ФЛР 22 отзывы на рассказы


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Ябадзин» > ФЛР-22: отзывы на рассказы финала членов жюри
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

ФЛР-22: отзывы на рассказы финала членов жюри

Статья написана 29 мая 08:52

Татьяна Полуянова (Юрина)

Бессмертная партия

Всё на месте в этом рассказе: завязка, кульминация, развязка, даже арка героини в наличие. Но почему-то сложилось впечатление незавершённости, недоделанности, что ли. Размытое впечатление.

Попробуем разобраться.

Поставить в завязку начало развязки – сильный ход. Это плюс. Расписать по клеткам шахматной партии дело об ограблении — приём весьма оригинальный. Ещё один плюс.

Далее не смогу обойтись без спойлеров. Итак, группа из пяти человек решается на ограбление компании, в которой они работали. Однако что-то пошло не так, и группа была задержана. Владелец фирмы предложил сыграть в шахматы. В случае поражения всю шайку ожидала смерть. В случае победы…

Обращает на себя внимание то, как легко автор рассказа меняет правила игры, меняет мотивацию героев, меняет вообще всё.

Таких неожиданных поворотов в тексте несколько.

Первый поворот. Он может показаться простой случайностью.

Варю втянули в ограбление в последний момент.

Несколькими абзацами ниже – другая информация:

Рите Алекс позвонил в последнюю очередь.

Что это? Ошибка? Возможно. Но эта случайность выдаёт автора с потрохами. Если он так непоследователен в мелочах – значит, ему свойственно метаться, свойственно держать в голове несколько разных вариантов развития событий и перемешивать их в поисках единственно правильного. Но и это нормально. Это – рабочий процесс. Правда, в конце работы требуется спрятать все узелки, чтобы она не выглядела неопрятной. Окончательной шлифовки текста по какой-то причине не произошло. Как результат – так и лезут в глаза эти противоречивые факты. Скажете, мелочь, придирки? Ладно. Идём дальше.

Второй поворот. Условия игры. Хозяин фирмы обещал отпустить грабителей на свободу в случае победы в шахматной партии. Но уже по ходу игры правила внезапно меняются: выясняется, что потеря каждой крупной фигуры будет сопровождаться смертью одного из игроков. Здесь внезапное изменение правил игры можно было бы объяснить коварством хозяина. Принимается.

Третий поворот. Мотивация героев.

Мотивы пойти на ограбление у трёх человек остались неизвестными. Да и ладно: они здесь не главные. Появились на сцене как проходные персонажи. Так же легко, без особого драматизма, умерли.

Нас интересуют двое оставшихся, претендующих на роль главных героев. Организовал преступление Алекс – якобы по фану: захотелось человеку нервишки пощекотать, адреналинчику хапнуть. Правда, в конце рассказа оказалось, что человек затеял всё это ради Марго и её больной матери. Вот эта внезапная перемена в характере и мотивах уже настораживает. Появляется подозрение, что непоследовательность – это не качество характера какого-нибудь отдельного персонажа, это – показатель уровня профессионализма автора.

Ещё чаще меняются мотивы поступков у Риты-Марго:

Вначале она подпала под обаяние Алекса и легко согласилась на ограбление именно под его влиянием.

Затем «В Рите включился первобытный инстинкт выживания», и она хладнокровно обменивает жизни своих подельников на шаги к призрачной победе.

Ну что, здесь всё логично. Герой литературного произведения обязан меняться. Перед лицом собственной смерти смерть других людей выглядит более привлекательной. Это нормально, не противоречит логике. Рита становится жёстче, действует решительно и твёрдо.

«Рита должна была чувствовать себя убийцей». Но отчего-то не чувствовала. Она одна, словно Пышка из повести французского классика, должна отдуваться за всю шайку. Оттого — раздражение на подельников и равнодушное приятие их гибели.

А дальше автор будто бы испугался, какого монстра он вырастил из хрупкой Маргоши, и, чтобы как-то оправдать героиню в глазах читателя, начал лихорадочно придумывать мотивы посимпатичнее.

«Это было какое-то нутряное чувство долга, благодарность за то, что мама вырастила её одна, без отца, на крошечную зарплату дворника с казённой комнатой, где они вдвоём ютились. Рита всегда чувствовала, что отплатить за это можно только кровью…» Оказывается, мотивы-то у девушки самые благородные! Она идёт на всё – ради больной мамы.

Но потом снова метания и противоречия (нет смысла считать повороты дальше): девушке жаль Алекса, но она ни капли не сомневается в том, какая участь его ожидает. Она готова быть убийцей и пойдёт до конца. Но видимо, опять автора пугает излишняя монструозность героини, и он включает в повествование толику мелодрамы (сцена с последним поцелуем). Увы, не впечатлило.

Слишком много поворотов. Метаний. Изменений мотивов, настроения. Сами по себе сюжетные повороты, так называемые твисты, в произведении — это неплохо. Но не в нашем случае. Здесь алогичные повороты выглядят не до конца продуманной работой автора. Наверное, именно поэтому, из-за обилия твистов, самый главный из них, последний, не сработал. Неожиданный финал (победа в шахматной партии привела героиню не к желанной свободе, а к полному фиаско) должен бы оказаться оглушительным. Но не оказался. Жаль.

Боевая кукла наследника Тутти

В этом конкурсном рассказе удивительно мало работы для критика. Чувствуется рука мастера, профессионала. Сюжет стройный, ничто здесь не противоречит логике. Идея интересная. Матчасть, подкреплённая терминами, которых не мало, но и не много – в самый раз, не вызывает не только подозрений в некомпетентности автора, а вовсе даже наоборот (как говорят подростки, респект и уважуха автору!) Речь текста живая и образная. Ошибок не видно. Но заметна аккуратность в обращении с деталями. Придраться не к чему, да и не хочется.

Зато в рассказе много того, что я называю лакомством для читателя. В рассказе есть то, от чего получаешь интеллектуальное и эстетическое наслаждение.

Вот, лично я люблю море – оно здесь есть, ощутимо красивое в мареве полудня.

В горах бывала. Что такое перевал, седловина, осыпь – знаю. В рассказе горные (и не только) локации описаны точно, что вызывает эффект присутствия и узнавания. Видно, что персонажи живут и действуют не в вакууме, а среди живой и разнообразной природы.

В куклы я, почти как все девочки в детстве, играла. Да и сейчас, когда стала бабушкой, иногда шью куколок для внуков, играю с ними. Могу сказать определённо: кукла, героиня рассказа   – это чудо, мечта для девочки любого возраста! Беспрекословно подчиняется кукольнику, точно выполняет его приказы, но при этом мыслит и чувствует самостоятельно, у неё свой взгляд на события. Упала, разбила коленку – тут же восстановилась (очень здорово описана работа нано-роботов-штопальщиков-починщиков). Вот бы иметь такую подружку в детстве! – подумала я. Да и не в детстве неплохо…

Мне очень нравится, когда писатель пользуется всеми доступными человеку органами чувств. А здесь кроме доступных — ещё и телепатия. Мысленные диалоги героев – прекрасны. Интеллектуальные споры и эмоциональное единение двух машин, ирония и… любовь.

Очень аккуратно, исподволь, автор подводит героев к финалу. А он – финал – драматичный и оглушительно жизнеутверждающий одновременно. Человечества нет, а человечность есть. Это супер. Звучат фанфары!

Отдельной похвалы заслуживают имена персонажей. Вот звали бы их как-то иначе – была бы просто история про роботов, про взаимоотношения самоходной установки и центра управления. Спасибо автору за напоминание о Юрии Олеше. Суок и Тутти придали рассказу особое очарование.  

Крафтовик

О-хо-хо-хо… Извечная тема: писатели пописывают, читатели почитывают. Конкурсное произведение соткано из сомнений и противоречий, так свойственных людям творческих профессий.

Мучительный вопрос для всей пишущей братии: КТО ТЫ? Гений, выпекающий конфетки и другие шедевры писательской кулинарии или обыкновенный «жвачник», штампующий маловразумительный, зато дающий стабильную копеечку ширпотреб? Бесспорно, стабильный доход – это хорошо, но хочется большего. Да и то место на теле писателя, что отвечает за тщеславие, чешется: мечтается, чтобы не просто через задний проход разъём твою писанину поглощали, а смаковали, словно редчайший деликатес. Чтобы не только читали, но и почитали…

И тут возникает «оригинальный» вопрос: КТО ВИНОВАТ? Кто виноват, если читателям не зашло? Однозначно, виноват не гениальный автор. Это всё они: корректоры и, скажем, бумагеры. Те и другие – твари продажные, каждый по-своему.

И снова вопрос, не менее оригинальный: ЧТО ДЕЛАТЬ? Отдавать плоды трудов праведных «Правиям» или таки «Крафтовикам»? Последние вроде покреативнее будут, но ведь и риски больше. А выхлоп, результат от содействия тех и других посредников одинаково непредсказуем.

Вот такие вопросы задаёт конкурсный рассказ «Крафтовик». Ответов нет. Литература, как известно, не обязана давать ответы. Главное, поставить правильные вопросы: оригинальные, актуальные, злободневные. Здесь, как говорится, полная свобода выбора. А что вы с ней делать будете – это дело ваше, индивидуально-гигиеническое.

Кстати, тема свободы возникает в тексте неоднократно. Свобода и цензура, свобода и полиция – как вещи несовместные. (А так ли уж это актуально для нас, современных писателей и читателей? Чай, не в царское время живём. Да разве кого-нибудь из настоящих писателей когда-нибудь любая несвобода останавливала? Или автор пророчит нам в недалёком будущем невиданные доселе полицейские заморочки?)

Видно, что автор писательско-издательскую тему знает досконально, пишет о наболевшем. В этом и плюсы, и минусы рассказа. Плюсы вижу в дотошности автора, в скрупулёзности, с которой раскрываются нюансы профессии и писательской доли. В эмпатии, которую вызывает герой рассказа у читателей, которые тоже писатели. Со стороны тех, перед кем время от времени встают те же вопросы, сопереживание определённо возникает.

Минусы конкурсного произведения, как ни парадоксально, состоят в том же: какому рядовому читателю, который ни разу не писатель, будут интересны эти нюансы? Метания и рефлексии героя неискушённым – могут показаться надуманными, мелкими, узко-цеховыми.

О фантастической составляющей. Действие рассказа происходит в будущем. Настолько далёком, что из памяти героя, а значит (предположительно), из обихода всего общества совершенно стёрлись значения слов: «лепрозорий» и «крематорий», спутались понятия: «страница» и «странница». А устаревшее «барствовать» расшифровывается как зависать в баре. Да, игрой слов автор побаловал, зачёт.

Но, положа руку на сердце, убери её, игру эту, замени всех «правиев» с «бумагерами» на привычных нашему уху редакторов да издателей – и посмотрим, что останется от фантастики в данном произведении. Останутся трудовые будни любовного треугольника «писатель-издатель-читатель». Мелковат фант элемент, на мой взгляд, мелковат. Ирония – вещь хорошая, самоирония ещё лучше. Но шуточка о способах поглощения литературы через задний разъём, хоть и веселит узнаванием, но всё-таки кажется несколько низкопробной. Попахивает от неё этаким писательским высокомерием.

В целом, написан текст хорошо, речь легка и выразительна, образы героев и даже второстепенных персонажей запоминаются в деталях.


О сложностях жизни в семье телепатов

Телепаты, телепаты… Мы, простые смертные, думаем, что телепаты – какие-то небожители. И всё у них просто: захотел – услышал мысли и чаяния окружающих, не захотел – выключил приёмник. Ан нет. Не всё так просто. Автор конкурсного рассказа постарался продемонстрировать работу механизма телепатии в отдельно взятой семье, состоящей из пяти человек: родители и трое детей, два мальчика и дочка. Семейка универсальная. У Малыша, который дружил с Карлсоном, была такая же. Повествование ведётся от лица этого самого Малыша – ход неплохой, даже можно сказать, находка автора. Иногда дети видят события с очень неожиданных сторон.

Благодаря ракурсу изображения и самому фокальному персонажу автору удалось показать разные характеры и возрастные особенности подвергнутых общему недугу людей уникальной семейки – весело, с юмором. Оказывается, жить в гуле мыслей посторонних людей, роем вьющихся вокруг твоей головы – вовсе не айс. И все телепаты приспосабливаются к своим особенностям – как могут. Родители Малыша нашли себе подходящую работу, старшие брат и сестра тоже как-то справляются. Труднее всего – в силу возраста – приходится самому главному герою. Но и это пройдёт. Трудности преодолимы и краткосрочны, как мгновенно проходящее лето, как само детство.

Понравился обряд взросления. Эта своеобразная робинзонада, когда Малыша отправили провести ночь в одиночестве на острове, призвана была помочь человеку определиться с дальнейшим направлением жизненного пути. Думаю, помогла. Недаром Малышу удалось создать такой славный рассказ. Написанный в непринуждённой манере, лёгкий и остроумный, он может доставить удовольствие читателю любого возраста: от раннего подросткового – до самого почтенного.

Тёмная сторона творчества

Автору этого конкурсного рассказа не мешало бы повнимательнее отнестись к собственному тексту. Неплохо было бы вычитать и отшлифовать его перед отправкой на конкурс.

Понятно, что пишут на бумаге. Но, когда в пяти строчках три раза встречается слово «бумага», становится скучно. А такими банальными ошибками, как

НравитЬся слушать (правильно: нравится), Одевает перчатку (правильно: надевает) и проч. автор ещё сильнее портит впечатление от произведения. Впрочем, попробую отойти от занудства и поговорить не о речи рассказа, а о других его аспектах.

По всей видимости, мы имеем дело с попыткой написать хоррор.

Насколько это удалось? Посмотрим.

Существует некая группа психологической помощи для людей с физическими и психологическими травмами. Лидер группы, психолог Зоя Павловна, действует жёстко и решительно. Она настаивает на том, чтобы члены группы не зацикливались на своих неудачах, не тонули в рефлексиях, а побыстрее возобновили занятия творчеством. Ведь только творчество способно вырвать человека из небытия. При этом психолог всячески поощряет проявления симпатии у членов группы друг к другу. И, хотя порой это выглядит, как сводничество, такой подход даёт результаты: Антон начинает писать картины, Евгения – строчит рассказы, Алиса музицирует, Максим делает фотографии. И всё было бы хорошо, если бы испытуемые не стали вдруг замечать, что с их работами происходит что-то странное: картины Антона источают кровь, в рассказах Евгении эротика сочетается с жутью, Музыка Алисы представляет собой какофонию бесовских звуков, на фото Максима уродливые деревья и скорчившиеся в агонии мёртвые птицы.

Зачем я так подробно пересказываю сюжет, спросите вы. Отвечу, я пытаюсь понять, на каком этапе рассказ потерпел сбой.

Наверное, где-то здесь. Когда с каждым из персонажей стали происходить страшные вещи. Помните этот пресловутый совет начинающим писателям: надо показывать, а не рассказывать. Вот, вот, мало сказать: «Стало страшно», надо реально напугать читателя.

Я готова была напугаться. Более того, мне было интересно наблюдать, как милая психологиня превращается в кровожадную монстриху. Чуть-чуть не дожато. Не очень понятны мотивы ЗП. Зачем ей это всё? К тому же происходящие ужасы как-то слишком далеко отодвинулись от творчества. Творчество само по себе, а тёмная сторона – отдельно.

А когда появились какие-то серые слуги, интерес пропал окончательно.

Страшно так и не стало. Финал показался слитым, искусственным, неинтересным. Последнее предложение о спасении душ кажется алогичным.

Три белых коня

А вот ещё рассказ об игре в шахматы. Очень интригующее начало. Хорошо прописанный и мотивированный герой с ходу задаёт главный вопрос истории: сможет ли он победить и стать мастером — или проиграет в седьмой, последний, раз, чтобы стать изгоем. Не случайно несколько раз повторяется слово «надежда». Читателя заинтриговали и вселили в него эту самую надежду. Герой пообещал, что победит в поединке с мастером любой ценой и уверил в этом читателя.

Хорошо передана атмосфера, все эти хранители-распорядители, сама Арена. Красиво описана собственно игра. Все её повороты вызывают сопереживание герою, сочувствие шахматным фигурам при полном ощущении, что они живые. Испытываешь боль от их потерь. Думаешь, ну вот-вот, ещё немного – и наш герой получит долгожданную и тщательно взращённую автором победу.

Ан, не тут-то было! Герой проиграл. Вот так резко автор кинул читателя, внезапно, с разгону, натолкнул лбом о неопровержимый факт. Герой проиграл. Как всегда. Это так досадно, это такой мощный обман читателя, которого поманили конфеткой, но дали пустой фантик. Ещё и внушили мысль, что надежда тоже смертна.

Но не спешите огорчаться. Главная фишка и конфетка рассказа как раз в том и есть, что проигрыш в поединке и означает на самом деле победу героя. Победу над собой, над обстоятельствами. Вот такой философский поворот сюжета.

На мой взгляд, поворот классный, но произошёл слишком резко. Читатель не успел смириться с проигрышем, а уже – выигрыш. Проиграл поединок, оседлал единорога и ускакал с победой. Как? Почему? Не дурак ли я? – В голову лезет недоумение.

Ещё раз убеждаюсь в том, что твисты нужно готовить исподволь, заранее. Чуть больше нужно было посвятить читателя в планы героя. Чуть больше раскидать ключиков-подсказок, что не так всё просто с этими поединками и победами. Чуть больше надо было дать герою разгону после проигрыша. Чуть больше прорисовать эту самую победу после поражения – и тогда герой, став в финале не просто мастером, а Мастером, повелителем третьего белого коня, действительно одержал бы триумфальную победу.

Финального триумфа, на мой взгляд, в произведении так и не случилось. Зато осталось чувство лёгкой обиды на автора и впечатление, что тебя надули.

Речь конкурсного рассказа красива и образна. Не вписалось в текст, на мой взгляд, лишь слово «человейник». Здесь оно чуждое.

Конечно, я слишком придирчива. Конечно, и так сойдёт. Но очень хочется, чтобы хороший рассказ был безупречным.


Ирина Соляная


Рассказы финала были очень разными по тематике и исполнению. Судить было сложно, потому что приходилось сравнивать красное и квадратное.

1. Мой безусловный фаворит «Боевая кукла наследника Тутти».

Тут есть всё, что я люблю в литературе. Мощный гуманистический посыл, интересные герои, отсутствие лишней описательности, хороший темпоритм текста, отличный финал и скрытая ирония.

Автор однозначно не новичок, текст не выглядит «сделанным», несмотря на то, что он написан по канону развития драмы. Мне очень близка идея о том, что мир без человека не мир, и что покой равносилен смерти.

За отдельные фразы автору – спасибо! Вот в этом абзаце заключена целая жизнь героини: «Выйдя на максимум эффективности, СуОК перестала задаваться лишними вопросами. И несколько лет провела в блаженной простоте бытия. Пока не начала пользоваться непрофильными архивами…»

Мне нравится, как представлена психология искусственного интеллекта: разумный контроль эмоций, копирование психический реакций людей, взаимоотношения искинов между собой не пародируют, но преломляют взаимоотношения людей.

Три балла.

2. «О сложностях жизни в семье телепатов».

Порадовал ненавязчивый юмор и легкость в раскрытии темы. Рассказ без острого конфликта, без ярких героев, ни драмы, ни напряжения внимания, но подкупил каким-то светлой и невесомой аурой позитива, наивности и доброты.

К такому рассказу хочется написать фанфик, и поработать с темой. Тут можно целый цикл наваять.

Два балла.

3. «Крафтовик».

Минусом текста является невнятное начало, обилие утомительных диалогов, отсутствие яркого авторского стиля. Но я выделила этот рассказ за идею. Отмечу, что конфетка идеи подана в отличной юмористической обертке, и потому уже не выглядит вторичной. Ну, как не постебаться над тем, что сейчас всякий пишет, кто хоть раз увидел бы клавиатуру компьютера, и как не высмеять идею вторичности цифровой книги!

Один балл.



Наталья Мар

1 место: Боевая кукла наследника Тутти

Очень понравились адаптированные под сеттинг знакомые имена, интуитивно понятны технические особенности роботов. Оговорюсь: понятны мне, я же о роботах пишу, но не спорю, рассказ не для чтения за пятиминутной чашечкой кофе. «Высокая идея», торжество сознательного над бессознательным и рождение нового человека через боль – всё это лично мне очень понравилось. Можно сказать, и финал хороший, нет, не хороший, обнадёживающий. Погружение в мир и происходящее в нём — сложное, особенно с непривычки к высокотехнологичным рассказам. Но это не минус, просто факт.

2 место: Крафтовик

Я бы разделила первое место между предыдущим и этим рассказом, потому что он мне тоже очень понравился, но правила есть правила. Будущее литераторов пробирает то на нервный смех, то до мурашек. Злободневно и ничего лишнего, в то же время о незавидном будущем (нашем с вами) дана вполне объемная картинка. Стиль повествования легкоусваиваемый, но не примитивный, рассказ хочется переслать друзьям-писателям. Крафтовикам, хехе.

3 место: Тёмная сторона творчества

По рассказу вышел бы неплохой сценарий для короткометражки. Очень кинематографично, эпизоды от лица разных героев на своих местах. Читать тревожно и, несмотря на отталкивающие моменты, не дочитать невозможно. Корректура спасла бы от парочки обидных ошибок, но в целом получился крепкий и динамичный страшный сон.

Бессмертная партия.

Умно, грамотно. Немного предсказуемо, но я думала, финал будет чуть ярче. Хотя он вполне соответствовал жизни героев, которая вот так же, возможно, и привела бы их в тупик. Герои смотрятся немного отдельно от происходящего. Как-то все, такие типичные в обычной жизни, слишком стойко приняли правила явного сумасшедшего, особенно Алекс и Рита. Одна поверила в то, что маньяк их отпустит, и давай убивать, второй умирает с храбростью рыцаря, хотя до этого рыцарством не грешил. Но рассказ занимателен, всё-таки остаётся капелька надежды, что Рита выкарабкается. Гарри Поттер же выкарабкался из подобной партии ) Маму её очень жалко.

Три белых коня.

Материала из этого рассказа хватило бы на черновик хорошего романа, потому что видно, что автор полюбил тот мир и вжился в того героя, которых описывает. Очень много (хотя иногда слишком много) магических мелочей и правил, всё логично и обосновано, хотя местами даже может запутать. Но это опять же из-за объёма: в рассказ сложно уместить целый фэнтезийный мир. Либо (если не вдаваться в детали) его было бы сложно представить. Собственно турниру уделено из-за этого меньше места, чем хотелось бы. Но финал эффектный, мне понравилось. Читать, как и рассказ о куклах, стоит очень медленно, иначе крайне сложно уследить за динамикой происходящего на Арене.

О сложностях жизни в семье телепатов.

Лёгкий рассказ-зарисовка с ироничным финалом. Довольно громоздкая часть с описаниями способностей и особенностей бытовой жизни героев-телепатов (хотя не спорю, почти все моменты кажутся нужными для объёмного представления о жизни такой), из-за этого структура кажется несбалансированной. Как и в предыдущем рассказе, из всего этого можно было бы сделать книгу. К концу, когда читателя уже познакомили со всеми частностями мира телепатов, забавно следить за ними, хочется больше злоключений для героев





Григорий Панченко

"Бессмертная партия" — 3

Это один из трех рассказов, которые я охотно опубликовал бы в "Горизонте", причем вне очереди. Оцениваю его очень высоко — именно поэтому сделаю ряд замечаний.

Сюжет очень "шахматный", но он так умело выстроен вокруг знаменитой партии (все данные о которой можно найти в Сети), что, по-моему, позволил автору обойтись без знания собственно шахматных реалий. А тут они нужны.

Что такое, пардон, "детский" разряд? Нет такого в шахматах; точнее, так иногда неофициально называют подготовительный, 5-й — но на уровне 5-го так не сыграешь. А на уровне какого? Возможно, я на пике своего 3-го смог бы, на 2-м так точно, но лишь пока у меня был "действующий" второй. Через несколько лет после того, как бросил заниматься шахматами — точно нет: неизбежно посыплется из памяти конкретная партия, а уровень, который позволил бы воссоздать ее по аналогии, просядет.

Ну и (очень хотелось бы думать, что меня сейчас не обвинят в сексизме) это означает, что для тех членов команды, которые играют на "женских досках" (опять же не знаю: может, этот термин уже вне закона), соответствующий уровень лишь изредка достижим при 1-м разряде, чаще при КМС.

Вот такие пироги с котятами: может, это секрет для кого-то — но все шахматисты знают, что при равных "чинах" и "степенях" прекрасный пол играет примерно на 2 ранга слабее сильного. Это может не проявляться на уровне "приготовишек" (почему у меня не вызвал возражений эпизод, когда руководитель шахматной секции на первом году занятий не просек фишку, мальчик или девочка), но уж на уровне-то второразрядников...

Ну да, бывают случаи, когда такая разница проявляется на гораздо более высоком уровне. Даже был один случай, когда она вообще фактически не проявилась: речь идет, конечно, не о "феномене сестер Полгар", а персонально о Юдит Полгар, которая пусть в пятерку лучших гроссмейстеров своего времени не вошла, ну так в нее и никто из мужчин, за вычетом этих пятерых, не входит — а в десятку-то вошла. Но столь талантливые шахматистки (даже если о первом варианте говорить) доску не бросают, какие бы там ни были жизненные обстоятельства. Раз в день сухую корку будет есть, в лохмотьях ходить — а заниматься продолжит. И мама (такая, как в этом рассказе) тоже будет голодать и носить рванину, но дочь в ее главном стремлении поддержит...

Ну и все же создается четкое ощущение, что ГГ-ня оставила шахматы в раннеподростковом возрасте, т. е. прежде, чем обычно получают высокие шахматные разряды, не говоря уж о КМС. У вундеркиндов бывает иначе, но о них см. выше.

Но вообще рассказ мне нравится настолько, что хоть оставляй его без места, чтобы взгляд фокус-группы "Крафтового журнала" на него не упал. Однако так, конечно, поступать нельзя.

"Крафтовик" — 2

Рассказ не входит в ту тройку, которую я обозначил как "шорт-лист" кандидатов на публикацию в "Горизонте", но входит в условный "лонг-лист", тоже из 3-х позиций. Думаю,для "Крафтового журнала" этот рассказ — наиболее подходящий.

"Боевая кукла наследника Тутти" — 1

Еще один рассказ, который я включил в условный "лонг-лист".

Общее впечатление:

Заход не силен, но и не слаб. Финал же — ощутимо слабее. Впрочем, он не вполне соответствует моей формуле: "При самосуде в финал обычно не попадает несколько лучших рассказов, обычно включая самый лучший — зато попадает несколько худших рассказов, обычно включая самый худший".





411
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение29 мая 15:14
Ничего себе! Так много отзывов^_^ Хорошие жюри
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение29 мая 20:29
Не просто хорошие — лучшие из лучших.)


Ссылка на сообщение29 мая 22:26
У меня меньше всех (и расположение по местам совсем иное). Но раньше!




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх