившего сию книгу (Cheking In with Vladimir Nabokov, Esquire. 1975. Vol. 84. № 1. P. 131). А если сравнить с Переком, то француз, кажется, побогаче на словарный запас, зато не способен строить из специальных терминов метафоры, как реализовано в этом произведении.

Любимая смысловая единица в романе — абзац со страницу, включающий красивый стиль, армаду запятых, отсылки к мифологии, биологии, культуре, непроницаемую мутотень, нечто важное для сюжета, пару ассоциаций, тропы, упоминание двух-трёх персонажей, о коих читатель забыл, и т.д.

Из-за густоты населения романа, его невозможно удерживать в голове при первом чтении. Лучший выход — конспект и наличие электронной версии для быстрого поиска. Но даже это не обеспечит полное понимание содержания. Ряд сцен, фраз и фактов — намеренные мистификации, к коим нет ключа, — скажем, выражение Киргизский Свет или бессмысленные песенки (хотя таковые не все). С этим можно смириться и идти не по смыслу текста, а по ассоциациям, получая уже свою «Радугу тяготения». Кое-где сложность по уровню подскочит до знаменитой главы о перерождении языка из «Улисса», но, увы, в случае «Радуги тяготения» однозначной интерпретации нет.

Роман очень кинематографичен, причём исполнен этот фильм в духе сегодняшних захватывающих лент, будто книга написана сейчас и направлена в 70-е на машине времени, но попутно, по просчёту Шурика, посетила древнюю Москву, где сорвала с катушек Ивана Грозного.

В «Радуге тяготения» действительного много всего крышесносного: гигантский Аденоид, говорящая собака, мальчик, меняющий цвет кожи, дуэль на тортах, заплыв в канализацию, супергерои и много чего ещё — не предугадать. Автор наслаждается тем, что создаёт, и азарт заражает читателя. Синусоида тем скачет от порнографии и сальных шуток до богословия, проблем экологии, эсхатологии и тьмы философских вопросов. Выходит это гладко, хотя неподготовленный ум явно упрекнул бы Пинчона за калейдоскопичность. Но это от зашоренности, нужна мощная работа мысли, чтобы «вытягивать» такие тексты.

Ближе к концу Пинчон делится подсказками, упоминая таро, каббалу и приводя некоторые факты о книге, способные дать дополнительную плоскость прочтённому. Но потребуется заново пропустить через себя весь текст, ведь эта книга из тех, что предназначены для многократного перечитывания.

Привлекательность романа — в том, что здесь каждый найдёт что-то для себя. Обязательно в душу западёт красивая сцена, что-то романтическое, горькое или героическое. Живописные пейзажи, особые состояния души, потоки авторской мысли никого не оставят равнодушным, а ведь в этом одна из главных задач литературы.

Любопытное наблюдение: многие события из текста загадочным образом проецируются в реальность: возникают цепочки удивительных совпадений, отчего произведение приобретает дополнительный ореол мистики.

«Радуга тяготения» — это та редкая книга, которую справедливо назвать шедевром. Она имеет все шансы попасть если не на вершину, то в первые три позиции любимых произведений думающего читателя. С ней однозначно стоит познакомиться, хотя начинать лучше с другого романа Томаса Пинчона — «V».

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Совершенно я этой книги не понял. С моей точки зрения, текст представляет кошмарное и сумбурно-хаотическое смешение сюжетов. Плюс ненормативная лексика, откровенные и отталкивающие описания сексуальных практик, большое количество героев, про которых уже не понимаешь, что и зачем они делают. Плюс очень большой объем.

А так, если вас интересуют шпионы, секс, ракеты, Лондон во время Второй мировой, кровавый НКВД, все это безумно перемешанное — то вперед

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Писатель Пинчон в Америке является фигурой культовой и загадочной, а роман «Gravity's Rainbow» (1973) считается (помимо прочего), ни много ни мало, родоначальником киберпанка и постмодернистским шедевром номер один.

Текст чудовищно сложноустроен, перегружен деталями. Местами смешной, иногда захватывающий и таинственный, временами страшный и отвратительный, но чаще запутанный и сюрреалистичный.

Книга — безумное путешествие по явно нездоровому или находящемуся под воздействием наркотических веществ сознанию (или сознаниям), от начала и до конца похожая на галлюцинацию. Перед читателем разверстается Ад на Земле — Европа Второй мировой, и буквально каждый эпизод вызывает множество вопросов. Что реально а что нет?

Ясно одно — в 1945 году ракета «фау-2» с серийным номеров 00000, падает на Лондон. Остальное — пустота.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх