FantLab ru

Урсула К. Ле Гуин «Левая рука Тьмы»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.46
Голосов:
1761
Моя оценка:
-

подробнее

Левая рука Тьмы

The Left Hand of Darkness

Роман, год; цикл «Хайнский цикл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 145
Аннотация:

Редко случается, чтобы одна книга в один и тот же год получила сразу две высшие премии научно-фантастической литературы США — «Хьюго» и «Небьюлу». Так случилось с «Левой рукой тьмы» в 1969 году. Это большой, сложный и серьезный роман, в котором писательница ставит и разрешает глобальнейшие философские и нравственные проблемы.

Планета Гетен, которую пришельцы из Экумена назвали Зимой, не балует своих обитателей ни приятным климатом, ни разнообразием жизненных форм. Во многих отношениях гетенцы не имеют аналогий в других мирах. Например, они не представляют себе, что такое «полет», так как на Гетене нет ни одного летающего существа. Поэтому осмыслить появление чужака, прилетевшего из другого мира, для них особенно трудно. Но они владеют даром предсказания, который мог бы обогатить Экумен. И вот на Гетене Генли Ай, посланник галактического содружества.

Генли Аю невероятно трудно. Но Урсула Ле Гуин доказывает, что взаимопонимание возможно даже между самыми чуждыми народами и расами. Ай не остается в одиночестве. Как и у Роканнона, у него появляются друзья и единомышленники среди жителей планеты. И это прежде всего Эстравен, премьер-министр государства Кархид. Трагичная и величественная фигура Эстравена выдвигается на первый план и почти заслоняет Ая. Эстравен мыслит шире, чем все феодальные владыки Гетена. Он мыслит категориями вселенной и человечества, а не отдельной страны и отдельного народа. Это заставляет его совершать поступки, необъяснимые с точки зрения короля и его приближенных. Это губит его. Эстравен, как и Ай, сознает, что неважно, какая именно из двух гетенских стран первой присоединится к Экумену, потому что вслед за ней присоединится и другая. И когда Эстравен и Ай понимают, что в Кархиде им не добиться успеха, они отправляются во враждебное государство Оргорейн...

© А. Щербакова, 1982
Примечание:

В юбилейном издании 1994 года к роману добавлены новое предисловие и приложения.

Карту Гетена можно посмотреть здесь.

Входит в:

— антологию «The Road to Science Fiction #3: From Heinlein to Here», 1979 г.

— сборник «Hainish Novels & Stories, Volume One», 2017 г.


Награды и премии:


лауреат
Хьюго / Hugo Award, 1970 // Роман

лауреат
Небьюла / Nebula Award, 1969 // Роман

лауреат
Премия итальянского журнала «Nova SF» / Premio «Nova SF», 1972 // Роман (США)

лауреат
Премия Джеймса Типтри младшего / James Tiptree Jr. Award, 1995 // Ретроспектива Типтри

лауреат
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 1996 // Книга года

Номинации на премии:


номинант
Дитмар / Ditmar Award, 1970 // Зарубежная фантастика (США; роман)

номинант
Великое Кольцо, 1991 // Крупная форма (перевод)

номинант
Sky Awards, 2009 // Самая популярная переводная фантастика (США; роман)

Похожие произведения:

 

 


Левая рука Тьмы
1991 г.
Левая рука Тьмы
1992 г.
Левая рука Тьмы
1992 г.
Левая рука тьмы
1992 г.
Ожерелье планет Эйкумены. Том 1
1992 г.
Хейнский цикл
1992 г.
Левая рука тьмы
1993 г.
Левая рука тьмы
1993 г.
Инженеры кольца
1994 г.
Левая рука тьмы
1997 г.
Левая рука Тьмы
1999 г.
Ожерелье планет Экумены
2001 г.
Город иллюзий
2008 г.
Левая рука Тьмы
2009 г.
Хайнский цикл
2009 г.
Левая рука Тьмы
2016 г.

Аудиокниги:

Левая рука Тьмы
2006 г.

Издания на иностранных языках:

The Left Hand of Darkness
1969 г.
(английский)
The Left Hand of Darkness
1970 г.
(английский)
The Road to Science Fiction #3: From Heinlein to Here
1979 г.
(английский)
The Left Hand of Darkness
1992 г.
(английский)
The Left Hand of Darkness
2001 г.
(английский)
Hainish Novels & Stories, Volume One
2017 г.
(английский)
The Left Hand of Darkness
2018 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июня 2012 г.

Что делает нас Людьми, объединяет в Человечество, несмотря на цвет кожи, пол, культуру, религию, историю? Есть что-то внутреннее и неуловимое , не передаваемое словами родство, которое, подчас, оказывается похороненным под наслоениями социальных предрассудков, воспитания и штампов поведения.

«Левая рука тьмы» — об этом. О том, что роднит всех людей, как бы они не выглядели, редкая попытка отыскать те неуловимые нити, объединяющие нас в одно целое.

В романе Вы не найдете ярких событий, погонь, перестрелок. События развиваются медленно и спокойно, на фоне блеклых красок Вечной Зимы, с множеством атмосферных описаний природы и быта. Редко можно найти книгу, где был создан столь логичный и этнографически достоверный мир с историей, философией, мифологией. И нужен особый талант, чтобы сделать это отдельными штрихами, не загромождая повествование сотнями страниц описаний.

И этот мир действительно живой. Общество, где исключено главное различие людей — на мужчин и женщин — воссоздано с пугающей достоверностью. Общество странное и, в то же время, — притягательное одной уже той идеей, что каждый может стать одновременно и отцом и матерью, примерить на себя и «женскую» и «мужскую» маску, общество, где из социальной, профессиональной, культурной деятельности исключены внушаемые нам с детства поведенческие штампы пола и где идентификация личности начинается не с «мужчина- женщина», а просто с понятия «человек».

Героев всего два и, на первый взгляд, они так отличны. Дженли Аи — мужчина, посланник всемогущего Галактического Сообщества, для которого давно понятны тайны Пространства и Времени, экономики и технологий. И местный политик Харт рем ир Эстравен, романтик, мечтающий о новых возможностях для своей родины. И вся книга — фактически рассказ о развитии взаимоотношений между этими двумя людьми. От недоверия и предубеждения — к пониманию того, что базовые понятия о верности, любви, чести — едины для всех людей, что различия — лишь социальные и культурные наслоения. Но для понимания героям пришлось выйти из привычной обстановки, остаться наедине друг с другом, когда каждый становится уникальным.

В романе есть два потрясающих момента. Это, конечно, путешествие через ледник. Но есть еще эпизод, даже более эмоциально насыщенный , когда Аи везут в тюрьму в грузовике, набитом людьми. Они мало общаются, отделяясь молчанием, но ночью греют друг друга, помещая самых слабых в центр клубка человеческих тел. Такое молчаливое единение нагих людей, отбросивших все предрассудки и суеверия. Обнаженная Человечность, не знающая расовых, социальных или половых отличий.

И последнее. Это потрясающее название книги: одна фраза из наполненного образами Света, Тьмы, Пространства и Времени стихотворения, которое вспоминает Харт, размышляя о единстве всего живого.

«Свет- рука левая Тьмы,

Тьма- рука правая Света.

Двое — в одном, жизнь и смерть,

И лежат они вместе».

Какой объединяющий все образ: Левая рука Тьмы. Свет.

Оценка: 10
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 марта 2009 г.

Разумеется, я читала ЛРТ и раньше. Но по моим подсчетам, прошло уже больше 10 лет, и, признаться, я плохо помню свою первоначальную реакцию. Однако сейчас, перечитав роман, я уже больше недели пребываю в неизменно шоковом состоянии. Наверное, в 13-14 у меня просто недоставало ума или жизненного опыта, чтобы понять, насколько это страшная и болезненная история. Зато теперь она прошлась по мозгам и сердцу по полной. И мне просто надо выговориться и немного привести свои мысли и чувства в порядок.

1. Первое. Основной — для меня — смысл истории, можно сказать, керигма. Цели, которые мы перед собой ставим, и цена, которую за это платим. Потому что, в зависимости от того, с какой точки зрения смотреть, Дженли Аи либо победил и выполнил свою миссию, либо полностью провалился. С точки зрения общечеловеческой, то есть для всей Экумены, для Гетена, для Кархайда, финал исключительно положительный. Он добился того, зачем прилетел. Но есть такой тонкий момент. Помните, встречу Аи с Аше Форетом, бывшим кеммерингом Эстравена, — когда Аи говорит, что его миссия выше всех личных привязанностей, а Аше отвечает, что в таком случае его миссия аморальна? Собственно, я могу сказать то же самое. Может быть, с какой-то сверхобщей, экуменической точки зрения, Аи действительно прав и победил. Но с точки зрения человеческой он, безусловно, проиграл.

И, более того, я уверена, что никаких «общих» точек зрения и общего блага не существует. Не то чтобы я могла это доказать, и на протяжении всей истории человечества раз за разом утверждали обратное — просто я так чувствую. Сама не ожидала, признаться, что дедушка Кант отомстит мне за неуважение к его философии. Однако мне при чтении так настучало по голове категорическим императивом, что я никак не могу прийти в себя. Если бы мне кто-нибудь в любое другое время сказал, что внутри меня есть какой-то «моральный закон», я бы над ним только посмеялась; однако поди ж ты, действительно, есть. «Глумись, глумись над категорическим императивом. Доглумишься» (с) М.Успенский

К чему я все это — к тому, что человек, тем более любимый, должен быть целью. И ни в коем случае нельзя позволять ему быть средством, даже если он сам этого хочет и сам к этому готов. В этом плане Эстравен куда вернее и себе, и общим принципам человеческой морали — в конце концов, то, что он делал, он делал скорее ради самого Аи, и уже потом — ради его миссии. Аи ради самого Эстравена не делал никогда и ничего. Что в моих глазах является признанием его моральной несостоятельности, его провала.

Еще один аспект — можно сказать, на полдороги к теодицее. Сначала Кант, теперь — «Легенда о Великом Инквизиторе» Ивана Карамазова. Внимание, вопрос — а союз Гетена с Лигой Миров действительно стоит смерти Эстравена? То есть это цена, на которую можно согласиться, своего рода необходимые «раствор» для закрепления замкового камня? С жертвами, которые готов был принести — и принес — Дженли, все понятно — работа у него такая. Он в любом случае знал, на что шел. Но с Эстравеном история совершенно другая — по большому счету, он ни в малой степени не был *обязан* делать что-то ради этого союза, не говоря уж о том, чтобы чем-то жертвовать. Даже пусть он хотел этого сам — Дженли в любом случае не имел права принимать такие жертвы. Я имею в виду не только последнюю, но и вообще все, что делал Эстравен для него. А он принимает это, как само собой разумеющееся, и у меня просто в голове не укладывается, как так можно.

2. Еще один жуткий момент — история из серии «в конце концов он опоздал всего лишь на одну секунду». Я говорила об этом уже. Знаете, что самое страшное в этой истории — понять, что вот оно, счастье, вот она, цель и смысл жизни — только тогда, когда это уже потеряно. И продолжать жить дальше, так никогда и не избавившись от власти своего прошлого, от воспоминаний об утраченном счастье. Жить, как во сне, то и дело погружаясь в грезы о прошлом, то «выныривая» в жестокое настоящее. Так жил Эстравен, вспоминая о брате. Теперь так будет жить Дженли, вспоминая об Эстравене.

Когда читаешь в первый раз и еще не знаешь, чем все закончится, эти слова Дженли как-то непонятны. Вот они идут по льдам, в нечеловеческих условиях, спят в палатке, мерзнут, голодают и тд. А потом он внезапно говорит: знаете, потом всю жизнь я вспоминал это время, как недостижимое и потерянное счастье. Заканчиваешь читать книгу, переживаешь смерть Эстравена, переживаешь успех миссии, возвращаешься к этому моменту — и становится так жутко, что холодеет внутри.

3. Еще я хотела сказать, что меня тяготит в ЛРТ — кажущаяся бессмысленность жертвы Эстравена для него самого. Он погиб в пути, так и не успев дойти до конца. Так и не убедившись, что то, что он делал — верил Дженли, всеми силами стремился к успеху его миссии — делал не зря. Другими словами, не увидел плоды своих трудов.

Но я подумала, что при таком раскладе придется считать, что основным мотивом действий Эстравена было все-таки желание успеха миссии Дженли, а не симпатия к нему самому, любовью к нему как к человеку. Я все-таки склоняюсь ко второму варианту. И в этом случае Эстравен в принципе достиг всего, чего хотел, своей цели — сумел оставить неизгладимый след в душе любимого и значительно облегчить ему жизнь и поспособствовать его успеху. Для него самого этого явно было достаточно. В этом случае, даже если бы у Аи ничего не получилось с миссией, это не делало бы жертвы Эстравена бессмысленными.

4. Еще в свете всех дискуссий хочу сказать про андрогинную проблематику. Имхо — Урсула слишком умный автор, и ничего не делает зря. В том числе и создание персонажей-андрогинов — оно отнюдь не только для фантастического антуража. Можно сказать, что будь Эстравен просто мужчиной — это, может, и не повлияло бы на сам сюжет. Во всяком случае, всю дорогу Дженли воспринимал его именно в таком качестве — как друга и боевого товарища, упорно отказываясь видеть, что все не так просто. Но андрогинность Эстравена в данном случае должна повлиять на наше восприятие. Потому что на самом деле, он в той же степени боевой товарищ и хитрый политик, как и «влюбленная барышня». И его собственное отношение к Дженли в этой связи должно быть очень непростым. Итак, вводя в уравнение еще одну переменную, Урсула значительно усложняет ситуацию.

Что лишний раз доказывает, что если даже люди начинают вместе просто потому, что у них есть общая цель, постепенно их отношения выходят далеко за рамки этой цели.

Получается, что если разбираться, ЛРТ — книга не об успехе в установлении контакта с жителями другой планеты, не о триумфе человечности. А о личном крушении, о потерях и страшных ошибках. No happy end.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 июня 2013 г.

Выражу СВОЕ мнение по роману «Левая рука тьмы».

Что меня поражает в произведениях Урсулы Ле Гуин-это чарующий стиль написания, когда автор постоянно чередует в своем повествовании прекрасный основной сюжет с легендами, мифами и историями различных народов. Читая этот роман ты растворяешься в нем, он трогает до глубины души своей сказочной атмосферой. И пусть сюжет строится всего на нескольких сюжетных линиях, но они настолько глубоки и прекрасно проработаны, что от чтениях получаешь неимоверное наслаждение. В этом романе мы увидим контакт человека Дженли Аи с другой цивилизацией, на планету которой он прилетел, чтобы предложить присоединиться к другим планетам системы Экумены. Но сможет ли он это сделать, если планетой Гетен правит король-самодур, а в верхах власти плетутся постоянные интриги. Плюс его единственный союзник премьер-министр Эстравен попадает в «опалу». Что делать и предпринимать? Об этом мы узнаем при прочтении этого прекрасного произведения.

Рекомендация: Шедевр!

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 января 2012 г.

Воистину — это мягкая, гуманитарная фантастика!

Ле Гуин — едва ли не первый спец в фантастике по проработке культур вымышленных цивилизаций. Именно культур! Это своеобразный псевдонаучный труд по антропологии иных миров. Пожалуй, это и есть та фишка, тот характерный подход автора к своим произведениям, который имеется в арсенале у каждого писателя (в большей или меньшей степени). Но такие особенности — на любителя, потому что данное достоинство Ле Гуин порой оборачивается суховатостью и литературной похожестью ее произведений на раздутые профессиональными подробностями отчеты участников научных экспедиций. Ученые, по обыкновению, с ретивым восторгом (восторг — для ученых, а для обычного человека — скука) в мельчайших подробностях описывают, например, скальный обломок, который древние люди использовали в качестве топора:lol: Я, конечно же, намеренно сгустил краски, но что-то в этом духе...

В миры Ле Гуин надо погрузиться, ощутить их вкус, жить ими!

Не могу сказать, что я читал с постоянным интересом и тем более — «запоем». А когда, бывало, делал паузы по одному-два дня, то и вовсе тяжеловато возвращался к чтению. Не скрою — иногда возникали мысли, мол, дочитаю только для того, чтобы иметь представление.

По части идей, размышлений и философии (а для меня это очень важный критерий при оценке) роман не блещет, хотя 2-3 раза меня приятно поразили некоторые глубокие (хотя и весьма скоротечные) рассуждения.

Существенный минус, с моей точки зрения — излишне длинное и нудноватое описание путешествия. Кстати, этот недостаток у Ле Гуин кочует из романа в роман: «Мир Роканнона», «Город иллюзий»... Есть примеры гораздо более увлекательных описаний путешествий по «тем же» суровым заснеженным краям — взять хотя бы Кира Булычева и его «Поселок» , где цепляет каждая страничка, каждая строчка повествования, где все очень красиво, романтично, эмоционально и драматично и вместе с тем — вдумчиво, деловито, «упруго», ничего лишнего.

В целом роман — далеко не шедевр. Для хотя бы его приближенности к пьедесталу в нем не хватает сюжетной самобытности (а та оригинальность, которая наличествует, относится опять же к культурно-бытовым и климатическим описаниям и интересным находкам в конструировании социума и природы планеты Гетен), не хватает драматизма (вроде бы и есть острые, взрывные ситуации — и в переживаниях героев, и во «внешних» обстоятельствах , но как-то они вяловато схвачены — уж даже, казалось бы, когда Эстравен провалился в расщелину — а и тогда возникает ощущение, что ничего-то особенного не случилось!)

Думаю, чтобы по достоинству оценить «Левую руку тьмы» надо собраться и прочитать роман еще раз:smile:

Оценка: 7
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2013 г.

В фантастике есть два направления по ксено-теме, обозначенные двумя недавними антологиями: «Убить Чужого» и «Спасти Чужого». Однако как много написано книг именно по проблеме Контакта? О понимании, взаимопроникновении, постижении друг друга? Да вряд ли. У людей это не очень развито, что делать. Урсула Ле Гуин — счастливое исключение: только в её произведениях можно встретить тему Контакта по настоящему.

Что может быть более чуждым, чем цивилизация андрогинов, лишённых пола? Когда мы видим человека, то прежде всего идентифицируем его как мужчину или женщину, и ведём себя соответствующе, хотим мы этого или нет. Здесь же — совсем иное дело. Жители Гетена — не мужчины, не женщины. Общество, которое существует тысячелетиями, в тяжелейших условиях покрытой льдами и снегами планеты. Они закрыты и непроницаемы, как шпенглеровские монады — даже друг от друга. Они лишены противоречия полов, у них практически нет воин, они живут в идеальном балансе с окружающей средой. Что это за люди? Как к ним относится, как понять?

Урсула Ле Гуин — великий гуманист. Отсюда и основной нравственный посыл книги — все мы люди. Фактически эта вещь полностью реабилитирует писательницу от обвинений в фенинизме — ведь она провозглашает равенство людей друг перед другом. Возможно, бесполое общество гетениан является её идеалом. Неважно. Все они люди.

Конечно, антрополог Ле Гуин не ограничилась просто демонстрацией идеи, как это было, скажем, в «Обездоленных», где культурологический элемент не особенно проявляет себя. А «Левая Рука Тьмы» — совсем о другом. Если «Обездоленные» были написаны для сравнения трёх общественных систем, то в этом романе нужно было сконструировать культуру андрогинов-гермафродитов, помещённых в крайне тяжёлые природные условия. Уже здесь просматриваются будущие шедевриальные «Толкователи» — легенды, обычаи, причудливые бытовые подробности — всё на месте, грамотно вплетается в текст романа. Я уже не говорю о красоте и притягательности пейзажей, на которые мы любуемся здесь — чего стоит только переход по Леднику Горбен!

Что в итоге? Книга о поисках взаимопонимания, об истинной человечности, о самопожертвовании. За этими слишком общими и необязательными словами кроется простой и понятный для всех смысл: люди, давайте подумаем о том, что нас объединяет — ведь в каждом из нас присутствует «Правая рука Света» и «Левая рука Тьмы».

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 апреля 2012 г.

Хоть и читалось тяжеловато, но впечатлило. Роман заставляет размышлять, заново проигрывать в памяти какие-то сцены-эпизоды, узловые точки действия. Словом, доставляет. Его можно назвать каким угодно, только не простым; это сложное, мозаичное произведение. Благодаря мастерству Ле Гуин здесь искусно переплетено множество идей, сюжетов и образов. Все составляющие хорошего текста идеально гармонируют друг с другом, так что можно говорить о литературе высшей пробы и ставить автора в эшелон не просто фантастов, но писателей мирового уровня: «Левая рука Тьмы» вышла далеко за пределы жанра, захватив такие области, как философия, антропология, культурология, социология и даже гендерный вопрос, чем кроме Ле Гуин, на моей памяти не занимался практически никто из фантастов. Всплывает разве что Теодор Старджон с его «Венерой плюс Икс», написанной в 1961 году.

Достоинства текста налицо. Фабулу пересказывать не буду. Единственное, сама концепция Экумены как Лиги Миров и миссия Стабилей – дипломатических посланников с задачей установления контакта с развитыми цивилизованными расами, сквозящая по всему Хайнскому циклу произведений, – неизбежно напоминает Мир полдня АБС и пресловутое прогрессорство. Но это лишь на первый взгляд. Потому что посланники никому ничего не навязывают, они лишь предлагают и никогда не вмешиваются во внутренние дела государств: Ле Гуин придумала так называемое Культурное Эмбарго, ограждающее неразвитые цивилизации от достижений более высоких с целью сберечь их уникальность. Кроме того, контакт, в отличие от законспирированных Сикорски-Румат-Абалкиных, происходит открыто.

Далее. За одну только идею андрогинного человечества Ле Гуин можно аплодировать стоя. Ведь налицо уникальное исследование социума в разрезе гендерных взаимоотношений, позволяющее взглянуть на наше собственное общество как бы со стороны. Затем сам Контакт, проблема конфликтности, взаимоотношений рас, психология Я и Чужого. Плюс природно-климатические особенности планеты Зима, наложившие свой отпечаток на мировоззрение ее обитателей, которых, возможно, прекрасно поняли бы наши чукчи: адский холод, снегопады, короткое холодное лето и длинная зима. Ну и наконец возможность близких взаимоотношений с представителями разных гуманоидных рас, в лице мужчины Дженли Аи и, не то мужчины, не то женщины Эстравена (он же Терем). Кого-то подобный эксперимент может оттолкнуть, дать повод обвинить в извращениях и т.п. На самом деле пошлостью тут и не пахнет, все гораздо серьезней. Мне кажется, Ле Гуин не для того так тщательно выписывала характер и особенности гетенианцев, чтобы потешить свои латентные комплексы. Ведь если поразмыслить, невольно спросишь себя: а сколько мужчины в каждой женщине и женщины в мужчине? Это особо злободневно на фоне нашей бестолковой современности со смешением социальных ролей, оголтелым феминизмом и различными меньшинствами, когда уже становится трудновато отличить идущую по улице девушку от парня и наоборот.

Если подвести некую черту, «Левая рука Тьмы» – это по-настоящему уникальное произведение, поднимающее сложнейшие вопросы нашей… кхм, самоидентификации. У Старджона конфликт поставлен несколько по-иному: в «Венере» андрогины – результат искусственной трансформации, а не эволюции. К тому же у Ле Гуин действие масштабнее и трагичнее, роман навевает грусть утраты пожертвовавшего собой «ради человечества» Эстравена.

Интересно, что лично мне роман особо ничем не приглянулся. Исключение – эпизод с походом по Вечным Льдам, вот это очень свежо. Но я прекрасно понимаю общую значимость, ценность, если угодно, архетипность созданного Урсулой текста.

А премии дали не зря.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 декабря 2011 г.

Недавно перечитала. Книга эта производит, во всяком случае, на меня, несколько странное впечатление – как если бы она была не о том, о чем рассказывает. Там все было бы правильно и понятно, если бы какой-нибудь землянин, с несколько прямоугольным землецентрическим умом и кучей предрассудков, оказался на другой планете. Вначале он смотрит на жизнь вокруг со своей колокольни, но события, случившиеся из-за его поверхностной и грубой оценки происходящего, приводят к ситуации, которая взрывает защитный кокон стереотипов и заставляет переосмыслить себя, людей вокруг и собственную миссию – полностью. Но есть одно «но». Человек, о котором идет речь в романе – контактёр. Первый посланник, который в дальнейшем становится послом Лиги Миров на этой планете. Мне кажется, что для такой работы в первую очередь необходима широта взглядов, совершенная интуиция, осторожность, превосходное комбинаторное мышление, дальновидность, высокая способность к эмпатии и некоторые другие качества, которых ГГ не демонстрирует. 2 года он ведет светскую жизнь в одном из государств Гетена, не особенно продвигаясь к цели. Корабль с прочим экипажем вращается на орбите, экипаж спит. Контактерская телега движется практически лишь усилиями одного местного романтика, который мечтал о высоком и хотел лучшей участи для своей планеты, но при этом во взаимопонимании с землянином не преуспел. Он же задает вопрос вопросов в этом романе – позднее, когда ГГ и ему пришлось проделать вместе долгий путь: а почему переговоры с планетой проходят так? Ну, на самом деле, что может сделать один человек, кого убедить, какое правительство? Почему сразу не посадить корабль? Ответ: ну, сложилось так у нас, а вообще ты прав. Я вот и спрашиваю себя: а как они таким макаром ухитрились уболтать несколько десятков миров на вступление в Лигу, с их-то верностью инструкции? Неужели в каждом мире был свой Эстравен? Видимо, да, поскольку экспедиция в принципе не особенно рвется на работу. Чего только стОит фраза: «Остальные были в Оргорейне, а еще двое, правда с неохотой, отправились в Перунтер, где весенние паводки не начинаются раньше месяца Тува, а зимние морозы прекращаются как минимум на неделю позже, чем везде». Люди два года провалялись в анабиозе, но с неохотой едут в Перунтер, потому что там не лето с ромашками. Совершенно при этом непонятно, как в таких условиях, при такой закрытости обществ Гетена, первая экспедиция смогла собрать и обработать огромный и бесценный материал. Такое ощущение, что в романе мы наблюдаем не прогресс в общении, а регресс.

Литературно книга превосходна. Повествование неспешно, медитативно, но за счет этого у него очень высокая эмоциональная плотность. Мир в высшей степени достоверен – культурологически, исторически — всячески. Такое ощущение, что читаешь о чем-то, что действительно существует.

Я, правда, несколько озадачена тем пристальным вниманием читателей, которого удостоилось отсутствие полового диморфизма на этой планете (особенно удивила википедия). Вообще-то в ксенофантастике встречается и разумный кисель, и осьминоги, и крылатые люди – и кто только ни встречается. Так почему именно ЛРТ преподносится иной раз так, как будто в этом мире нет ничего интересного, кроме андрогинности? Надеюсь, разве что благодаря литературным достоинствам романа, в котором гетенианцы чрезвычайно реальны, выпуклы; они не некие карикатурные создания, которые не заинтересуют надолго и в которых не веришь. Но, в любом случае, такое отношение к роману меня лично не радует. Мне всегда казалось, что контакт с другой цивилизацией – это попытка осмыслить иное проявление разума и созданную им другую культуру, и при этом – поиски взаимопонимания, общих чувств — некой зоны пересечения эйлеровых кругов, на которой можно общаться о том, что не пересекается, сокращая эти самые непересекающиеся территории. Ле Гуин рассказала об этом превосходно, акцент у нее никак не на гениталиях.

Оценка: нет
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2008 г.

Начну банально: я согласен! Причем, практически со всеми, кто уже высказывался по «The Left Hand ...» Хотя, читая многочисленные отзывы, трудно не обратить внимание на элементы полемики. То кто-то скажет, что интриги замечательно запутаны, а кому-то они кажутся одноклеточными, то кто-то заскучает без наличия action, а другой подскажет, что это — отражение Гетенианской повседневности. Там, где horseman и be_nt_al находят вечную философию, irish видит веяния эпохи, а kzenje вообще сложно комментировать...

Конечно, прав kkk72, здесь «никто не уйдет обиженным». Только, мне кажется, каждый не «найдет», а «увидит» «что-то свое». Медленная спираль квеста Дженри Ая — скучна-предсказуема или философски обоснована и вызывает шок в момент замыкания? Пророк Меше и летосчисление Зимы — вторичны или оригинальны? Один человек — это еще весть, или уже вторжение, тот камень («замковый» ли?), который разрушает мироустройство Гетена и\или дает ему лучшее будущее? Эти дихотомичные вопросы перед читателем автор ставит абсолютно осознанно, хотя читателю кажется, что это он сам ставит их... И, если есть такие разные ответы, значит, задумка автора удалась. Потому что роман — о том, что единой обьективной истины на «данный момент» просто может не существовать, есть вопросы без «единственно верных» ответов, о праве каждого видеть то, что он видит. Что важнее — «да» от Ткача или дорога к этому «да», и прошел бы по ней Дженри во второй раз?

Роман о единстве иньян. Пусть Восток считает, что правильнее — «идти», а Запад — «куда». Они оба одинаково правы и важны для мира. Дуализм forever! Программная задача — показать (полемизируя с большим белым поэтом) необходимость поиска пути к пониманию «другой стороны», как бы не было сложно(ceh +1). За реализацию — 10 баллов. Все остальное — быт и мифы далекого мира — средства, хотя и отлично сработанные, для достижения цели. Т.о., по крайней мере, в качестве собственно автора, Ле Гуин проявляет себя как истинный апологет ян, или есть другие мнения?:wink:

P.S. Не будучи таким же скромным, как Элгар, не могу сказать, что полностью постиг смысл понятия

«шифгретор».

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 января 2018 г.

«Левая рука Тьмы» мне не понравилась. Я прочитал этот роман ещё тогда, когда он впервые появился на русском — в 1991 году. Ожидания были колоссальные. В.Гаков и другие расхвалили книгу до небес, плюс увенчание самыми престижными премиями НФ. До того я читал сборник «Планета Изгнания», к которому отнёсся юмористически: ну, дамский роман, легко и занимательно придуманный, с эффектным, хоть не слишком убедительным фоном. Потом в ТМ — «Планета Роканнона», которая сразу напомнила мне полнометражный НФ-мультфильм «Властелины Времени» (мультфильм лучше, но он и снят намного позднее). Лихо, но поверхностно. Ну, думал я, это дебют, а вот «Левая рука...» должна быть на пару голов выше.

Но я ошибся.

Это прежде всего скучная история, в который мы не можем сочувствовать ни вялому посланцу Ойкумены ни его спутнику, бывшему премьер-министру, из-за политических интриг вылетевшему из правительства. Этот Эстравен абсолютно несимпатичен. А изменения в политической ситуации на планете происходят без участия главных героев, где-то за кадром. Представляете себе, если бы «Гамлет» состоял из диалогов солдат принца Форбинбраса, высадившихся в Дании и узнавших о смерти Гамлета, Полония, Гертруды и всех-всех-всех уже постфактум? Всё интересное и важное в «Гамлете» оказалось бы пропущено. Ну вот так написана «Левая рука Тьмы». Обо всём важном и интересном мы узнаём из коротких сообщений или вообще не узнаём, зато нас утомляют описанием трудного перехода через ледник.

И вообще, гермафродитизм населения Гетен хоть и декларирован, но в сюжете не играет никакой роли. Ну, вот был бы этот Эстравен женщиной — что изменилось бы в книге? Ничего. Чехов говорил, что, если автор в первом акте вешает на стену ружьё, то в третьем акте ружьё должно обязательно выстрелить. Иначе его вешать незачем. Увы, весь роман увешан нестреляющими ружьями, а гермафродитизм гетенцев — это прямо-таки целая базука, которая всё действие напролёт многозначительно маячит на первом плане, но так и не стреляет.

Оценка: 4
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 мая 2012 г.

Есть такие несознательные люди, которые не знают, что фантастика не сводится к прыгающим и грохочущим трансформерам, к поединкам Дарта Вейдера с Люком Скайуокером, к влюбленности девочки-подростка в романтического кровососа. Фантастика столь же важна, как и мифы. Мифы объясняли прошлое, фантастика объясняет будущее. Мифы заставляли верить в устойчивость существующих порядков, фантастика провоцирует на проведение социальных экспериментов. И фантастика — это самый гуманный способ проведения подобных экспериментов...

В прошлом за проведение подобных экспериментов брались либо такие харизматические деятели как Заратуштра и Будда, либо совершенно бесчеловечные тираны вроде Пол Пота. Гуманистический потенциал фантастики столь велик, что она способна без всякого кровопролития, совместными усилиями интеллекта и чувственной сферы автора и его соавторов в лице читателей сотворить целую планету, переживающую ледниковый период и населенную андрогинами. Там равно невозможен ни патриархат, ни матриархат. Осмыслив последствия подобного для насельников планеты Зима, мы способны спроецировать данную ситуацию и на потенциальное будущее нашей планеты.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июня 2009 г.

Один из шедевров «новой волны». В то время, когда мифология становится одним из источников вдохновения фантастики, Ле Гуин пишет роман, в котором имеет место не только смешение мира легенд и мира звездных путешествий и технологического прогресса, но и характерный для литературы 20 века неомифологизм. То есть, автор использует мифологические нарративные модели для создания оригинального художественного произведения.

Конструирование мира «Левой руки тьмы» удалось на славу. Роман посвящен описанию мира далекой планеты Зима, или Гетен, на которую прибывает с миссией доброй воли представитель Экумены — объединения многих планет. Цель представителя — способствовать включению планеты Гетен в это объединение.

Жители планеты Зима обладают уникальной физиологией: лишь на пять дней житель Зимы входит в состояние кеммера — период сексуальной активности, в ходе которого у гетенианца развивается сексуальное влечение, а так он скорее беспол. Чудовищным кажется жителям Зимы пришелец с Земли, который всегда находится в ситуации кеммера.

Если гетеанец находит себе партнера, то в итоге один из партнеров превращается в мужскую, другой — в женскую особь. Индивиды не имеют предрасположенности к «мужской» или «женской» роли, и в течение жизни могут становиться и «мужчинами», и «женщинами. Эти уникальные характеристики жителей планеты Зима становятся определяющими для повести.

«Левая рука тьмы» написана как красивая, но страшная сказка, в виде фрагментарных записок посланца Экумены, наблюдений иных исследователей планеты, записей легенд и мифов планеты Зима. Ле Гуин создала настолько совершенный художественный образ планеты Зима, что представляешь его себе совершенно отчетливо, и хочется описывать его как можно подробнее.

Наш мир – это мир Эдипова комплекса, и четкого разграничения гендерных ролей. В зеркале мира Зимы наш мир начинает открывать скрытые, трудноуловимые обыденным взглядом черты.

Сказка и миф – это всегда рассказ о власти. Там всегда действуют короли и принцессы. Поэтому, неомифорлогизм позволяет не просто смоделировать иную логику восприятия реальности людьми, лишенными четких половых ролей, но и поэкспериментировать в области социальной психологии и изучения механизмов власти. Поэтому для Ле Гуин создание мира планеты Зима становится отправной точкой не только в ее исследовании механизмов самоидентификации личности, но и в изучении техник господства и репрессии над личностью, исследовании формирования властных отношений.

Тонкая психологическая манера письма заставляет вновь и вновь погружаться в удивительные переживания героев романа, который одновременно есть и образец социального исследования механики человеческого сообщества, и великолепная фантастическая сказка.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2018 г.

Роман – сильная вещь, хотя не из тех, что легко читаются.

Действие разворачивается на планете Зима, где в разгаре ледниковый период. Главный герой – Дженли Аи – Посланник Экумены, его миссия заключается в том, чтобы убедить правительство планеты присоединиться к Лиге Миров – союзу гуманоидных цивилизаций нашей Галактики. Основное отличие обитателей планеты Гетен (Зима) – в том, что они лишены пола. Лишь на короткое время, в состоянии кеммер, они обретают половые признаки и способны к размножению. Впрочем, писательница не стала выстраивать на этом фантдопущении эротическую драму и увела повествование в психологические философские сферы.

На материке, часть которого покрыта ледниковым щитом, находятся два государства – монархия Кархайд с королем-самодуром во главе и бюрократический Оргорейн. Ответ на вопрос, с которым из государств инопланетному посланнику будет легче договориться, −- ни с каким не легче.

Второй главный герой романа – лорд Эстравен, который поддерживает союз Гетена с Экуменой. В начале он главный советник кархайдского короля, но в результате придворных интриг попадает в опалу.

Хотя и Дженли, и Эстравен считают, что им не всегда легко понимать инопланетянина, но на самом деле все человечество Галактики имеет общее происхождение, и проблемы у них схожие. Порой представителям одного народа труднее наладить контакт друг с другом, чем жителям разных планет. Ле Гуин в относительно небольшом романе создала целый мир со своеобразной, но в то же время чисто человеческой мифологией, политикой, культурой. Получилась история о вечных, общечеловеческих ценностях. История о дружбе, о преодолении – внешних обстоятельств, внутренних предубеждений. История, которая не устарела и через полвека после написания.

Одна из самых драматичных частей романа – зимнее путешествие через огромный ледник.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 ноября 2015 г.

Многое уже сказали об этом если не великом, то, безусловно, большом романе. Я бы хотел остановиться на одном аспекте, который вызвал у некоторых критиков серьезные недоумения. Речь об отсутствии войн на планете Гетен. Мол, такого быть не может, коль в остальном перед нами вполне классические феодальные общества, которым просто положено воевать друг с другом. Несомненно, Ле Гуин не зря ввела этот фантастический (для нас) элемент. Если угодно, это ее своего рода мысленный эксперимент (впрочем, один из многих) по созданию общества, несколько иного, чем наше. И в чем уж точно нельзя упрекнуть писательницу, так это в том, что она якобы не обосновала этот элемент. Несомненно, его причины коренятся в однополой физиологии (и психологии) гетенианцев. Войн у них нет не потому, что просто «нет мужчин», значит нет агрессии — такая точка зрения отдает примитивизмом, для Гуин неприемлемым, а потому что нет ни мужчин, ни женщин как таковых. Гетенианец — существо значительно более целостное, чем житель Земли. Человек, как было замечено еще древними (см. «Пир» Платона), сам по себе неполноценен — мужчине не хватает женщины (женственности), женщине не хватает мужчины (мужественности). Эта нехватка приводит к борьбе за восполнение и обладание — грубо говоря, мужчины конкурируют между собой за женщин, женщины — за мужчин. Гетенианцу это незнакомо — он, как неоднократно упоминает Гуин, более закрыт, интровертен, самодостаточен. Разумеется, в обществе, где большинство — интроверты, будет непросто с научным прогрессом, жаждой открытий, нетерпеливым движением вперед, чем так славны некоторые эпохи земной истории. И действительно, прогресс на Гетене крайне замедлен и отягощен сугубо восточным вопросом: «А зачем?». Зачем, например, делать автомобили с большой скоростью, если и сорока км/ч вполне хватает?

Но вернемся к войнам. Конечно, Ле Гуин не хочет рисовать какую-то идиллию вместо правдоподобного общества. Поэтому оно полно всевозможных конфликтов и споров: за ресурсы и территорию, за гегемонию (лидерство) и вроде бы за престиж и честь, которые не вполне корректно передаются пока малопонятным термином шифгретор. Почему же эти конфликты не перерастают в войны, хотя бы локальные? Гуин и на этот вопрос дает недвусмысленный ответ: гетенианцы, кажется, не способны к мобилизации. Что это значит? Мобилизация не есть просто сбор больших масс народа с одной (военной) целью, это прежде всего предпочтение такой единой цели в душе каждого из мобилизованных. Иными словами, в мобилизации гетенианцу придется пожертвовать своей целостностью ради какого-то одного аспекта жизни, упростить, уменьшить себя до части (винтика) большой системы. Человеку такое дается проще — ведь он и так ощущает себя лишь частью (мужчиной или женщиной), а не целым. Гетенианец более щепетилен в этом вопросе. Его щепетильность и называется шифгретор. Шифгретор это не честь, которая может быть задета, не престиж, который может быть потерян — это ощущение целостности и самодостаточности, которое может быть нарушено, умалено. В любом конфликте генетианец выступает прежде всего как целостная личность — мстит ли он, интригует или дерется. Но только не в мобилизации и, как следствие, войне. Поэтому-то «Кархайд не государство, а толпа вздорных родственников» — настоящее же государство мыслит категориями масс, а не личностей, войн и мобилизаций, а не родственных склок.

Итак, благодаря физиологически-психологической особенности моногендера, у гетенианца сильно повышено чувство самодостаточности и снижена агрессия. Король Кархайда неоднократно удивлялся способности людей пребывать все время в кеммере (то бишь в возбуждении). Разумеется, речь не идет только о половом возбуждении, а скорее об общем человеческом настрое на активность, познание, изобретательность, творчество, риск, освоение. Человеку, как уже говорилось, словно все время чего-то не хватает. Гетенианцу, будто бы списанному Ле Гуин с древних японцев и китайцев, такое мельтешение чуждо. Он как будто бы значительно меньше увлекается чем-либо, не влюбляется ни во что. Точнее, краткий период влюбленности гетенианец периодически испытывает, но ведет он не к страстной любви, а к чему-то принципиально иному — дружбе. Собственно, весь роман — гимн дружбе, и тут обсуждать нечего, я хотел бы лишь обратить на одно отличие любви и дружбы: ревность. Любовь, и это известно всем, ревнива, а вот дружба между двумя независимыми личностями такого чувства не знает. Земными мужчинами и женщинами правит любовь, а значит и ревность; дружба правит жителями планеты Гетен, и они не знают ревности. Да, по-видимому из-за этого они менее деятельны, менее любознательны, менее энергичны, зато и менее агрессивны, менее воинственны, более целостны. А это значит, что у них есть чему поучиться землянам, благодаря своей долгой эволюции пришедшим к осознанию того, что самое главное — это не колонизация, а диалог, не прогрессорство, а ученичество, не война, а дружба...

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 августа 2014 г.

Земноморье в свое время оставило непростое впечатление о себе, вроде «зацепило, протащило до обрыва и бросило в расстроенных чувствах». До сих пор с опаской смотрю на сборник; возможно, наберусь когда-нибудь мужества и снова возьмусь за него. Хайнский цикл чуть было не прошел мимо меня, но вовремя встретилась «Левая рука Тьмы». И что.. я в расстроенных чувствах, разбита и бесконечно несчастна. Ле Гуин меня погубит.

Да, книга не ставит целью порадовать или развлечь, половина ее описывает тяжелое сражение с непримиримой матушкой-природой планеты Зима (название говорит само за себя), а вторая переполнена политическими терками и попытками установить контакт с царьками и партиями этого отдаленного мирка. Второй фон поначалу раздражал, потому что мне пришлось впилиться в самую середину происходящего, понять кучу вещей, прежде чем я смогла как следует ориентироваться. И тут оказалось, что все это не так уж и важно.

Первая часть переполнена разговорами и интригами, несмотря на отсутствие видимого прогресса в переговорах. Вторая же часть – суровый квест по выживанию в ледяной пустыне, в этой бурной и смертельно опасной снежной воронке, – выкидывает всю шелуху, которая успела скопиться за месяцы переговоров, и не оставляет никакого иного выхода, кроме как погрузиться в себя глубже, чем когда-либо. И одновременно открыться другому. Их двое во всем ледяном царстве, ни других людей, ни животных, никаких признаков жизни; иногда даже солнце и снег вступают в коварную коалицию и страшат умопомрачением, когда непонятно, где верх и низ, а может, их уже и нет. Ничего нет.

Ле Гуин концентрирует взаимоотношения между двумя похожими, но бесконечно разными видами; отношения выстраиваются, рушатся, агонизируют. И при всем при этом в книге нет ни слова о любви и романтике – в том смысле, в котором мы привыкли к ним. Но каким-то потрясающим образом эта странная, нестабильная связь, эмпатия высшего порядка двух людей, являющихся друг для друга пришельцами, пропускает ток до самых пяток.

Light is the left hand of darkness

and darkness the right hand of light.

Two are one, life and death, lying

together like lovers in kemmer,

like hands joined together,

like the end and the way.

P.S. Пару слов о населении планеты Геттен/Зима. Восхитило отношение этих амбисексуальных существ к нам, по их понятиям постоянно находящимся в кеммере – мы для них извращенцы. Прекрасная характеристика.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 мая 2012 г.

Не нравится мне «Волшебник Земноморья» и еще с десяток разнообразных произведений ЛеГуин — прочесть смог, но в душе чего-то важного не тронуло, да и дочитывались они в большинстве своем по диагонали, чтобы узнать, чем все кончится. За этот роман взялся только из-за идеи почитать про взаимопонимание двух абсолютно разных в гендерном отношении цивилизаций. Сначала было тяжело вчитаться в текст — он изобилует деталями, не нужными, на первый взгляд, описаниями. Я решил себя не торопить и читать понемножку, но качественно. Где-то к середине романа я понял, что уже не отпускает. Я «въехал» в мир, ситуацию, более того, пропитываюсь ею и уже тяжело выключиться. 2 недели мусолилась первая половина романа, а дочитан он был за одну ночь. Переход через ледники — это было что-то! В-общем, кто бы мог подумать, что меня совершенно не тронет «Волшебник...», но я выпаду в осадок от гениально написанной вариации на тему: «Знаете, каким он парнем был?!» По ощущению после прочтения — сильно напомнило мне «Последнего самурая» — фильм Эдварда Цвика с финальным обменом фразами: «- Расскажите мне, как он умер. — Я лучше расскажу вам, как он жил».

Мифы, отчеты антропологов и прочие интерлюдии — только усиливают силу текста. Его проникающая, убойная сила так медленно нарастает, что ее почти не чувствуешь в начале — порой даже тяготишься подробнейшей рефлексией автора — а потом вдруг понимаешь, что все это было нужно, чтобы создать тот эффект, которого автор добивается во второй половине. Гениальный текст. Я им очарован.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх