FantLab ru

Яцек Комуда «Дьявол в камне»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.74
Голосов:
124
Моя оценка:
-

подробнее

Дьявол в камне

Diabeł w kamieniu

Повесть, год; цикл «Франсуа Вийон»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Париж напуган. Этот город не удивишь преступностью, тем более в XV веке, но убийца, которого называют «Дьяволом с площади Мобер» смог потрясти всех. Его жертвы принадлежат к разным слоям общества. Он убивает стилетом, а потом лица убитых отчего-то покрываются чёрными пятнами... Власти, опасаясь бунта, привлекают к поискам убийцы известного вора, проходимца и поэта Франсуа Вийона, который и сам сидит в тюрьме за свои прегрешения. Если он не отыщет Дьявола с Мобер, Вийона повесят.

Входит в:


Похожие произведения:

 

 


Имя Зверя. Ересиарх
2019 г.

Аудиокниги:

Имя Зверя. Ересиарх. История жизни Франсуа Вийона, или Деяния поэта и убийцы
2019 г.

Издания на иностранных языках:

Imię bestii
2005 г.
(польский)
Imię bestii
2005 г.
(польский)
Imię bestii
2014 г.
(польский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну что, очередной поляк, перед выходом которого было наделано шуму. Ну да этим меня уже не проберешь — никаких завышенных ожиданий поставлено не было. Дождался, купил, ознакомился с первой повестью. Разочарован и не впечатлен.

Начну с первого, что меня вымораживает — то ли это такая польская школа писательства, то ли адаптации монопольного переводчика Легезы, но что у Комуды, что у Вегнера, что у Гжендовича встречаются дико выбешивающие конструкции предложений без местоимений. Яркий пример: «Не притронулся к женщине. Не имел смелости. Не хотел ее запятнать. Была для него прекрасной и недоступной, словно... ангел». У меня возгорает на такие предложения, сухие и обезличенные, будто была задача сократить местоимения по максимуму, что не всегда хорошо.

Далее: проблемы с подачей, с атмосферой, с неумением в качественную объемную картину. Ну если ты историк, то сделай текст более художественным. Нет же, автор пишет длиннющие гусеницы через запятые, отчего текст похож на реферат или доклад. Началось все от перечня длиной в страницу всех обитателей нищего квартала, продолжилось перечнем книг, которые стояли на полке, и заканчивая абсолютно ненужными списками достопримечательностей с не играющими никакую роль фактами. Например:

1. «След вел его к стенам славного города Парижа, выстроенным ста годами ранее, Карлом V.» — во-первых, запутались в падежах; во-вторых, это предложение мусорно и не несет ничего.

2. «В конце концов Вийон оказался у городского рва, неподалеку от ворот. Издалека видел он над стенами четыре остроконечных башенки и стройный шпиль донжона Тампль, старого замка тамплиеров, в котором нынче, спустя век после того, как Жак де Моле сгорел на костре, располагались родосские кавалеры — лишь тень той силы, коей некогда обладал орден Рыцарей Креста.» — НИЧЕГО из этого на сюжет не влияет. Совсем. Складывается ощущение, что автор просто неумело кичится тем, что знает историю Франции и многие нюансы тех лет и вываливает их на читателя где ни попадя, лишь бы пожирнее, побольше.

Именно поэтому всё, что я запомнил об атмосфере повести, это: вонь, вонь, вонючий, вонь, навоз, крысы, дохлые крысы, крысы. И ничего более. Дважды пнули человеческий череп, причем, один раз — члены инквизиции в своих подвалах. Как он там оказался и почему он лежал посреди — неясно. Видать, надо было продемонстрировать жуткую атмосферу. Не получилось. Это напомнило мне стиль Лавкрафта, у которого все было кошмарным, противным, жутким, ужасным. Но атмосфера так не делается. Повторы встречаются повсюду. Но здесь это особенно цепляет взгляд:

1. «В этом году царила жара, и поэтому вода, вонючая от мусора и разлагающихся трупов, превратилась в трясину, покрытую ряской, грязью и гниющими объедками. Вийон не раздумывая соскользнул по склону вниз и перебрался через вонючее болото.» — помимо перегруженности, бусин, штампов и откровенно УСТАВШИХ, одинаковых и встречающихся ВЕЗДЕ сравнений автор дважды в одном абзаце повторяет про вонючесть.

2. «Крик Колетт понесся вверх, вдоль покрытой лишаем стены, вдоль карнизов, парапетов, пинаклей и контрфорсов. Взлетел над лабиринтом разрушенных усадеб с остроугольными крышами, над узкой, грязной Трюандри. Добрался высоко, аж до большой и красной, словно кровь, луны. К прекрасному чистому небу над мерзким, грязным и вонючим Парижем.» — автор боится оставить какое-то одно прилагательное. Обязательно нужно перечисление и нагромождение из бусин, а то вдруг читатель не поверит.

3. «По дороге высморкался в два пальца. Вступил в лужу, в которой плавал мусор, две дохлые крысы и конский навоз.» — как бы да, как еще описать то время? Ну как минимум не так банально. Читал — и ощущение, словно видел эти конструкции сотни раз. Всё избито.

4. «Взгляд поэта остановился на островерхих крышах парижских домов. На башнях церквей, на пинаклях, навершиях, напоминавших глаза трупов.» — уж поверьте, слова «остроконечный», «островерхий», «пинакль» и «контрфорс» тут встречаются раз 10-15 точно (жаль не могу по электронке проверить ради интереса). И это очень нарочито и назойливо. От этого буксуешь.

5. Очередной перечень на полстраницы о том, что видела одна женщина, которую везли на казнь. И снова — набор одинаковых штампов. Как по лекалу.

6. «Стоял, тяжело дыша и охая, а потом заметил в лунном свете несколько темных пятен на полу. Затем увидел небольшую лужицу крови, потом — след руки на колонне. Цепочка темных капель тянулась в сторону зала, откуда шел свежий воздух. Это был след. След, тянущийся за раненым убийцей.» — помимо повторов затем-потом, заметил-увидел, тянулась-тянущийся, темных_пятен-темных_капель, снова гусеницы и боязнь оставить существительное без прилагательного. Проблема с повтором, равно как и в пункте 1 этого списка. Абсолютно ненужное «небольшое» рядом с «лужицей», которая и так небольшая сама по себе.

7. «Напротив виднелся ажурный шпиль Сен-Шапель, возведенный при Людовике Святом на королевской площади, — церкви, которая славилась реликвией Святого Креста и лапой грифона.» — для кого и для чего все эти уточнения и стопорящие подробности? И это не весь пример. Там вся страница такая — неладно скроенный справочник-перечень парижских зданий.

8. «Выглянул с балкона на ночной Париж, освещенный лунным светом. На город грязи, нечистот, злобных толп, нищих, бедности и шелков, говна и золота и вшивых мазанок.» — повторюсь, но так это не работает. Ну не передашь ты таким образом атмосферу. И дальше, через пару страниц:

9. «Вийон всей грудью вдыхал вонючий, испорченный запах Парижа, города распутства и нищих, дворцов и халуп, церквей и замков.».

Тут я могу подподытожить и сказать, что написано невообразимо слабо и неумело. Нет художественности. Стопицот ошибок начписов, банальный текст без изюминки с раздражающими повторами. Да, мой отзыв наполовину состоит из цитат, но я должен обосновать мнение. Говоря о мастерстве писателя, хочется отметить неумение в некоторых местах работать с пунктуацией, отчего, казалось бы, взрослое произведение из-за неуместных восклицательных знаков приобретает характер детской сказки с дешевыми финтами:

1. «Палач схватил рукоять двумя руками, чтобы нанести еще один убийственный удар, но клинок не шевельнулся!»

2. «Замахнулся, потом подтянул клинок и вместо того, чтобы рубить, — ткнул в сердце!»

3. «В последний миг!»

4. «Но он не знал, в какую сторону побежал палач!»

Как бы, восклицания не придают ни экшена, ни напряженности. Наоборот, конкретно тут это ломает ритм и превращает события в комичность, характерную для детской сказки.

Также в наличии собор, который ну раз 8 точно ВЫСТРЕЛИВАЛ в небо. Складывается ощущение, что автор не знаком с синонимами.

По сюжету: сам придумал, сам обыграл. Внутриавторская фреска, о которой читатель не в курсе, играет роль своеобразной подсказки-ловушки, отчего детективная часть неочевидная и невзрачная, без намеков. Герои схематичные и никакие, на всех пофиг, лучше бы столько подробностей уделялось их характеру, например. У Франсуа богатое поле для харизмы и выкрутасов, а автор взял и превратил его в шаблонного сыщика, изредка пошучивающего. Из-за обилия всяких названий и место-запятая-место-запятая-место-запятая повесть превратилась в оживленный шаблонами путеводитель по Парижу 15-го века.

Скучно и пусто, при всем обилии списков. Надеюсь, дальше будет лучше.

Оценка: 5
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Знаете, у меня начинает складываться нехорошее впечатление, что из всех авторов, пытавшихся писать «мрачное средневековое фентези», только некоторые создатели Warhammer Fantasy хоть сколько-то ответственно и разносторонне подошли к изучению реалий того непростого периода (да, авторы выдуманного мира на основе игры с пластиковыми солдатиками). По крайне мере они хотя бы попытались взглянуть на ту же эпоху с разных углов. Да, не спорю, в те времена по современным меркам жизнь людей во многом была просто кошмарна, но это складывалось из множества факторов, да и у людей и того времени были свои маленькие радости. Но, видимо, анализировать ту эпоху (как, впрочем, и любую другую) большинство авторов, как правило, просто не считают нужным и ограничиваться набором клише «черных легенд» времен Ренессанса «везде грязно, всюду плохо, все вокруг сволочи, инквизиция жжет (всех)». И автор данного рассказа похоже увы исключением похоже не является. Это Гюго пытался показывать средневековый Париж не только в его уродстве, но и красоте, здесь же будет один мрак.

Но Парижская Богоматерь с ним, с антуражем. Рассказ попросту не особо интересен и написан весьма нескладным языком. В основе сюжета – простенький детектив вперемешку с мистикой, а на месте Вийона по большому счету мог бы быть любой выдуманный персонаж, ничего бы особо от этого не поменялось. Повествование рваное и подается нарезанными кусками-фрагментами, язык достаточно тяжеловесен и местами попросту неуклюж, например, с монотонным перечислением обитателей «Двора Чудес» автор явно переборщил.

В итоге произведение будит нехорошие воспоминания о цикле еще одного поляка про инквизитора. Претенциозно, с виду интересно, но копнешь поглубже – банальщина, измазанная якобы средневековой грязью. Впрочем, как отдельная повесть произведение у меня резко негативных эмоций не вызвало. Просто середнячок. Но дальше в данный цикл я скорее всего нырять не буду, ибо стиль автора и его подход к сюжету и описанию мира особого желания читать не вызывает.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это первая история о приключениях поэта Франсуа Вийона, жившего в средневековой Франции конца 15-го века. Главный герой совсем не образец для подражания и не рыцарь из дамских романов. Это вор, грабитель, убийца, лишённый каких-либо принципов.

История начинается довольно банально. Поэт находится в тюрьме и готовится взойти на эшафот, где для него подготовлена виселица. Однако, какое-то чудесное стечение обстоятельств предлагает ему другой выход. Необходимо найти убийцу, который запугал жителей Парижа. То есть, ему поручают провести расследование и найти настоящего виновника. А пока, за эти убийства ответит жизнью молодая женщина, которая под пытками призналась в совершении всех преступлений.

Мне кажется, если оценивать эту историю, как знакомство с героем и авторским миром, получается неплохо. А вот, если рассматривать это отдельным произведением, получается слабовато.

Автор показал жуткий мир, нарочито грязный и мерзкий. Трущобы, населённые потерявшими человеческий облик существами, которых нельзя назвать людьми. Тошнотворные подробности в описаниях людей, причём, это касается внешности, которую автор показывает жуткой и ужасной, не делая исключений для детей или женщин. И всё это как-то сочетается с описаниями архитектурных чудес, автор показывает мощь и монументальность главных строений Парижа.

К сожалению, за описаниями жизни города, теряется сам сюжет. Конечно, я буду продолжать читать этот цикл и надеюсь, что в дальнейшем автор найдёт определённый баланс сюжета и описаний ужасов средневековой Франции.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Лёгкий, неотпускающий язык, незатейливая детективная история, достаточно осязаемая атмосфера средневекового Парижа, созданная точечными мазками, иногда слишком обособленными, но в конечном счёте вырисовывающими общую картину. Понравилась подкованность автора в истории и архитектуре.

Одного персонажа было прям жаль..

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Колетт

В остальном.. чуть водевильное отношение героя к происходящему не позволяло сопереживать.

ПС. Читать начала вчера.. и так уж случилось, что в этот момент горел Собор Парижской Богоматери, также фигурирующий в повести...

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Дьявол из камня» — первая повесть сборника, которую можно назвать визитной карточкой книги. С первых строк читательское внимание приковывают яркие образы уходящего средневековья. Изображённый Комудой XV век схож с поздне-средневековой атмосферой «Гаргантюа и Пантагрюэля». В нём так же уживаются воры и учёные, священники и проститутки, жертвы и палачи. Только в произведении Рабле эти герои — карикатурные образы, а в мире Комуды они представлены пешками, движимыми антагонистом-убицей. Его алый плащ оттеняет образы жертв даже на фоне тьмы средневековых улиц, отчего перечисленные герои кажутся особенно красочными. Такой контраст атмосферы и образов отпечатывается в памяти читателя пестрой картинкой. Но, к сожалению, картинка эта не мрачна.

«Дьявол из камня» привлекает яркостью, но не внушает чувства гнетущей тоски, которая характерна направлению темного фэнтези. В повести польского автора нет и присущей жанру безысходности, обреченности описанного мира. Написанное на стыке канонов, произведение объединяет в себе черты мистики, детектива и исторического жанра. Последнего в «Дьяволе…» больше всего, как и в других повестях сборника. Если в следующем «Имени Зверя» читатель погружается в более грязный, характерный «dark fantasy» нуар, то в этом случае его встречает более светлое средневековье. Вместо чёрных пустырей Каркассона, мы оказываемся в затхлом Парижа. Но в этой затхлости чувствуется тление соборных факелов, отблески которых играют на фасадах по всем правилам светлой науки геометрии. Такие детали по мере чтения появляются часто, намекая на свет предстоящей эпохи.

Как эпоха, так и произведение сочетают в себе противоречивые вещи. Палачи здесь служат искусству, воры пишут стихи, священники готовы убить, учёные вообще без раздумий лишают жизни. Но, несмотря на контраст и красочность, их образы типичны. Даже архетипичны, что превозносит их над рядовыми людьми, умаляя человеческое в каждом. Из-за чего герои «Дьявола из камня» кажутся размытыми. В частности, это проявляется в отсутствии у них личных, приземлённых мотиваций.

Такая «афористичность» героев объясняется идейной составляющей произведения. Идея здесь слишком фигуральна, чтобы транслирующие её образы выглядели приземленными. Будучи абстрактными пешками, они органичнее смотрятся на сюжетной доске, где играет антагонист убийца. С мотивацией последнего тоже не всё в порядке: она хоть и не блекла, но парадоксальна. Одержимый светлыми идеями науки, антагонист при помощи убитых строит собор, с целью отупления верующей средневековой черни. В такой противоречивости, пожалуй, образ героя раскрывается лучше всего . Ведь, называя себя Архитектором (эпитет Бога в масонской традиции), зодчий-учёный желает утаить знание, которое считает священным. И для этого нивелирует его в глазах широких масс.

Так в «Дьяволе из камня» органично переплетаются убийства и масонская символика, яркость образов и их внутренняя пустота, внешняя блеклость убийцы и сложность его намерений. Но, что прискорбно, намерения эти обращены к свету, что противоречит жанру. Если бы Комуда сгустил краски, стремления антагониста хорошо бы оттенили общие мрак и безысходность произведения. Но автор этого не сделал – и в результате читатель получил не достаточно сбалансированный триллер, тёмный элемент которого заглушён историческим и детективным элементами. Что может слегка разочаровать тех, кто желал увидеть каноничное dark fantasy.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Знакомство с миром и героем получилось в достаточной степени фактурным, пускай и не идеальным. Обилие исторических сносок и описаний я отнесу скорее к достоинствам повести, именно они создают атмосферу и историческую привязку в этой выдуманной истории. На описании Двора Чудес аж Анжелика вспомнилась (уж простите за невольные ассоциации).

К недостаткам же я отнесу слишком нарочитый дарк, когда идет постоянное описание смертей, грязи, людских грехов, да и среди персонажей ещё надо поискать хоть кого-то с нормальными принципами. Это мир, где со злом борется другое зло, просто более человечное и привычное. Да и главный герой — поэт, вор, разбойник, плут — личность, мягко говоря, не слишком положительная.

Детективный сюжет относительно прост, любопытен скорее деталями и историческим фоном, чем собственно интригой или расследованием.

Моя оценка — в некоторой степени аванс за знакомство с миром и героем. Надеюсь, дальше с сюжетами и уместностью дарка станет получше.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Открывающая цикл повесть. «У вас не будет второго шанса произвести первое впечатление». Комуда наверняка слышал об этой присказке и выложился на все сто, производя это самое впечатление на читателя. И у него это получилось!

По фабуле повесть напоминает историю Джека-потрошителя, «Парфюмера» Зюскинда, «Анатома» Андахази и всех эпигонов данного жанра скопом. Есть экстравагантный маньячила и сыщик. Как и в лучших книгах жанра, детективная составляющая не самое главное – антураж и колорит важнее.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх