FantLab ru

Элона Демидова, Евгений Шкиль «Метро 2033: Отступник»

Метро 2033: Отступник

Роман, год; цикл «МЕТРО»

 Рейтинг
Средняя оценка:6.26
Голосов:23
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Когда огонь Последней Войны опалил землю, умерло многое: прежний мир и прежние ценности, прежние боги и прежние люди. А немногие выжившие, как это часто бывает, с радостью отринули старое во имя нового. Но история человечества — змея, кусающая себя за хвост. Слишком уж часто новое — это хорошо забытое старое, и ничуть не реже это старое действительно стоит забыть. И вот уже на берегах Азовского моря возрождаются традиции древней Спарты, а в городе, чуть было не ставшим столицей Российской империи вместо Санкт-Петербурга, встает заря нового человечества. Только вот нового ли?..

Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 416

Активный словарный запас: высокий (3064 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 72 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 37%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>



Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Отступник
2014 г.



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 марта 2015 г.

«Это не Спарта… и даже не Афины, «Отступник» ВМ 2033, Э. Демидова и Е. Шкиль»

Говоря о книге, написанной в соавторстве, всегда сложно определить курс собственного мнения. Писать вдвоем тяжело, и порой сказанное чуть более жестче, чем надо – задевает того из авторов, кто отвечал за часть, по которой и прошлись. Одновременно с тем требовать с дуэта всегда стоит строже чем с одиночки. Это нормально, ведь книгу ведут две пары глаз, две личности задумывают сюжет и два априори неглупых человека отвечают за реалистичность, либо сказочность, создаваемого ими текста. Учитывая сказанное, постараюсь выразить мысли по книге авторов Демидовой и Шкиля и корректно и строго.

В первую очередь хочу поблагодарить тандем за присланный экземпляр. Во-первых – он скрасил мне половину поездки из Оренбурга домой. Во-вторых – это именно официальный текст, что дает возможность трактовать его как истину, не думая о сетевой неверной выкладке и возможных из-за этого ошибочных заливок. В-третьих – заранее все-таки извинюсь за некоторого рода жесткие высказывания. А они будут. И это хорошо, так как доказывает, что книга вызвала разные эмоции. Приступим, памятуя о Ктулху и кознях жидорептилоидов с Янтарного Гугона.

Лакедемон.

Именно на Лакедемон делался упор аннотации и слов Дмитрия Глуховского. На мой взгляд, раз уж хотелось показать мир военизированного полиса и вызвать определенные чувства у юных читателей, стоило бы назвать Лакедемоновку Новой Спартой. Юные читатели вряд ли вспомнят как звали брата Агамемнона, не говоря о названии второй части спартанского общества, т.е об илотах. Чего уж тут говорить про Лакедемон? Но суть моих претензий к «спартанцам» не в этом.

Скажу честно, что продраться через первые главы, посвященные именно Лакедемону, меня заставило лишь упрямство. Причина оказалась крайне простой – шаблонные герои и отсутствие хотя бы какой-то логики в создании этого куска мира книги. Ну, посудите сами по нескольким моментам.

Прозвище супруги царя Антона Светланы: Лики. Несомненно, авторы сообщают нам, что означает оно «волчица» и дано за отражение нападения лютоволка с весьма плохой потерей в виде располовинивания одной груди. Казалось бы – в чем вопрос, прозвище же, Спарта и прочее? Ан не тут-то было. Давайте разберемся в этом, казалось бы, не играющем никакую серьезную роль вопросе.

Итак, воинственной составляющей человеков «Отступника» выбрана модель военизированного по самую макушку древнегреческого полиса (города-государства) Спарты. Казалось бы, авторы соблюли многое, преобразовав и постаравшись показать нам именно подобное развитие. Цари, совет старейшин, деление на касты воинов и рабов, Храм и прочее. Но вот по какой-то непонятной причине из спартанского в языке у них лишь Лакедемон и Лики. Рабы не илоты, совет старейшин а не, скажем, ареопаг или совет архонтов. Почему в таком случае Лики? Погружения не ощущается. Далее непогружение продолжается и продолжается.

Артем, сын царя и Лики ведет себя как гипертрофированный жлоб гопообразный, вымерший на данный момент даже у нас в «пятнашке». И словарные обороты у него соответствующие. Это сын женщины по прозвищу Лики, отрок, должный быть воспитываемым как наследник (какой царь откажется передать власть детям?). «Мля..», повторяемое им через слово и Лики. Две стороны одной медали, что и говорить.

Вообще, поведение, мысли и поступки спартанцев настолько странны, настолько порой нелепы и настолько картонны, что в какой-то момент понимаешь – кто они такие. И, к сожалению, оказывается что они вовсе не былинные воины царя Леонида и даже не мирмидоняне Ахилла, не-не. Они вовсе даже штурмовики императора Палпатина из оригинальной Трилогии. Основное предназначение большинства из них идти, корчить страшно-жуткие и пафосные рожи и помирать.

К слову, именно к этому меня подвело и состояние лакедемонских бойцов во время похода в Таганрог. Уже видел мнение о книге, где нуклеаров сравнивали с нави из «Аватара». Если следовать такому течению мыслей, то все легко объяснимо. Но тогда непонятно – как же готовили воинов новой Спарты и как они вообще набирались опыта. Такое слово, как «разведка» им явно незнакомо. А еще им совершенно непонятен смысл, вкладываемый в «охраняемый периметр». Учитывая нахождение отряда в городе – сложно ли найти чего-то для растяжек и повесить на них что-то гремящее? Прятать не надо, погуще, погуще, чтобы спать спокойно.

Да и в целом, портреты этих ребят пестрят клише, выражаемые во всем. Скажем, группу, идущую за ГГ сразу и практически без аппеляции авторы величают не иначе как карателями. Каратели и все тут. Подумаешь, идут за ренегатом. Подумаешь, борются за генофонд. Каратели и никаких гвоздей.

Единственной отдушиной в краю суровых военов без кожаных трусов и алых плащей для меня стал царь Роман. Вот характер этого персонажа оказался интереснее практически всех его упомянутых соплеменников. Никаких соплей, никакого ненужного пафоса и громких речей. Постап Штирлиц в лайт-версии. Козни, ходы наперед, продуманные акции и прочее. Положа руку на сердце – единственное светлое пятно всего Великого Лакедемона.

Нуклеары.

А вот тут авторов стоит только хвалить. И пусть первоначально мне совершенно не показалось и это сообщество, но потом… Потом авторы отожгли по полной. Повествование, с ходу доставшее кошачьими зрачками, судьей, у которого во взгляде чего только не читалось, открылось для меня со свежей строки после появления Яна. Стоило возникнуть шаману, воспринимаемому мною как смесью из постаревшего Олега Даля и Джека-Воробья, и книга сразу ожила и расцвела буйным цветом «мненраццааффтардавайишшо».

Вероятно, сыграло роль отличие именно этого персонажа от всех прочих. В том числе и нуклеаров. Нуклеары, проявляющиеся в молодежи, что и говорить, несомненно неплохи. В отличие от их старших собратьев. Из трех выживших главных мужчин живым кажется именно Ян. Двое прочих, несмотря на кажущееся их верное поведение, чересчур натянуты. Или притянуты, черт знает.

Казалось бы – вот вам история про молодого парня, спасшего крохотулю, вырастившего его, давшего ему все? Верно, это правильная история, так и есть. Но, одновременно с тем, Леонид почему-то донельзя пресен. Он настолько духовен и наполнен любовью к человечности, что порой непонятно – как он такой вообще смог дожить до подобного возраста.

Да, герой показан в момент становления как борец с совершенно озверевшей урлой, разве что способ расправы мне показался немного странноватым и не совсем достоверным. Да и по какой-то причине замаячило забытым и неплохим фильмом «Новая земля», но это, вероятнее всего, из-за стереотипа, вбитого мне в голову когда-то давно.

Валерий же, как не странно, для меня раскрылся после процедуры, скажем так, выкуривания трубки мира. Именно его общение с Петром Великим заставило улыбнуться и понять, что он таки живой персонаж.

В целом весь мир нуклеаров стал мне интересен именно после семнадцатой главы. Все остальное, выдержанное правда в стиле булычевского «Поселка», читалось приятно, но не более. Начиная с момента разговора Олега с орлом (снова стереотип – прекрасный орел-тролль Зевса из советского анимационного цикла о греческих мифах) все стало куда как интереснее. Рассуждения, наблюдения, танец и прогулка Яна с тенью музыкантки, явно выраженные взгляды авторов на политическую составляющую, все оказалось в нужной кондиции.

Герои. Или герой?

Сам, понимаешь, отступник Олег. Личность странная, невнятная и непонятная. Причем, вот какая интересная фишка, в книге много неплохих вставок. От воспоминаний многих незначительных героев до прослеживания коротких моментов судеб даже местных гетер. И, при этом, полное непонимание меня, как читателя по поводу дочки Олега. Вопрос – на кой же ляд плюнуть на все, убежать, убивать тех, с кем вырос, если тебе наплевать на ребенка? Но, вероятнее всего, это моя личная проблема восприятия.

Резюме:

Это, в целом, весьма неплохая книга. Она рваного ритма, в ней есть логические провисания и нюансы, порой вызывающие непонимание. Вопрос: на кой ляд надо говорить про повелителя стерхов, если сам проект, в котором участвуют авторы, стал возможен только благодаря тому же королю журавлей? Ведь, вдуматься, именно доступный Интернет и неплохие доходы населения страны позволили развить и раскрутить вселенную. Это я о ценах на книги с самого начала второго запуска Метро 2033. А и доступный Интернет, и деньги у мам и пап на весьма недешевые книги сами по себе не появляются. Для того, чтобы их заработать – надо чтобы в стране было стабильно и уверенно. А оно, как не крути, напрямую зависит от государства и его главы.

Но то ладно, это тоже субъективное мнение.

Лучше ли книга авторов Демидовой и Шкиля каких-то прочих книг серии? Да кому как. Одно можно сказать точно: она не хуже многих. И даже не смотря на присутствие шаблонов про Лакедемон – всяко лучше шаблонов про коммунистов во всяких там темных тоннелях.

Удачи автору не желаю, т.к. она нужна ленивым, пожелаю успеха. И да пребудет с нами Сила, например)))

DIXI

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 февраля 2015 г.

«Воспоминания»

Рецензия на «Метро 2033: Отступник» Элоны Демидовой и Евгения Шкиля

Вообще-то книгу я дочитал ещё в начале недели, но только сейчас нашёл время высказаться о ней. Что до подозрительного удивительно, задержка вышла не только с написанием настоящей рецензии, но и с прочтением рассматриваемого романа. Виной тому моя медлительность, в чём, ничтоже сумняшеся, признаюсь. К счастью, «Отступник» дочитан до последней точки в содержании, а отзыв — вот — строчу прямо в эти секунды.

Оба автора — и Элона Демидова, и Евгений Шкиль — успели отметиться во «Вселенной Метро 2033» другими работами. Элона известна (а некоторым и неизвестна) как автор идеи и один из четверых соавторов, не считая стихотворца Майка Зиновкина, романа «Изнанка мира», а также рассказа «Цепь»; Евгений пришёл в проект позже, на его счету до выхода «Отступника» был только рассказ «Явление святого Эрнесто». И «Цепь», и «Явление святого Эрнесто» встречаются на страницах одной и той же антологии «Сумрак в конце туннеля», что, возможно, отчасти и подтолкнуло к знакомству двух будущих соавторов. По сути, это уже их вторая совместная книга, если можно так выразиться.

Конечно, предложением выше я слегка слукавил, или, вернее, притянул за уши, ведь рассказы Элоны и Евгения написаны в одиночку, но тем не менее. Теперь мы можем видеть, читать и обсуждать их ДЕЙСТВИТЕЛЬНО совместную работу. И, надо признаться, тут я не могу сделать никаких предположений, где чьё перо. Это вообще интересный процесс: угадать, кто вёл ту или иную сюжетную линию. Но дело в том, что, технически, сюжетная линия одна — история отступника Олега. Нет, конечно, другой внимательный читатель, а тем паче любой из соавторов, может возмутиться, мол, как так, а как же истории Артура, Романа, да хотя бы «волчицы» Светланы. Увы, но я считаю всё это просто отступлениями от главной сюжетной линии, не более чем.

Кстати, прошу всех, кто увидит когда-нибудь эту рецензию, запомнить слово «отступление», встретившееся чуть ранее. Оно важное. Да-да, именно потому, что «Отступник». У меня даже было желание назвать весь этот отзыв «Отступлениями», но решил, что будет слишком явно. Коли я акцентировал внимание на «отступлении», начну развивать его. Начну издалека. Так уж совпало, что чтение романа пришлось на время, когда я, собравшись с силами и англо-русским словарём, засел за перевод сценария аудиопостановки «Загрей», приуроченной к сорокалетию существования (хотя тогда он, конечно, был временно закрыт) британского телесериала «Доктор Кто». Текст большой, но главное здесь другое. Одной из ключевой тем выпуска, получившего не менее юбилейный, пятидесятый, номер, стало явление-раса-вселенная «the Divergence», чему в моём переводе теперь соответствует четыре разных слова. Одно из них, как не трудно догадаться, — «отступление». Конечно, с «Отступником» больше никаких — ни лингвистических, ни, тем паче, сюжетных совпадений, нет, — но сама идея обыграть «отступление» как нечто большее, чем просто мысли на другую тему, любопытна.

Впрочем, весь предыдущий абзац тоже можно считать именно отступлением, что лишний раз иллюстрирует, насколько это слово ключевое в настоящей рецензии. Перенося это слово, это явление, на роман Демидовой и Шкиля, я обращаю внимание на такой довольно частый приём авторов, как флэшбэки. Их много. И они необходимы, да. Ведь «Отступник» не о Москве, Петербурге или любом другом фигурировавшем ранее городе. Он о новой локации — Миусском полуострове, что в Ростовской области, и Таганроге, в том же субъекте РФ. Да, собственно, то, что место действия читателям «Вселенной» в новинку — не главное, ведь, будь это хоть пресловутая Москва, хоть Ростов-на-Дону (привет «Муранче»), располагающийся не так уж далеко от Таганрога, флэшбэки призваны помочь читателю составить представление о людях, переживших Третью Мировую войну. О людях, ставших вершинами заложенного в книгу конфликта. С одной стороны, эти отступления в прошлое, воспоминания, действительно помогают прочувствовать всю остроту сложившейся ситуации, но, с другой стороны, местами притормаживают весь сюжет.

Вот я и о сюжете вспомнил! Самое время, не прошло и года. Должен признаться, сюжет выстроен достаточно грамотно, если закрыть глаза на пресловутые флэшбэки (тем более что некоторые встроены в ткань повествования вполне своевременно). В чём-то нашёл схожесть с «Будущим» Дмитрия Глуховского, где главного героя выбивает из привычной колеи появление дочери. В обоих случаях, кстати, протагонисту приходится стать ренегатом привычного общества, бежать туда, где его примут с неугодным чадом. Конечно, «Отступник» имеет много из своих индивидуальных черт, в том числе религиозный культ памятников, основанный на банальных галлюцинациях и правильном подходе к населению. Из-за травки я, признаться, увидел в романе потуги авторов сделать не просто постъядерную историю, а написать в соответствующих миру «Вселенной Метро 2033» декорациях полноценную антиутопию. (Нет, здесь я уже никоим образом на антиутопию «Будущее» не намекаю — она не единственная антиутопия в своём роде-жанре!) Потому как что Миусская Полития, что нуклеары Таганрога — общества, одинаково противные моему чувству утопического. Хотя я и отстал с чтением романа, всё-таки не буду расписывать эти сообщества, потому как могу уйти с головой в спойлеры. Замечу лишь, что спартанские порядки Лакедемона и галлюцинации с относительным отречением от прошлого мне не по душе в одинаковой мере. Да, для сбежавшего Олега Таганрог мог показаться отличным городом (а, ну да, эти дурацкие заморочки с усыновлениями-побратаниями…), но, в целом, он смотрится не лучшим вариантом. Кажется, подобие утопического постъядерного общества удалось разве что Игорю Осипову в «Измерителе». Элона, возможно, со мной не согласится, ибо я знаю её не самое благодушное отношение к коллеге по цеху, но на то это и мои мысли и взгляды, что могут они быть не похожи на чужие.

Вот. Как-то незаметно для себя удалился от невысказанной пока мысли, что сюжет выстроен не только достаточно грамотно, но и «быстро». Читал, что, мол, очень хороший метод — прыгать из одного события в другое, пропуская описание некоторых. Иногда он даже чем-то хорош, но в «Отступнике» прыжки если и случаются, то редко и метко. И, когда заканчивается одна глава и начинается следующая, а у тебя в голове рвутся бомбы воображения, и хочется узнать, что же с героем произойдёт дальше, переводишь взгляд под название главы и — ура и спасибо! — продолжение приключения именно этого героя! А когда не горишь желанием выяснить, что там дальше, соавторы, как будто читая мои мысли, подкидывают главу уже с другим персонажем. Особенно удались переходы от точки зрения Олега к точке зрения его дяди, не самого гадкого персонажа в книге, пускай и царя. О, кстати: смысл двоецарствия до меня так и не дошёл, сколько я не пытался его найти. Совершенно неудобное положение. Мне кажется, лучше подошла бы революция…

Возвращаюсь к отступлениям. Ещё одно отступление — история молодой модели, взявшей псевдоним Галина Грильска, и что из этого вышло. В отличие от флэшбэков — абсолютно бесполезная, на первый, да и на второй, чего греха таить, взгляд, вставка. Но мы должны помнить о том, что роман — художественное произведение, и фигурирование связующей художественной детали ему нужно как воздух. Возможно, без неё — или хотя бы без встречи Артура с девушкой из журнала — получилось бы не хуже, а то и капельку правдоподобнее. Собственно, указанная встреча, как и последующее видение на таганрогской улице, оканчивающееся шёпотом «Валя, Валя, Валя…», больше смахивает на рояль в кустах, хотя серьёзного веса оба события не имеют в перспективе целого романа.

Кстати, раз я упомянул «Измеритель», смею заметить, что войнушка в «Отступнике» произошла своевременно, а то Игорь до последней, самой маленькой части дотянул, оставив ощущение, читателя где-то на… обманули. Ведение войны в романе Элоны и Евгения интересно тем, что… никто не считает себя ни русским, ни россиянином, ни, тем более, русским офицером. Один раз, ещё до столкновения, один герой (Николай, если не путаю) вспоминает о «русских витязях», но очень быстро отбрасывает эту мысль. Не то чтобы как еретическую, но словно бесполезную и ненужную. И это несколько коробит. Даже в итальянском «Крестовом походе детей» объединённая армия чувствуется если не итальянской, но хотя бы миланской (в плане Милана как именно итальянского города). При этом больше в романе уделяется внимания человеческому эгоизму, невежеству, человеческой алчности. Такое мрачное критическое отношение, дающее читателю пощёчину похлеще, чем реализм с грязью и насилием у Дмитрия Манасыпова в «Дороге стали и надежды». Между тем весьма любопытна лакмусовая бумажка каждого «века» человечества, о которых повествует шаман. Это я про стихи. Чем ближе к нашему времени, тем хуже они становились. Весьма показательный пример падения нравов.

О, напоследок замолвлю слово за стихи. Я не стал читать неопубликованные эпиграфы Майка Зиновкина и, последовав совету Элоны Демидовой в её части авторского послесловия, прочитал содержание. Звучит красиво, этого не отнять. Тем более что можно было, при редактировании уже отняли.

Итак, роман я мог бы назвать одним из лучших, если бы не «социальная» жёсткость соавторов — раз, плохие по характеру (но хорошие по описанию и прописыванию) сообщества — два. В остальном — особых нареканий нет. Что ж, теперь жду новые работы Элоны Демидовой и Евгения Шкиля. Как в других проектах, так и в этом. Уверен, у них всё получится. Главное — быть добрее к людям, даже и вымышленным.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 декабря 2014 г.

Во-первых, радует, что это не надоевшая до зевоты Москва, с ее набившим оскомину грибным чаем с ВДНХ, неубиваемыми сталкерами, байками о кремлевских звездах и разборками между Ганзой, Красными и Рейхом.

Во-вторых, авторам удалось придумать свой оригинальный, до мелочей реальный мир, в котором действуют живые люди. У каждого из героев своя цель, своя правда, и переплетаясь между собой они создают интересный рисунок жизни постядерного общества.

Мне так же понравилось, что главные герои были знакомы еще до войны, когда и завязался их конфликт, расхлебывать который пришлось их детям.

Открытый и довольно-таки непредсказуемый финал предполагает продолжение этой яркой истории. По крайней мере, я на это надеюсь.

Так же хочется сказать, что роман написан очень хорошим литературным языком, читается легко и даже небольшое провисание сюжета в середине книги не портит общее впечатление.

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу