FantLab ru

Антон Макаренко «Педагогическая поэма»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.08
Голосов:
118
Моя оценка:
-

подробнее

Педагогическая поэма

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 26
Аннотация:

Автор прибывает под Полтаву, чтобы организовать колонию для беспризорных детей. Перед ним стоит непростая задача – перевоспитать несовершеннолетних правонарушителей. Пытаясь найти подход к каждому, даже самому сложному ребенку, Макаренко создает систему, основанную на трех принципах: труд, игра и влияние коллектива.  И добивается блестящих результатов.  

"Педагогическая поэма" – один из наиболее значимых трудов, прошедший объективную проверку временем.  Классика, ставшая настольной книгой не одного поколения учителей и воспитателей.

Примечание:

Время написания книги проставлено в её конце: Харьков, 1925-1935 гг.

Первая часть впервые опубликована в 1933 г., в книге третьей альманаха «Год XVII».

Вторая часть — в 1935 г., в книге пятой альманаха «Год XVIII».

Третья часть — в 1935 г., в книге восьмой альманаха «Год XVIII».

Писатель не прекращал работать над «Поэмой» до 1937 года.


Входит в:

— антологию «Русская советская проза», 1977 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (16)
/языки:
русский (16)
/тип:
книги (16)

Педагогическая поэма
1949 г.
Педагогическая поэма
1950 г.
Педагогическая поэма
1957 г.
Сочинения в 7 томах. Том 1
1957 г.
Педагогическая поэма
1969 г.
Педагогическая поэма
1973 г.
Русская советская проза
1977 г.
Педагогическая поэма
1978 г.
Педагогическая поэма
1982 г.
Педагогическая поэма
1986 г.
А.С. Макаренко. Собрание сочинений в четырёх томах. Том 1
1987 г.
А.С. Макаренко. Собрание сочинений в четырёх томах. Том 2
1987 г.
Педагогическая поэма
1987 г.
Педагогическая поэма
1988 г.
Педагогическая поэма
2014 г.
Педагогическая поэма
2018 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На данную книгу я набрела по большому счету случайно, практически ничего не зная ни о ней, ни о ее авторе. Да, название было знакомо, вроде как что-то воспитательное...

Совершенно неожиданно книга оказалась ну очень захватывающей и занимательной. Сперва меня больше увлек исторически-бытовой аспект, было интересно наблюдать, как колония в условиях крайне ограниченных ресурсов всеми правдами и неправдами добывает необходимое для жизни, развивается и растет. Но через какое-то время это начало отходить на задний план, поскольку я все больше подпадала под очарование юных колонистов (порой не могла отделаться от ощущения, что имеются в виду не обитатели колонии, а покорители новых земель). Главы первой части, больше похожие на отдельные рассказы, объединенные общими героями и единой временной линией, написаны с таким любованием, что невозможно не восхищаться «хлопцами» наравне с автором. И написано это все легким приятным языком, да еще приправлено весьма тонким юмором.

Не знаю, на сколько хороша была бы книга, будь она вся выдержана в таком тоне, но со временем, постепенно, общий стиль повествования меняется. Мы больше смотрим на коллектив не изнутри, как прежде, а снаружи. Скрупулезные выписанные детали сменяются все более широкими и обобщенными мазками. Целые месяцы могут поместиться в одном предложении. Полюбившиеся герои появляются все реже, а то и вовсе выпадают за рамки рассказа. Пространные рассуждения педагогического толка становятся больше и встречаются чаще. Повествование, зацепившие именно своим уподоблением художественному тексту, понемногу видоизменяется в простое перечисление произошедших событий. Ближе к концу отчетливо начинает проступать горечь утраты, пусть Макаренко и пытается делать вид, что все хорошо. От этого всего хочется по-детски топнуть ножкой и запищать: «Пустите меня обратно!» И становится немного обидно, но с чистой совестью поставить десятку я не могу по другим причинам.

Во-первых, я не могу ужиться с рядом высказываемых тезисов. Например, уничижительное высказывание о стремлении добыть что-то для собственной семьи. Или мысль о том, что человек, слабо вовлекаемый в дела коллектива, есть человек неполноценный, гнилой. Да, в определенной степени это веяние эпохи, но уж слишком они меня покоробили.

Во-вторых, в финальной части, особенно в полной версии, начинает проскальзывать откровенное злорадство по отношению к педагогическому «Олимпу». Мол, и не идейные они там, и вообще только на них ГПУ глянуло, как они все сдулись. А важный профессор сделался заштатным библиотекарем. Так ему и надо, паразиту! *зачеркнуто* Возможно, это было нужно для подчеркивания: это не советская власть развалила колонию, а отдельные скользкие личности, до поры ускользнувшие от внимания компетентных органов. С сегодняшней точки зрения уже трудно верно понять истинную мотивацию, но выглядит это в любом разе отталкивающе.

До сих пор удивляюсь, насколько меня поразила и захватила эта чудесная книга, а ведь, казалось бы, ничего не предвещало. Это все при том, что и к педагогике я отношения не имею, и описываемый исторический период не особо люблю. А теперь вот хожу в восторге и планирую добраться до других сочинений самого А. С. Макаренко, а потом еще и до трилогии Ф. А. Вигдоровой «Дорога в жизнь» о работе одного из выпускников колонии, Калабалина С. А., а затем можно и в «Республику ШКиД» смотаться, а дальше... Как бы не увязнуть во всем этом с головой. :D

Еще крайне понравилось исполнение Владимира Сушкова, идеально с технической точки зрения, и сам стиль чтения очень подходит этой книге. Время от времени при прослушивании аудиокниг я ощущаю, что при чтении с бумаги я бы воспринимала историю немного по-другому, сместились бы лишь некоторые акценты, но все равно было бы лучше и полнее. А здесь — наоборот, декламатор прочитал намного лучше, чем вышло бы у меня, в чем я смогла убедиться, любопытства ради просматривая необрезанную версию «Поэмы...».

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первое, что стоит упомянуть — это очень занятный стиль Антона Макаренко, сильно напоминающий платоновский Kотлован — слог не очень грамотного человека, старательно использующего все выученные сложные термины и компилирующего слова словно наугад в выражения-мутанты, некоторые из них выглядят уродливыми, некоторые — невероятно красивыми и потрясающе точными. Смесь суржика и советского воляпюка бьет по голове обухом, порождая миражи, мороки и галлюцинации. Макаренко очень здорово передает особенности произношения и говора различных воспитанников, создавая точные, живые портреты колонистов.

Автор, что естественно, походя упоминает немало моментов и явлений, специфичных для двадцатых годов — эксперименты в образовании, борьбу различных организаций и ведомств за скудные ресурсы, вражду различных педагогических школ, национализм украинской интеллигенции, советскую бюрократию (обло, стозевно и лаяй) и многое другое, что можно перечислять долго; отдельно стоит, конечно, детская беспризорность, приобретшая благодаря Первой мировой и гражданской войнам такой размах, что на ликвидацию проблемы бросили самого Железного Феликса. Беспризорность и борьба с ней находятся в центре книги, всех усилий Макаренко и всей его жизни.

Это книгу очень интересно читать, словно окно в давно пропавший мир, существовавший очень непродолжительное время, окно в прошлое, инсайт в те явления, что сформировали страну. Окно в то время, когда тебя оценивали по твоим родителям: ежели у тебя батя рабочий, то проходи, пей чай, а ежели, скажем, иркутский губернатор, то хоть из кожи вон вывернись, а припоминать тебе твое вредное родство будут постоянно.

Макаренко пишет так бесхитростно, хотя иногда заметно, что он что-то умалчивает (это не удивительно, учитывая время написания), однако он никогда не старается затушевать свои отрицательные эмоции, ошибки, провалы или недостойное поведение — в общем, не пытается подать себя белым и пушистым. Педагогика для автора скорее бранное слово, и он кичится тем, что у него нет никакого особенного метода — хотя здесь, он конечно, кокетничает, но так, неосознанно. Автор очень искренен, как в радости, так и в гневе.

Вся Поэма — это гимн коллективу. Стругацкие свой Анъюдинский интернат явно списывали с макаренковской колонии имени Горького. Единица — ничто, коллектив — все. Не умеешь — научим, не хочешь — заставим. Даже ГПУ для Макаренко лучше Наркомпроса в первую очередь потому, что чекисты — коллектив, а вот наробразовские чиновники — нет. Педагогическая поэма — это гремучая смесь большевистского максимализма, агрессивного безбожия, искренней веры в человека и человечество и рефлекторной ненависти к интеллигенции.

Интересно, что хотя это автобиография, здесь есть некое подобие сюжета, напряжение и даже интрига. Жаль только, что под конец автор стал пробегать события, давая их синопсисом — мол, было тяжело, но мы прорвались; хотелось бы побольше и подетальней. Не мне судить, какой из Макаренко был педагог, но за то, что он сделал для сотен детей в самый тяжелый для страны период, памятник и память он заслужил.

Гвозди бы делать из этих людей.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читал данный роман несколько раз и в разных возрастах, интересно было заметить как меняется взгляд на события и на поступки действующих лиц. Очень интересно следить за развитием характеров персонажей, от сорванцов и преступников до вполне социализировавшихся личностей, отправляющихся строить коммунизм и светлое будущее.

Очень советую почитать произведение, его можно назвать отправной точкой в бытовой педагогике :)

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

О ужас, на что можно нарваться, занимаясь вольным серфингом по страницам Фантлаба! Помнится, в далеком детстве на закате Советской империи, когда все имевшиеся дома книжки со сказками я уже прочел, этот томик мне подсунул папенька, чтобы я отвязался. Честно пытался осилить и до середины точно дочитал. Та еще изощренная пытка была для неподготовленного детского разума. После этого подвига к педагогике и всяким педагогическим штучкам стал относиться с крайней настороженностью и отчасти предубеждением, а попытки ворваться в мой внутренний мир и повлиять на него стал воспринимать в штыки, ибо предупрежден – значит вооружен. А каждое прочитанное в дальнейшем фантастическое произведение, в котором просвещенные благодетели пытались сформировать общество, навязав ему свои ценности и высокие идеалы, но терпели крах, вызывало мрачное удовлетворение…

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ПЕДОФИЛ, САДИСТ, ПОСОБНИК КРОВАВОЙ ГЭБНИ — такими прозвищами наградили Антона Семеновича Макаренко постсоветские создатели дешевых сенсаций. Конечно, при желании извращенный ум может найти в книге намеки на подобные темы, но я с этим категорически не согласен.

Жаль, что не прочел книгу раньше. Еще в детстве корешок «Педагогической поэмы» мозолил мне глаза парадоксальным названием, но я, кажется, даже не открывал ее, и уж точно тогда не читал. И только года три назад я узнал о деятельности Макаренко из блога Антона Лазарева. Тогда же мне повезло купить полное издание. А прочитал его только сейчас.

Книга на основе реальных событий описывает деятельность автора в колонии имени Горького в 1920—1928 годах, сначала под Полтавой, потом под Харьковом. В описании перевоспитания юных беспризорников в правонарушителей мне видится нечто вроде лемовской прокрустики, только наоборот, в положительном ключе. Макаренко отвергал большинство мудрствований педагогов-теоретиков и использовал практику как критерий истины. Упор был сделан на коллективный неотчужденный труд — колонисты занимались сельским хозяйством на всей цепочке производства и сами же потребляли его результаты. Кроме того растение- и животноводство велось прогрессивными способами (разве что на трактора денег не хватило).

Что касается восстановления текста книги, то в первую часть возвращены две главы. Большинство восстановленных фрагментов относится к рассуждениям на тему педагогики и общей идеи романа не меняет.

Книга понравилась. Написана легким языком, увлекает, читается быстро. Мне импонирует жизнерадостность, пафос преобразования человека и природы. Надеюсь, в голове отложится что-то на тему воспитания. Хочу прочитать произведения Макаренко о коммуне имени Дзержинского.

P. S. Тема «кивания головой» продолжается. Бросается в глаза отсутствие в то время слова шорты.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх