FantLab ru

Владимир Набоков «Пильграм»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.58
Голосов:
44
Моя оценка:
-

подробнее

Пильграм

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 10
Аннотация:

Пильграму сорок пять лет. Он женат. Держит лавку, витрины которой украшены бабочками. Сколько ценных, никому не нужных коллекций Пильграм готов продать. Лишь бы, заработав денег, получить возможность воплотить в жизнь свои яркие и счастливые сны. И когда это уже кажется невозможным, судьба дарит ему такой шанс.

© 4P
Примечание:

Пильграм. // Современные записки. 1930 г. Кн. XLIII.


Входит в:

— сборник «Соглядатай», 1938 г.

— сборник «Nine Stories», 1947 г.

— сборник «Nabokov's Dozen: A Collection of Thirteen Stories», 1958 г.

— антологию «Дисплей фантастики», 1990 г.

— сборник «Полное собрание рассказов», 1995 г.



Рассказы. Приглашение на казнь. Роман. Эссе, интервью, рецензии
1989 г.
Дисплей фантастики
1990 г.
Истребление тиранов
1990 г.
Том 2. Защита Лужина. Подвиг. Соглядатай. Рассказы
1990 г.
Рассказы. Воспоминания
1991 г.
Защита Лужина
1997 г.
Защита Лужина
1999 г.
Том 3. 1930-1934
2000 г.
Соглядатай
2001 г.
Быль и убыль
2001 г.
Защита Лужина
2001 г.
Защита Лужина
2001 г.
Лето Господне. Неупиваемая чаша. Голубая звезда. Рассказы. Машенька
2003 г.
Защита Лужина
2004 г.
Защита Лужина
2004 г.
Защита Лужина. Камера обскура. Лолита. Рассказы
2004 г.
Посещение музея
2004 г.
Собрание сочинений
2007 г.
Совершенство
2011 г.
Полное собрание рассказов
2013 г.
Совершенство
2013 г.
Совершенство
2013 г.
Полное собрание рассказов
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Nine Stories
1947 г.
(английский)
Nabokov's Dozen: A Collection of Thirteen Stories
1958 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 сентября 2018 г.

‘Пильграм’ ярко зажигается уже на старте – и отнюдь не ‘бледным пламенем’, как названа одна из авторских работ в поэтике. Воплощенный стилист, Набоков с ходу являет гений изложения, сохраняя в аналогиях хирургическую остроту мысли. А ведь писатель не был замечен в дроблении ‘изощрительств’ в цикле письма на яркие и бледные отрезки текста, лиричный тон которого сцепляет не смыкаемые, казалось бы, речевые конструкции; истинное мастерство! И пусть едкая плазма текста топится не в самых ухищренных турбинах сюжетного двигателя, речевая акробатика препятствует критике этой области рассказа.

Писательское искусство способно добавлять пластики даже в самую гадкую жизнь. Эффектные имена Пильграма с Элеонорой выданы этим грузным, волосатым людям с изрядно порченым здоровьем как будто в насмешку. Это в особенности касается мужского персонажа Набокова. Он грязно обходится с женой, по-скотски живёт и питается, и мало кто мог бы распознать в этом ‘barfly’, выпивохе-неудачнике, энтомолога-самоучку, безотчетно страдающего от упущенных возможностей проводить время за ловлей экзотических бабочек. Набоков, сам подтянутый теннисист и боксёр, сдвигает на героя, возможно, главную свою страсть, преследовавшую его всю жизнь. Этот кульбит несколько сцеживает омерзение к Пильграму; омерзение, выигранное обострённым авторским чутьем на мозаичный порядок изложения, калёную будто в печи твёрдость текста, от которого не отнять или добавить лишних слов.

И всё же трудно не отметить, что каждый из нас, осуждая, может и по-своему жалеть Пильграма; обойдённый счастьем, он уцепиться за любое безумство, приглашающее его в Мечту. Человек вообще рождён для Мечты, а не мелких бытовых дрязг; только вот понимает это чересчур поздно – состарившись в перегоревшем браке, по малодушию не разорванном вовремя, изойдя плесенью за учётными бумажками. Как тут не вспомнить несчастного гения Бенедикта Спинозу, фатально подорвавшего здоровье за шлифовкой линз в оптической мастерской, так и не дождавшегося, вне сомнений, заслуженного признания! Едва ли мы обнесены зачарованным кругом непризнанных талантов; чаще уж скорее грязью. Но исключения происходят; а регистр их чистоты — итог сближения человека со своим ремеслом-промыслом. Что случилось бы, окажись Пильграм на фронтире тропических почв Африки? Был бы поглощён своей страстью, а несчастная женщина, ставшая ему женой, не сошлась бы со страданием. И второе, совершенно прозрачное, как патологоанатомический отчёт, заключение Набокова: зло хотя бы частью своей сечётся от страданий, порожденных неустроенностью, несчастьем. Фонд мировой литературы привык строить трагедии на сюжетах безответной любви, часто избегая мотива неуспеха в жизни, что куда страшнее. И, если уж идти до конца – жил ли вообще Пильграм?..

Но за своим Желанием Пильграм не замечает женщины, любящей его наперекор изрядной грубости и, будем сполна честны, даже презрения; паскудный клок бумаги, оставленный жене, сходит за издевательство. Уж лучше бы её не было, этой записки. Мы не знаем – но можем полагать – что именно Элеонора спасла мужа от осложнений инсульта, приведшего бы, вероятно, к смерти. Но это даже не приходит ему в голову. И потому гибель Пильграма кажется неким провидческим судом – ведь он так и не искупался в счастье, средств на которое всё равно хватило бы едва на год. Росчерком пера набоковская проза превращается из сказки, где мечта затмевает всё, и её можно оправдать – в историю об индивидуальной ответственности, где мерилом жизни считать одни мечты – смешно.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх