FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Рейтинг
Средняя оценка:
9.04
Оценок:
12059
Моя оценка:
-

подробнее

Пикник на обочине

Повесть, год (год написания: 1971)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 453
Аннотация:

Человеческое общество столкнулось с чрезвычайными обстоятельствами глобального масштаба. После посещения пришельцами Земли появились... Зоны. Однако общество не готово к «подаркам» пришельцев.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Машинопись из папки «Чистовики». Написано в 1971 г.

Первые публикации — журнальная: Аврора (Л.). — 1972. — №№ 7–10; книжная: Неназначенные встречи. — М.: Мол. гвардия, 1980.

Повесть стала очень популярной не только у отечественных читателей, но и на Западе, и была переведена на многие языки. В 1978 г. она была номинирована на Кэмпбелловскую мемориальную премию и заняла второе место. В 1978 г. Стругацкие были приняты в почётные члены «Общества Марка Твена» (США) с формулировкой «за вклад в мировую литературу». В 1979 г. на Скандинавском конгрессе научной фантастики повесть отмечена премией Жюля Верна как «Лучшее произведение года, вышедшее в Швеции». В 1981 г. повесть Стругацких была признана «Лучшей иностранной книгой года» на Шестом фестивале французской фантастики (г. Метц).


Входит в:

— журнал «Аврора 1972'07», 1972 г.

— журнал «Аврора 1972'08», 1972 г.

— журнал «Аврора 1972'09», 1972 г.

— журнал «Аврора 1972'10», 1972 г.

— антологию «Библиотека современной фантастики. Том 25. Антология», 1973 г.

— журнал «Galaktika № 11», 1974 г.

— антологию «Metagalaktika», 1978 г.

— антологию «Okno w nieskończoność», 1980 г.

— сборник «Неназначенные встречи», 1980 г.

— журнал «Roman-Zeitung 1981`9», 1981 г.

— антологию «Noi della galassia», 1982 г.

— антологию «Piknik a senkiföldjén», 1984 г.

— сборник «За миллиард лет до конца света», 1984 г.

— журнал «Urania #1066», 1988 г.

— сборник «Повести», 1988 г.

— сборник «Посещение», 1989 г.

«Словесность. Тексты», 2004 г.

— антологию «Серебряный Век фантастики», 2005 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 154

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2715 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 61 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Премия Жюля Верна (Швеция) / Jules Verne-priset, 1979 // (СССР; роман)

лауреат
Золотой Граулли / Graoully d'or, 1981 // Зарубежный роман

Номинации на премии:


номинант
Мемориальная премия Джона Кэмпбелла / John W. Campbell Memorial Award, 1978 // Лучший НФ-роман. 2-е место

номинант
Премия Геффена / פרס גפן / Geffen Award, 1999 // Переводная книга НФ (СССР)

номинант
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 2000 // Книга года. 3-е место (переиздание)

номинант
Литературная премия "НОС", 2010 // НОС-1973

Экранизации:

«Návštěva z vesmíru» 1977, Чехословакия, реж: Otakar Kosek

«Сталкер» 1979, СССР, реж: Андрей Тарковский

«Зона Посещения» 2006, Украина, реж: Виктор 78, Слеп Андреич, Руслан Корней-Худой

«Roadside Picnic» 2011, США, реж: Эрик Питерсон

«A Novel with a Lurid Cover» 2011, США, реж: Эрик Питерсон

«Vyöhyke» 2012, Финляндия, реж: Esa Luttinen

«Roadside Picnic» 2013, реж: MisterSirius

«"Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный!"» 2013, Россия, реж: Сергей Прокопьев

«S.T.A.L.K.E.R. Piknik na skraju drogi» 2014, Польша, реж: Марцин Войцеховский

«Пикник на обочине» 2014, Россия, реж: Артём Прохоров

«ЗОНА X» 2015, Россия, реж: Андрей Сливко

«Чудо зоны» 2015, Россия, реж: Кристина Михайлиди

«Zona 3» 2015, Аргентина, реж: Гектор Каньяс

«Байка — это не вымысел» 2016, реж: Сергей Ильин

«Радиант Пильмана» 2016, Россия, реж: Алексей Евдокимов

«ZONA» 2016, Канада, реж: Евдокия Мажурина

«Пикник на обочине» 2017, Россия, реж: Алексей Евдокимов

«Dead Alive. Part I» 2017, реж: Canyon Forkash

«Путь к мечте» 2017, Россия

«Пикник на обочине» / «Roadside Picnic» 2017, США, реж: Алан Тейлор

«Сталкер» 2017, Россия, реж: Алина Шалина, Виктория Чебураева, Ася Скржинская

«Roadside Picnic» 2018, Португалия, реж: Луис Мелу

«Roadside Picnic Chapter 4: The Golden Sphere» 2018, США, реж: Ник Лашапель

«Периметр» 2019, Россия, реж: Дмитрий Горбатов

«Пикник на обочине» 2019, Киргизия, реж: Никита Каиль

«Future Unlimited: Божья Рука» 2019, Россия, реж: Сергей Дементьев

«Проект "Радиант Пильмана". Серебряная паутина» 2021, Россия, реж: Алексей Евдокимов



Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (173)
/языки:
русский (71), английский (9), немецкий (9), испанский (5), французский (5), португальский (2), итальянский (5), молдавский (1), греческий (1), шведский (2), датский (1), голландский (1), финский (1), норвежский (1), латышский (1), литовский (2), чешский (6), эстонский (2), украинский (2), польский (9), словацкий (1), болгарский (6), венгерский (6), сербский (4), хорватский (1), армянский (1), грузинский (1), иврит (1), персидский (1), китайский (1), корейский (1), японский (2), румынский (5), эсперанто (1), турецкий (4), каталанский (1)
/тип:
в планах (1), книги (156), периодика (8), самиздат (1), аудиокниги (5), цифровое (2)
/перевод:
N. Dobrowen (1), J. Schalekamp (1), Э. Адриан (1), Ф. Азсан (1), А. Апуокене (2), М. Асадуров (4), М. Асимиадис (1), М. Барсело (1), В. Блажек (1), А. Бойтар (3), О. Бормашенко (3), Л. Босёк (1), М. Бронштейн (1), А. Буа (5), Д. Вайс (1), О. Валлин (1), М. Варик (2), Л. Георгиева (1), Ал. Громов (1), Фуками Дан (2), С. Дельмот (5), Р. Дембский (1), Г. Дзурлино (1), М. Драчинский (1), Д. Древс (1), Ф. Жарро (1), М. Згустова (1), Э. Зилли (1), Л. Капо (4), Д. Кардава (1), А. Лаврик (1), Т. Ларкина (1), И. Левандовская (7), Р. М. Гарсия (3), Ж. Миленич (1), А. Мёккель (8), Сунин Нин (1), Н. Окман (3), С. Райков (1), К. Ренстрём (1), Я. Розе (1), А. Саган (2), В. Слободникова (1), В. Стоическу (5), М. Углиржова (4), И. Фёльдьяк (3), Дж. Хазарян (1), М. Чолич (3), К. Шинделарж (1), Х. Ялин (1), Л. Янсен (1), Г. ​​Апуокас (1)


В планах издательств:


Издания:

Библиотека современной фантастики. Том 25. Антология
1973 г.
Неназначенные встречи
1980 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
Повести
1988 г.
Отель
1989 г.
Посещение
1989 г.
Пикник на обочине. Трудно быть богом
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди. Пикник на обочине
1993 г.
Пикник на обочине. Парень из преисподней. За миллиард лет до конца света. Повесть о дружбе и недружбе
1993 г.
Сочинения. Том второй
1996 г.
Пикник на обочине
1997 г.
Пикник на обочине. Отель «У Погибшего Альпиниста». Улитка на склоне
1997 г.
Гадкие лебеди
2000 г.
Собрание сочинений. Том шестой
2001 г.
Понедельник начинается в субботу. Пикник на обочине
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Воздух
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Пикник на обочине
2004 г.
Собрание сочинений. Том шестой
2004 г.
Три времени: Настоящее
2004 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Пикник на обочине. За миллиард лет до конца света
2004 г.
Серебряный век фантастики
2005 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Желание странного
2007 г.
Желание странного
2007 г.
Пикник на обочине
2007 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Собрание сочинений. Том шестой
2009 г.
Собрание сочинений. Том шестой
2009 г.
Пикник на обочине
2010 г.
Пикник на обочине. Жук в муравейнике
2010 г.
Собрание сочинений. Том шестой
2011 г.
Желание странного
2012 г.
Трудно быть богом. Пикник на обочине
2012 г.
Пикник на обочине
2013 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Пикник на обочине
2014 г.
Лучшие произведения в одном томе
2014 г.
Пикник на обочине
2015 г.
Пикник на обочине
2015 г.
Понедельник начинается в субботу. Трудно быть богом. Пикник на обочине
2016 г.
Пикник на обочине
2016 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 17. 1971
2018 г.
1969-1973. Отель «У Погибшего Альпиниста». Малыш. Пикник на обочине. Парень из преисподней
2019 г.
1969-1973. Отель «У Погибшего Альпиниста». Малыш. Пикник на обочине. Парень из преисподней
2019 г.
Пикник на обочине
2019 г.
Пикник на обочине вселенной
2019 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 17. 1971
2019 г.
Пикник на обочине
2019 г.
Пикник на обочине
2021 г.

Периодика:

Аврора № 7, июль 1972 г.
1972 г.
Аврора № 8, август 1972 г.
1972 г.
Аврора № 9, сентябрь 1972 г.
1972 г.
Аврора № 10, октябрь 1972 г.
1972 г.
Galaktika № 11
1974 г.
(венгерский)
Roman-Zeitung 1981`9. Heft 378
1981 г.
(немецкий)
Спектър 81: Книга за наука, техника и култура
1981 г.
(болгарский)
Urania #1066
1988 г.
(итальянский)

Самиздат и фэнзины:

Зона
1983 г.

Аудиокниги:

Пикник на обочине
2005 г.
Пикник на обочине
2006 г.
Пикник на обочине
2008 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2012 г.

Электронные издания:

Пикник на обочине
2017 г.
Полное собрание сочинений. Том семнадцатый. 1971
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Piknik na skraju drogi
1974 г.
(польский)
Piknik u cesty
1974 г.
(чешский)
Picknick am Wegesrand
1976 г.
(немецкий)
Piknik na skraju drogi. Las
1977 г.
(польский)
Roadside Picnic / Tale of the Troika
1977 г.
(английский)
Picknick vid vägkanten
1978 г.
(шведский)
Picnic extraterrestre
1978 г.
(испанский)
Roadside Picnic / Tale of the Troika
1978 г.
(английский)
Metagalaktika
1978 г.
(венгерский)
Picknick am Wegesrand
1979 г.
(немецкий)
Ынтылнирь непревэзуте
1979 г.
(молдавский)
Пикник краj пута
1979 г.
(сербский)
Roadside Picnic
1979 г.
(английский)
Okno w nieskończoność
1980 г.
(польский)
Bermtoeristen
1981 г.
(голландский)
Picknick am Wegesrand
1981 г.
(немецкий)
Stalker. Pique-nique au bord du chemin
1981 г.
(французский)
Noi della galassia
1982 г.
(итальянский)
Stalker. Pique-nique au bord du chemin
1982 г.
(французский)
Roadside Picnic
1982 г.
(английский)
Neskirti pasimatymai
1983 г.
(литовский)
Picknick am Wegesrand
1983 г.
(немецкий)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
ストーカー / Sutōkā
1983 г.
(японский)
Stalker
1984 г.
(венгерский)
Uzayda Piknik
1984 г.
(турецкий)
Piknik a senkiföldjén
1984 г.
(венгерский)
Kontakt med verdensrommet
1984 г.
(норвежский)
Неуговорени срещи
1984 г.
(болгарский)
Piknik u cesty
1985 г.
(чешский)
Stalker
1985 г.
(португальский)
Picnic a la vora del camí (Stalker)
1986 г.
(каталанский)
Miljard aastat enne maailmalõppu
1987 г.
(эстонский)
Nenorunātās tikšanās
1987 г.
(латышский)
Stalker
1987 г.
(финский)
Stalker
1987 г.
(словацкий)
Աշխարհի կործանումից միլիարդ տարի առաջ
1988 г.
(армянский)
Дори насън не виждаме покой
1990 г.
(болгарский)
Picnic la marginea drumului (Călăuza)
1993 г.
(румынский)
Stalker
1994 г.
(французский)
Piknik na skraju drogi
1995 г.
(польский)
Piknik kraj puta
1996 г.
(сербский)
Pikniko ĉe vojrando
1996 г.
(эсперанто)
Picknick am Wegesrand
1999 г.
(немецкий)
Piknik na skraju drogi
1999 г.
(польский)
Uzayda Piknik
1999 г.
(турецкий)
Пикник край пътя
1999 г.
(болгарский)
פיקניק בשולי הדרך
1999 г.
(иврит)
Roadside Picnic
2000 г.
(английский)
Pícnic junto al camino
2001 г.
(испанский)
Stalker
2002 г.
(чешский)
Picnic sul ciglio della strada
2003 г.
(итальянский)
Picnic la marginea drumului
2004 г.
(румынский)
Stalker
2005 г.
(венгерский)
Picnic la marginea drumului
2006 г.
(румынский)
S.T.A.L.K.E.R. Piknik na skraju drogi
2007 г.
(польский)
Малюк. Пікнік на узбіччі. Хлопець із пекла
2007 г.
(украинский)
Roadside Picnic
2007 г.
(английский)
Πικνίκ δίπλα στο δρόμο
2008 г.
(греческий)
Piknik na skraju drogi
2009 г.
(польский)
Picknick am Wegesrand. Eine Milliarde Jahre vor dem Weltuntergang. Das Experiment
2010 г.
(немецкий)
Stalker
2010 г.
(чешский)
Stalker
2010 г.
(французский)
Picnic sul ciglio della strada. Stalker
2011 г.
(итальянский)
Пікнік на узбіччі
2011 г.
(украинский)
Пикник поред пута
2011 г.
(сербский)
Roadside Picnic
2012 г.
(английский)
Roadside Picnic
2012 г.
(английский)
Stalker. Piknik az árokparton
2013 г.
(венгерский)
路边野餐
2013 г.
(китайский)
Stalker. Pique-nique au bord du chemin
2013 г.
(французский)
Alien Zones: Roadside Picnic / Hard to Be a God
2014 г.
(английский)
Uzayda Piknik
2014 г.
(турецкий)
ストーカー
2014 г.
(японский)
Picnic extraterrestre
2015 г.
(испанский)
Piknik na skraju drogi
2015 г.
(польский)
Stalker: Pícnic extraterrestre
2015 г.
(испанский)
Picnic sul ciglio della strada. Stalker
2015 г.
(итальянский)
Piknikas šalikelėje
2016 г.
(литовский)
Stalker
2016 г.
(чешский)
Väljasõit rohelisse
2016 г.
(эстонский)
Picnic la marginea drumului
2017 г.
(румынский)
Piquenique na estrada
2017 г.
(португальский)
პიკნიკი გზის პირას
2017 г.
(грузинский)
Пикник край пътя
2017 г.
(болгарский)
پیک نیک کنار جاده
2017 г.
(персидский)
노변의 피크닉
2017 г.
(корейский)
Uzayda Piknik
2018 г.
(турецкий)
En picnic i vejkanten
2019 г.
(датский)
Piknik pored puta
2019 г.
(сербский)
Picknick vid vägkanten
2019 г.
(шведский)
Picknick am Wegesrand
2020 г.
(немецкий)
Stalker: Pícnic extraterrestre
2020 г.
(испанский)
Izlet pored puta
2021 г.
(хорватский)
Picnic la marginea drumului
2021 г.
(румынский)
Piknik u cesty
2021 г.
(чешский)
Stalker
2021 г.
(немецкий)
Piknik na skraju drogi i inne utwory
2021 г.
(польский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  92  ]  +

Ссылка на сообщение ,

К написанию этого отзыва я подступался уже 5 раз , и каждый из них заканчивался одинаково: вместо того, чтобы расписывать свои эмоции от стократного прочтения этой повести или очередной попытки продемонстрировать кому-то широту ума, вскрыв весь ее потаенный смысл, я просто смотрел в прямоугольник этого белого поля, не в силах выдавить из себя ни единого слова... Наверное, для того, чтобы адекватно оценить многогранность этого творения, нужно обладать хотя бы частичкой таланта, присущего его создателям, что автоматически обрекает автора отзыва о нем на практически танталовы муки.

Это одна из тех книг, которые полностью перевернули мое личное представление о смысловом наполнении не только фантастики, но и литературы вообще. Часто бывает так: берешь в руки книгу модного автора, получившую целую охапку премий, и вроде все при ней — и литературный язык, и сюжет, и герои, и попытки реализовать какую-никакую, а идею. Но в то же время что-то настораживает и мешает присоединиться к напечатанным на обложке восторженным отзывам. И лишь потом буквально просыпаешься посреди очередного сна сознания, а глаза автоматически находят на самой заветной книжной полке знакомый зеленоватый том. Тогда то ты и понимаешь: это ведь просто не «Пикник».

«Пикник на обочине» по своему объему — произведение небольшое, оно занимает всего 178 страниц. Но ответить на вопрос о том, что на самом деле сокрыто на этих 178 страницах, почти невозможно. Вариантов ответа — великое множество, и каждый из них соответствует особому смысловому уровню повести. Можно сузить их до пророческой истории про Зону, на 15 лет опередившую подлинную трагедию Чернобыльской АЭС, и это будет отчасти правильно. Можно трактовать, как историю неудавшегося космического контакта; пессимистическое эссе о возможном закате человеческой цивилизации, удел которой, в перспективе — лишь собирать объедки, оставшиеся с чужого пикника на обочине Вселенной, которая так трагически совпадает с их собственным домом. Есть здесь и почти по-лемовски холодная констатация невозможности оценить и понять Вселенский Разум, человеческие попытки с применением непонятных артефактов которого, напоминают детскую игру в песочнице с использованием вместо совочка заряженного автомата со снятым предохранителем.

Но вместе со всем этим, повесть Стругацких — одна из самых пронзительных в мировой литературе историй об одиночестве человека сразу на всех уровнях мироздания: во Вселенной, в обществе, в семье и даже, казалось бы, в родной, но такой непостижимой собственной же душе. Отчаяние, полная пустота внутреннего мира человека, которая подобно озарению, выливается в этот последний страждущий вопль, дарующий счастье всем тем, кто населяет этот мрачный и жестокий мир. Конечный покой и поздно пришедшее осознание того, что и это стремление не дать никому уйти обиженным, как и все лучшее на этом свете, было омыто чужой человеческой кровью. И даже прекрасно понимая, что от окружающих за всю жизнь не получал ничего, кроме безразличия, смешанного с презрением, все же именно им посвятить свой последний, жертвенный вздох.

Может быть, этот мир действительно заслуживает того, чтобы ему дали еще один шанс? Может быть, мы действительно заслуживаем того, чтобы счастливо прожить дарованную нам жизнь?

Оценка: 10
–  [  60  ]  +

Ссылка на сообщение ,

У меня не случилось приступа восхищения, не перехватило дыхание от какой-либо вещи Стругацких. «Пикник» не стал исключением.

Он ничему не учит, не радует он и особой напряженностью, хотя события происходят, в общем-то, драматические, но всему придана будничная форма. Эта работа лишь констатирует и смакует аспекты всесветно встречающейся человеческой подлости, тщеславия и мелкодумия. В этом смысле — повесть о человеке и Человечестве.

Странно, диссонансно собственному творчеству (как мне показалось) авторы выбрали героем столь низкого человека как Рэдрик Шухарт, и попытались придать ему романтические черты эдакого брутала, сосредоточенного на выживательной прагматике, но не чуждого сентиментам и всяким там блаародным порывам. Это уже ГОСТовский, можно сказать, архетип, работающий почти безотказно — особенно на эмоционально-мыслительном аппарате постпубертатной, но далекой от зрелости части популяции. Не смею осуждать, но.

Вероломство же образа Рыжего заключается в том, что поначалу его духовная гангрена замаскирована симпатией к Панову, желанием безвозмездно развеять меланхолию очкарика, потом истерикой от его утраты. Даже его презрение к кабатчику и Стервятнику — личности паскудной и жуткой — порождает ощущение, что не все еще кончено для Шухарта.

В этих местах нет-нет да и затеплится надежда на сколь-нибудь воодушевляющее моральное преображение сталкера, на первую гуманизирующую метаморфозу человекокрысы, для которой многие лета помойка, оставленная ксеноразумом, интересна лишь как источник пропитания — хабара. Но дальше больше — Шухарт делается пошлее, он становится еще более крысой, только уже с выводком, который по-своему, по-крысиному, любит.

Правда, в финале нас ждет истинно человек, ибо никакой крысе не придет в голову то, что Шухарт сделал с мальчишкой. Омерзительно его изощренное злодейство, тошнотворна его исковерканная, инвалидная справедливость, ублюдочно его злорадство — крыса-Шухарт переиграла стервятника-Барбриджа, принудив заплатить последнего достойную(по меркам крысы) цену.

И никакие соплеслюни сталкера, никакие самопризнания в животности, никакие «счастье для всех, даром» не реабилитируют его, хотя, полагаю, Стругацкие очень бы хотели этого. Увы.

Вообще, удивительно неровный, содержащий не слишком много мыслей, но(!) побуждающий думать и, главное, чувствовать текст. В нем было много человекообразных, но почти не было Человека. Пожалуй, «Пикник»- образец перебора с неверием в Человека, и это навевает тяжелую меланхолию по прочтении.

К технико-художественным аспектам

Авторы, похоже, увлеклись страшилками, не вполне решив, что же им хочется в итоге создать — триллер или историю человека. Получилась история человечка.

Не впервые, кажется, братья проявляют небрежность, меняя в рамках одного произведения лицо повествования. Можно подумать, что это такой оригинальный прием, но я так и не смог понять, чему он служит. Готов ознакомиться с отличным мнением.

Не могу сказать, что мне не понравилась работа, но полученное от нее удовольствие исключительно мазохистично.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как-то даже и не думал, насколько тяжела эта повесть, насколько тяжёл текст, из которого она соткана. Увлечённый читатель, ослеплённый динамикой происходящего, может и не заметить скрытых символов, отсылок, эволюции мировоззрения главного героя. Однако мне, перечитывающему книгу далеко не в первый раз, было важно разобраться именно в нюансах, в подтексте, заглянуть гораздо глубже вершины айсберга смысла. Зачастую приходилось возвращаться на несколько страниц назад, перечитывать абзацы с изложением действий персонажей, зато я, кажется, понял, о чём эта книга.

Вообще, пришельцев здесь можно рассматривать в качестве аллегории нашего мира, как образ нашего общества. В мире слишком много людей, чтобы каждый из них обращал внимание на других, стремительность нашей высокотехнологичной жизни превращает человека в циника, которому нет никакого дела до таких мелочей, как другой член нашего социума. Экономические и социальные законы запрещают человеку такую роскошь, как сочувствие, великодушие, благотворительность. Мы должны сделать добро из зла, ведь его больше не из чего сделать, но есть ли у нас на это силы, время и — самое главное — желание? Если жизнь каждый день бьёт каждого гаечным ключом по голове, откуда взяться высоким порывам? Знай только — поднимай руки, чтобы защититься, пригибайся, жизнь — она как Зона — беспощадная, непредсказуемая, безразличная, равнодушная, серая, унылая.

Стругацкие умело расставляют вешки-символы по ходу повествования. Кирилл — альтер эго молодого, даже юного Рэдрика. Необразованный, выросший в полууголовной среде, парень с городских окраин Рыжий смотрит на Кирилла как на небожителя, смотрится в него как в зеркало. Кривое зеркало, зеркало, в котором отображаются потаённые и искренние желания. Про себя посмеивается над ним, но, безусловно, восхищается молодым человеком, который внешне живёт здесь и сейчас, но душой целиком и полностью находится в идеалистическом мире. В мире больших вещей и свершений. Рэдрику по определению это не доступно, но он пытается хоть как-то проявить своё участие в этих больших и славных делах, поэтому ведёт Кирилла в Зону. Смерть Кирилла — это тоже аллегория. Это посыл жизни, реальность говорит Рэдрику: нет, дружок, не на тот шесток ты замахнулся, так не бывает. Умирает не Кирилл, умирает частичка Рэдрика, та самая, в которой собралось всё самое лучшее, что в нём было.

Нет, лучше выбрать в качестве ориентира такого, как Ричард Г. Нунан — успешного и делового. Старающегося, казалось бы, во благо человечества, но всё же выполняющего всего лишь свою работу. Искренен ли Нунан? Нет, конечно, дело есть дело, работа есть работа, а личное — это где-то там, в глубине, и туда никого нельзя допускать, никому не должно быть дела до этого глубокого личного. Так же и Нунану нет дела до проблем маленьких людей этого мира. Нет, внешне он, конечно, готов помочь и даже реально помогает Рэдрику и его семье — где деньгами, где связями. Но за этим внешним добродушием — твёрдая скорлупа, через которую не проникнуть ничему извне.

И Рэдрик становится именно таким. Появляется в самом конце ещё один идеалист — Артур. И что-то в нём есть, что-то цепляет в нём Рэдрика, давно забытые мотивы, заглушённые годами мелодии. И это не может не раздражать, с этим невозможно жить. Если в мире есть лишь зло, то и незачем стараться что-то переделывать. Если к смерти Кирилла Рэдрик имел опосредованное отношение и болезненно переживал гибель самой светлой частички своего Я, то в случае с Артуром он намерено убивает это идеалистическое начало, с которым вместе так мучительно жить. Устранил — и спокоен. А совесть — ну что совесть? Вечером выпил, закусил, к утру всё и выветрилось.

Финальные слова Рэдрика — счастья для всех даром — это вовсе не глубинный и искренний позыв, это не квинтэссенция его прекрасных душевных порывов. Нет, это не так. И наивно так полагать. Эти слова — это своего рода откуп. Это индульгенция, которую он выписывает своей совести. Задабривает её, чтоб поскорей отстала и не являлась по ночам. Да, я послал на смерть Артура, да, я уничтожил то добро, которое смог сделать из зла за долгие годы. Но ради чего я это сделал? Ради человечества, ради всех несчастных и обездоленных. Разве не стоит оно того?

Сказать на словах — много ума не надо, сказать на словах может каждый. Даже Стервятник Барбридж. Но ведь тот же Стервятник говорил, что сбыться может только сокровенное желание. А значит, все старания Рэдрика впустую. И смерть Артура — тоже впустую. Жизнь преподнесла Рыжему очередной урок, превратив Золотой Шар в бесполезную безделушку.

Да и вообще — был ли тот Шар? Или это просто байка тёмных уголовных сталкеров? Миф о несбыточном всеобщем счастье.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Разум есть способность использовать силы окружающего мира без разрушения этого мира.»

Тема первого контакта жителей Земли с представителями внеземного разума уже давно терзает светлые умы писателей жанра научной фантастики. Разные идеи, необычные сценарии.., но если авторы талантливы, то читать их произведения невероятно интересно вне зависимости от развития событий. К числу таких мастеров слова относятся и братья Стругацкие со своими работами, в числе которых — впервые изданная в 1972 году фантастическая повесть. «Пикник на обочине» — это меньше двухсот бумажных страниц плотного как осмий и в то же время невероятно простого текста, в котором ни одно слово, мысль, идея, персонаж или сюжетный поворот не являлись неуместными. Шедевр! Да, потому что именно так, на мой взгляд, и должно выглядеть высшее творение литературного мастерства. Так о чем же эта повесть? Ориентировочно 13 лет назад до начала описываемых в книге событий на разных территориях планеты Земля появились шесть странных областей. Вот представьте себе, что как будто кто-то, образно говоря, раскрутил земной шар и принялся палить в него из огромного револьвера, расположенного где-то на линии между нашей планетой и альфа созвездием Лебедя. Отверстия от пуль легли на некую плавную кривую, а каждая из них ознаменовала собой аномальное место на поверхности планеты, в котором были нарушены известные законы физики. Научные светила предположили, что данные Зоны — прямой результат визита внеземных цивилизаций с непонятной ни для кого целью. Находиться внутри таких Зон Посещения любому существу было опасно для жизни — там изобиловали места повышенной и направленной гравитации, а также присутствовали области искривления пространства и наличия коллоидного газа, способного превратить все, что с ним соприкасалось в смертоносный студень. И в то же время среди грязи и опасных руин там хранились уникальные артефакты, волшебные свойства которых легендами передавались из уст в уста. Как вы уже поняли, одно из таких славненьких местечек, находящееся в небольшом городишке, именуемом Хармонтом, нам и посчастливилось посетить.

»- Молишься? — спрашиваю. — Молись, — говорю, — молись! Дальше в Зону, ближе к небу...

- Что? — спрашивает он.

- Молись! — кричу. — Сталкеров в рай без очереди пропускают!»

Повесть состояла из четырех частей и в общей сложности охватывала восемь лет жизни центрального персонажа по имени Рэдрик Шухарт. Рыжий — необразованный человек, склонный к пьянству, распутству и дракам. Уже в возрасте двадцати трех лет Рэд был экспертом по опасным местам и смертоносному потенциалу Зоны. Не для кого не секрет, что это место вероятного кратковременного пребывания инопланетян привлекало нелегальных сталкеров, коим и являлся наш отважный герой. От вешки к вешке, гайка за гайкой он, рискуя своей жизнью, посещал Зону с целью отхватить какой-нибудь интересный предмет, чтобы в дальнейшем сбыть его на черном рынке за неплохие денежки. Будоражило сознание даже само придуманное Стругацкими аномальное место. Авторы прекрасно подбирали говорящие названия для всего, что могло хоть как-то охарактеризовать ужасы Зоны, тем самым очень образно передавая необычную атмосферу. «Браслеты», «пустышки», «ведьмин студень», «комариные плеши», «мясорубка»... Совсем не перегружая воображение, я воочию представляла все перечисленные страшные прелести этого странного места. Отчаянные смельчаки-сталкеры, как продукты Зоны, тоже имели прозвища («Стервятник», «Суслик», «Гуталин»), которые еще больше отдаляли их от реального мира, где люди обыкновенные носили нормальные имена. Несмотря на предельную лаконичность, я оказалась в восторге в том числе и от слога писателей. Они умудрились в минимум строчек вложить максимум смысла. Вот уж воистину — правильно подобранные слова важнее их количества. Авторы блестяще демонстрировали свой литературный талант, превращая текст то в притчу, то в гадание, то в молитву. Здесь на одной строчке мог соседствовать «Бог» и «Черт», реалистичность задуманного подпитывалась пессимизмом происходящего, а жизнелюбивая ироничность граничила с едва уловимой меланхоличной трагедией. Суть названия раскрылось ближе к финалу в потрясающем диалоге между двумя героями, который хотелось разбить на цитаты и читать по слогам/по буквам, чтобы не упустить ни единой мысли.

«Вы спросите меня: чем велик человек? Что создал вторую природу? Что привёл в движение силы, почти космические? Что в ничтожные сроки завладел планетой и прорубил окно во Вселенную? Нет! Тем, что, несмотря на всё это, уцелел и намерен уцелеть и далее.»

Казалось бы... Где мы, и где 1971 год написания этого произведения? И все же повесть в каждой своей фразе звенела от актуальности, а высказанные в ней мысли завораживали отсутствием банальности. При этом Стругацкие вели интересную игру с читателями, поднимая массу важных вопросов и не давая ни одного вразумительного ответа. Например, вступившие в кульминационную дискуссию на сюжетообразующие темы герои рюмка за рюмкой выдвигали каждый свои, все более емкие аргументы, которые в конечном итоге не привели ни к одному окончательному выводу. Думайте сами, милостивые господа читатели! Проблемы космического масштаба плавно перетекали в общечеловеческие, которые в свою очередь находили отражение в тонкой психологии отдельно взятого индивидуума и вопросах морали. На мой взгляд, «Пикник на обочине» можно читать абсолютно разновозрастной категории любителей книг. Одни будут в восторге от динамичного сюжета, другие — от необычного взгляда фантастов на вопрос вселенского общения с братьями по разуму, третьи — от политической аллегории. Те же читатели, кто предпочитают философские размышления, могут с легкость разбросать все сказанное авторами по осям системы координат своего личного мировоззрения, чтобы чуть глубже задуматься об истинном значении происходящего. Другими словами, каждый сможет найти здесь что-то свое, и никто не уйдет отсюда обиженным и оскорбленным. Это та самая книга, которая, без сомнения, имеет все шансы дать читателю еще больше интересных мыслей с каждым новым ее прочтением.

«Гипотеза о боге, например, даёт ни с чем не сравнимую возможность абсолютно всё понять, абсолютно ничего не узнавая... Дайте человеку крайне упрощённую систему мира и толкуйте всякое событие на базе этой упрощённой модели. Такой подход не требует никаких знаний. Несколько заученных формул плюс так называемая интуиция, так называемая практическая смётка и так называемый здравый смысл.»

Пожалуй, чтобы понять финал необходимо перечитать повесть не единожды. Я до сих пор закрываю глаза и с ужасом представляю себя на месте главного героя, оказавшегося лицом к лицу с купелью предельного числа возможностей. Его бессилие и отчаяние находило в тот момент во мне свое продолжение. Жарило солнце, перед глазами плавали красные пятна, дрожал воздух на дне карьера, и в этом дрожании казалось, будто окружающая нас действительность приплясывала на месте. Я думала над тем, как внутри собственного сердца найти то самое заветное желание, когда какие-то темные силы мгновенно сминали то самое хорошее, что когда-то было в душе, оставляя в сознании одни только рыла, рыла, рыла...? Поэтому для меня горькая правда повести заключается в том, что планета Земля погрязла в бесконечных Стервятниках, алчущих набить свою утробу за счет жизни окружающих людей, и каждый винтик этого смрадного мира надо когда-то менять. Так стоит ли удивляться, что в контексте этой повести братья по разуму в лучшем случае повернулись к нам спиной, а в худшем — даже не заметили нашего существования? Завершить свои впечатления от этого произведения решила вместе с советским фантастическим фильмом-притчей Андрея Тарковского под названием «Сталкер», снятым по оригинальному сценарию самих братьев Стругацких. Оказалось, что киниматографическое произведение не менее шедеврально, чем его литературный вдохновитель. Всем хороших фильмов и книг!

«Вся беда в том, что мы не замечаем, как проходят годы. Плевать на годы, мы не замечаем, как всё меняется. Мы знаем, что всё меняется, нас с детства учат, что всё меняется, мы много раз видели своими глазами, как всё меняется, и в то же время мы совершенно не способны заметить тот момент, когда происходит изменение, или ищем изменение не там, где следовало бы.»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Люблю этот роман Стругацких. Всё чаще встречаю мнения, что, мол, он переоценён и едва ли не самый слабый у Стругацких. Правда, эти же люди обычно пишут какую-то дичь, пытаясь объяснить свою позицию. Недавно встретил как какой-то блогер писал, что книга одна из самых слабых у братьев потому что... «ужастики писать проще».

Меня это очень удивило, потому что я никогда и близко не рассматривать эту книгу как попытку напугать. Да, это мрачная и философская фантастика, но говорить про то, что это хоррор это какая-то дичь.

Тут одна только идея контакта с инопланетянами через «пикник на обочине» чего только стоит, а ведь смысловых и сюжетных пластов в книге ещё много...

Оценка: 9
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Великая сила «Пикника» заключается в том, что ему сразу веришь. Случайность и необъяснимость «контакта», смертельно опасный покинутый индустриальный пейзаж, реакция человечества — от прекраснодушных ученых с горящими глазами до «продавцов смерти» с глазами мертвыми, от военных с пулеметами вдоль Зоны до сталкеров, чей инструментарий выживания заканчивается на мешочке гаек, наметанном глазе и куче суеверий, от бессмысленных безымянных жертв первых дней до напуганных и озлобленных соседей по дому — все это стоит железобетонной стеной даже не правдоподобности — достоверности.

При этом «Пикник» — это мастер-класс по тому, как подать сложную фантастическую тему не разжевывая каждую деталь. Недосказанности, опущенные события и даже пропущенные года — всё это рисует картину почти в той же степени что и само повествование.

Всё это завернуто в, как всегда, прекрасный язык Стругацких и украшено самыми живыми диалогами по эту сторону научной фантастики. Как всё это помещается в такой небольшой повести — большая загадка.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Почитав отзывы, в очередной раз поражаюсь насколько по разному все воспринимают творчество АБС. Каждый находит в их книгах что-то свое (кто-то, конечно, не находит ничего). Поделюсь и своим мнением, не с целью поспорить, но для того чтобы вы могли взглянуть на произведение с другой стороны. Спойлеры, дальше много спойлеров.

Книга эта, по моему мнению, является огромной человеческой трагедией Рэдрика Шухарта, описанием того как Зона (Зона здесь это, конечно, метафора) ломает человеческую личность и человеческую жизнь.

Главный герой этой книги, по первому взгляду, кажется обычным люмпеном, мелким преступником, таскающим из Зоны всякий хлам ради наживы. Но давайте взглянем на него внимательнее. ГГ вырос в семье рабочего, он, по сути, обычный дворовой парень, без образования, предоставленный самому себе, никем не обученный, не имеющий представления о добре и зле, в нашем понимании. Но тем не менее у него присутствует настоящий моральный стержень — вспомним, как он реагирует на то, что кто-то хочет вынести из Зоны ведьмин студень. Он говорит, что это последняя мерзость и даже Стервятник на это не пойдет, и что он даже сам бы на такого человека донес. Вспомним, что Рэд является другом Кирилла. Для любого человека из круга Рэдрика это покажется смешным — ученый, ботаник, рассуждающий о благе Человечества, просто дурак и предмет для насмешек. Но что-то в душе Рэда ищет это самое добро и не хочет мириться с подлостью вокруг.

И тут Зона наносит герою первый удар.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Кирилл погибает и погибает по вине самого Шухарта

Рэд уходит из института, с теплого места не в силах принять утрату. Снова обращаем как он изменился — этот главный задира на районе, всегда готовый отвесить любому кто не так на него посмотрит, полностью меняет свое поведение и ради своей семьи подлизывается ко всем соседям — ради комфортной жизни для своей дочки. Ради дочки он готов на все.

Но походы в Зону продолжаются и Зона продолжает свое темное дело. Оказавшись под угрозой ареста, Рэдрик вынужден отказываться от своих принципов и отдать ведьмин студень Хрипатому. Ведь это именно студень был в фарфоровом контейнере, и только понимая что его семья остается без денег пока он сидит в тюрьме, Рэд, до последнего колеблясь, идет на жуткую подлость, как он сам это понимает. И только ужасные жизненные обстоятельства и забота о своей дочери толкают его на это. Преданный человеком, которого он считает своим другом (Ричард Г. Нуннан), Рэд отправляется в тюрьму.

Ну и финальный аккорд.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Беда приключается с его дочерью, она уже не человек, Зона забирает и ее

Выход есть, но выход этот претит натуре Рэда. Единственное что нужно, чтобы спасти дочь это отправить на смерть другого человека. Любого, незнакомого, но живого человека. Казалось бы, какой тут выбор, о чем можно вообще думать? Но Рэд колеблется до последнего, не желая играть по правилам Стервятника. Но выхода нет и так Зона окончательно ломает нашего героя. В качестве последней попытки уменьшить это страшное зло, которое он согласился совершить, Рэд выбирает в качестве жертвы сына Стервятника. В его помраченном сознании это кажется единственной возможностью «уменьшить ущерб» (А может и нет, может это просто месть человеку, который заставляет предать все во что он верит? Кто знает?)

И последняя сцена

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Убив невинного человека, Шухарт приходит к Шару чтобы попросить о самом важном, самом сокровенном, и не может попросить о своей дочери. Счастья всем, даром, и пусть никто не уйдет обиженным

Что такое Зона в этой книге? Что она символизирует? Каждый волен трактовать по своему, кажется этого и хотят авторы. Может это бесчеловечное государство, выжимающее из человека последнее? Советский Союз? Или сама Жизнь, жестокая и беспощадная?

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Капыталызьм», этой бессмертной фразой персонажа Арнольда Шварценеггера из кинофильма «Красная жара» можно охарактеризовать весь комплекс проблем и конфликтов, затронутых в этом остросюжетном романе из четырех новелл.

И посещение пришельцев-ушельцев, бросивших загаженную ими территорию без приборки (а никто не предъявит), и промысел сталкеров и тех, кто кормится на этих сталкерах, не говоря уже об акулах типа Хрипатого Хью — все зациклено на стремлении извлечь прибыль, положив на последствия (и Институт, кстати, в первую голову, та же история со «студнем»).

Конечно, есть главный герой, пацанчик с понятием Рэдрик Шухарт, сотворивший икону из безвременно почившего ученого Кирилла, есть порождения Зоны, которым как бы по форме параллельно на все, кроме заложенной пришельцами программы, но по сути все кружится вокруг корыстного интереса -получить поболе, отдать помене. В отличие от прекрасного коммунистического будущего других произведений братьев — авторов.

Последняя фраза книги — это насмешка над ее сутью, которая делает книгу запоминающейся именно своей абстракцией.

В общем, мне роман понравился как раз своей «жизненностью» человеческой и не только натуры, без идеологической накачки, хотя безусловно идея Зоны предъявлена вполне увлекательно.

Рекомендую. Не согласен, что произведение устаревшее или тяжеловесное, как раз актуальное, с иронией и плотным острым сюжетом.

Оценка: 10
–  [  32  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всегда очень трудно судить о книге, которую столь многие считают без всяких скидок великой. Конечно, всё намного проще, если ты и сам сразу поддался обаянию текста, в этом случае остаётся только разделить всеобщий восторг. Но я, перевернув последнюю страницу, остался немного разочарован. Да, я прочитал незаурядную, умную, глубокую книгу, но всё же не вполне оправдавшую мои ожидания.

Находящийся в центре романа конфликт сталкера Шухарта с насквозь прогнившим, мерзким и циничным миром в этом отношении как нельзя более показателен. Герою кажется, что абсолютно всё вокруг безнадёжно испорчено, что, если убрать всё неизлечимо больное, то останется голая безжизненная пустыня. Рэдрик презирает сытый потребительский мирок, в котором балом правят власть и деньги. Но ведь и сам он, добровольно выйдя из этой системы, так и не избавился от культивируемых ей идеалов. Шухарт любит лёгкие деньги, пусть и полученные незаконным путём. Честная, но безденежная должность лаборанта его ни капли не привлекает. Он ненавидит Стервятника Барбриджа, которому не раз случалось бросать в Зоне напарников, но сам же сознательно отправляет ни в чём не виноватого паренька на смерть. И вот, когда путь наконец-то свободен, Рэд внезапно понимает, что никакой он не Д'Артаньян, а такое же рыло, как и все те, кого он ненавидел. Бенягу Артура подставил, просить пришёл за себя, как и подобает потребителю-эгоисту. И при всё этом Шухарт до самого конца оставался глубокой и очень правильной морально личностью. Тут-то и ждёшь финального противостояния высоких альтруистических устремлений и укоренённых на генетическом уровне рефлексов одиночки-индивидуалиста. Но выходит, что битый-перебитый жизнью человечище Шухарт, когда дело доходит до главного, ничем не лучше мальчишки-мечтателя. У Рэда, и вместе с ним и у авторов, нет готовых ответов, только грустное признание того, что всё давно пошло не так. И ничего-то уже не исправить, и счастья нам нет, потому что не заслужили. И никому-то мы не нужны, и вся наша история и смешные потуги построить рай на земле — всего лишь пыльная обочина для чьего-то пикника. Пессимистично. Очень. Не знаю, чего я ждал, но точно не этого.

Зато, если на минутку отвлечься от судьбы Рыжего Шухарта, натурально дух захватывает от придуманного авторами мира. Фантазии Стругацких хватило и на замечательную игру, и на несколько десятков книжек последователей, продолжателей и даже гоняющихся за длинным рублём барбриджей. Вот где бы авторам развернуться, поведать читателю побольше мифов и баек о Зоне, немного разбавить беспросветность финала такими увлекательными монологами профессора Пильмана и вообще добавить здоровой развлекательности. Но Стругацкие слишком сосредоточились на депрессиве и безысходности. Бесценные сокровища растаскивают дельцы и уголовники, ничего не понимающие учёные продоолжают забивать гвозди микроскопами, кричит в истерике вконец сорвавшийся с катушек Шухарт, человечество продолжает катиться в пропасть. Добро пожаловать в будущее.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это моя третья попытка примириться со Стругацкими и их творчеством, вторая относительно успешная, и, кажется, первая, когда я могу сформулировать, что именно мне не зашло. Первую книгу, про НИИ ЧАВО, я честно бросила на первых главах, вторую — «Трудно быть богом» — прочла, пересилив себя примерно на трети текста, эту же я слушала в аудио.

Очень интересный мир у Стругацких. Я поначалу хотела назвать его постапокалиптичным, но ведь никакой такой катастрофы по сюжету не произошло, а было лишь Посещение. Некие несколько точек на карте, складывающиеся в дугу, в начале книги которые сравнивают с очередью из оружия по крутящемуся глобусу, место действия книги — одна такая точка, город под названием Хармонт, судя по роману, находящийся на территории Британии или Канады. После Посещения попавшие в них локации стали аномальными — странные явления, самого разного характера, видоизменившиеся растения, смертельные аномалии, преобразившиеся вещи человеческого происхождения и совсем уж внеземные приблуды. Всё это активно изучается государствами днем и так же активно таскается вчерную сталкерами ночью. Шаг влево, шаг вправо — там уже не расстрел, а смерть, и молись, сталкер, чтобы она была быстрой и безболезненной.

Книга состоит из 4 глав, сильно разведенных между собой по времени, в общем счете около 8 лет. Почти всё происходящее мы наблюдаем с позиции главного героя по имени Рэдрик Шухарт, сталкер ночью, лаборант днем. Он знает, где находится артефакт, очень интересный его коллеге и другу, ученому по имени Кирилл Панов, и решает провести его туда в официальной экспедиции. Тут мы много узнаем о Зоне, о местных порядках, о самом Рэдрике, о криминальном прошлом и «синих касках» в том числе. Лишь третья глава ведется от имени Ричарда Нунанна, глазами которого мы видим дальнейшее развитие событий, спустя 7 лет от первой главы и 2 года от второй.

Здесь, пожалуй, есть всё, что я люблю в книгах — внезапные догадки, которые не озвучиваются прямо, но читателя к ним подводят, очень интересный сеттинг, довольно подробно описанный мир, живые персонажи, философская подоплека, даже открытая концовка, заставляющая задуматься. Но есть то, что меня коробило и отвращало — удивительно, но факт — это язык книги. Язык повествования тут максимально простой, с просторечными языковыми оборотами, с руганью (но не матом), эмоциональный и насыщенный. Но словечки типа «ихний», «папаня» и тому подобное меня изрядно передергивали. Слушать было сложно, хоть и интересно.

И они постоянно пьют, пьют, пьют...)

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если честно я долго не решался читать эту повесть, т.к. боялся эффекта завышенных ожиданий (который подпортил мое впечатление от повести «Трудно быть богом»). Но я был приятно удивлён, потому что передо мной открылось многослойное и глубокое произведения, прекрасно раскрывающее талант братьев Стругацких.

В первую очередь я должен сказать о чертовски лёгком и живом языке писателей. В тексте нет ничего лишнего, но при этом они прекрасно передают все эмоциональные переживания героев и гнетущею атмосферу навсегда изменившегося мира. Благодаря ему книгу можно осилить буквально за несколько часов.

Книга изобилует яркими, интересными и живыми персонажами. В первую очередь это главный герой – Рэдрик Шухарт. В начале книги перед нами — простой и немного наивный парень, такой, которого ни у кого не повернётся язык назвать плохим человеком, способный на настоящую дружбу и настоящую любовь. А в конце мы видим усталого и побитого жизнью циника, который из отчаяния решился на последний поход в зону. За его метаморфозами мы будем наблюдать всю повесть. Добрая, заботливая и терпеливая жена Рэдрика, привыкшая к тяжести окружающего её мира. Жестокий и лживый Стервятник, любыми средствами пытающихся достичь своих целей, игнорируя писанные и не писаные законы. Романтик и идеалист Артур, чем-то напоминающий напарника Шухарта Кирилла, да и отчасти самого Рэдрика…

Атмосфера в книге создаётся обрывочной информацией о меняющемся мире, байками о Сталкерах и в пейзажах зоны. Эта атмосфера чем-то напоминает работы Лавкрафта, но с более усиленными чертами, присущих мрачным работам творца. В его книгах основную часть информации о мире мы получаем из уже проделанных исследований или путешествий, или чьих – то баек, как и в повести Стругацких. И лишь небольшие штрихи об этом мире мы получаем, лишь из приключений самого протагониста. Так же после этих «приключений», если герою удалось уцелеть, то его жизнь и разум чаще всего будут навсегда изувечены, что безногий Стервятник и его полусумасшедший слуга Суслик, да и сама жизнь Шухарта изувеченная этим явлением... Но несмотря на все эти страдания герои так до конца не понимают подлинную природу существ и явлений, которые они наблюдали. Здесь же можно найти главное отличие эти двух работ, ведь в «Пикнике…» мы видим большинство чудес лишь краем глаза, а их создателей нам так и не показали.

Сама книга является, крайне многогранное произведение:

Если особо не вчитываться, то перед нами окажется боевичок, которым можно скрасить себе вечер. В нём есть всё необходимое для работ в подобном жанре и интересные персонажи, и прекрасная атмосфера, и нотки саспенса, и динамичный сюжет, в котором трудно найти серьёзные провисания.

С другой стороны мы видим головоломку Лема, наподобие «Эдема», «Непобедимого», «Расследования»… В этом мире учёные тоже пытаются найти объяснение, происходящим явлениям. Но всё что они могут сделать, так это создавать гипотезы ограниченные, лишь нашим самолюбием, от которого и идёт представление о нашем месте во вселенной. И пока одни пытаются успокоить себя версиями, вроде той, что посещение — это подготовка к контакту. Другие как Пильман приходят к выводу, что до нас нет никому особого дела. Во всяком случае, эти предположения будут оставаться предположениями, до тех пор, пока не будут получены новые факты. Но их получению мешают постоянные ограничения, созданные с целью защититься от смертоносной зоны. И всё что им остаётся, так попробовать приспособить артефакты для общих нужд.

С другой стороны это тонкая сатира на нас с вами. Ведь большинство людей в этом мире не пытаются разобраться в природе аномалий, даже часть жителей Хармонта. Некоторые ограничиваются магическими или околонаучными объяснениями. Отсюда растёт безразличное отношение к одним явлением (например, этаки ломающие первый закон термодинамики) и страхом перед другими (например, ожившие мертвецы, нарушившие второй закон термодинамики). Отсюда и появляются конторы и секты, ограничивающие или запрещающие исследования артефактов. Тут и появляются сталкеры, способные предоставить необходимые материалы для исследований, но не за спасибо. И если на сумме не удастся сойтись, то знания могут попасть в менее чистые руки или кануть в лепту вовсе (см. историю смерть — лампа). Кстати если подумать, то такая ситуация напоминает наш мир, ведь мы все используем гаджеты, но лишь малая часть знает по каким принципам работают эти технологии. И мы впадаем в ступор, если они работают не так, и легко введёмся на различные мифы, выросшие у этих технологий, а как следствие выступаем за их ограничение.

Так же перед нами показана драма жизни Шухарта, в котором он много раз оступался и пытаясь поступить правильно нередко страдал. Но мог ли он поступить иначе? Я думаю что нет и если подумать, то его бы жизнь без дочки, без более или менее нормально прожившей жены, пока он сидел (вместо того что бы пустится в бега) была бы намного тяжелее. Во-всяком случае он старался поступать правильно, но суровая реальность оставляла его побитым у разбитого корыта.

С другой стороны перед нами мрачная история об одиночество человека, что во Вселенной, в обществе, в семье и даже, казалось бы, в родной, но такой непостижимой собственной же душе. Ведь Шухарт побитый жизнью и отчуждённый от мира, так не смог ничего выпросить у шара, кроме просьбы Артура.

Так мы плавно переходим к моменту, запавшему мне и многим другим людям в память. Это момент, когда Рэдрик Шухарт вспоминает свою жизнь и говорит шару слова молодого идеалиста Артура. Моя версия концовки заключается в том,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что люди изобрели слег, ведь счастье вещь крайне субъективная и его может вызвать только сам человек. Ведь одному для счастья достаточно, что бы близкие были целы, а другому нужна ещё одна яхта.

Оценка: 10
–  [  40  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта книга редко кого может оставить равнодушной. После её почтения в душе море чувств и множество вопросов. Но вопросы эти не к авторам. В первую очередь — к самому себе.

Я — из неофитов. Когда читал книгу, конечно же, знал, ЧТО читаю. Но для меня даже масса восторженных отзывов о книге — не повод для пиетета перед ней ещё до прочтения. Нет, лучше я примерю её на себя, да при этом буду особенно требовательным и разборчивым, а уж только потом пусть и мой голос зазвучит среди других голосов — в унисон ли с ними, или же диссонансом.

Да сколько их было и будет — книг о Контакте! И смешных, наивных, несерьёзных, пафосных, просто глупых, но и глубоких, продуманных, многосторонних. Но эта, по моему скромному мнению — просто лучшая из всех. И не в том дело, что авторы — наши с вами соотечественники, и даже не в том, что книга совсем нехарактерна для времени и мест, где и когда она появилась.

Просто тут ведь в чём дело: очень часто в Пришельцах, изображённых авторами книг — слишком много человеческого. В чешуйчатом или лохматом теле (а может — крылатом) — совсем человеческая душа, обуреваемая нашими же страстями, в маленькой головке с огромными чёрными глазами (или большой, покрытой роговыми пластинами) — исконные человеческие мысли и устремления. В результате в книге Контакта с Иным разумом-то и нету. Какой же он Иной? Всё то же, только декорации более пёстрые.

Но здесь — совсем другое.

В мире случилось нечто странное, страшное, по-настоящему удивительное, может быть, судьбоносное для Человека, а может — губительное. Кто знает? Никто из людей — это уж точно. А думаете, авторы знали, как оно на самом деле? Сам ли это Контакт, подготовка к нему — некий тест на пригодность человечества, или же в самом деле только «пикник на обочине»? Если бы так, то не написалась бы такая книга. Тут нельзя знать, иначе не удастся создать атмосферу тайны, загадки, чего-то непознанного и, возможно, непознаваемого человеческим Знанием. Думаете, все эти артефакты, которыми полна Зона, нарушения законов физики и статистики, про которые упоминается в книге, выдуманы авторами лишь для того, чтоб напустить туману, добавить загадочности книге? Нет, они показаны для того, чтоб объяснить, насколько иным может быть этот самый Иной разум, насколько может отличаться Их Знание от Нашего.

Добро и Зло — не категории Абсолюта. Это — чисто человеческое. Поэтому даже не стоит задумываться, добро или зло — этот Контакт. Такими мерками его не измерить. И не стоит пытаться.

Блестящий учёный Валентин Пильман в разговоре с Ричардом Нунаном скрывает свою растерянность и беспомощность (читай — растерянность и беспомощность науки) за цинизмом и напускной веселостью. Ведь задача науки — понять, объяснить, повторить, усовершенствовать — остаётся невыполненной и скорей всего — невыполнимой. Неприятно? Но почему мы думаем, что должно быть иначе?

Вот таков Контакт в этой книге. Но в любом, самом удивительном и продуманном мире книги, нельзя жертвовать одним — человеком. Это именно то, что никак не должно раствориться и обезличиться в самых причудливых обстоятельствах. Ведь именно глазами человека мы должны увидеть изображённый мир, и его мысли и чувства помогут нам его понять, увидеть во всех красках, добраться до сути.

И авторы не пошли на такую жертву. Более того, именно характер, мысли, поступки Редрика Шухарта видятся мне самым главным в книге. Тем, ради чего в первую очередь и стОит читать. Зона, чудеса, загадки — да, но человек — неизмеримо важнее. А ведь авторы многочисленных «Сталкеров» взяли первое, но напрочь позабыли про второе.

Герой меняет мир, а мир меняет героя. Кто кого сильнее? Задумайтесь об этом по отношению к себе. Вспомните — такими ли вы были в молодости, как сейчас?

Первая глава — особенная. Только в ней повествование идёт от первого лица, от лица Редрика Шухарта. И что же? Перед нами не хитрец, не мудрец и тем более не пророк. Перед нами — простой и немного наивный парень, такой, которого ни у кого не повернётся язык назвать плохим человеком, способный на настоящую дружбу и настоящую любовь. И этому веришь, ведь рассказывают об этом его собственные мысли. К главному герою невольно начинаешь испытывать симпатию.

Мир, показанный в книге, конечно, известным образом отличается от нашего, но всё же не искусственный, не высосанный из пальца. Ну что вы, разве мир так жесток, циничен и бессердечен, каким показан в книге? — спросят многие. А именно в таких точках, где пересекаются многие интересы, где возможна большая выгода, но и грозит немалая опасность, как раз и проявляются худшие стороны отношений между людьми, именно тут мир и поворачивается к нам самыми уродливыми сторонами. Что поделать, если Редрик изначально и на протяжении всей изображённой в книге жизни оказывается в таких точках, на таком пределе. Конечно же, мир принимается за него со всей силой, и вот человеку остаётся только защищаться от обстоятельств, раз за разом принимая удары судьбы и сдавая всё новые позиции, постепенно утопая в цинизме и безразличии ко всему, кроме своих близких, а значит, становясь способным на любой проступок, если только будет казаться, что он во благо для близких.

И всё же кульминация книги — её последние страницы. Те, где Редрик делится с нами сокровенными мыслями, где прорывается плотина его души, где он осмысливает свою жизнь перед свиданием с Золотым шаром, только что принесший ему жертву и даже ни на миг не задумавшийся, имеет ли на это право, судящий мир и людей в нём, что явили ему, Шухарту, так мало хорошего в жизни, но всё же не осудивший их. И последние фразы книги, с одной стороны, — гимн Человеку, победившему в душе обиду и боль, но с другой — вопрос: в чём же заключается счастье для каждого и можно ли его выразить, понять, примерить на всех? Очень легко приносить горе, а вот счастье — намного трудней.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пришельцев в фантастике часто изображают либо злобными агрессорами, либо исследователями человеческого вида и нашей планеты, либо благодетелями, одарившими человечество дарами сверхцивилизации. А у Стругацких инопланетяне оказались похожими на людей. Прилетели, понимаешь, на пикник на Землю, попили-поели, отдохнули, разбросали мусор и отбыли по своим инопланетным делам. Всё как у людей, с той лишь разницей, что следы своего присутствия для существ вроде муравьёв, даже если это просто обычный мусор, покажутся животным чем-то весьма странным и непонятным, хотя и привлекательным. Вот и люди, уже давно ожидавшие гостей со звёзд, на местах пикника — Зонах, собирают драгоценный мусор, чтобы облагодетельствовать всё человечество. Ну или просто заработать.

Поэтому Посещение для землян было скорее не благом, а проклятием. В мрачном мире, показанном в повести, люди копошатся в серости и беспросветном унынии, ожидая, что какой-нибудь сталкер найдёт хоть что-то, что могло бы изменить жизнь на планете в лучшую сторону. Под стать миру и герои повести — мрачные и почти все депрессивные. Ну и что, на мой взгляд удалось авторам, так это описать людей в изменившемся после Посещения мире. Психологические портреты персонажей удивительно глубоки и запоминаются надолго. А уж сталкер Рэдрик Штутхарт — так и вовсе икона мужественности, твердости характера и могучей воли, что было использовано для многих обложек книг серии «S.T.A.L.K.E.R», под грубой оболочкой которого скрывается настоящий Человек с большой буквы.

В повести есть всё, что свойственно фантастике — научные философские рассуждения о природе человечества, его карликовость перед непознанным и, как лучик света в темном царстве, неистребимая вера в человечность. Да, именно тот самый пронзительный финал, который практически смывает налёт мрачности с повести и тёплым светом загадочного инопланетного артефакта — Шара, который исполняет желания, заполняет душу читателя. И, как мне кажется, лившись налёта советской цензуры, «Пикник на обочине» мог бы стать ещё шедевральнее.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впервые прочитал роман в 70-х годах. Один из самых-самых в мировой фантастике. Получил вторую жизнь в фильме Андрея Тарковского «Сталкер». Три гения создали еще один шедевр. Являясь в кино почитателем Тарковского могу сказать, что он еще с одним гением фантастики Станиславом Лемом создали фильм «Солярис». Взор Тарковского не зря обратился к Стругацким -на протяжении всего периода с 70-х по сей день роман только усиливает впечатление от своего прочтения и сопоставления его с реальностью наших дней.

Поясню свою точку зрения.

В то время написать сюжет о соприкосновении с негуманоидной цивилизацией и последствиях этого — это было сильно. Ничего подобного я не встречал такого уровня. Даже не с самой цивилизацией, а с её инфраструктурой(отходами, что ли?). Но может это была и гуманоидная цивилизация? Только отходы у неё сильно токсичны для нас.

Пример: Датчики объема сыпучих материалов в бункерах имеют радиоактивный изотоп и подлежат строгому учету, но иногда теряются. Представьте , что вам в руки попал такой датчик и вы его вскрываете, не зная о содержимом. Получаете радиоактивный ожог и прочее...

Инопланетяне остановились на обочине Галактики и им наша отсталая планета неинтересна. Вот только мусора набросали. Если у нас упаковки в пластике и бумаге, то у них возможно упаковка невидимая и гравитационная и утилизации не подлежит.Шутка.

Мысль Стругацких на века — не создавайте на планете зон заражения! Тогда в 70-х их не было, а потом появились -Чернобыльская зона, перевал Дятлова на Урале, АЭС Фукусима в Японии и прочее. Зоны, запретные к посещению, но современные сталкеры там бывают и иногда погибают. Какая прозорливость авторов!!!

От нас утаивают информацию о случаях мутаций при рождениях детей в сильно загрязненных городах типа Дзержинска, Запорожья и прочих. А они есть. Помните эпизод финала фильма. Дочь сталкера обладала телекинезом. Предостережение всему человечеству.

Роман -предостережение и очень знаковое — я бы так назвал.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Относясь довольно скептически и с осторожностью к творчеству отечественных фантастов, как раз «Пикник на обочине» я готов поставить на полку избранных произведений. Именно тут проявляются все те качества, которые отличают великих писателей, мастеров с большой буквы от обыкновенных марателей бумаги. Всего несколько глав, пара десятков страниц, но сколько же тут смысла! Да, прежде всего фантастический сюжет, или скорее предыстория, и уже на этом фоне Стругацкие выдвигают ряд интересных идей и гипотез относительно пришельцев, человечества, цивилизации. Но это не главное. А главное — люди. Они живые, настоящие, не добрые и злые, хорошие и плохие, правильные и неправильные, а просто разные в разных ситуациях, такие как мы все. Способные на ошибки, не без грехов и скелетов в шкафу и в то же время любящие и любимые. Обманывающие власти и дающие взятки, но также имеющие понятия о чести, мужетве, достоинстве, пожертвовании. Люди здесь неоднозначные, противоречивые и поэтому естественные донельзя. Они в каждой ситуации должны делать выбор и он связан с внутренними переживаниями, жертвой, непредсказуемостью, посему нет роялей в кустах, нет супергероев, нет обмундирования, добавляющего 5 очков к удаче, а есть лишь суровая реальность, где люди калечатся, умирают, спиваются, попадают в тюрьму. Именно из-за этого они вызывают эмоции у читателя. Эмоции разные, но сильные. От того и переживаешь за них.

Меня просто поражает, как авторам удается двумя-тремя фразами, причем на самом простом, обыкновенном и понятном языке, раскрывать сложные характеры, особенности поведения персонажей, даже создавать внушительное пространство для чтения между строк, хотя при этом сам текст не назовешь бедным, лишенным красивых формулировок, описаний, сравнений и т.п.

Те, кто любит фантастику в стиле беготни, погони, срелялок из бластеров, перемещений в телепортационных капсулах, перегонах на гривицапах и прямых контаков с космитам, тут не найдут абсолютно ничего стоящего, но для кого литература — это источних новых идей и глубоких мыслей социального, морально-этического, психологического и философского характеров, — проходить мимо строго воспрещается.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх