FantLab ru

Генри Лайон Олди «Свет мой, зеркальце…»

Свет мой, зеркальце…

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 15

 Рейтинг
Средняя оценка:7.97
Голосов:79
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Меня выбросили в зазеркалье. Без спросу, по-хамски. Теперь мерзавец-двойник распоряжается у меня в квартире, спит с моей женой, зарабатывает куда больше моего...

Что осталось мне? Скитаться в обществе рыжего кота и синелицей тётки. А также -- время от времени выходить на контакт с людьми, которые просят: «Свет мой, зеркальце! Скажи...»

Одному такому человеку я решил помочь. Но это оказалось сложнее, чем мы все думали.

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 278

Активный словарный запас: невероятно высокий (3570 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 53 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 17%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)

Свет мой, зеркальце…
2017 г.

Аудиокниги:

Свет мой, зеркальце…
2017 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 сентября 2017 г.

Где ты — истинный? Где ты — искренний?

Есть ли стороны у зеркал?

На лице у тебя не написано,

Разве только не там искал.

И когда найдётся страница та,

Лишь глаза сотрёшь о листок —

Амальгама солжёт, в ней написано,

Йелим хесв етевс ан отк.

Отражение отражения,

Не отыщешь оригинал.

Он — не он, ты — не ты, я — уже не я.

Легион нас — к чему имена?

Дым у рта, чадит папироска,

И в чертах знакомых чужой оскал.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 сентября 2017 г.

Гонит, гонит Ямщик лошадей,

Едет, едет по самому краю.

Ну-ка, Кто-Всех-на-Свете-Милей,

Расскажи мне, чего я не знаю.

И не лги! Хотя знаю — соврёшь.

Легионы за призрачной гладью...

Арлекин — там и там он хорош,

Йошкин кот, сволочь рыжая, мать его!

Окна настежь, да заперта дверь.

Нет тебя и не будет прежнего.

Одна Вера осталась? Верь!

Легче с ней? А с Любовью? С Надеждою?

Дурит бес, дым пуская в глаза.

Из зеркал не вернуться назад.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 сентября 2017 г.

Все мои друзья знают, как я отношусь к творчеству харьковского дуэта. У меня есть все их произведения, выделены два настенных стеллажа на почетном месте. С нетерпением жду выхода очередной книги. После появления романа «Шерлок Холмс против марсиан» я немного расстроился. Не понял я его. Совсем. И появилась боязнь того, что и следующая не понравится. Читая «Свет мой, зеркальце» я вспомнил, что где-то в просторах интернета читал — книги Олдей нужно читать дважды. И действительно. Ведь большинство их книг я перечитывал и находил в них намного больше, чем при первом прочтении. Возможно и с «Шерлоком...» нужно будет попробовать как-нибудь. Что же касается «Свет мой, зеркальце» я вздохнул с облегчением уже прочитав несколько первых страниц. Это несвойственный для Олди жанр хоррор. Но мне кажется справились они на все 100%! Кто-то возмущался обилием названий брендов? Это ли не отличный стёб над «Лунным парком» и т.п. известными романами в стиле хоррор? В общем как всегда Олди на высоте! Браво!

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 сентября 2017 г.

К сэру Олди лично я отношусь крайне уважительно. Полагаю, многие согласятся с утверждением, что этот творческий дуэт — один из лучших в отечественной фантастике. Высокий уровень произведений тандема вывел его на лидерские позиции не только среди украинских писателей-фантастов, но и среди всех авторов, работающих в этом жанре в русскоязычной среде. Умные, многоплановые и всегда особенные — вот книги Олди. Сэр Генри экспериментирует с жанрами, рассказывая истории, которые имеют свой, неповторимый привкус.

Но «Свет мой зеркальце» — эксперимент неудавшийся. Тем, кто следит за творчеством Олди, известно, каким красивым языком умеют работать авторы. Оригинальный и самобытный цикл Бездна Голодных Глаз, не смотря на витиеватый сюжет, читался действительно хорошо, а стиль прозы Магов в Законе, отсылающий к Серебряному Веку не только был уместен, но и просто красив. Язык этого романа ужасен. Нет, правда. Авторы решили поэкспериментировать с жанром городского фентези, который к лично моему сожалению недооценивают, считая его «низким» среди всех фантастических поджанров. Олди могли бы хотя бы частично исправить эту ситуацию, но не стали. Их роман «Свет мой зеркальце» написан крайне простым, даже немного вульгарным языком. При этом и речи не идет о том, что авторы «исписались», отнюдь. Олди выбрали, судя по всему, модный нынче прием ПВО. Повествование ведется вроде как и от третьего лица (чтобы можно было описать то, чего герой-рассказчик не знает и не видит), но вроде как бы и с точки зрения главного действующего лица — для лучшей передачи его характера. Обычно оправданный прием, здесь играет против произведения просто потому, что Борис Ямщик — образованный и интеллигентный мудак. Нет, серьезно. Роман изобилует вульгаризмами, написан в целом низким стилем — чтобы показать низкий характер ПВО. Окей, метко. Но неприятно. Кроме того свое добавляют и нарочитые детали вроде названий фирм и лекарств. Конечно, таким образом, авторы пытались добавить достоверности, но на мой взгляд и вкус обычного использования харьковской географии с ее названиями и передачей атмосферы хватило бы. Вместо этого роман написан хоть и умно, но слишком приземленно.

Идея отличная — действительно вкусная и мало проработанная тема зазеркалья (не теневого Сумрака, Завес и пр.) имеет отличный потенциал. Авторам удалось сделать главное в городском фентези — передать атмосферу потустороннего, которая соседствует с обыденным. Однако все это удалось только благодаря самому Зазеркалью и его законам. Местные жители не радуют. Бесы картонные и упрощенные, зомби-призрак играет роль скорее персонажа-декорации. Книга маленькая, возможно, не хватало объема... Но зачем тогда было писать такой краткий роман? Поджимали сроки? Ведь по большому счету книга лишь со скрипом передает какие-то идеи. Да, Ямщик перевоспитывается благодаря Зазеркалью, да, он находит в себе какие-то новые позитивные качества. И то, что персонажу 45 только добавляет остроты этой идеи — мол, никогда не поздно посмотреть на себя и понять, какое ты чм... простите, как неправильно ты жил и что-то начать с этим делать. Но как-то поверхностно, честное слово.

Ямщик — вообще отдельный разговор. Писатель-мизантроп, презирающий жену и окружающих вообще, не знающий, какой вообще смысл в его жизни... Пожалуй, что удалось в его портрете — так это передать всем читателям более молодого возраста жуткий страх когда-то стать такими. Желчными, закрытыми, цинично-ядовитыми. Метаморфозы, которые происходят с ГГ, влияют на него, но, опять же, маленький объем и насыщенность событий не позволяют это до конца прочувствовать. В общем, средне.

Надеюсь, Олди вернутся к жанру городского фентези, но поработают над ним более плотно и... добротно, что ли?

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 августа 2017 г.

Близко, слишком близко данная книга приближается к черте, за которой произведение начинает считаться графоманией. «Свет мой, зеркальце...» — это тот самый случай красивой обёртки, пустой внутри.

Стиль действительно отличный. Правда. Описания тут есть самые разные, и яркие, и детальные до последних мелочей, и просто красивые. И описано всё в достаточном количестве, что картинка происходящего действительно выстраивается на редкость легко. Только вот на «достаточном» это «всё» не заканчивается, и в результате через все описания приходится в буквальном смысле продираться. Но ради чего? За всеми описаниями, отсылками и цитатами скрывается на удивление мало если не общего направления или смысла, то содержания. Особенно оно заметно на контрасте действий Ямщика до и после появления Веры. Можно поспорить, что бесцельное шляние и бездействие Ямщика в части «до» (которая занимает большую часть книги, кстати) — это осознанный выбор авторов, который должен что-то сказать о главном герое... Но тогда данный приём не возымел на меня никакого действия.

Книга только для тех, для кого форма превыше всего.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 августа 2017 г.

Автор отзыва – большой поклонник книг Генри Лайона Олди.

Роман читался как уже очень знакомый текст. Сейчас, через некоторое время после, он кажется наиболее плоским и лёгким из написанного. Я буквально знал его заранее, если по поверхности; некоторые идеи вплоть до абсолютного цитирования, я читал уже в авторских постах в vk; множество фраз и так предвидится (если не раз и не два прочёл десяток книг Олди, это, наверно, и есть эффект узнавания?): если в главе идёт дождь, то обязательно будут «хляби небесные»; если туман, то «клубится маревом»; обязательна «усмешка судьбы» и многое другое. Самоповторы? Говорят — почерк. Об этой двойственности далее.

Библейская цитата оттеняет низкое-бытовое, одна такая цитата потащит другую. Как и полагается при «гнилой интеллигентской рефлексии» (герой-автор сам же иронично распишется, что никуда от цитирования не деться), действие, описание, эмоция рисуются привычными триадами слов через ту же известную призму культурного багажа героя-автора (о ней ниже). Свора бесов и театральная подача – это, конечно, Михаил «голым профилем на ежа» Булгаков, а всё повествование в целом — известная традиция нашей социальной фантастики.

Ткань текста плетут ассоциация и иные сближения понятий.

Главного героя тащит по привычной колее «Шутихи» (двойник Ямщика – грань шута), «Ордена Святого…» (изнанка тиражности – своего рода зазеркалье), «Золотаря» (виртуальная реальность – своего рода зазеркалье); собственно, любая вторичная реальность, разработанная во многих книгах Олди, всегда обладает структурным подобием, а потому узнаётся и познаётся с каждым разом быстрее и проще.

Герой-автор вооружён тем же культурным багажом, подаёт своё бытие сквозь призму классической и рок-музыки, пьес Шекспира, поп-культуры, дзен, мемов и т.д. Герой-автор строит самый привычный и узнаваемый нарратив. Ямщик-Снегирь, герои «Шутихи» и иже с ними. Каким-то образом с первых строк узнаваемый и предсказуемый, очень живой, упрямый, развивающийся герой Олди – это одновременно самоповтор, клише и штамп, и я не могу уловить границу, где это самоповтор, клише, штамп, а где это – почерк, стиль.

Мне кажется, что вскоре, наравне с привычными мастерами меча и магии, грубыми орками, утончёнными эльфами, бескомпромиссными инквизиторами, хитрыми ворами, будет стоять и штамп Олди.

Это такой герой — посложнее приведённых, конечно! — но с чёткой, утверждённой десятками книг и укоренившейся в массовом сознании характеристикой: он будет шикарно, богемно, навзрыд и кубарем рефлексировать, но и не постесняется заорать в кабаке «жопа», образы из его головы будут оживать в реальности и переноситься обратно, путая реальное и нереальное, людей и персонажей, обязательно будет «рваться связь времён», в боевых сценах он будет философствовать, а при философствовании — драться, недоумевать по извечной схеме «...? ...? ...?!», а понесёт этого героя отточенный рисунок олдёвского текста: абзац и отчёркивающее предложение после (то ли подводящее итог, то ли отметающее смысл предыдущего)...

...Есть и самоирония. Да, мы инкрустируем роман тонкими аллюзиями, но и герой у нас с соответствующим бэкграундом, он сам же над собой умником-эстетом схохмит, но мы и ещё раз это перевернём. Такой способ рушить «четвёртую стену» в книге.

Наверно, нельзя ругать знакомых за то, что мы знакомы.

Олди знают, что мы знаем, что Олди знают, и так до дурной зеркальной бесконечности.

Есть момент: когда хорошо знаешь творчество автора, проникаешь в его мышление, за героями уже видишь не героев, а всё-таки автора, он — везде (вроде так и должно быть, верно?), вместе с тем рассказанная история — это всегда одна и та же олдёвская история. То есть, подхватывая звучные расшаркивания в сторону Роулинг, Игры Престолов и прочих больших имён собственных, цепляющих читателя, скажу, что чтение «Свет мой, Зеркальце» – это отчасти (узрите ещё раз, вы, кто сразу обвинят в глупой и пошлой аналогии: ОТЧАСТИ), — просмотр очередного фильма с Николасом Кейджем. Прекрасный чудовищный актёр, которой сделал так много, что теперь за любыми декорациями и реквизитом – это тот же Николас Кейдж, всегда один и одинаков. Знаем как облупленного.

Но есть и мастера полного перевоплощения.

Отличие от вышеприведённых книг: данный роман наиболее оснащён приметами времени, а на первый план как будто выходит техника бытописательства, а из неё – психологизм. (В чём очень преуспел Стивен Кинг, к примеру, и вышел за границы жанра; важно не то, что он пугал Америку чем ни попадя, а то, что выписал точный портрет страны и современников; «сейчас» узнают по этим книгам и через века).

Здесь есть момент, из-за которого читать некоторые части «Свет мой, Зеркальце» было не очень интересно. Бытописательство – множество привычных деталей. Зазеркалье и бытие в нём (метафора которого не свелась к 100% механике, и здорово) требуют прописанности, но каждую вещь (а также реакцию на вещь-эмоцию-идею, а также мысли и чувства по реакции на вещь-эмоцию-идею), зануда Ямщик будет культурно и с «гнилой рефлексией» обсасывать.

Здесь привычного быта больше, чем обычно, – и пропустить через себя этому герою надо больше, чем прочим, а зная Олди, которые практически всё обязательно подадут образно, с поставленной сценической речью и позой, у которых даже роутер будет «двурогий» и т.д., это не столько даёт картинку, сколько утомляет. От этого устаёшь. И это скучно.

Возможно, я избалован прошлыми книгами; я стоеросовая «дылда», что талдычит: «а мне не страшно», зомби не пугают, Олди не удивляют; возможно, это очередной ход конём, чтобы я утомился и прочувствовал скучную жизнь этого героя, который не любит, несчастлив, не одержим жизнью, и с ужасным занудством переваривает мир. Возможно, в этом «зеркале» я так вижу себя (есть же польза от изощрённо закрученных смыслов — крути куда угодно!). Олди большой и богатый автор: в тексте всегда можно найти оправдание и осуждение тому или иному компоненту текста. Достоинство и недостаток иногда заключаются в перевёртыш.

Таково двойственное ощущение от прочтения «Свет мой, Зеркальце».

Собственно, весь этот сумбурный и неловкий отзыв — просто попытка нащупать грань (приплетая смысл за смысл по-олдёвски — полоску амальгамы): где привычное, где непривычное, где старое, где новое, и не является ли даже эта двойственность продуманным инструментом в руках писателя.

Итог: это всё тот же старый добрый лев и не то что бы на новой территории: пара забегов на хоррор, выписывание неприятного (по болезненным точкам читателя) героя крупным планом и в действии, и сильный моральный посыл, — но не более.

Интересно, куда хищник двинет дальше.

Оценка: нет
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 августа 2017 г.

Про «Свет мой, зеркальце...» мне не так уж много что есть сказать. Здесь присутствуют все характерные для писателя черты — до жути богатый язык™, миллиарды отсылок ко всему подряд, яркие персонажи. Даже более того, в этот раз складывается ощущение, что дуэт превзошел себя, порой даже складывается впечатление, что Олди рисуются перед читателем очередным пассажем. Как бы там ни было, в очередной раз могу сказать, что читать писателей очень приятно. Своеобразным недостатком могу, пожалуй назвать то, что «Свет мой, зеркальце...» прямолинейная и не оставляющая места для трактовок книга. Здесь все весьма однозначно — всем сестрам серьги достались, все ружья выстрелили вовремя. Но ни история, ни персонажи ни в коем случае не примитивны, просто у Олдей в этот раз «Как» превалирует над «Что» больше обычного.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 августа 2017 г.

«Зеркальце» мне хотелось прочитать тем сильнее, чем больше негативных отзывов на него я встречала.

И вот — прочла. Не жалею ни капли, и спасибо всем, кто книгу ругал — сколько бы я еще оттягивала ее прочтение без этого!

А книга, безусловно, хороша.

Первое, что хочу отметить — слог. Он всегда был великолепен, но тут... Бооооги, какой слог. Еще сочнее, насыщеннее, ярче, чем до этого. Каждую фразу хочется пробовать на вкус, смаковать, распробовать как следует... и это просто в обычной бытовой текучке, описанной авторами даже. Эпитеты, сравнения и аллегории тоже на высоте — текст насыщенный очень, без определенного бэкграунда в голове продираться будет сложновато. Скрытого (да и не скрытого) цитирования тоже навалом, но это как раз то, что я люблю. О форме, в общем — только в превосходной степени.

О наполнении же... несколько неоднозначно. Мне, безусловно, понравилось. Шокирующее начало, грамотно, исключительно верибельно выписанная мизантропия героя и его тяжелый, местами откровенно скверных характер, узнаваемые на раз людские типажи, яркие, но не картонные, ибо слишком натуральные и живые, интригующий ход с зазеркальем, динамичный и напряженный финал, вполне себе хэппи-энд со всех сторон (перевоспитание главгероя из брюзгливого обывателя в вполне себе душевного, хоть и ворчливого человека особенно радует), но все равно... мало. Зазеркалье показано краешком, хотя описанию зазеркального существования уделено более двух третей книги. Мир страшный и сложный, с мертвяками, эмоцио-паразитами, примитивной фауной и прочим — все вроде указано. А мало. Напряженности, если не сказать, трэша, мало, откровенно. Не то что бы я любитель именно хоррорного трэша — но начало настроило именно на него. Оно эпатировало, это начало, вынуждало многих скривиться, отбросить книгу. Я же только подхохатывала, понимая, отчего у книги столько негативных рецензий. Эпатаж! Шизофрения! Безумие и мании!

Наверное, вот именно градуса безумия мне чутка не хватило — того, на который настроило начало. Как слабо посоленное блюдо — вкусно, очень вкусно, но три-четыре кристаллика соли сделали бы его еще божественнее, а так просто вкусно.

Понравилось, короче. Особенно кот и «нечисть тоже право имеет».

Некоторые моменты аж до слез трогали — все очень, очень пронзительно выписано. Правда, пару крутых горок сюжетных завихрений зазеркальяя бы еще с удовольствием прочла — но, наверное, лаконичность в этом случае тоже можно отнести к плюсам. Сама сюжетная канва не разветвляется, она линейна — но тем сложнее путь изменения личности. Ну а в конце концов, что самое главное? Личность же. С личностями же в книге все вполне себе замечательно.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 июля 2017 г.

ЧИТАТЬ !

Городская фантастика. Раскрывать сюжет не буду — не хочу портить читателям праздник. А для любителей качественной литературы — это настоящий праздник!

Олди отличаются постоянством.

Постоянно удивляют. Удивляют тем, что берут простые, обыденные вещи, слова, поступки, истории и привычное становится необычным. И твоим. Узнаёшь себя, близких, соседей.

Постоянно пишут отличным литературным русским языком. Даже слова «на грани этики» в их исполнении гармоничны и органичны.

Постоянно объясняются в любви к своей родине, к Харькову.

Постоянно вставляют в текст такое, что заставляет отложить книгу и лезть за дополнительной информацией. (Я прекрасно знаком с творчеством и Джона Лорда и Scorpions и AC/DC, а вот о Van der Graaf Generator слышал, но не слушал. Интернет был мне в помощь.)

Постоянно пишут. И, дай бог, пускай пишут и в будущем.

А ещё в книге присутствует самоирония, а это — высшая степень творческого мастерства!

ПОКУПАТЬ и ЧИТАТЬ !

PS

Зеркало корчит пространство и рожи,

Сладкой дугой изгибается плеть:

«Там, где мы ничего не можем,

Мы ничего не должны хотеть!»

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 июля 2017 г.

Мир, разделенный на сотни тысяч зеркальных «сколков» (или правильнее сказать -- световых?) Здесь все, что зримо -- то и реально; а вот тени, к примеру, оборачиваются вязкой трясиной, мутным киселем под ногами, в который лучше не вступать (ну, сами же прекрасно знаете, как это бывает -- когда лестница не вся на 100% освещена, и часть ее тонет «в нигде»). А уж в общественные уборные лучше не заходить, если там нет зеркала -- во мраке таится не пойми что, и простой унитаз может оказаться зверем, жадным до человечины. Во что превращается сточная труба -- уж лучше умолчим (привет, Роулинг! Привет горячий, Батильда Бэгшот!!)

Да, я не случайно упомянул зеркала (по названию, в принципе, ясно). Они -- единственный способ хоть как-то выжить в этой парареальности, где все построено по принципу «вижу — не вижу». А еще они — единственный способ выйти отсюда. У каждого «попаданца» в зазеркальный мир есть мечта: вдруг кто-то, как в песне Таривердиева, захочет у зеркала выпытать какой-н. важный секрет. На этот зов «попаданец» не может не откликнуться; беда в том, что, хоть их и мало, но на каждого интеля, жаждущего обрести новое человеческое тело, есть свой оппонент с бейсбольной битой...

В общем, вы поняли -- это не «шелуха», знакомая нам по «Ойкумене». Это совершенно другой мир -- странный, сложный (сложный прежде всего для самих Олдей, к-рые и раньше так не писали, и вряд ли когда-н. потом будут). Ну а проблематика остается та же, что и в «посюсторонннем» Харькове. Как сделать, чтобы тебя не рвало в зеркало пиявками (читай: гневом, болью?) Как изгнать из себя вредных карликов-сявок, имя которым легион? («Сявка» -- это такой неполиткорректный харьковский синоним к слову гопник, если кто не знал). Отвезти кота к ветеринару, договориться об операции Верочки в Тель-Авиве... Слушать рок. (Несмотря ни на что. И практиковать любимое карате. Тоже -- несмотря на откровенно «сявотную» реальность). Спорить с маленькой девочкой -- фанаткой «Гарри Поттера» -- о сложных судьбах героев миссис Джоан. (Да, в нашей жизни такое чаще происходит в интернете. Тут -- наяву... Но какая, в общем, разница).

Сквозь мир, усеянный «хвостами» от зеркальных дубликатов вещей, а также -- сколками света, образующими сложные лабиринты, медленно движутся трое с универсамовской тележкой. Попаданец, мертвячка и рыжий кот. Их задача -- выжить. Не попасться двойнику, занявшему квартиру интеллигента. Не попасться бесам-карликам. Не попасть под дождь, разрывающий тело на кучу серебристых стекол... Выживут ли они? (Ну, а как вы сами думаете?..)

И при этом -- хоррор, да... Он, родимый; сакраментальный хоррор-мистика. Олди описали довольно-таки страшную действительность.

...Страшную еще и потому, что сейчас уже мало кто опознает (если только сноску не дать) цитату из Пушкина, или -- откуда фраза «Догадался, проклятый! Всегда был смышлен». Да что там, даже слова «быть в нетях» непонятны без сноски.

...Все смешалось в этом псевдо-Харькове. Тут тебе и лето, по воле автора быстро переходящее в зиму (а зима -- в лето). Тут тебе и менты (ныне торжественно переименованные в «понтов»). И — воспоминание о вкусе сыра (Вдумайтесь: самого вкуса нет — воспоминание есть! Приходится, уж пардон за каламбур, именно его и есть...) А также на сцене появятся Роулинг, и человек-паук, и девчонка с разноцветными «хвостами», вооруженная бейсбольной битой, с веселой картинкой на топике (угадайте, кто там изображен и из какого фильма?:-D) И будет желание во что бы то ни стало спасти чужого ребенка, который тебе, если так разобраться, никто...

И -- финал. Обычный для Олдей, то бишь, открытый. «Ниадназначный». Не 100% позитив, не 100% депрессуха. То ли все прекрасно, но червяк сомнения грызет. То ли все плохо... но лучик надежды светит.

Я очень старался найти в этом произведении хоть какие-то недостатки. Недочеты. Изъяны. Но не могу; придраться не к чему. Видимо, их тут нет.

Так что — 10 баллов. (А если бы глубоко зацепило, но при этом было не совсем совершенно по форме — поставил бы девятку. Такая уж у меня шкала оценок).

з.ы.: «Гармаш, верни гражданину его г%$#о!»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2017 г.

Начинается «Свет мой, зеркальце…» как заправский хоррор – отражение писателя ужасов Бориса Ямщика доверительно сообщает оригиналу, что стоящий с ним рядом одержим тайной склонностью к педофилии, и меньше чем через год порочная страсть вырвется наружу. Ямщик, который всё это только что придумал в шутку, фрустирует, читателю мерещится тень Стивена Кинга в тёмном углу … События становятся всё более пугающими, а строптивое отражение окончательно выходит из-под контроля. И вот уже в результате коварной провокации писатель лишается места в привычной реальности, более того – он лишается самой реальности и вынужден обживать её зеркальную изнанку. Кто виноват – ясно, но что же делать?

Дальше будет долгое возвращение Ямщика через всё здешнее зазеркалье. Писателю предстоит постичь законы мироздания по ту сторону зеркала (среди которых первый – вещественно лишь то, что имеет отражение, и чем больше отражений – тем лучше), подружится с некоторыми местными обитателями, побегать от других и отлупцевать увесистым субурито третьих. Новый мир, пусть он камерный и похож на наш, Олди продумывают с мастерским тщанием опытных творцов, которые любой детальке найдут место. Как живут отражения, чем питаются и чего опасаются? Кто обитает в зеркалах с ними по соседству? Куда девается вкус сыра в непрозрачной коробочке? Тень мистера Кинга со зловещим видом покидает угол и уступает его тени мистера Геймана – Ричард Мейхью точно также недоумевающе вертел головой, оказавшись в Под-Лондоне, как вертит ей Борис Ямщик.

Вот только «Задверье» — яркое и легкомысленное, пусть и приправленное щепоткой насилия, приключение, которое подойдёт в первую очередь подросткам всех возрастов, а «Свет, мой зеркальце…» написан для людей постарше, кому знакомы встречи бывших одноклассников, располневшие жены и прочая невыносимая тяжесть бытия. Имеется пара сцен 16+, финальный твист основан на чисто взрослом умении. С другой стороны, по внутреннему наполнению история как раз «янг эдалт» — инфантильный замкнутый герой мужает под внезапно свалившимся на него бременем ответственности. Возникает диссонанс, который только усиливается, если учесть, что Борис Ямщик вдвое, а то и втрое старше типичных героев «янг эдалт» — но исправно меняется в соответствии с законами жанра. Ямщик, видимо, подзабыл – на пятом десятке не так легко дается то, что просто и естественно выходит в пятнадцать-двадцать, особенно если и в пятнадцать-двадцать этим не занимался. В процессе чтения сей досадный недочёт ощущается едва заметно, поскольку сюжет держит в напряжении и интригует – мастерство Олди хорошо и хорошо весьма! – но стоит закрыть книгу и позволить себе задумать, он обращает на себя внимание.

Если честно, немного досадно. История-то получилась цепляющая, да и сам по себе Борис Ямщик – наш человек (особенно Ямщик-мизантроп), следить за ним интересно и без всяких отражений. Но от Олди, от Олди хотелось получить нечто большее, чем просто захватывающая история.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2017 г.

Странно было начинать читать новую книгу Олди, еще не дочитав предыдущую (это про «Сильных»). Опасался, что и эта не пойдет. Но уже с анонса интерес только возрастал и вот итог – прочитана практически запоем за два дня. Давно так сильно не тянуло в книгу. Возможно, это повлияло на восприятие.

Перейдем к книге…

Герой. Очередной писатель (редактор, издатель) во вроде бы привычном мироокружении. Но если раньше мир надевал маску или переплетался с сетями Интернета, то теперь все решает оптика. И свет, недаром вынесенный в заглавие книги.

Сразу после того, как герой попадает в зазеркалье, на первый план выходит визуальная составляющая текста – игра отражений, теней, свойств нового мироздания… Да, не обходится без вопросов и недоумения от некоторых деталей (ноутбук с выходом в сеть?), но если вжиться в мир и принять правила игры теней и света, то все со временем становится на места… Зеркальный коридор в магазине одежды особо порадовал.

А когда глаза привыкают к свету зазеркалья, начинаешь замечать в персонажах свет внутренний. Даже в тех, в котором его и не должно вроде быть. Но без света нет отражения, и в зазеркалье не попасть.

И еще впечатлили темы выбора и проживания чужой жизни. Почему все попавшие за зеркало не пытались до конца вернуться к прежней жизни? Соблазнялись возможностью прожить новую? Или шли по самому легкому пути? И почему Ямщику это удалось? Не потому ли что света в нем стало больше, чем в прежней реальности.

Немного мешала в восприятии временная нецелостность событий, что там между этими осколками зазеркального быта происходило, можно только догадываться. И мир-город поэтому в книге фрагментарный.

Еще и красивостей в тексте мало, и эпизодов, таких, чтоб сразу в память, как раньше у Олди. Но тут уж нечего на зеркало пенять. Оно отражает реального тебя. Как и эта книга.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 июля 2017 г.

Высококачественный роман в жанре магического реализма. О том, что рядом с нашим миром существует​ параллельный зеркальный мир, попасть в который вполне возможно, сказав по глупости или по наивности известные с детства слова.

Писатель ужасов Ямщик эти слова произнес и попал во всех смыслах.

Мир Зазеркалья изображен авторами весьма тщательно и легко представляется. Особенности отраженного мира, местные жители, в том числе изгнанные бесы, зомби и обычные коты, а также несчастные попадания из нашего мира — всё прорисовано вполне понятно. Приключения главного героя, его попытки вырваться и отомстить коварному двойнику, коммуникации с нашим миром через призыв и зеркало — «всё в сюжете интересно». Есть и нравоучительные истины — договор с врагом рода человеческого никогда не останется без последствий.

В целом, очень хороший вариант для развлекательного чтения, снизил балл за саморекламу авторов в тексте романа.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июля 2017 г.

Что есть в «Зеркальце…»? Город. Города у Олди много. И фантасмагорический, умирающий в «Нам здесь жить». И полноценный персонаж второго плана в «Кабирском цикле». Что, как не город, в конце концов, стоит за плечом тирмена? А кто, как не город жестоко играет с теми, кто его создал, в «Восьмом круге подземки»?.. Не говоря уже о других ликах и гранях олдевских городов.

Еще есть писатель. Ну, здесь достаточно вспомнить Абу-т-Тайиба и Снегиря.

Да и зазеркалье – казалось бы, новинка дуэта – у Олди было. Пусть в виде прототипов. Как, к примеру, в «Восставших из рая», или в «Золотаре…».

Но зазеркалье Олди, это вам не подростково-шахматное зазеркалье Алисы. И уж тем более, не детско-дружелюбное зазеркалье Оли и Яло. (В последнем, правда, сегодня некоторым видится «социальная антиутопия» с «антикоммунистическим подтекстом»))). Зазеркалье Олди, это зазеркалье мегаполиса XXI века с его миазами человеческой совести, выхлопам квазинаучной философии, болезненным потоком сознания и некроромантизмом. Это «гомеостатическое mirror-здание». Только здесь возможно, что: «крик становится кляпом, застревает в глотке и взрывная волна улицы, в приступе рвоты вывернувшейся наизнанку, отшвыривает…».

Годный, вкусный, настоящий Олди. Честный Олди. Но – не мой. Вряд ли буду перечитывать «Зеркальце…». В отличие от «Меча…», «Пасынков…», БГГ, «Мессии…», «Чистой фэнтези» и многого-многого другого.

P. S. До полноценной «восьмерки» дотянуть, не кривя душой, помог Арлекин)))

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июля 2017 г.

Дочитана новая книга Олди «Свет мой, зеркальце». Хорошо, и хорошо весьма.

Писатель, пишущий ужасы, обращается в шутку к зеркалу, а то ему отвечает. С этого начинается все веселье: Зазеркалье, бесы, зомби, переселения, фокусы с зеркалами и прочие приключения тела. Но самое важное — приключение духа, преображение Ямщика из циничного неприятного мизантропа в человека, ценящего своё существование и существование людей (и животных!) рядом.

Множество отсылок к современным и не очень произведениям искусства, лёгкое ироническое самоцитирование и яркие образы — я абсолютно уверен, что перечитаю книгу ещё не раз, на этот раз не упиваясь содержимым, а наслаждаясь формой.

Резюмируя — хороший роман, атмосферный, интересный и необычный (хотя когда это Олди были обычными?).

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу