FantLab ru

Генри Лайон Олди «Живущий в последний раз»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.81
Голосов:
1051
Моя оценка:
-

подробнее

Живущий в последний раз

Повесть, год (год написания: 1991); цикл «Бездна Голодных глаз»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Как бы отнеслись люди нашего мира к человеку, который после смерти вновь оживает? А если его ещё раз убить — он оживёт опять... и ещё, и ещё раз... и всего этих жизней, как у той кошки в поговорке — девять...

«Чудище»? «Нежить»? А теперь представьте себе реальность, где ВСЕ обладают этим свойством, и урод — как раз-таки тот, кто живёт один раз, как мы с вами...

Фэнтези? Да не совсем... Уж больно бравые салары — охотники за вампирами, которые никак не могут с этим злом покончить, довольствуясь отдельными поимками — напоминают родную милицию... В ряды этих-то «Серых плащей» вступает юный Эри. Живущий в последний раз. Но и здесь ему не повезло — его непосредственным начальником оказался варк, скрывающийся от охоты под видом человека... и Эри знает его тайну... Что бы вы сделали на месте такого начальника? Совершенно верно...

Впрочем, есть и другие, кто совсем не заинтересован в таком давлении на героя. Одна из них — Лаик, девушка-вампир, полюбившая Эри вопреки своим законам. Другой — Сарт, некая всемогущая личность, имеющая свои планы на судьбу мира — и отводящая нашему герою не последнее место в этих планах...

Входит в:

— сборник «Право на смерть», 1995 г.

— сборник «Восставшие из рая», 1996 г.

— сборник «Сумерки мира», 1996 г.

— антологию «Вампиры. Путь проклятых», 2009 г.

«Модель для сборки», 1995 г.

— антологию «Живущий в последний раз», 1992 г.

— антологию «Украинский хоррор - 2007», 2007 г.

— сборник «Вампиры. Легенды Не-Живых», 2011 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 80

Активный словарный запас: чуть выше среднего (3033 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 70 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 35%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1992 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 


Живущий в последний раз
1992 г.
Право на смерть
1995 г.
Восставшие из рая
1996 г.
Сумерки мира
1998 г.
Бездна Голодных глаз: Ожидающий на Перекрестках
1999 г.
Бездна Голодных глаз. Том 1
2001 г.
Бездна голодных глаз
2004 г.
Сумерки мира. Бездна Голодных глаз. Том 1
2005 г.
Украинский хоррор - 2007
2007 г.
Вампиры. Путь проклятых
2009 г.
Бездна Голодных глаз. Том 2. Живущий в последний раз
2009 г.
Бездна Голодных глаз
2011 г.
Вампиры. Легенды Не-Живых
2011 г.
Бездна Голодных глаз
2018 г.

Аудиокниги:

Элементы — модель для сборки
1995 г.
Живущий в последний раз
2005 г.

Издания на иностранных языках:

Otchlan Glodnych oczu: tom 2
2007 г.
(польский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 декабря 2011 г.

С одной стороны, странно читать отзывы в духе «поленился понимать, чего там авторы накрутили, поэтому не понравилось». С другой, не могу не признать, что «Живущий в последний раз» — самая сумбурная повесть цикла.

Плюс в том, что в сто страниц авторы «вжали» полноценный роман, притом немаленький. От этого роман не стал конспектом, он стал литературной «черной дырой» с колоссальной плотностью текста, не оставляющей шансов понять вещь с наскока. Без «Сумерек мира» уловить, в чем суть интриги, практически невозможно. Если не читали – готовьтесь к тому, что потерять слово значит потерять оттенок смысла. Потерять предложение значит потерять нить повествования. Потеряли абзац – можете закрывать книгу. Вы проиграли и можете переходить к последнему сохранению. Жестокое, но справедливое возмездие на головы глотающих книги по килограмму в день.

Минус в том, что сумбурность ЖВПР – не от избытка информации (с этим всегда можно справиться), а от избытка структуры-каркаса. Умом я понимаю (или стараюсь понять), что Олди таким образом еще больше запутывают читателя, играя с ним в «догадайку» 20 уровня, за что им, конечно, читательское «спасибо». Душой я чувствую, что подзаголовки («Лист», «Чет», «Нечет» и др.) напрочь убивают ритмику произведения, хотя, по всей видимости, призваны служить обратному. Скорость развертывания текста все время остается высокой – а вот слова «привычный» и «ритм» наотрез отказываются сосуществовать. Это при том, что по сути повесть – самая что ни на есть «лав стори». Метод борьбы один – перечитывать, тем более, что удовольствие от текста растет с каждой перевернутой страницей. Олди провоцируют, дразнят и практически заставляют возвращаться к циклу тех, кто привык доделывать дела до конца.

Все-таки авторы нечестно играют. ЖВПР напоминает мне игру в шахматы на нескольких досках с гроссмейстерами и мастерами спорта. Только втянулся, понял темп речи, как – хлоп! – запоминай, где остановился, и переходи к другой доске. А пока с тебя, обдумывающего, куда деваться из очередного цуцванга, градом катится пот, гроссмейстер улыбается и вводит в бой еще одну фигуру…

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 декабря 2009 г.

Откровенно домучивала, читая. Поймала себя на том, что теряю нить событий и — не хочу ее ловить. Не увлекает, не захватывает, не цепляет. Стилистически текст воспринимается как некое упражнение: то витиеватое многословие, то рваный ритм... Невнятно и скучно. ИМХО, естественно.

Не уверена, что стану читать дальше работы из этого цикла, пока он меня разочаровывает...

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 августа 2014 г.

С превеликим трудом прочитал я эту повесть. Я увяз в ней как в болоте, несколько раз возвращался, чтобы найти дорогу понимания. Некоторые произведения помимо воли читателя погружают в свою атмосферу. С такими книгами с трудом расстаешься, по таким книгам скучаешь. Но повесть «Живущий в последний раз» не такая. Читая её, приходиться собирать сложный пазл, в описанный мир приходится прорываться с усилием и до конца проникнуть и вжиться в него не получается. А для меня это важно -вжиться и примерить мир на себя, отождествиться с героем. Здесь же это вообще не получилось и удовольствия от книги я не получил.

Не понятно, зачем хорошо продуманный мир авторы разбили на осколки и перемешали, да ещё подкинули несколько фрагментов явно из других мест.

Это было моё первое знакомство с творчеством авторов. Неудачное. Вряд ли я смогу себя заставить ещё раз взять в руки их книги.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 июля 2015 г.

...Олди обращались и к другой теме фэнтези литературы, которая в нынешнее время изрядно приелась — теме вампиров. Впрочем, в 1991 году это было ещё в новинку, и истории вампирской любви не были опоганены «Сумерками». Здесь...

Здесь история вампирской любви включена в сложную и сюрреалистическую мозаику «Бездны голодных глаз». Мир, где люди, не возрождающиеся девять раз после смерти, считаются ненормальным отклонением. Где служба охотников за кровососами считается скучной обыденностью. Где полубезумные юродивые изрекают зловещие пророчества. В принципе, пасторальный жестокий мир остался тем же самым, что и в «Сумерках мира», только оборотней сменили вампиры. Новые законы бытия выстроились, и вновь в мир пришёл Сарт, чтобы их обрушить, подтолкнуть успокоившееся было человечество к развитию...

Повесть, конечно, не лишена интереса. Стиль, как обычно, отменный, хотя периодически Олди перескакивают с темы на тему. И с главным героем на этот раз проблемы. Тема его однократной жизни плавно перешла в тему вампирского существования — из-за чего? Из за любви, вечного рояля в кустах писателей, которым надоело придумывать героям мотивацию. Куда делось светлое чувство после возвращения? Как-то авторы про девушку забыли, хотя старого боевого пса вспомнили. Непорядочек, однако... Вообще, в повести слишком много красивых поз и громких слов, второстепенные актёры пьесы ни к селу ни к городу вылезают на сцену и кривляются, отвлекая и раздражая внимание верного зрителя. Всё помпезно и пафосно,с претензией на глубокий подтекст...

Но если убрать «претензии», сюжет окажется на удивление прост. И тогда начинаешь замечать откровенные дыры в пьесе, немного грубоватые спрямления, желание авторов воздействовать на эмоции читателя в ущерб разумности происходящего на подмостках...

интересно? Безусловно. Как написано? Приятно. Именно приятно, не более того. Я прочитал с удовольствием. Но опять, опять это грызущее чувство — что чего-то не хватает...

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 декабря 2012 г.

Идея мира где у каждого человека 9 жизней очень меня заинтересовала.

В Юности дети считают себя бессмертными и первая смерть у них сравни подвигу.

Взрослея начинают ценить жизни.

А в старости умирать не кто не хочет, даже если прожил уже 8 жизней.

Идея очень понравилась, а вот само содержание нет. Отрывки из других произведений на тему вампиров. Следить за самим повествованием сложно.

Единственное за что я не жалею что прочитал это произведение, это за то, что познакомился со стихотворением Николая Гумелева-СТАРЫЙ КОНКВИСТАДОР, которое меня чем то зацепило.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
<Май 1908>

Углубясь в неведомые горы,

Заблудился старый конквистадор,

В дымном небе плавали кондоры,

Нависали снежные громады.

Восемь дней скитался он без пищи,

Конь издох, но под большим уступом

Он нашел уютное жилище,

Чтоб не разлучаться с милым трупом.

Там он жил в тени сухих смоковниц

Песни пел о солнечной Кастилье,

Вспоминал сраженья и любовниц,

Видел то пищали, то мантильи.

Как всегда, был дерзок и спокоен

И не знал ни ужаса, ни злости,

Смерть пришла, и предложил ей воин

Поиграть в изломанные кости.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 ноября 2011 г.

Олди продолжают меня удивлять. Своим литературным жанром или, наверное, этаким своеобразным языком они продолжают отпугивать среднестатистического читателя от своих фентезийных историй. Нет, писать они явно умеют (ну один из них точно умеет), но абсолютно провальные произведения, как это, не выносят никакой критики. Какая то нахальная леность, скупость писательской руки. Они не хотят рисовать в нашем воображении ничего такого, чтобы заставило окунуться в мир с головой, только какие-то обрывки, фразы, клочки текста, которые хоть скотчем наматывай, не клеятся к основному сюжету все равно. Встает вопрос: Ребята пытаются искать легкие пути для издания своих собственных книг, или это внутренние проблемы писательского тандема? Печально..

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 апреля 2008 г.

Мне это произведение нисколечки не понравилось, пытался его начинать читать несколько раз и все бузеспешно... Громкие слова, все намешано, а суть так расплывчата...

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 марта 2013 г.

«Живущий в последний раз» характеризуется в отзывах как тяжелое, сложное, непонятное, запутанное произведение. При прочтении которого читатель легко может потерять нить повествования, запутаться в лабиринте образов и слов. А что скажет такой критик, когда это прочитанное произведение будет для него единственным из всех прочитанных у Олди романов и повестей?

Скорее всего ничего хорошего и больше не возьмется читать сего автора.

Что автоматически делает этого автора, писателем не для всех. Оказывается фантастика бывает не таким уж и легким чтивом. А писатель не спешит выстроить свое повествование от А до Я, таким образом, чтобы все было просто и понятно.

Но вот что странно. Прочитанная в 1996 году повесть была единственным прочитанным мной произведением неизвестного иностранного (да-да :)) автора Г.Л. Олди. У которого с изумлением были найдены строки Высоцкого (вот ведь какие иностранцы образованные бывают). А знание о том, что автор не англоязычный писатель, которого перевели, а гражданин сопредельного государства, пришло позже, как впрочем и чтение других, уже новых его произведений.

Так вот. Читал и я также эту повесть, в которой многое было мне непонятно, недоумевал, что, зачем, почему? Но вместо отторжения, оно вызвало у меня интерес. Я наоборот с интересом искал, покупал, обменивал и читал новые книги Олди. Значит проблема не в произведении, которое читают, а в читателе. Если у одного оно вызывает отторжение, а у другого интерес, то не книга в этом «виновата».

По сути читая не задумываются, не примеряют на себе маску главного героя (любовь авторов повести к театру надеюсь все знают). Поэтому для того, чтобы понять повесть, надо вжиться в роль, стать тем самым уродцем, рожденным в последний раз. Для которого нет возможности прыгнуть со скалы и разбиться насмерть, потому что есть еще 5,6 или 8 жизней в запасе. Каждый шаг главного героя может стать последним, поэтому он вынужден думать над тем, что и как сделать.

На самом деле такое отношение к жизни практикуется большинством людей в реальном мире. Люди живут так, будто у них в запасе есть эти самые заветные запасные жизни.

И отношение к тем, кто осторожен в своих поступках, не совершает глупости, такое же, как и к главному герою — насмешка, обвинения в трусости и дальше по списку.

В общем начинать знакомство с творчеством Олди для современного читателя, избалованного непрекращающимся экшеном на страницах романов про метро и Зону будет не самым лучшим вариантом. Тут или заранее выберите себе что-то близкое по вкусу у авторов, благо выбор позволяет или просто не начинайте читать, чтобы в итоге не писать о том, что элементарно не смогли понять простые слова и идеи.

П.С. Однажды в далекой-далекой галактике я купил себе очередной сборник фантастики, где среди прочего был и уже прочитанный мной «Живущий в последний раз». К тому времени я уже знал, кто такой этот иностранец Олди из славного города Харькова. Читая новые произведения, между делом решил перечитать и эту повесть. Читаю и начинаю сравнивать с... переводом данной повести имеющейся в моей библиотеке. Прошло наверное пару часов, пока я не вспомнил, что текст то изначально русскоязычный и что «перевод» просто обязан быть идентичным :).

Это к вопросу о силе писательского таланта и созданной им Вселенной.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2011 г.

Как-то слабо. Куча сюжетных линий, которые вроде связаны между собой, но связь настолько слабая, что создается впечатление что книга создана из обрывков других книг (а один обрывок из другой книги даже присутствует — это из «Дракулы» Брема Стокера), слепленых подобием общего сюжета, который стает понятным только под конец. Но когда становится ясна суть сюжета, то появляется вопрос: «Зачем в этой повести половина текста?». А ответа нет. Половина повести рассказывает о моментах из жизни разных персонажей, в философско-абстрактном свете. И совершенно непонятно зачем эти моменты в повести, т.к. они не влияют ни на основной сюжет, ни на суть самого персонажа(ей). Изредка попадаются интересные цепляющие моменты, но они редки и не могут вытянуть повесть из той кучи г...а (уж извините за такое слово), куда повесть постояноо пытается залезть. Не читал из Олдей ничего кроме цикла, из которого эта повесть, но начинать знакомство с Олдями с этой повести и этого цикла точно не стоит.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июля 2016 г.

Пытаюсь читать части «Бездны голодных глаз» по порядку. Всё жду, когда же начнётся шедевр. И всё никак. Это очередной облом.

Прочитала первую страницу и вдохновилась. Один раз живущий среди живущих девять раз — это такая шикарная тема. Я даже приостановилась и решила освободить время для книги, которая сулила хорошее времяпрепровождение. Но увы... Я ждала трагедии с одой единственной смерти. В стиле Шекспира или «Маленьких трагедий» Пушкина, а пришлось читать житие с невнятным концом и кучей пафоса.

С трудом дочитала книгу. Ведь задолго до конца было понятно, чем именно всё кончится.

Я понимаю, что книга написана в 91 году, до всех предыдущих частей, авторы тогда были начинающими писателями. Надо бы сделать скидку. Но меня не покидает чувство, что они не книгу писали — книга рождается сама — а сознательно создавали совершенно искусственную конструкцию. Написали текст, порезали его на куски. И с завязанными глазами часть кусков вытащили, а вместо них засунули куски из другого текста. В таком виде книга сама родиться не может. Нет логики изложения. Казалось бы и в «Ойкумене» похожая структура — куски. Но ничего подобного, там логика изложения совершенно четкая и каждый кусок — это совершенно необходимая часть витража. А здесь большая часть кусков — это просто мусор.

Обидно, что такую благодатную тему авторы не смогли красиво раскрыть.

Оценка: 2
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 марта 2015 г.

Очень (О-ОЧЕНЬ!) плотный, насыщенный текст, временами просто вязкий — читать физически трудно, приходится делать усилие, чтобы понять, о чем же, собственно, речь. Причудливое построение сюжета (сперва идут эпизоды, которые авторы озаглавили почему-то «Чет». Потом -- «Нечет». И то ли «Чет» -- это то, что было позже, а «Нечет» -- предыстория, то ли... То ли -- совсем наоборот. От этого во внутренней хронологии тоже путаешься, и пока-то из сбивчивых намеков рассказчика выстроится единая цельная картина...)

Много-много отсылок к другим авторам -- прежде всего, к Гумилеву. Начиная от прямых цитат, и кончая неуловимыми «пасхалками» (имя Лаик, к примеру).

Много вопросов, на которые сразу не найдешь ответ. Скажем, почему Молодой преследует Эри? Не перечитав книгу с самого начала, не поймешь — все его побуждения, все мотивы упрятаны глубоко в подтекст. (Разумеется, побуждения эти бесконечно темные и греховные — см. многократно повторяемую в романе фразу про «хорошего мальчика», см. навязчиво повторяемый — и донельзя кошмарный — образ кривящихся пунцовых губ. Тут даже не ранними Олдями, тут скорее Дашковым веет. Звездой Ада и прочим мозголомным дарком на грани абсурда).

И — как контраст пугающе-чувственным образам, что связаны с понятием плотского греха («голым он был бы привычнее»), как контраст представлению о начальнике-самодуре, способном в два счета погубить Эри — возникает совсем другой персонаж. Нежный стебелек в мрачном и грязном средневековом мире, девушка, не виноватая в том, что единственное место, где можно укрыться от окружающего зла — это родовой склеп. «Воздушно-белое платье колыхнулось в подкравшемся ветре, он растрепал белые волосы, тронул белые нити жемчуга, белые губы; и мрамор измученного лица ожил огромными кричащими глазами. «Уходи! — кричали глаза, — уходи... У тебя всего одна...»

Обними меня, призрак ночи, ошибка моя, кровь моя, бедная мечущаяся девочка в такой бестолковой вечности...»

Казалось бы, самые пронзительные, печальные и глубокие строки во всем цикле творчества ранних Олди — но почему-то они не цепляют так, как хотелось бы. Возможно, потому, что, когда я это читал, меня гораздо больше интересовала сцена расправы Бьорна с алогубым гигантом. Почему Черная Девятка присутствовала на месте гибели салара?.. ЧтО им нужно было увидеть?.. А уж тем более — что забыл там смешной старик-урод в шутовском колпаке?

Нет, я не вполне серьезен, конечно же. Но по сути, все так и есть — СЛИШКОМ многое в подтексте и не сказано прямо. Перечитав роман несколько раз, понемногу начинаешь улавливать крючки-пружины, движущие интригой варка-«Полудурка». Перечитав финал — почувствуешь, как можно «играть Слово» (а вы никогда не думали, что музыка и обычная речь очень схожи между собой? Все, что можно сказать языком — то неминуемо СКАЖЕТСЯ и нотами...)

Перечитав эпилог к «Живущему» — наконец-то осознаешь, зачем Полудурку был нужен Эри. И, как итог: перечитав в сто пятидесятый раз нежно любимый с юности «Войти в образ» — видишь, что все кусочки мозаики встали на свое место. Как ты раньше мог считать эту историю запутанной и сложной? Ведь кристально ясно все; в т.ч. — КОГО и почему Молодой винил, что на него натравили безумца Бьорна. Но если читать с самого начала, не будучи еще знаком с остальным циклом — вопросы без ответов появятся обязательно:

-- действительно ли дело в сакраментальной фразе «про мальчика» и пунцовом рте? Или все-таки у салара были какие-то другие побуждения насчет Урода (тогда — какие? Я, конечно, мог бы долго и нудно излагать свою бредовую теорию... но это как раз тот случай, когда каждый должен найти ответ сам => подсказывать не буду)

-- когда Эри принес себя в жертву на могиле Лаик — он действительно подставил шею под ее клык, или (что мне все-таки представляется вероятнее) банально ВСКРЫЛ ВЕНЫ на крышке гроба?

-- куда делись Изменчивые (впрочем, тут как раз понятно — выродились в обычных деревенских «вовкулаков», наподобие Йориса и его дружков из 8-й книги. Несмотря, что в финале «Сумерек» говорится совсем о другом — примем это за авторскую шутку и стеб над читателями, которым непременно нужен счастливый конец. А в реальности -- «Что-то кончается, что-то начинается»...)

-- ну и самый главный вопрос: КТО, черт побери, такой Сарт? (Ну, да, да -- из других книг мы знаем его как мастера витражей, гениального поэта, волшебника и созидателя законов мироздания. А все же — КАК он мог превратиться в эдакую темную и пугающую, «живо-мертвую» (и человек, и не человек одновременно) личность? Сто'ит задуматься о том, что иногда поэтический дар может быть и проклятием, изменить человека до неузнаваемости; как говорил Пастернак, «О, знал бы я, что так бывает, когда решался на дебют...» Ведь строчки с кровью — убивают, нахлынут горлом и убьют!

...Но это я, разумеется, и десятой доли всего о книге не сказал. Это так, только верхушка айсберга. Те смыслы, которые лежат на поверхности и открываются, если неглубоко копнуть.

«Бездну» (а тем более, такой сложный и тонкий роман, как «Живущего») каждый должен открыть для себя сам. Эдакое молчаливое Со-Беседование, когда самые важные вещи остаются не сказаны. Кое-что понятно и без слов, «несс-па»?

Не могу сказать, что этот роман — самый мой любимый во всем цикле. Но почему-то — с тех пор, как открыл его для себя в далеком 95-м — не люблю книги, про которые говорят: «легко читается». Кто неравнодушен к творчеству Олди, тот — я надеюсь — поймет.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 мая 2013 г.

При всем моем уважении к творчеству Олдей следует заметить, что иногда их эксперименты с формой выходят несколько боком для их же читателей.

Вот и в этом конкретном случае: подзаголовок «Обрывки» бесспорно эффектен, но как быть несчастному читателю, когда текст до неприятного фрагментарен, а сами фрагменты часто достаточно туманны. Несколько смущают и большие вставки постороннего текста — сам по себе он совсем неплох, но не всегда понятно, какое отношение он имеет к сюжету.

Собственно о повести: при великолепной задумке мира цикла «Бездна голодных глаз» эта книга, вероятнее всего в силу того, что была написана первой, смотрится гораздо менее интересной, чем две первые по хронологии цикла, написанные позже. Единственное, что в повести, как впрочем и всегда, на уровне — это язык бесподобный язык Олдей (он-то сохраняется несмотря на всякие там эксперименты с формой).

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 ноября 2011 г.

Начало было хорошо. Настолько хорошо, что я даже удивилась. Как то непривычно после тумана предыдущих книг читать что-либо, стоящее на самой грани внятности, динамичности и философского смысла. А потом... текст расплывался, раздваивался, растраивался и расслаивался, сознание расплывалось вместе с ним, то фокусируясь на смысле, то блуждая в тумане. Последние 15 страниц мозг бился в агонии, судорожно пытаясь уловить логичные концы и понять чем же это все кончилось. Даже не знаю, то ли это абсолютно гениально, то ли хуже некуда... :eek:

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 октября 2005 г.

Тайна и чувство, любовь и смерть. Странные картины, обжигающие фразы. Накал действия не гаснет, сопровождая читателя от первой фразы до финала, превращая мистику в драму. А какая драма без любви, которая сильнее смерти?

Это удалось вполне. Две очень сильные, но стилистически различные и, казалось бы, сюжетно разделенные сферы действия — до и после обращения-послесмертия — соприкасаясь, не гасят друг друга, а сливаются в целое, как белый и черный «головастики» в круге перемен. Бесценная жизнь не приносится в жертву — она попросту перешагивает смерть; злодейка-смерть не посягает на вечность — она щадит человека, стирая память губкой и передавая жизни оновленную душу.

Все уходят. Все остаются. По большому счету, вампиры тоже божьи твари :wink:

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 декабря 2011 г.

Люблю читать аннотации после того как прочитаю книгу. Так было и на этот раз.

Благодаря аннотации и понял, с немалым удивлением, — кто есть кто и о чем же на самом деле говорится в повести.

Очень тяжелый слог, трудно читать, понимать и следить за нитью повествования.

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх