FantLab ru

Юрий Смолич «Владения доктора Гальванеску»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.41
Голосов:
29
Моя оценка:
-

подробнее

Владения доктора Гальванеску

Господарство доктора Гальванеску

Другие названия: Хозяйство доктора Гальванеску

Роман, год; цикл «Прекрасные катастрофы»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 6
Аннотация:

На границе Румынии и Молдавии расположено имение помещика Гальванеску. Местные крестьяне боятся заходить на его землю и даже говорить о нем. И только Сахно — отважная девушка, представившаяся агрономом, рискует проникнуть во владения таинственного доктора...

Примечание:

Первая публикация: Ю. Смолич. Господарство доктора Гальванеску: [Роман] // Універсальний журнал («УЖ»), 1928, №№ 1-2; 1929, №№ 1-3.

- также: Ю. Смолич. Господарство доктора Гальванеску: Фантастичний роман. – Харків: Книгоспілка, 1929. – 176 с. 1 крб. 15 коп. (оправа 25 коп.). 10 000 прим. (п)


Входит в:

— антологию «Прекрасные катастрофы», 1990 г.

— антологию «Постріл на сходах», 2016 г.


Экранизации:

«Градус чёрной луны» / «Градус чорного місяця» 1992, Украина, реж: Наталия Киракозова




Прекрасные катастрофы
1990 г.

Самиздат и фэнзины:

Прекрасные катастрофы
2017 г.
Хозяйство доктора Гальванеску
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Господарство доктора Гальванеску
1929 г.
(украинский)
Прекрасні катастрофи
1935 г.
(украинский)
Прекрасні катастрофи
1957 г.
(украинский)
Прекрасні катастрофи
1965 г.
(украинский)
Твори. Том 6
1973 г.
(украинский)
Твори. Том 2
1983 г.
(украинский)
Прекрасні катастрофи. Господарство доктора Гальванеску
2010 г.
(украинский)
Постріл на сходах
2016 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Был ли знаком Смолич с готической традицией и её более поздним, «научно-фантастическим», осмыслением? Во всяком случае, завязка событий здорово напоминает вступительные главы «Дракулы» Брэма Стокера. Примечательно, что героиня повести Юлия Сахно, коммунистка и спортсменка (что до внешности героини, то довольно точное представление о ней даёт портрет работы Георгия Малакова из издания 1965-го года), является гражданином советской Украины, но при этом приезжает в имение доктора Гальванеску, раскинувшееся неподалёку от румынского Рени, из Берлина- то есть следует приблизительно по тому же направлению, что и Джонатан Харкер, прибывший в Трансильванию, в гости к графу Дракуле, из Мюнхена. Покинув чинный оплот западной цивилизации, Сахно, подобно Харкеру, оказывается в краях экзотического варварства, где ей приходится убедиться в правдивости самых диких россказней местных жителей (которые героиня Смолича, как и герой Стокера, поначалу выслушивает со смесью снисходительности и досады).

При этом на востоке от места действия варварство не усугубляется, а сменяется в одночасье возникшей твердыней новой цивилизации. Эта цивилизация как бы симметрична западной относительно полуфеодальной Румынии- и при этом успешно противостоит ей. Ведь если западная потворствует румынским беззакониям, то «наша в Румынии» с отвагой и ловкостью опытного диверсанта кладёт этим беззакониям конец.

Между тем, несмотря на свою аристократическую стать и принадлежность к румынской нации с её специфическими, как известно поклонникам окологотической литературы, представлениями о гостеприимстве (сам Гальванеску отпускает на этот счёт очаровательную в своём цинизме остроту: «Традиції гостинності, які свято шанує народ, що до нього я маю нещастя належати, не дозволяють мені відмовити вам, якщо ви вже переступили поріг моєї господи») доктор Гальванеску

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
всё-таки не вампир. Однако он отнимает жизни с тою же лёгкостью, что и викторианский кровопийца (при том, что, в отличие от настоящих упырей, вовсе не испытывает в своих злодеяниях жизненной необходимости) и с таким же пренебрежением относится к своим жертвам, воспринимая их не как ближних, а как аналог скота, распоряжаться которым он имеет полное право.

Собственно, он и превращает их именно в идеальный, безотказный и выносливый, рабочий скот, точнее- в зомби. Зомби в их изначальном, гаитянском понимании- работоспособных мертвецов, послушных воле хозяина (и при этом, как предстоит убедиться Сахно, неуязвимых для пуль). Сам Гальванеску называет их «живими трупами, мертвою плоттю», хотя технически они, быть может, являются скорее живыми людьми, превращёнными благодаря операции, в ходе которой извлекаются внутренние органы и выкачивается кровь (ещё одна вампирская аллюзия), в роботов. На столь необычную идею доктора вдохновило неверие в то, что настоящие роботы, «залізні йолопи, що раз у раз псуються», способны в должной мере помочь человечеству в набирающем обороты научно-техническом прогрессе. Любопытно, что сомнения Гальванеску в применимости искусственных помощников в капиталистическом производстве вскоре найдут подтверждение в произведениях другого основоположника украинской советской фантастики, Владимира Владко.

Стоит заметить, что научные изыскания вытесняют здесь ужас перед потусторонним, вроде бы неотделимый от фигур ходячего мертвеца, и в этом произведение Смолича созвучно позднейшим изысканиям (как мы помним, зомби Джорджа Ромеро покинули свои могилы под действием не инфернальной магии, а излучения космического спутника, в «Я- легенда» Ричарда Мэтисона и в книгах Макса Брукса всему виной некий вирус, в «Возвращении живых мертвецов»- бактериологическое оружие и т.д.).

Во многих произведениях о вампирах леди и джентльмены в чёрных плащах проявляют к простым смертным расистское высокомерие, считая себя этакими сверхлюдьми, новой ступенью эволюции. Аналогичные идеи превосходства носят

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
у Гальванеску классовый характер. Сам он говорит о своих действиях как о естественном закреплении «норм розподілу людської праці», «норм соціальних взаємин у світовому виробничому процесі», как об окончательном разделении пролетариата и буржуазии. Истеблишмент человечества, как говорит доктор Гальванеску, «я і мені подібні», смогут наслаждаться беззаботной жизнью Уэллсовых элоев благодаря тому, что «механизированный» пролетариат будет бесперебойно обеспечивать их праздное существование, не представляя при этом, в отличие от Уэллсовых морлоков, никакой опасности («І ніяких заворушень, ніяких революцій! Хіба машина здатна на революцію?»).

По роду деятельности Гальванеску напоминает другого титана готики, доктора Франкенштейна, а также его последователей, «безумных гениев» Уэллса и прочих авторов, скрестивших мистику с научной фантастикой. Однако, в отличие от героя Мэри Шелли, возившегося с трупами, от доктора Джекила и юного Гриффина, ставивших эксперименты на себе, от доктора Моро, мучившего животных, Гальванеску подвергает чудовищным и, увы, весьма успешным опытам живых людей. По сути, образ Гальванеску предвосхищает преступления нацистских медиков.

Примечательно, что, как и в случае с немецкими и японскими «врачами» Второй мировой (можно вспомнить и практику с торговлей органами казнённых в современном Китае) происходящее отнюдь не является следствием деятельности маньяка-одиночки, а всецело поддержано государственной машиной. Власти Румынии потворствуют экспериментам Гальванеску, даже догадываясь об их характере- так и институции демократического мира позволят многим из самых чудовищных нацистских преступников уйти от наказания, взяв на вооружение результаты их сатанинских исследований.

Любопытно, что первыми подопытными становятся украинские эмигранты, которые, будучи противниками советской власти, представляют собой крайнее проявление человеческой тупости и лени- огорчительная дань злободневной сатире: «…Тільки ваші емігранти й рятують мене. Робити їм однаково нічого, ні до чого вони не здатні, роботи собі знайти не можуть. Дві-три тисячи лей авансу- і вони готові на що хочете».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Действия Гальванеску
представлены апофеозом капиталистического эксплуататорства, но при этом весьма созвучны теме «похитителей тел», оформившейся после Второй мировой и выступающей фантастическим отражением тоталитаризма, диктующего гражданам надлежащий образ мыслей и определяющего их поведение.

В таких произведениях целесообразность подобного общественного устройства обосновывают, как правило, те, кто намеревается занять в нём высшие ступени: «Мы пришли, чтобы принести вам мир и покой, радость подчинения. Радость нирваны»- говорит инопланетный монстр из «Кукловодов» Роберта Хайнлайна. У Смолича же его оправдывает и один из тех, кому суждена роль безвольной, бесправной шестерёнки общественного механизма, ёмко и точно выражая образ мыслей людей, которые предпочитают свободе совести и всесторонней личностной реализации обеспеченную стабильность: «Повне забуття минулого, довічний кусень хліба, довіку гарантована праця, та ще й п’ять тисяч лір одноразово- це непогана платня».

Их, добровольно соглашающихся на «маленьку операцію», можно назвать самыми ничтожными из жертв дьявола- заключая сделку с Врагом человеческого рода, явившимся в личине НТР, они просят взамен за свою бессмертную душу не мудрость, не власть и даже не несколько десятилетий разнузданных удовольствий, а абстрактное трудоустройство и социальные гарантии, более подходящие вьючным животным, чем людям.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Стоит заметить, что проект Гальванеску- как и большинство уловок, подсовываемых дьяволом доверчивому человечеству, -не только аморален, но и нелеп. Для читателя (но не для самого учёного мужа и не для Сахно, которая не воспользовалась этим аргументом в споре с учёным, очевидно, из-за стрессового состояния) вполне очевидно, что зомби доктора лишены репродуктивной способности, поэтому мечта о двух расах, полноценных людях и обслуживающем персонале, неосуществима. «Механизировать» можно только уже сформировавшихся людей (при этом, как говорит сам Гальванеску, весьма желательно, чтобы они накопили к моменту превращения в зомби определённый профессиональный опыт для «мышечной памяти»), что неизбежно приведёт к волнениям и революциям, которых так опасается Гальванеску (и к которым риторикой заправского агитатора призывает Сахно забитых крестьян).

В заключение замечу, что это остроумное, идейно многоплановое произведение изобилует выразительными сценами и острыми сюжетными поворотами и воспринимается, как приключенческая киноповесть. Мне показалось весьма обидным, что «Владения доктора Гальванеску» не было экранизировано- боюсь, сейчас не все захотят увидеть и выявить в киноадаптации его глубоко антидиктаторское содержание, скрытое обязательным пропагандистским флёром (и всё же есть в повести сцена, которую стоило бы подвергнуть люстрации- эпизод, в котором один из положительных героев совершает непредставимое в наши дни в приличном обществе зверство: желая поверить, действительно ли ограда находится под электрическим напряжением, швыряет на неё кота).

Но благодаря Фантлабу я обнаружил существование киноверсии, вышедшей в 1992-м году. Увы, моя радость длилась приблизительно до 15-й минуты просмотра, когда стало окончательно очевидно, что среди всех примеров ничем не сдерживаемого разгула безумных творческих амбиций, лишённых и проблеска таланта, которыми так памятны постсоветские кинематографические 90-е, этот фильм- один из самых бессвязных, бессмысленных и муторно тоскливых.

Несколько скрашивают просмотр только Регимантас Адомайтис, безупречный типаж и исполнитель заглавной роли, и появившийся в эпизоде Альберт Филозов, участие которых в подобном фильме лучше всего свидетельствует о горестном состоянии кинематографа в те годы.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Яркий образец украинской советской авантюрно-приключенческой фантастики, созданный в то десятилетие, когда такого рода литература была в СССР на подъёме.

Автор следом написал ещё две части, «Что было потом» и — «Ещё одна прекрасная катастрофа», — полные советского оптимизма, но редко переиздававшиеся.

А предшествовали этой н.-ф. трилогии два авторских фант. романа: «Четвёртая причина» и «Последний Эйджвуд». Из этих н-ф опытов классика украинской сов. литературы в памяти составителей запечатлелась лишь повесть «Хозяйство доктора Гальванеску», где автору удалось добиться редкого равновесия напряжённого авантюрного сюжета с деятельным образом молодой сов. героини, в одиночку противостоящей всем превратностям буржуазного мира. А ещё здесь — модная в 1920-е тема роботов, точнее, — биороботов, в коих превращает людей коварный фашиствующий учёный. Посягает он и на отважную героиню. Но не тут-то было!...

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как я понял из книги, люди делятся на две категории: злые-презлые и добрые-предобрые. Злыми являются, конечно, буржуи. Отличительной чертой буржуев является то, что увидев советский паспорт или услышав, что главная героиня коммунистка, они начинают биться в истерике. Хорошие герои, хоть и поадекватнее будут, но тоже потенциальные клиенты Кащенко. Например, увидев знакомую девушку, которая как-то странно себя ведёт, один из них, Чипариу, начинается палить ей вслед.

Самая адекватная — главная героиня, да и та, из-за обострённого чувства справедливости и из-за длинного языка, умудряется находить неприятности на свою голову.

Но сюжет весьма неплохой, захватывающий, действие выстроено так, что расслабляться не даёт. Мне кажется, автора зря забыли.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всё как будто хорошо: прекрасная идея — живые роботы, учёный маньяк, советская учёная — спортсменка, активистка, член ВЛКСМ, пролетарий, готовый на всё, чтобы помочь даме, напряженный сюжет... Этакий авантюрно-фантастический боевик. Но не люблю я одного — роялей в кустах. Уж очень много их разбросано в кустах такого прекрасного румынского особняка. Но в целом прочитать разок вполне возможно, всё-таки начало целого направления в фантастике.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх