FantLab ru

Роберт М. Вегнер «Все мы меекханцы»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.52
Голосов:
875
Моя оценка:
-

подробнее

Все мы меекханцы

Wszyscy jesteśmy Meekhańczykami

Повесть, год; цикл «Сказания Меекханского пограничья»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 81
Аннотация:

Отряд Горной Стражи, возвращаясь с патрулирования, ловит шпиона. По дороге в город шпион пытается спровоцировать солдат, называя их меекханскими псами. Однако провокация не удаётся — солдаты, хоть и принадлежат к народу, относительно недавно присоединённому к Меекханской империи, не возражают против того, чтобы их называли меекханацами. Пожилой ветеран объясняет молодому офицеру, что отношение к меекханцам изменилось после битвы в долине Варес, и начинает рассказывать об этой битве, в которой полк меекханской пехоты сражался с многотысячными ордами кочевников, прикрывая отход мирного населения...

Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Премия им. Януша А. Зайделя / Nagroda im. Janusza A. Zajdla, 2009 // Рассказ

Номинации на премии:


номинант
Наутилус / Nagroda Nautilus, 2009 // Рассказ

номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2016 // Лучшая повесть / рассказ зарубежного автора

Похожие произведения:

 

 


Сказания Меекханского пограничья: Север — Юг
2016 г.
Сказания Меекханского пограничья: Север — Юг
2018 г.

Аудиокниги:

Сказания Меекханского пограничья: Север — Юг
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Opowieści z meekhańskiego pogranicza. Północ-Południe
2009 г.
(польский)
Nagroda im. Janusza A. Zajdla 2010
2010 г.
(польский)
Sekera a skála, meč a žár
2011 г.
(чешский)
Opowieści z meekhańskiego pogranicza. Północ-Południe
2012 г.
(польский)
Оповістки з Меекханського прикордоння. Північ—Південь
2019 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  37  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я, Сын Чтения, выступил в поход на долину Меекхана в сопровождении трех своих а'кееров — неуемного Читательского Любопытства, блистающих Привлекательных Посылов и потрепанного в предыдущей схватке с отрядами Милых Моих Доверия Польским Авторам. Я рассчитывал легко сокрушить Меекхан, захватив богатую добычу Приключениями и полонив множество Харизматичных Героев. Я был молод и самонадеян. Теперь я стар и мудр, и единственные слова, которые Я-сейчас сказал бы Я-тогда: «Хрен с два!»

Уже первые столкновения с Горной Стражей заставили насторожиться — они заманивали меня в ловушки, где не было никого. Летучие отряды Интереса уходили преследовать врага в ночи и не возвращались, бесследно растворяясь в Строках и Страницах. К заветной долине я прорвался буквально на зубах. У подножья должно было начаться великое сражение... И я уже предвкушал битву с достойным противником, отмеченным Богом Авторитетной Премии, но встретил лишь Бесконечную Тоску и Скуку. Спустя два дня жалкие остатки моих а'кееров, едва влача ноги, покинули непокорную Книгу.

А теперь, поскольку метафора с войском исчерпала себя, скажу кратко. Читать 100+ страниц про триста спа... меекханцев было чудовищно, невозможно, неимоверно СКУЧНО. Потому что кроме вялотекущего экшна тут ничего нет. По эмоциям — ноль (переживать некому), по эстетике — ноль (смаковать нечего), по «обмозговать» тоже решительно нет (если вы не собираетесь в ближайшем будущего обронять горную долину от зерг-раша степной кавалерии). Если первая история напоминала, о героике Говарда — наивной, но привлекательной в своей наивности, то «Все мы меекханцы» воскрешают в памяти батальные сцены перумова (или новеллизации боевки Тотал Вар).

Я очень благодарен журналу «Мир фантастики», что они выложили эту повесть для ознакомления — это спасло а'кееру моего портмоне четыреста Деревянных Всадников.

Оценка: 4
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне было трудно читать эту повесть: ведь мои предки были тюрками-кочевниками, причем с большой долей вероятности могу сказать, что они были теми, кто участвовал в Западном походе монголов в Польшу и Венгрию.

Продолжим, повесть бесспорно атмосферна, занимательна. Проблемы возникают, когда начинается битва. Кочевники все время нападают, и все время несут потери, каждая их атака становится все более изощренной, но самое очевидное (сжечь телеги огненными стрелами) дойдет до них значительно позже. Как они побеждали в битвах с Империей в предыдущие 3 года непонятно. Пехотинцы поражают своей невозмутимостью и мужеством, а также способностью выстоять против любой лобовой атаки (думается, они бы и танк на скаку остановили). Некоторые выполняют свой долг с десятком стрел в теле. Кстати, у этого автора, впервые прочел, что пехота имеет преимущества перед тяжеловооруженной конницей.

ПС: Тотальный нагиб кочевников в повести, можно назвать писательской реакцией компенсации, ведь если покопаться в истории, поляки отхватили полных люлей от кочевников.

Вердикт: Если вы не бывший кочевник — читайте, должно понравится.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй эта повесть вернула мою любовь к эпическим фэнтезийным историям. Только начал знакомится с Вегнером, благодаря рецензиям на фантлабе, но мне уже очень импонирует его подробнейшее и взвешенное описание упадка Меекхенской империи, а история о вторжении варваров в долину и столкновение с императорскими полками просто перехватывала мое дыхание во время чтения.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это просто неприлично прекрасно. Саспенс, атмосфера, ожидание «бури»...

Очень эпично, очень красиво и очень грустно. Мне все больше Вегнер напоминает Эриксона. В этой повести есть что-то от линии Колтейна, но вместе с тем — защита Капастана. И размах не хуже. Еще и Хельмова Падь вспомнилась. Но речь, конечно, не об этом.

Вегнер пишет достаточно сухо, конспектированно, но, черт возьми, иногда такое ввернет, что окатывает ушатом. Всякие жуткие подробности, все эти ржания лошадей, убийства животных, вся эта вереница на Лысице... И очень густая тяжелая атмосфера.

Меекханская пехота показана героично и сухо ровно настолько, чтобы проникнуться к ней уважением и состраданием.

А значит, автору удалось.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Продолжение истории о Горной Страже получилось, на мой взгляд, чрезвычайно забойным. К тому же здесь присутствует легенда, которую рассказывает самый старший и опытный боец при марш-броске. Именно эта легенда выводит повесть на эмоционально очень высокий уровень.

При чтении возникают аналогии (по крайней мере, у меня) с потрясающим романом В.Яна «Батый». Жестокие и жадные кочевники, этакая орда, втыкается на горном переходе, где никак нельзя обойти с флангов, в упрямый пехотный полк. Рассказчик (и свидетель кровавого и славного побоища) подает историю возникновения легенды дозированно, и тем ярче и драматичней кажутся страницы, где описывается, как все это происходило.

Лично мне очень понравилась повесть «Все мы меекханцы». Нет претензий, и не хочется ни к чему здесь придираться. Героическое фэнтези. Послевкусие остается надолго. Высший балл.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Давно, а может быть и никогда ранее, не встречал я настолько великолепного батального полотна, написанного словами! Вложенный сюжет (рассказ одного из героев) является, по сути, основным, поскольку именно он несет главный месседж этой новеллы, отраженный в её названии. Базовый «шпионский» сюжет тоже, кстати, по-своему красив и тоже играет на месседж, но все же блекнет на фоне рассказа о битве. Я не знаток средневековой военной тактики (и в убое скота тоже не разбираюсь), и мне, в общем-то, не так важно, насколько грамотно всё написано с научно-исторической точки зрения. Я — верю, и мне этого достаточно. Мне важно, КАК написано, ибо передо мной литературное произведение, а не исторический труд. А написано — шикарно! Тут, конечно, велика еще и заслуга переводчика, сумевшего сохранить атмосферу. (Это ведь только кажется, что с польского переводить проще, чем с английского, на самом деле даже в чем-то сложнее: лексически языки бардзо подобны, но стилистически — совсем не бардзо.) Картина разворачивающихся событий буквально стоит перед глазами — будто фильм смотришь. И, знаете, этот фильм даже покруче «300 спартанцев» будет! (Имею в виду, конечно, классику, а не новодел.) В которых, кстати (как и в «Спартаке» Джованьоли) историческая точность — тоже не так уж существенна на фоне художественного уровня. Фильм вспомнился, это факт. Именно как художественный аналог. Хотя исторических аналогий, конечно, никаких быть не может, тут Роджер_Янг совершенно прав.

Я поставлю высший балл. Может быть, не за сам текст новеллы, а за собственный нарратив, поскольку мне почудился очень чувствительный для меня мотив — мотив профессионализма. Мне лично показалось, что 800 меекханцев стояли насмерть не только и не столько ради того, чтобы дать сбежать мирному населению. И даже не ради того, чтобы переломить ход войны. Я бы не поверил такому пафосному героизму, психологически недостоверному. Зато верю в обыденное стремление сделать свою работу как следует. Вот просто взять и выполнить свой долг. Даже ценой жизни, если иначе нельзя.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну причем тут 300 спартанцев? Первоначально в битве у Фермопил спартанцы составляли меньшинство среди союзников. И греки шли туда не умереть героически, а вполне обоснованно планируя остановить персидское войско и заставить его прекратить вторжение. И не покажи Эфиальт обходную тропу, так скорее всего и было бы, поскольку начались бы проблемы со снабжением у той большой и слабоорганизованной банды, которую по сути и составляло персидское войско. Ну а в прямом правильном бою персы абсолютно ничего не могли противопоставить греческой пехоте, что с успехом доказали следующие два века. Даже в междоусобных персидских войнах главную ударную силу составляли греческие наемники, а местные стояли на подтанцовке.

Решение Леонида не отступать после обхода было вызвано чисто внутренними спартанскими заморочками и кроме громкой славы и имени в истории не принесло ровным счетом ничего, никаких военных тактических выгод.

В то время как меекханские пехотинцы не ищут славы. Они профессионалы, и у них стоит одна конкретная задача — не допустить резни беженцев. Для этого им придется умереть. И они это тоже знают. Но это их не волнует. Их волнует только одно — как выполнить эту задачу. И они ее решают без лишнего пафоса и громких слов. Потому что они профессионалы.

Очень сильная вещь. Самая сильная из всего меекханского цикла. Вегнер мелкими мазками рисует грандиозную картину одного из эпизодов большой и тяжелой войны между Империей и кочевниками. Мастерски рисует.

После этого рассказа Вегнер стал третьим польским фантастом ( после Лема и Сапковского) у которого я буду читать все его вещи — неважно удачные они или нет. Он того стоит.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта повесть о мужестве и героизме написана в сдержанной (никакого пафоса) и точной манере, прекрасно соответствующей теме, которая может быть кратко обозначена словами «триста спартанцев». Тема эта бессмертна, как их подвиг, и будет встречаться в литературе, пока будет существовать этот вид искусства.

О батальных сценах говорить не буду, присоединюсь к тем, кто считает их выше всяких похвал.

Сначала несколько слов о юморе, с которым тяготы военной службы переносятся значительно легче. В этой повести юмор занимает особое место, подчёркивая человеческие качества этих железных ни перед чем не отступающих воинов. Остроумных реплик у Автора хватило аж на четверых героев. Лейтенант Кеннет-лив-Даравит уже известен читателю по повести «Честь горца», как остроумный человек; неплохие шутки выдают десятник Вархенн Велергорф и его в прошлом командир капитан Кавер Монель. Шутят даже рядовые стражники, но всех превзошёл по этому «показателю» пехотный полковник Дарвен-лав-Гласдерн. Одна шутка этого человека, который очень хорошо представляет, сколько времени ему осталось жить, и который только что получил страшную рану в лицо, просто вызывает восхищение. Так ведут себя настоящие герои, а когда читаешь о них, не следует опускаться до позорных рассуждений о том, насколько прилично «в десятитысячный раз пересказывать битву при Фермопилах».

Теперь считаю необходимым поговорить о некоторых неясностях. Их всего две, и у меня тоже нет полной уверенности в собственной правоте. Но она (уверенность) почти полная. Вопрос первый — почему кочевники не сразу стали жечь баррикады из телег и фургонов горящими стрелами? Ответ в тексте повести даётся. Они торопились. Торопились захватить скопившихся в долине беженцев с их имуществом. Грабёж — это их главная цель. Они и попробовали решить дело лобовыми атаками, т. к. время горения баррикады не менее получаса, а баррикада не одна. Поспешили и долго не могли осознать свою ошибку.

Вопрос второй. Кто-то из бывалых, знающих, как ведёт себя стадо на бойне, как оно может в панике затоптать человека, посчитал, что здесь Автор ошибся — не стали бы животные стоять и ждать смерти, как будто парализованные ужасом. Но там нет стада в общеизвестном смысле, там смесь коров, лошадей, коз и овец, как эта масса поведёт себя, неизвестно, ни на какой бойне такого не может быть. Но главное не в этом. Бывалый и знающий упустил из виду одну мелочь. В повести забоем скота руководит чародей, Мастер Барен-кла-Вердонелл, владеющий Тропой Воздуха. Но ни один чародей не расскажет обо всех своих умениях сразу и первому встречному, будь он даже и капитаном Горной Стражи.

И последнее. Не бывает такого, чтобы историческое произведение никак не соотносилось бы с современностью. И тут в голову приходит некоторое сходство (с нашей реальностью) империй, нападающих на них из восточных (или ближневосточных) степей кочевников, и, главное, горцев, уроженцев края, не так уж давно мирно присоединённого к Империи, служащих в Горной Страже, защищающей её границы. И это написано польским Автором!

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот не люблю я излишний пафос.

Итак, старый вояка травит байки из своего славного прошлого. Он-де под началом такого героя воевал! И даже при нем так матерился! И вообще — они в колличестве 800 человек отбили натиск степной орды в 35 тыс голов! Ой, как-то несолидно... Надо бы круглое число... 40 тысяч! 40!!!!

При этом мне вот непонятно. Автор уверяет, мол, эта самая орда уже наловчилась уничтожать подобные баррикады, воюя с соседями. Ну, тогда у меня есть вопрос. Почему до 40-тысячной ( если верить персонажу) армии во главе с военачальниками и магами (источник все тот же...)))) так долго доходит простая мысль — поджечь телеги, из которых сложены укрепления? В этом мире магия, типа, есть? Есть! Лучники есть? Есть! Огонь степнякам знаком? ДА! Так в чем же дело?! Это ж (если верить персонажу) многоопытная многотысячная супер-крутая армия!

Или вот еще... Сцена, где забивают скот беженцев. Ну я вот пытаюсь представить огромные стада, которые просто забивают, в то время, как другие животные просто стоят рядом, на месте и... гадят. От страха. Они, понимаешь, парализованы ужасом!

Автору стоило бы хоть в общих чертах почитать, как ведут себя животные на бойне... От запаха крови... От криков... Как в панике стадо может затоптать человека...

Было бы, конечно, не так красиво.

Но, ИМХО, не так похоже на баечку про серого бычка.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну что же, повесть большая,и читается отнюдь не быстро. При этом она на удивление цельная и крепкая, настоящее эпическое полотно, которое заставило меня, наконец, втянутся в суровый мир меекханского пограничья.

Во первых, само по себе описание, его динамика и детализированность. Оттого повесть и читается медленно, что Вегнер пишет с учётом мельчайших мелочей, как-то шершавости и занозистости досок телег, стоящих на баррикадах, свиста сотен стрел, сливающихся в пугающий и неповторимый гул, глаз забиваемых животных, и прочего-прочего, что создаёт очень убедительный эффект присутствия. Ты как будто сам стоишь за плечом вестового Вархенна и ловишь взглядом все эти, казалось бы, незначительные фрагменты действительности.

...Ну и, конечно, сама оборона перевала... Описано подробно, реалистично и, по ходу самого действия, даже не пафосно. Просто солдаты делали ту работу, ради которой они и пошли в армию. Защищают людей, оставшихся за их спинами, не жалея себя. Это их долг, стоять вместе против общего, беспощадного и жестокого врага. Делая это деловито, спокойно, не размениваясь на пустые слова и эмоции, лишь изредка шутя, подобно бывалым висельникам. И они сражаются, находя раз за разом последние силы, поднимая щиты, взводя крылья арбалетов и скрипя кожей перчаток о рукояти уже изрядно затупившихся мечей. Орды кочевников раз за разом разбиваются об эти страшные, молчаливые человеческие заслоны, которые вросли в землю, словно каменные глыбы.

Именно эта лёгкая отстранённость и создаёт, как ни странно, особый эмоциональный накал «Wszyscy jesteśmy Meekhańczykami», атмосферу простого, какого-то повседневного, сурового героизма, слегка пробравшего даже меня, нечувствительного к подобным вещам. И смятая концовка даже вписалась в этот сюжет — она очень будничная, повседневная и абсолютно реальная... «Что случилось?...» — «Солдаты погибли, да и всё...». В подобной лаконичности есть что-то и возвышенное, и горестное одновременно. Конечно, в какой-то степени это рассказ идеологический, пропитанный имперской идеей, но лишь отчасти. Дело здесь всё-таки не в Империи как таковой, не в её императоре, не в его генеральном штабе и чванливых чиновниках. Она проявляется прежде всего в том, что солдаты Империи защищают людей от страшной опасности, которую они не могут побороть сами, что они прикрывают своим щитом человеческие жизни, спасая от неминуемой гибели, и сражаясь во имя них...

Ассоциаций с Василием Яном не слишком много — произведения слишком разные по тональности и по поэтике. Ближе всего, пожалуй, сравнение с «Legend» Дэвида Геммела, пусть даже у последнего и типажи поярче. Читаем дальше...

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну шикардос, понятно. Девяносто семь страниц -- описание одной страшной, но настолько реалистичной битвы, что, не будь Вегнер из моего поколения, я бы решил, что он по своему опыту пишет о сражениях Второй мировой. (В любом случае -- просто сидя за книжкой или компом, такого не напишешь. Надо иметь либо очень сильное воображение, либо... You get it, короче. И -- меня вааще не заботит, играл ли Роберт в Total War. Будем считать, что играл %)) Вполне возможно, и писал, вдохновляясь ею. На это, братцы, тоже талант нужен -- ТАК «расписать» любимую игрушку %))

Хоть Перумова взять для примеру *его тут уже упоминали, кстати* -- он снискал себе славу как баталист, но что мы видим на деле? «Айне колонне марширен, цвайне Мельине защитирен» -- вот, собственно, и все. Поневоле хочется процитировать классика: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить!» Так вот: Вегнер, надо отдать ему должное, такого не напишет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Гора была едва ли не в милю высотой и выглядела так, словно некто взял огромный молот и ради забавы изо всех сил ударил в ее склон. Так возникла долина Варес, которая, по сути, долиной не была: овальная лохань диаметром в четверть мили, объятая с двух сторон скалистыми отрогами и завершающаяся почти отвесной стеной самой Лысицы. Вход в эту как-бы-долину не превышал пятидесяти ярдов в ширину. Вел туда имперский путь, каменная дорога, на которой едва разъехались бы два фургона. Называли ее Калиткой Севера, поскольку было это единственное место на расстоянии почти в сто миль, где купеческие фургоны могли перевалить Малый хребет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хотя путь, ведший на вершину Лысицы, и был узким, вырубленным в отчаянно отвесной стене, но построившие его имперские инженеры заслуживали любых почестей и похвал, какими в силах была одарить их человеческая память и благодарность. Тракт взбирался по откосам, насчитывал восемнадцать поворотов, а общей длины – без малого семь миль. Купеческий фургон, запряженный четверкой крепких лошадей, всходил на вершину за полный день. Но даже в этом случае добирался до Нового Ревендата куда быстрее, чем если бы ему пришлось ехать сто миль на восток, чтобы воспользоваться Большими Вратами. Вот только нынче купеческий фургон взбирался бы на Лысицу дня три. А то и дольше.»

Вот такое-то место Черному Капитану (вместе с -- предсказуемо -- не-слишком-любимыми Ымперцами) приходится оборонять. Само собой, была бы другая обстановка -- воины петушились бы вовсю, доказывая, кто круче -- столичные снобы или гурали. Да только тут не до этого...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Старая мудрость гласила: дай меекханцам три часа – они выроют окоп, но дай им три дня – поставят крепость.

Тут же дело облегчали беженцы. Сотни повозок уже стояли неподалеку от въезда в долину. Полковник сразу выслал солдат, и те принялись отбирать лучшие из них для обороны. В первой линии встанут самые тяжелые фургоны: теми чаще всего оказывались купеческие, с солидными бортами и днищами. Едва лишь тридцать отобранных повозок встали полукругом снаружи прохода, оставив узкую щель, через которую продолжали втекать беженцы, в дело пошли лопаты. Под каждым колесом солдаты выкопали яму, после чего возы всадили в землю до середины оси. Перед линией обороны мигом возник ров, а выкопанная земля отбрасывалась под повозки, делая невозможным проход снизу. Все фуры связали друг с другом цепями и веревками, длинные доски, снятые с других телег, использовали, чтобы укрепить борта и закрыть проходы между ними. Каждые несколько шагов над бортами приделывали козырьки, чтобы уберечь солдат от падающих стрел. Вдоль всей линии обороны стучали молоты, вгрызались в землю лопаты. Вархенн, глядя, как солдаты выламывают дышла из остальных повозок, острят их и втыкают перед фронтом баррикады, почти готов был поверить в три дня и крепость.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Да и вопрос о колесах не стал риторическим. С повозок, которым и так суждено было сгореть, снимали колеса, стягивали ободы и острили спицы. Потом колеса втыкали в землю. Четыре-пять таких выступающих из почвы деревянных колышков могли сорвать любую атаку

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
...когда они начали выезжать из леса, то казалось, что никогда не остановятся. Выезжали и выезжали, ряд за рядом, под рев труб и дудок, под удары барабанов. Встали по всему горизонту, везде одновременно. Это была охренительная, страшная демонстрация силы и мощи, спектакль с целью нас напугать и отбить желание сражаться. И почти сразу же они атаковали

Одним словом, каковы защитники, таковы же и их враги. Достойные, сильные, неспособные (как у Креса) рыдать по пустякам, а сдержанно и молча принимающие все, что происходит. Пофигисты, т-скть. Удивительно, как только Черный, издавна варясь в житейском котле среди грязи и нечистот, все-таки остался нормальным человеком, не превратившись в очередного штабс-капитана Дауэрлинга: «И вкатил мне таакие шпангли -- мое почтение!» (Но этому как раз можно поверить, ведь в предыдущем рассказе подробно объяснялось, почему честь для гураля -- не звук пустой). Куда более удивительно, как ведут себя товарищи из столицы -- они, оказывается, тоже вполне способны на человечность и мужество (тут в кач-ве иллюстрации скорее можно вольнопера Марека вспомнить. Пол-полка «Мареков», да еще и горная стража, видно, из того же самого горнила рождена!) Эх, устал я от отстутствия нормальной военной прозы. Без описаний, как кого били в уборной, и прочих псевдо-удовольствий, явно не в казарме подсмотренных (а то и вообще -- кхе-кхе -- из пальца высосанных...)

Но тут вдруг -- такой подарок. Кстати, насчет «300 спартаковцев» -- я что-то не заметил прямых аналогий. Да, в финале мелькнуло. Полунамеком. Не более того ;))

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Шея коня выгнулась под прямым углом, треснули позвонки, он зарылся головой в землю и перевернулся, мертвый в тот миг уже, когда шаман выполнил свой жест. Рухнул в каких-то двухстах ярдах от баррикады.

Только вот топот не смолк. Наоборот – нарастал, делался сильнее, громче. Вархенн вытаращился, видя тучу пыли, вздымавшуюся над землей там, куда били призрачные копыта. Душа, дух коня, убитого миг назад чарами шамана, продолжала мчаться вперед, прямиком на баррикаду. Прямо на повозку, стоящую рядом…

Несколько солдат в последний момент отпрыгнули в сторону. Колья, вбитые перед укреплением, брызнули во все стороны, словно пики, рассаженные конской грудью, а в следующий миг что-то грянуло в укрепления. С оглушительным треском тяжелый купеческий фургон, сколоченный так, чтобы перевозить по любой дороге тысячи фунтов товара, взлетел в воздух, вырванный из шеренги. Веревки и цепи, связывавшие его с остальной баррикадой, рвались, словно льняные нити, а доски, гвозди, куски дерева летели во все стороны. Фургон несколько раз перевернулся в воздухе и грохнулся о землю

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Щиты пехотинцев, стоявших сразу перед лошадьми, пошли вверх. Нападавшие, которые уже должны были думать, что пробились сквозь пехоту, внезапно оказались в ситуации человека, чей конь по брюхо проваливается в зыбучие пески. Щиты пехоты создали ровную поверхность без дыр, куда можно было бы вбить острие, а удары саблей или топором не имели ни шанса проломить преграду. Несколько мгновений Наездники Бури отчаянно лупили в нее, а потом внезапно один, другой, третий конь заржали и свалились на землю. Под защитную крышу скользнули двое солдат, держащие вперехват, словно тяжелое копье, дротики. Молниеносно просочились между товарищами, добрались до лошади и нанесли двойной укол, снизу, ниже клепаной брони. Животное захрипело, словно от удивления, фыркнуло красными брызгами, ручей яркой крови заструился из его ноздрей и рта – и пало на землю.

«Вялотекущий экшен», говорите?.. Да полно вам. Экшен -- это когда автор нарочно заостряет внимание на действии, к-рое того не стоит. Сгущает, т.-ск., краски. Тут ничего не надо сгущать; все само по себе насыщенно и полно отличнейшего драматического действия. (Да, конечно. Остается вопрос, на к-рый уже обратили внимание в комментах -- почему кочевники просто не подожгли возы?.. Ответ: во-первых, таки подожгли (просто слишком поздно. Но до них дошло...) Во-вторых же,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
они предвидели, что это может вызвать бурления известной субстанции на Фантлабе, и хотели полюбоваться %))
Шутка. А на самом деле -- если рассказ вызывает ТАКИЕ споры, значит, он уже априори неплохой. Значит, есть, что обсудить).

Ну и финал -- довольно неожиданный; как я понял по предыдущему рассказу, Вегнер это любит. После описаний штурма долины автор вновь вспоминает о шпионе, с к-го все началось; но и история шпиона -- лишь «ниточка», за к-рую потянуть -- и начнется совсем другой сюжет.

Интересно, что же будет дальше?..

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Цири, Цири, ЦИРИ, черт!.. Че те еще надо-то, старичок? ;))

В любом случае, тут меньше девятки не поставишь.

P.S.: Досадный косяк. «Се-кохландийцы» пишутся то с двумя дефисами, то с одним, то вообще без. В фамилии «Кавцар» он тоже то появляется, то пропадает. С. Л. в рукописи ошибся?.. Ох, боюсь, нет. Боюсь, это все чудотворства корректора :((

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Шикарно. Есди первый рассказ просто крепкий , в принципе не выделяющийся, то второй, Все мы меекханцы , уже показывает почему этот цикл такой титулованный. Это одно из лучших произведений в жанре, показывающий противостояние горстки смельчаков (спаянный отряд пехоты) против орды кочевников. Подано это в интересном ключе, рассказа в рассказе, и автор очень хорошо удержал интерес к обеим линиям повествования. Очень классно показано самопожертвование пехоты, спасающей людей, пафосно но без оскомины.

И задел на будущее в лице оборвавшейся третьей линии в рассказе, которая проявляется на пару строчек шикарно сделан

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта детская сказка рассказанная для взрослых вызвала на удивление много негатива. И вторичная она и читать про 300 спартанцев кому то скучно и эстетики в битве нет... и кочевники для кочевников слишком тупые и скот на бойне себе ведет не как скот, а как стадо сонных баранов. Автору вон даже комплексы корнями аж из 15 века приписали... Б... народ, вы серьезно? Вы вообще о чем? Вы читаете одну из глав большего произведения, основная задача которой протянуть нить из завязки к эпилогу. Показать, что империя так давно властвовала в горах, что горы стали ее частью. Объяснить, почему гордые горцы всего то через несколько столетий считают себя частью Империи. Автору это однозначно удалось. И главное в этой повести не то, что кочевников остановили в узком ущелье. Главное о чем говорит автор это не в том, что меекханцы готовы умирать защищая горцев. Главное, что судьи готовы выносить приговоры аристократам из центральных районов если они оскорбляют местных. Вы читаете произведение, что называется для старшего школьного возраста (с поправкой на 21-век). Каких психологических изысков вы хотите? Это же не Олди, где каждый герой, созревший пациент если не психушки, то как минимум психотерапевта. Это сказка, причем сказка рассказанная в сказке. 1001 ночь и разбойная дорога Дункана в одном флаконе.

Ну а что касается правдоподобия.

1. Скот в процессе забоя успокаивали чарами. Это ясно следует из текста.

2. Фургоны зажгли. Причем зажгли именно тогда, когда и должны были. Первая атака — проба сил и попытка прорваться с ходу. Проводил ее скорее всего передовой отряд еще до подхода большого начальства. Вторая атака была проведена с магической поддержкой, когда подтянулся авангард. Атакующие все еще надеялись прорвать линию сходу. Не получилось. Подтянули тяжелую конницу и начали штурм. Атака захлебнулась. Дальше, фургоны зажгли. Почему не зажгли раньше? Да потому, что стена огня она и в Африке стена огня и гнать в нее коней никто не будет. Задача была — прорваться сходу. Пока добыча не ушла через перевал. Запалили бы фургоны сразу — сидели бы перед костром и сушили портянки, пока фургоны прогорят. Баррикады спалили тогда, когда стало понятно, что быстро прорвать их линию не получилось.

Весь меекханский цикл пронизан аллюзиями на римскую империю. Причем времен ее распада. От гор Британии до аравийских пустынь наблюдается общий упадок. Легионы оттягиваются к центральным районам империи, часть земель оставляется под контролем местных элит. По границам фатерлянда кипят нешуточные страсти. Соответственно нашествие се/кохландийцев по аналогии это помесь Атиллы и вестготов с их тяжелой кавалерией.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Этот рассказ покруче первого. Немного неправдоподобно выглядит сражение 800 солдат меекханской пехоты с 35000 армией, но битва описана захватывающе. Невероятный рассказ. Я просто не мог оторватся до последней страницы. Настоятельно рекомендую.

Оценка 9,5/10

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Дамы и Господа... Повесть ведь реально хорошая — особенно если читать книгу по порядку. В ней есть определенная мысль — об отношении к империи покоренного народа, описание героической баталии. Кстати, весьма талантливое. Совсем не вялое повествование — по большому счету это чистый эпик. Если вам нравится подобное — будете довольны, если нет — то не советую. Многие образы мне запомнились хоть и сама битва чем-то напомнила одного отечественного автор

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хроники Сиалы. Пехов. Не помню названия местности и битвы, но там было что-то похожее
Отсылки борьбы империи с кочевниками, чем-то напоминает Рим 5 века. Мне понравилось, 9 из 10 поставлю с глубоким почтением к польскому автору, у которого есть очень неплохой потенциал.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх