Рецензии на фантастические ...


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии на фантастические книги» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии на фантастические книги


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. рецензия должна быть на профильное (фантастическое) произведение,

  2. объём не менее 2000 символов без пробелов,

  3. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится (это должна быть рецензия, а не отзыв),

  4. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком,

  5. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)

Классическая рецензия включает следующие важные пункты:

    1) Краткие библиографические сведения о книге;

    2) Смысл названия книги;

    3) Краткая информация о содержании и о сюжете;

    4) Критическая оценка произведения по филологическим параметрам, таким как: особенности сюжета и композиции; индивидуальный язык и стиль писателя, др.;

    5) Основной посыл рецензии (оценка книги по внефилологическим, общественно значимым параметрам, к примеру — актуальность, достоверность, историчность и т. д.; увязывание частных проблем с общекультурными);

    6) Определение места рецензируемого произведения в общем литературном ряду (в ближайшей жанровой подгруппе, и т. д.).

Три кита, на которых стоит рецензия: о чем, как, для кого. Она информирует, она оценивает, она вводит отдельный текст в контекст общества в целом.

Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Aleks_MacLeod

Авторы рубрики: Viktor_Rodon, Gourmand, be_nt_all, St_Kathe, Нариман, tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, astashonok, sergu, Lilit_Fon_Sirius, Олег Игоревич, Виктор Red, Грешник, Лилия в шоколаде, Phelan, jacob.burns, creator, leola, ami568, jelounov, OldKot, 240580, Календула, dramaturg-g, Анна Гурова, Deliann, klf2012, kirborisov, tiwerz, holodny_writer, Nikonorov, volodihin, =Д=Евгений, А. Н. И. Петров, Valentin_86, kvadratic, Farit, Alexey Zyryanoff, Zangezi, MadRIB, BroonCard, Paul Atreides, Angvat, smith.each, Evgenii2019, mif1959, SergeyProjektPo, NIKItoS1989, Frd981, neo smile, cheri_72, artem-sailer, AnnaK2401, intuicia, Vadimnet, Злобный Мышалет, mr_logika, bydloman, Double Black, georgkorg



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 432  433  434

Статья написана позавчера в 01:42

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах

«Мунтадир посмотрел на нее.

— Так вот ради чего ты на это согласилась?

— Я согласи-илась, — протянула она слово с сарказмом, — потому что понимала, что не мытьем так катаньем меня заставят за тебя выйти. Я подумала, лучше уж я пойду на это добровольно и заодно вытрясу из твоего отца все приданое до последней монетки. И быть может, однажды уговорю тебя его свергнуть.

Пожалуй, это было не самое мудрое решение, но Нари все меньше и меньше волновало, что о ней думает новоиспеченный супруг.

Мунтадир вмиг побелел как полотно. Сглотнув, он допил остатки вина, после чего развернулся и пересек комнату. Открыв дверь, он на гезирийском обратился к кому-то за ее порогом. Нари мысленно отругала себя за несдержанность языка. Она могла чувствовать к Мунтадиру что угодно, но Гасан был решительно настроен поженить их, и если Нари испортит ему планы, король, несомненно, придумает для нее какое-нибудь страшное наказание.

— Что ты сделал? — спросила она, когда он вернулся, с нарастающей тревогой в голосе.

— Заказал тебе стакан этого странного цветочного чая.

Нари удивленно захлопала глазами.

— Это было вовсе не обязательно.

— Мне захотелось. — Он встретился с ней взглядом. — Потому что, жена, откровенно говоря, ты наводишь на меня страх, и я не прочь завоевать твое расположение».

Шеннон А. Чакраборти. Медное королевство

Восточное фэнтези – но не для Востока, а для Запада. Вторая книга трилогии о государстве джиннов и девочке Нари, которая долго жила на улицах Каира времен французского завоевания, промышляя то целительством, то мелким мошенничеством. А потом случайным образом произнесла заклинание, взбудоражившее весь тот мир, который даже на Востоке обычно существует только в сказках. Она оказалась отнюдь не человеческого рода, отсюда ее удивительные способности. Но и они не могут защитить Нари




Статья написана 16 мая 21:06

Вампирский апокалипсис

pererozhdenie

При попытке увеличить срок жизни и ускорить регенерацию организма гомо сапиенсы в очередной раз наломали дров. Породив чудовищ. Планету захлестнул смертельный вирус, убивающий массу людей, а остальных превращающий в обезумевших, агрессивных, жаждущих людской крови «прыгунов».

Привычному миру и цивилизации настал конец. Сохранилось лишь несколько колоний, где продолжалась относительно нормальная жизнь. Остальное население Земля превратилось в «вампиров», среди которых царят 13 самых первых монстров непредставимой силы.

Но у остатков человечества есть последняя надежда. Маленькая девочка Эми. Носитель улучшенной формы того же вируса, что разрушил цивилизацию и создал Дюжину. Вот только хватит ли этой надежды, чтобы не дать людской расе окончательно исчезнуть с лица Земли?


Вирусный зомби-апокалипсис весьма популярный и разнообразный поджанр фантастики. Кто то, как Андрей Круз и его многочисленные последователи рисуют живописные, но простенькие полотна о выживании. Кто-то пытается копать глыбже, показывая глобальную и щемящую картину борьбы с врагом, как тот же Макс Брукс в «Мировой войне Z». Кто-то смотрит, как может выглядеть наша цивилизация после конца, и к чему приведет совместное существование людей с нелюдьми. К примеру, Мира Грант , или Сергей Лукьяненко.

Профессор английской филологии техасского университета Райса Джастин Кронин в своем цикле совместил практически все эти аспекты поджанра, сделав, правда, акцент на постапокалиптическом житье человечества.

The Passage фактически состоит из трех неравнозначных по объему частей, каждую из которых можно было бы развернуть в полноценный роман.

Первая рассказывает о предыстории появления вируса. О мире, в котором зародилась операция «Ной». Он не сильно отличается от нашего, хотя по некоторым критериям жизнь тут похуже. Разгул терроризма, взрывы с кучами жертв, войны даже в тех местах, где у нас все спокойно, фактически уничтоженный Новый Орлеан, превратившийся из разрушенного ураганом города в огромный промышленный комплекс. В общем, налицо творческое развитие автором наших сегодняшних проблем и неурядиц. И вот на этом щедро унавоженном поле появляется некий загадочный хантавирус, способный серьезно улучшить человеческий организм. Потенциально.

Вторая часть романа кратенько описывает развитие эпидемии и гибель цивилизации. Это самый небольшой раздел книги, плюс процесс показан глазами людям находящимися далеко от эпицентра событий. Похоже, как раз гибель старого мира автора интересует слабо.

Плюс, как вскоре выясняется, весь предыдущий текст лишь затянувшаяся многосотстраничная экспозиция.

Но экспозиция крайне важная для дальнейшего развития событий, ведь в ней мы знакомимся с Дюжиной (с одним из них наиболее плотно) и Эми.




Статья написана 15 мая 13:44

Моя тюрчанка, Степан Сказин, 2021

В базе Лаборатории Фантастики отсутствует.

https://author.today/work/153591

Аннотация

Её зовут Ширин – «сладкая». Спасаясь от деспотизма родителей и старого жениха, от беспросветного будущего, ожидающего её в Западном Туркестане, она сбежала на чужбину. Но хрупкой, как цветок, тюркской девушке непросто удержаться на плаву в негостеприимной к азиатам унитарной республике Расея. Всё, что есть у Ширин – это выписанная на полгода рабочая виза. Единственный, кто готов здесь заступиться за неё – влюбившийся славянский парнишка с расстройством личности, ограниченный в гражданских правах из-за своего диагноза. Достанет ли героям сил, чтобы, поддерживая друг друга, преодолеть все препятствия?..

Знакомство с произведением

Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана;

Утром в путь она умчалась рано,

По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко,

И тихонько плачет он в пустыне.

Так писал офицер кавказского спецназа Михаил Лермонтов без малого двести лет назад. Одиночество сильного сурового мужчины и мимолётная встреча с прекрасной и нежной девушкой, любовь с первого взгляда, разлука, тоска и память. Степан Сказин в современном романе «Моя тюрчанка» использует тот же мотив, то же минорное настроение, но воплощает их в максимально приземлённых образах и крайне депрессивно. Пришедший за стандартной романтической историей читатель будет шокирован сродни поклоннику классической музыки на концерте группы Apocalyptica.

Здесь могучего утёса нет, есть бонсай на подоконнике. А вместо кружевной тучки паникующий птенец-слёток с подбитым крылом. Декоративный инвалид, влачащий растительное существование на обеспечении развитого государства, и чужеземная варварка, которая и в родной стране с обычаями не смогла смириться. Состоящий на учёте в психоневрологическом диспансере мизантроп и сбежавшая от продажи в гарем тюрчанка. Ему девятнадцать, ей на год меньше. Бедные дети…

Любовь столичного инвалида и провинциальной мигрантки современным любовным романом назвать нельзя, поскольку он должен быть актуальным, объективно и правдоподобно отражать современную ему действительность. Показательно, что произведения Джейн Остин после устаревания стали именоваться историческими. Здесь же автор не знакомит читателя с подробностями жизни гастарбайтеров и лиц с психическими расстройствами в России, а нагнетает атмосферу безысходности, прямо заявляет об использовании элементов социальной фантастики и антиутопии, а действие помещает в вымышленную Расею под трёхглавым орлом.

Герои

В центре повествования – едва совершеннолетняя пара. Герой-рассказчик – парень без имени. Оставшимся неизвестным образом он потерял родителей. Боится людей и во всём видит корыстные мотивы. Из-за проблем с психикой кое-как закончил школу и бросил ВУЗ. Сейчас признан частично недееспособным и наблюдается у психиатра. Не работает, живёт на пенсию по инвалидности в родительской полуторке. Книги, интернет и редкие вылазки к лечащему врачу, в магазин или парк – вот вся его жизнь до случайной встречи с незнакомкой.

Ширин – азиатская девушка, прибывшая в Расею по рабочему приглашению и чудом избежавшая сексуального рабства, поджидавшего её под видом «серьёзной фирмы». Горда, чиста, сильна духом и по-западному свободолюбива. Сбежала от родителей из-за отказа выйти замуж за богатого старика. Восточный вариант роли женщины в обществе её не устраивает, но и на новом месте с ней поступают сообразно лишь её национальности и полу. Готова на тяжёлую, низкооплачиваемую и непрестижную работу, но не изменить своим принципам.

Два отрезанных ломтя от разных культур встретились и полюбили друг друга. Взаимные страсть, нежность и доверие у них есть, а вот счастливого будущего не предвидится. Проблема в том, что рабочая виза Ширин выписана всего на полгода. Уже через пять месяцев она станет нелегалкой, будет задержана и депортирована – если не найдёт работодателя, согласившегося бы продлить визу. А признанный психически неполноценным герой не имеет права ни жениться, ни даже прописать возлюбленную у себя. Муж и жена по законам небесным, нелегалы перед людьми и государством.

Фантастический элемент

Место действия – столица унитарной республики Расея. Государство, законодательно закрепившее славянскую нацию и православную веру основополагающими и единственно допустимыми на своей территории. Ориентированное на сотрудничество с Америкой, Европой и Японией. Отказавшее народам Азии и Сибири в дружбе и братской поддержке. Утвердившее правило капитализма: хотите у нас работать – платите. По сути, альтернативная Российская империя, сделавшая то же, что и реальные братские республики по отношению к СССР.

Родина Ширин – Западный Туркестан. Это историзм, взятый из географической терминологии 19-го века, вытесненный к середине 20-го века понятием Средняя Азия. Территория, населённая узбеками и туркменами. Видимо, есть тут и Восточный Туркестан, и что-нибудь на окраинах Сибири и Дальнего Востока, но в романе об этом ни слова. Зато на примере героини и других персонажей-гастарбайтеров ясно дано понять, что их нравы, культура и уровень жизни мало изменились со времён реальной Российской империи. В любом случае акцент не здесь. Истинный фантдоп – особое восприятие реальности героями, и фантастику романа можно назвать экзистенциальной.

В романе не описано ничего, с чем не сталкивается реально существующий коренной россиянин минимум по пять раз на дню. Типичное хамство, синдром вахтёрши, бюрократия и барство госслужащих. Кто начал подрабатывать со школы и продолжил в ВУЗ-е, тот узнает вакансии-обманки в романе. Иногородний студент вспомнит страх потерять место в общаге. Нет ни гонений, ни погромов в отношении азиатских народов. Ширин ни разу не остановили на улице даже для проверки документов. Всего лишь сменилась политика, и неризедентов ограничили в правах. Но в романе всё это подано как реальность сплошной чёрной полосы, персональная антиутопия для двух влюблённых.

Стиль

Атмосфера романа представляется откровенно декадентской – но не всё с ней так просто, как кажется поначалу. Отвращение к современному обществу, его законам и потребительству, но абсолютная зависимость от него и воли дееспособных людей. Восхищение восточными мифами, сказками и сказаниями, но жизнь проводится на грязных форумах и глупых видеосервисах интернета. Длительность истинной любви, оказывается, зависит от срока действия визы. Ограниченность во всём: в отсутствии свободы воли, выбора и поступка, в нехватке времени, сил и денег.

Нет и намёка на декадентские демонизм, имморализм и красоту разложения. Всё светлое, чистое и правильное обречено, но герои этим отнюдь не упиваются. Они пытаются выжить, как два выброшенных на помойку котёнка. Всё настолько плохо, что напрашивается сравнение с американским грязным реализмом Билла Буфорда и Чарльза Буковски. Влюблённые в самом низу «пищевой цепочки» мегаполиса: безработная мигрантка и больной психически. Вечный поиск работы, абсурдные и неприличные предложения, дешёвые забегаловки, фастфуд и кофе из разовых пакетиков. Лихорадочная, выжигающая последние ресурсы активность, приводящая к опустошению и переходящая в отчаяние.

При этом сам текст не лаконичен, как это пристало грязному реализму. Предложения сложны, абзацы обширны, а эстетика изо всех сил пытается прорасти сквозь неприглядную действительность, как цветок из асфальта. Красота и любовь Ширин переходят даже на приготовленные ею яичницу и картофель, превращают в священный ритуал не только секс, но и любое повседневное действие. Постоянные длиннейшие внутренние монологи главного героя, рисующего в мечтах картины идеального для них двоих будущего: устроиться на работу, купить тортик и немного мяса, жениться, завести ребёнка. Больно становится от того, о чём мечтают иные дети.

Расставание с произведением

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,

И ловлю я родное дыхание,

А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий,

И тревога коснулась висков.

И зовет нас на подвиг Россия.

Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай…

Такими словами Владимир Лазарев наполнил марш «Прощание славянки» Василия Агапкина, родившийся у того незадолго до Первой мировой войны. Безымянный герой Степана Сказина тоже воин в душе, но запертый в теле с ущербной психикой. Его история любви к Ширин не менее драматична, чем начало двадцатого века для России – череда непрекращающихся войн с противниками, обстоятельствами и самим собой. Символ это или сатира? Вряд ли. Подобно Эгерту Соллю из «Шрама» супругов Дяченко, он проклят, но только с рождения и неизвестно кем и за что.

Роман «Моя тюрчанка», по сути, это романтическая история хикки со справкой умалишённого, пытающегося ради любимой стать полноценной частью общества, которое он боится, презирает и ненавидит. Большая часть текста дана в виде фантазий героя относительно благоприятных или неблагоприятных вариантов развития немногих действительно предпринимаемых им и Ширин действий. Романтический герой, но не в том теле, месте и времени. Герой в мечтах. Реальность, обыкновенная для всех, раз за разом жестоко отказывает ему в том, ради чего он готов встроиться в неё полноправным гражданином.

Ширин до последней страницы остаётся загадкой. Образ её в романе всегда даётся посредством героя. Дети Востока взрослеют рано, и в свои восемнадцать её поведение соответствует если не матери героя, то уж его старшей сестре точно. Она молчит и делает, принимает решения и ставит возлюбленного перед фактом. При этом всегда внешне остаётся покорной и любящей женой. Играет или живёт? Кто знает. Временами вообще сомневаешься в реальности её существования – не мечта ли она, порождённая одиночеством, тоской и желаниями героя?


Статья написана 13 мая 20:00

Сергей Дяченко умер.

Это означает, что будут какие-то другие хорошие книги, но таких, как писали он с Мариной не будет больше никогда. Новых.

Поэтому “Масштаб” имеет особый смысл. И в смысле масштаба тоже. Большое не всегда видится на расстоянии. Иногда надо очень сильно вглядеться, чтобы увидеть истинный размер. Вчитаться, чтобы понять, что стоит за знакомыми словами.

Осмыслить.

Писатели уходят и книги их неотвратимо тают. Сколько лет мы будем помнить книги Дяченко? Сколько книг, написанных сто лет назад, читаемы и актуальны сегодня? Двести лет? Дальше я уже и заглядывать боюсь. Дальше — бездна, в которой мы можем разглядеть считанные единицы.

Ритуал? Ведьмин век? Может, этим книгам суждена более долгая жизнь, чем остальным. Или нет? Дело вкуса. Дело личного выбора каждого.

Может, “Масштабу” не суждено остаться в списках бестселлеров. Не знаю. На моей полке ему однозначно найдется место.

Все книги Марины и Сергея разные, все замечательные и все они о любви.

Читая их, всегда удивлялся, как можно каждый раз по новому прикасаться к одним и тем же вещам. Говорят, в литературе не осталось уже новых сюжетов. Может быть. Вполне вероятно. Но умение по новому говорить о том, о чем уже сказали тысячи других талантливых людей — редкий, на самом деле, дар. Открываешь книгу и знаешь уже, о чем она будет.

Не знаешь, как. Не знаешь, что ждет героев за поворотом страницы, куда зашвырнут их авторы и какие препятствия им придется преодолеть. Знаешь, что преодолеют. Знаешь, и, все равно, читаешь потому, что тебе хочется это прочесть. Знаешь, что тебя удивят. Может, настоящие мастера тем и отличаются от прочих, что берут в руки совершенно обыденную с виду вещь и превращают ее в шедевр силой своего таланта.

“Масштаб” формально — детектив. Хотя детективные сюжеты (их всего три) в книге вторичны. Ни разу это не детектив на самом деле. Расследования — только фон, на котором раскручивается сюжет самой невозможной любви из тех, наверное, что может принести нам наше воображение. Самого диковинного чуда. Невообразимого. Оттого такого привлекательного.

В мире “Масштаба” есть только две страны, разделенные океаном. На одном материке обитают лилипуты, на другом — великаны. Лилипуты задиристы, агрессивны, им масштаб не указ. И они страшно боятся великанов. Настолько боятся, что готовы на все, кажется, чтобы их уничтожить. Отгеноцидить до победного конца. Великаны … они страшно боятся войны, поскольку потенциальный противник на пять великанских шагов впереди. Технологически. Поэтому всячески изыскивают средства не бесить вздорных лилипутов. И заодно пытаются нивелировать разрыв в научном прогрессе. Для той же “благородной” цели — стереть с лица земли иную расу. Но чтобы наверняка.

Вот на этом фоне и разворачивается невозможная любовь представителей двух народов. В этой книге вы не найдете головокружительных приключений, нет схваток с жуткими монстрами, нет рискованных трюков и откровенного зла там тоже нет. Есть нормальный человеческий мир со всеми его мерзостями и печалями. С бюрократией, с враждебностью к любому чужеродному, неприятием инакомыслия, с рутиной и прочим подобным дерьмом, которое так “скрашивает” наши дни. И любовь посреди всего этого безумия.

Это добрая книга. Добрая, как почти все у Марины и Сергея Дяченко. Удивительный талант оставаться добрыми даже описывая зло, и это не всем дано. Добрая не потому, что все кончается по своему хорошо. Потому, что, думаю, доброта это, в первую очередь, личное качество, присущее обоим авторам. В таком масштабе, что видно это на любом расстоянии.


Статья написана 13 мая 09:35

Честно признаюсь, что данный роман я прочитал чисто для галочки, ибо уже после первого ознакомления с его синопсисом понял, что не горю желанием тратить время на очередной текст Стивена Кинга о смышленых подростках, обладающих некими сверхъестественными способностями.

Поэтому взявшись за "Институт", рассказывающий о том как невероятно умный мальчик по имени Люк Эллис попадает в закрытое научное учреждение, проводящее опыты над одаренными детьми, я не надеялся на то, что книга меня увлечет. Однако поначалу случилось именно это.

С первых же страниц история стремительно стала набирать обороты, обрастать любопытными подробностями и интриговать замаячившей на горизонте тайной жуткого казенного дома, разрушившего жизни множества своих маленьких подопечных. Но, к сожалению, чем дольше Люк со своими новыми друзьями оставался в застенках Института, тем сильнее падал мой интерес к происходящему.

Кинг, конечно, мастер в плане раскрытия характеров героев, угодивших в стрессовые условия, но в этот раз, на мой взгляд, муза его подвела. А когда персонажи тебя не особо цепляют, то следить за их злоключениями становится попросту скучно (тем более, что последние в романе ну очень уж однотипные).

Атмосфера тотального уныния не рассеивается и когда Эллис сбегает из исследовательского центра (прошу прощение за спойлер). А все потому, что работая над книгой, Стивен забыл об одной важной особенности произведений, повествующих о побегах из тщательно охраняемых тюрем (каковой почти что и являлся Институт).

Суть в том, что подобные сюжеты удерживают внимание ровно до того момента, когда пленники наконец-то сваливают из ненавистных им стен и измученные, но счастливые, удирают в закат. То есть, главное в историях типа "Побег из Алькатраса" (Escape from Alcatraz, 1979) — это собственно подготовка к побегу и его процесс. А не то как оказавшиеся на воле герои будут придумывать план по уничтожению всей пенитенциарной системы страны.

В этом и кроется основная проблема романа. Мало того, что Люк покинул Институт самым что ни на есть нелепым образом, так он еще умудрился на удивление быстро встретить "правильных" людей и, заручившись их поддержкой, разобраться с секретной организацией планетарного масштаба (прошу прощение за еще один спойлер). И ладно бы такую ерунду написала автор вроде Стефани Майер. Но нет, на обложке красуется имя Короля Ужасов, а значит всю эту дичь родил его мозг, не забыв приправить текст тоннами уже давно задолбавшей толерантности и дебильными пассажами о Дональде Трампе.

Ну а объяснение супер важной деятельности Института вышло совсем уж бредовым и неубедительным. Неужели похищения детей и усиление с помощью опытов их экстрасенсорных и телепатических способностей с целью убийства неугодных кому-то там людей — это действительно самая легкая и адекватная мера для поддержания мира во всем мире? При том что "в реальной жизни у киллеров ничего не получается или их ловят". Серьезно?

По-моему даже в период своего пристрастия к белому порошку и выпивке Кинг не выдавал такой вот дичи. Хотя возможно, что увлекшись "Институтом", дед тупо забыл принять таблетки.

В общем, мое резюме такое: если вы поклонник творчества Мастера, прочитать книгу можно, но осторожно (заранее настроившись на то, что шедевром там и не пахнет). Но если к сочинениям Стивена вы относитесь без фанатизма, то на вашем месте я "предпочел бы не касаться "Института" даже восемнадцатиметровой палкой". Уж лучше пойти посмотреть идейно похожие, но в разы менее глупые и куда более эффектные "Очень странные дела" (Stranger Things, 2016-).

Оценка: 5/10.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 432  433  434




  Подписка

Количество подписчиков: 856

⇑ Наверх