FantLab ru

Дэйв Эггерс «Сфера»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.78
Голосов:
125
Моя оценка:
-

подробнее

Сфера

The Circle

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 18
Аннотация:

Когда Мэй Холланд приняли на работу в компанию «Circle», самую могущественную интернет-компанию в мире, она почувствовала, что ей выпал уникальный шанс, который бывает только раз в жизни.

Компания «Circle», корни которой ведут в облепившие всю Калифорнию университетские кампусы, занимается большим проектом по агрегации персональных данных пользователей в единую универсальную систему. Теперь адреса электронной почты, записи в социальных сетях, банковские транзакции и данные о покупках будут формировать единый уникальный профиль человека, доступный для изучения и контроля, что повлечет за собой выход на новый этап общественного развития и прозрачности человеческих отношений.

По мере того, как Мэй открывала для себя просторы офисов со свободной планировкой, без каких-либо стен и перегородок, стеклянные башни столовых, уютные общежития для тех, кто работает по ночам, она была все больше и больше восхищена увиденным. Компания выглядела в её глазах активной, деятельной и идущей в ногу со временем. Там были и вечеринки, длившиеся всю ночь напролет, с известными музыкантами, игравшими на лужайках кампуса компании, там были и спортивные мероприятия, и клубы, и бранчи, и даже аквариум с редкими рыбами, выловленными генеральным директором в Марианской впадине.

Мэй все никак не могла поверить своему счастью, такой большой удаче работать на самую влиятельную корпорацию в мире — даже несмотря на то, что жизнь пределами кампуса компании стала казаться далекой и нереальной, даже несмотря на то, что встреча со странным коллегой встревожила её, даже несмотря на то, что её роль в компании становилась все более пугающе публичной.

То, что начиналось как занимательное описание карьеры амбициозной молодой идеалистки, быстро превратилось в напряженную и драматическую историю, поднимающую вопросы о памяти, истории, частной жизни, демократии и пределах человеческого знания

© Перевод аннотации senso_inglese

Номинации на премии:


номинант
Мемориальная премия Джона Кэмпбелла / John W. Campbell Memorial Award, 2014 // Лучший НФ-роман

номинант
Премия Курда Лассвица / Kurd-Laßwitz-Preis, 2015 // Лучший зарубежный роман

Экранизации:

«Сфера» / «The Circle» 2017, США, ОАЭ, реж: Джеймс Понсольдт



Похожие произведения:

 

 


Сфера
2014 г.

Издания на иностранных языках:

The Circle
2013 г.
(английский)
The Circle
2013 г.
(английский)
Сфера
2017 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Есть легкие спойлеры (не сюжетообразующие, оценки персонажей)

Несколько вещей о «Сфере».

Во-первых, у Эггерса явные проблемы с женщинами, он их боится. Сцена ближе к концу, где женщина преследует мужчину (кто читал — поймет), это прямой дорогой к психиатру.

Посудите сами, главная героиня Мэй – дуб дубом, я никогда не сталкивалась с такими глупыми людьми не то что в жизни, но и в литературе, в кино, никогда. Она правильная, старательная, всему быстро учится, но так безумно хочет понравиться, вписаться, что она напрочь отключила себе мышление, она верит каждому гребанному слову, что ей говорят, совершенно их не оценивая, и не умеет делать выводы из происходящего (например, то, что происходило с политиками, или ее непоколебимая уверенность, что она сама придумала эти гребанные принципы).

Местами это было похоже на YA-антиутопию, у нее на глазах мир рушится, а все, что ее интересует – это, что думает о ней ее лучшая подруга и кто будет трахать ее на этой неделе.

И вообще, в мире «Сферы» (не в книге, а в этой чокнутой компании-секте) напрочь отсутствует маскулинность, она наполнена женской энергией, как ее понимает Эггерс, но скорее это то, каким навязывает женщинам быть общество: послушными, милыми, красивыми, отзывчивыми. И не то чтобы в «Сфере» не работали мужчины, но и те, что там есть, мачизмом не страдают, да тот же нытик Алистер или Френсис (да ладно вам, у него даже имя женское).

Вообще, единственный, кто в «Сфере» (компании) проявляет какие-то признаки мужественности – это таинственный любовник гг Кальден. И единственными голосами разума для Мэй оказываются мужские голоса: Кальдена и ее друга за пределами «Сферы» Мерсера, к тому же толстого, наверно, одного некрасивого человека на всю книгу.

Давайте сравним Кальдена и Френсиса, как бы официального любовника Мэй. Про имя я уже сказала, поверьте, Эггерс не просто так дал ему имя-унисекс. И сама Мэй не раз и не два говорит, что сам Френсис ей противен, но ее привлекает, как легко им можно управлять. Он не проявляет активности по отношению к ней, ждет её шага (о чем он открытым текстом говорит), и от всех их сексуальных контактов Мэй ни разу не получает удовлетворения, потому что Френсис стабильно кончает себе в трусы, так и не засунув член в неё. Кальден же напротив практически не доступен, трахает Мэй сзади в туалетной кабинке, и о чудо, именно он ведает ей о том, что не так в датском королевстве. Я удивлена, как феминисты до сих пор на Эггерса не накинулись.

Я до последнего надеялась на Энни, лучшую подругу Мэй и устроившую ее в «Сферу». С самого начала понятно, что все сфероидные принципы она считает чушью, но играет по правилам, чтобы добиться власти, и я надеялась, когда она все-таки поняла масштабы происходящего, что в ней что-то переключится. Каждый раз, когда у Мэй и Энни выдавалась минутка наедине, я ждала, что Энни что-то скажет Мэй, но нет, автор так и решил оставить ее одним из неврозов гг, не больше.

Это была первая вещь.

Во-вторых. Ок, выключим гендерный вопрос. В чем была цель выводить такого глупого персонажа как протагониста? Мне тут приходит только два ответа, либо автор туп как пробка, и по-другому он писать не умеет, либо он своего читателя считает идиотом.

Реально, мир «Сферы» за редким исключением населяют бескомпромиссные идиоты и те немногие, кто понимает, что происходит, безуспешные борцы за свободу. Эггерс так и хотел, чтобы читатель взирал на придуманный им мир как маленький божок, смеясь над глупостью одних, сочувствуя другим? Но тогда в чем польза книги, а антиутопия – один из немногих типов книг, в которых должна быть польза.

Возьмем «1984» Оруэлла, из которой Эггерс взял некоторые мотивы и, как ни странно для тех, кто не читал, эстетику. (Я, кстати, терпеть не могу «1984» и Оруэлла вообще за непрошибаемую очевидность, что ли, но Эггерс здесь его переплюнул, конечно.) Мы в «1984» ассоциируем себя с Уинстоном Смитом, он олицетворяет нас, это то, как мы смотрели бы на мир «1984», чудесным образом окажись мы там. Произвела бы эта история такой сильный эффект, если бы была рассказана от лица активиста Парсонса, а Смита там бы не было вообще? Сомневаюсь.

И да, это в какой-то степени была цель Эггерса – показать тоталитарный режим глазами его «адепта», в таком случае Мэй — это Парсонс, а Энни, наверное, Смит. Но ее там фактически нет, а мы-то — циничные, рассудочные читатели — никуда не делись, наша позиция в книге, получается, совсем никак не выражена. Мы вне мира «Сферы» и взираем на него с комфортной высоты наблюдателя, посмеиваясь над происходящим, но не особенно в это втягиваясь. Это как смотреть плохой фильм ужасов, где каждое событие известно наперед: не чтобы испугаться, но почувствовать себя умнее героев.

Ведь все мы в принципе понимаем: то, что творится с интернетом ненормально. Ненормально отдавать все свои данные одной коммерческой организации ради того, чтобы не нажимать пару лишних кнопочек. Не нормально пытаться запечатлеть каждую секунду своей жизни, теряя удовольствие от самого события, помня и воспринимая его только по фотографиям и видео. Ненормально желать знать всё, что думает человек напротив тебя, и где он/она находится каждую секунду не с тобой. И т.д. и т.п. Мы понимаем и продолжаем делать. Я продолжаю делать. Я пишу эту гребанную рецензию в конце концов, в надежде, что ее кто-то прочтет, лайкнет, прокомментирует. Я вижу иронию.

Вот этого взгляда: знающего, понимающего, но не способного проявить характер, что-то сделать, в книге нет.

И наверно я на этом закруглюсь, уже нет сил, я пишу уже два часа. Только небольшой бонус.

Бонус.

На тему пугающего до дрожи симбиоза глупости и власти (Мэй в «Сфере») гораздо, тоньше, короче и вообще без упоминания интернета высказался Tom Basden в своей пьесе Holes. Такой страшной вещи я не читала никогда в жизни. Он в рамках одноактной пьесы и 5 персонажей смог выписать и глупость, дорвавшуюся до власти, и то, как она легко находит себе сподвижников, и как те немногие, что понимают и готовы сопротивляться, не имеют для этого сил и терпят неудачу, а те, у кого есть и понимание, и силы, слишком беспечны и пассивны, чтобы хоть что-нибудь предпринять. Всё это гораздо больше о нашем времени, чем «Сфера». И Том Басден как бы комик, да, поэтому это еще и смешно.

Оценка: нет
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Наступление новой эпохи сопровождается многочисленными открытиями и бурным развитием прежде неизвестных широкой публике технологий. И если кто-то радостно встречает плоды прогресса, то кто-то непременно видит в них дьявольский соблазн. Кто-то с восторгом созидает воздушные замки прекраснодушных философских размышлений, а кто-то мрачно пророчит скорый закат цивилизации и гибель привычного общества. Наступление Информационной Эры не могло не найти отражения в литературе, в том числе в жанре антиутопий.

Впрочем, стоит разделить романы, в которых антиутопические декорации используются для оформления приключенческой линии, и социальное моделирование, где автор рассматривает концепцию идеалистично-ужасного социума. Именно ко вторым относится роман «Сфера» Дэйва Эггерса, где перед нами предстает построение общества с гипертрофированным развитыми информационными технологиями. Стоит понимать, что некоторая доля гротеска здесь абсолютно необходима, чтобы ярче подчеркнуть потенциально опасные тенденции.

Внешне Сфера — стремительно завоёвывающая рынки компания — сильно смахивает на Google или Facebook, с их любовью к привлечению креативных сотрудников, упорному навязыванию своих социальных сервисов и сбору личных данных. Эггерс прибегает к обычному приему с героем-новичком, который знакомится с распорядком, входит в курс дела и проникается духом компании. Впрочем, темную сторону корпоративной этики уже давно прекрасно высмеяли. Поэтому Эггерс сделал упор на проблемах и угрозах, которые таит чрезмерная информационная прозрачность общества.

«Тайна есть ложь», «Делишься — значит любишь», «Личное есть ворованное!» — провозглашают менеджеры Сферы, превращая общество в огромный аквариум. Мир с прозрачными стенами, без личного и тайного, где каждый обязан следить за каждым. Разумеется, все это ради блага человечества! Ведь тотальный контроль сведет на нет войны, преступность и насилие. А «облачная демократия» позволит людям непосредственно влиять на принятие решений, например, о выборе меню в столовой, нового президента или даже решения о ликвидации главаря террористов, несмотря на возможные сопутствующие потери.

Многое в романе лишь повторяет моменты, уже описанные в иных антиутопиях. Зато Эггерсу удалось поймать две крайне важные вещи. Во-первых, это неутолимая жажда «человека информационного» постоянно получать внимание и одобрение. Быть в центре событий, лайкать и репостить, постить и комментировать. А также слышать похвалу и комплименты, подниматься в рейтинге и получать тонны лайков. Лютый инфантилизм, отягощенный перфекционизмом. А во-вторых, передана самоподдерживающаяся иллюзия важности всей этой сетевой игры, построение внутренней иерархии с уровнями и правилами. Так безостановочно движется акула, ибо в противном случае ее ждет гибель.

Безусловно, описанный сценарий планомерного захвата власти безнадежно идеалистичен, поскольку в реальности столкнулся бы со множеством проблем. Однако вопросы манипуляции общественным мнением, сетевой зависимости и всепроникающего контроля не становятся от этого менее актуальными. В особенности первые два. Подобно акуле Сфера пожирает все живое, настоящие эмоции и действия, оставляя лишь бесплодный пепел иллюзий.

Итог: добротная и стильная антисетевая дистопия.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сферический Гуглотвитбук в вакууме

Краткое содержание десяти нижеследующих абзацев: автор посредственно пишет и некомпетентен в поднимаемых им самим вопросах.

Книга рассказывает об ужасах завтрашнего дня и мире, захваченном цифровыми технологиями. Видно, что автор прилежно штудировал труды Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли: слоганы, провозглашающие новый миропорядок, появляются регулярно, а один из персонажей очень четко ассоциируется с Дикарем (впрочем, эта калька используется исключительно для прямого озвучивания «правильной» позиции и напрочь лишена неоднозначности оригинала). Декларируемая повсеместная прозрачность так же навевает ассоциации с романом Евгения Замятина, теперь без розовых билетов и занавесок. Однако если вышеупомянутые писатели действительно смогли предвидеть грядущие тенденции и уловить первые проявления новых веяний, то Дэйв Эггерс собрал под одну обложку уже реализованные, либо близкие к этому идеи и проекты с примесью бредовой отсебятины, поэтому назвать их фантдопущениями можно лишь с большой натяжкой:

— Создание и широкое распространение программы, увязывающей все личные данные пользователя от логинов, паролей и аккаунтов в социальных сетях до банковских карточек. Автор скромно умалчивает о проблеме безопасности, ради решения которой следовало хотя бы упомянуть квантовые компьютеры и линии связи, иначе вся эта система становится не эффективнее водяных знаков на денежных купюрах: если банкноту нельзя нарисовать на коленке, это не значит, что подделать ее совершенно невозможно. Вся конкуренция лихо устраняется через постулирование повального использования нового софта и поглощения Сферой всех возможных фирм-соперников. Одним из основных эффектов входа в интернет по паспорту провозглашается пандемия вежливости и массовое вымирание троллей, как будто до появления форумов хамства и издевательства над собеседником не существовало.

— Повсеместное распространение виртуальных ретинальных мониторов, беспилотных автомобилей, браслетов, считывающих биопараметры etc. Родители роняя тапки дружно бегут устанавливать микрочипы в запястья собственным детишкам. Упоминаются программы, отслеживающие появление чужаков на районе (чрезвычайно «полезно» в пригороде и «удобно» в городе), местонахождение каждого из членов семьи в доме (так все и захотели растрезвонить об этом соседям) и предупреждающая домашнее насилие посредством реагирования на резкие движения (теперь делать зарядку можно только в спортзале, а воображаемые рапиру и гитару придется и вовсе убрать подальше в воображаемый шкаф). Особых оваций достойна система, предотвращающая безосновательное задержание органами правопорядка людей, выделяющихся цветом кожи: подсвечивает в толпе всех привлекавшихся ранее, точно полицейские высматривают именно их, а не подозрительно ведущих себя типов. При учете соотношения долей негров в общем населении США (6%) и в тюрьмах (46%) выглядит вообще феерично.

— Разработка и производство автономной видеокамеры, способной непрерывно передавать прямо на спутник данные высокого разрешения, свободное их распространение по всему свету в неограниченном количестве, а так же наличие достаточных серверных мощностей для хранения всей этой прорвы информации. Презентация этого чуда техники сразу напомнила сериалы про недодетективов, докапывающихся до правды с помощью установки скрытых камер. А уж после заявления, что теперь все тирании мира под колпаком и совершенно беспомощны перед наплывом свежеиспеченных гаджетов, можно разрыдаться от умиления. Святая простота! Будто местные чекисты не догадаются посмотреть, где и что показывают в открытом доступе, прийти в гости к любителям оставлять где ни попадя неблагонадежные устройства, заглушить сигнал и отлавливать шпионские приблуды еще на границе.

Так что уже на начальном этапе рисуемая картина предстает несостоятельной. Дальше все становится только хуже, поскольку автор силой сводит концы с концами, чтобы получилось так, как им было задумано. Политики массово нацепляют на себя камеры, словно с подобной нагрузкой их кто-то пустит на заседание да и просто будет иметь дела с такими «апгрейдченными» депутатами. Я скорее поверю, что народные избранники дадут отпилить себе голову ржавой пилой, чем поделятся властью с коммерческой организацией, особенно зарубежной. Впрочем, несмотря на периодическое поминание тех или иных стран, очевидно, что ойкумена тут ограничена пределами США, а весь остальной мир — их малозначимый придаток. Все ссылки на недовольство электората летят в молоко, поскольку хорошо известно, что законопроекты принимаются или отклоняются в зависимости от наличия сильного лобби без оглядки на поддержку или протесты населения.

Структура корпорации зла так же хромает. В компании с 11k сотрудников (редкий некромант соберет хотя бы в половину столь многочисленную армию скелетов) чересчур много времени тратится на расшаркивания и обхаживая вокруг каждого: мало того, что в первый трудовой день новичок не работает, так еще и несколько коллег заместо своих прямых обязанностей так же заняты проведением многочасовых экскурсий. Вроде как там занимаются ИТ, но еще попутно разрабатывают батискафы и не пойми что еще. Все конфликты в коллективе высосаны из пальца и вертятся вокруг того, что кто-то кому не поставил лайк, не одобрил в опросе или не приперся на добровольно-обязательную тусовку. Каждое упоминание «Стеклянной кормушки», многоэтажной полностью прозрачной столовой, заставляло мучительно гадать, куда же отправляются обедать женщины в юбках. Посреди этого порхает главная героиня, Мэй Холланд, окруженная все возрастающим числом мониторов для каждой инфоленты (после третьего — а их накапливается аж девять штук — становится даже не смешно) и пребывающая в перманентной экзальтации. Ее нескончаемые восторги каждым мотивирующим лозунгом на стене и просто общим устройством предприятия сразу дают понять, что здесь что-то нечисто. Пожалуй, лишь мораль «Блат при трудоустройстве до добра не доводит!» — единственный ценный посыл, который можно здесь добыть.

Основное авторское негодование приходится на социальные сети. Герои беспрестанно уговаривают себя и других, что их личное мнение по любому вопросу архиважно для всех окружающих, в результате чего приходят к жизни под постоянным прицелом камер и миллионов следящих за трансляцией пользователей. Лавина разнообразных цифр и счетчиков, погребающих под собой Мэй, вызывает ассоциации с неиссякаемой лентой новостей и является одним из немногих действительно удачных образов. Но, хотя доля иронии в отношении к рейтингам, комментариям и сборам подписей вполне здрава, такая позиция продавливается чрезмерно агрессивно и, в конечном счете, однобоко. Давно не новость, что «слишком много» и «ничего» могут практически сравняться по смыслу; невозможно объять необъятное; поступающую информацию необходимо жестко фильтровать; и никому не интересны однотипные посты и гигабайты смазанных снимков чужого отпуска с заваленным горизонтом. Искусственная гиперболизация, благодаря которой всеобщая одержимость цифровым миром приводит к охоте на людей и безудержной охлократии, лишает такую версию развития событий последних крупиц достоверности. Проникновение в грядущее происходит тем полнее, чем лучше понимается настоящее, фантастика ближнего прицела требует дотошности и въедливости даже в мельчайших деталях, из «Сферы» же во все стороны прут грубое утрирование, подмена понятий и искажение реальных тенденций, чтобы итог сошелся с загодя определенным ответом.

Да и сам черт не так страшен, как пытается его малевать сочинитель. Документирование каждого шага отдельно взятого индивида ни разу не упало даже спецслужбам и прочим заинтересованным заведениям, поскольку затрачиваемые ресурсы и полученный выхлоп просто не сопоставимы. Тезис о стремлении все знать так же не работает: уже сейчас ясно, что увеличение потока сведений из горячих точек ничуть не помогает сторонним наблюдателям разобраться в происходящем — человеческое сознание ищет подкрепления уже имеющихся убеждений и игнорирует все, что не укладывается в заранее заданные рамки. Приводимые доводы и утверждения особой свежестью не отличаются: положение, что отказавшись от всеведущего божества, общество вынуждено искать ему замену, высказывалось еще в XIX веке. Вообще все представленные в книге измышления и философствования, проповедуемые рядом действующих лиц, считаются умными лишь самим автором да слушающими их с открытым ртом персонажами-профанами, тогда как обрушить этот мировоззренческий карточный домик способна всего пара критических замечаний. И даже если действительно допустить, что в будущем человечество поголовно попадет под надзор недремлющего цифрового ока, пугающим и отталкивающим это кажется только из нашей культурной парадигмы, тогда как изнутри окажется привычным. К тому же не стоит забывать о неоднозначности одной и той же информации, благодаря которой издревле кормятся поэты, шпионы и интриганы. Планомерно же продвигаемый Эггерсом мотив постепенного отказа от свободы в обмен на виртуальные ништяки и методичного упразднения альтернативных вариантов существования вне единой системы опять же неубедителен. Любая технология несет с собой конкретные риски, но люди всегда их принимают. Несколько тысячелетий назад можно было бы сочинить аналогичную историю об ужасах наступления эпохи письменности: искусственная техника подминает под себя естественную речь; вытаскивает наружу то, что должно пребывать лишь в голове мыслителя; подрывает память и создает иллюзию мудрости; оторванный от своего создателя текст всякий волен толковать в силу собственного разумения; да еще и разные сомнительные особы поверят бумаге о своих принципах и своей борьбе, и эта несуразная писанина потом веками будет смущать неокрепшие умы... Мрак и безысходность! Оглянувшись же вокруг легко увидеть, что при всей правоте Платона именно благодаря этим маленьким закорючкам цивилизация вознеслась на немыслимую в античности высоту. Да, письменность нас изменила, изменят и новые технологии, уже изменяют, развивают, и коли общество ими не подавится, то преспокойно переварит и благополучно отправиться на поиски следующих вызовов. И хвала всем тем противоречиям человеческого мышления (столетиями посрамляемыми учеными мужами), благодаря которым плюрализм мнений и дифференциация по цвету штанов и идеологий никогда не будут изжиты и смогут решительно противостоять глобальным помешательствам!

С художественной частью дела обстоят не лучше, чем с идейной. Автор — неумелый и душный рассказчик, затягивающий каждую первую сцену. Собственный стиль отсутствует напрочь, а мусора в тексте набирается не меньше, чем в инфоленте. Окружающий мир и действующие лица вырубаются топором из фанерок, унылые и однотипные как один. Манера речи у всех одинаковая, а диалоги убийственно дубовы. Главная героиня является просто наблюдателем, поэтому Эггерсу постоянно приходится держать ее в танке, чтобы другие персонажи могли растолковать, что же творится кругом. Сия скудоумная бесталанная девица с кругленькой зарплатой, которую практически некуда тратить, ибо в родной конторе задаром снабжают шмотьем, едой, гаджетами и койко-местом, тяжело переживает болезнь отца и его проблемы с медицинской страховкой, ни разу не подумав, что родителям необходима материальная поддержка; пытается понравится всем и каждому, не может сказать откровенно, что в гробу она видала бранчи для любителей Португалии, женский баскетбол и прочие увлечения малознакомых типов, в результате чего каждый встречный-поперечный со смаком ездит ей по мозгам. Розочкой приторного крема весь этот маразм венчает любовный треугольник в лучших традициях дамских романов и янг-эдалта, в рамках которого можно метаться между вызывающим жалость тихоней и всем из себя загадочным незнакомцем, с маячащим на фоне бывшим. Крайне невыразительные постельные сцены «чтоб было» прилагаются. Мотивация поступков здесь вообще не ночевала, и чем дальше, тем больше Мэй деградирует в плане эмоционального развития, к финалу едва дотягивая до уровня десятилетнего ребенка. Авторской волей эта амеба в перьях становится звездой интернета. В какой-то момент аж захотелось посоветовать бедняжке включить бот, чтобы залайкать и понаставить смайликов каждой записи в сети, а так же объяснить, что бездумные увековечивание каждого своего чиха отдельным сообщением, вступление в тысячи групп, тыканье в сердечки и улыбающиеся рожицы вкупе с репостом всего подряд приходу славы не то чтобы не способствуют совсем, но определяющими не являются. И если в первой половине книги девушка хоть чуточку адекватно реагирует на происходящее вокруг, то во второй окончательно и бесповоротно окукливается во благо нужного продвижения сюжета. Наконец, не меньший провал, чем главная героиня, это абсолютно несостоятельная в своей прямоте метафора компании — всепожирающей акулы (оставим на совести сочинителя тот факт, что глубоководные обитатели не являются прозрачными копиями своих более светолюбивых собратьев и не могут жить в обычном аквариуме без обеспечения соответствующих высоких давлений, а пищеварение ни в каком виде не длиться считанные минуты). Все вместе это складывается в невнятное вялое лишенное кульминации повествование со скомканной концовкой, не обладающее ни фактической, ни чувственной достоверностью.

Так что ни с какой стороны сей опус не открывает иных просторов, кроме неисчислимых косяков автора. Если бы суть технологий искусно раскрывалась в качестве неимоверно гибкого инструмента, как, например, молотка, который можно использовать для работы, забивать гвозди в землю или проламывать черепа в зависимости от рук, в которых находится данное орудие, в итоге вышло бы актуальное и интересное произведение. Вместо этого мы имеем невыразительную попытку сыграть на злободневной теме на уровне поминаемых по всему тексту нубов, где технологии показываются как лом, против которого нет приема, когда на самом деле практически на все можно найти свои контрмеры. Поэтому роман представляет собой примитивную неолуддисткую агитку, которая после смены одного-двух поколений техники будет выглядеть как сказка про захват мира с помощью пейджеров. Время, потраченное на ознакомление с данным сочинением, куда продуктивнее было бы потратить на просмотр смешных картинок, фотографий котиков, отправку смайликов друзьям в комментариях и написание длиннющих простынок отзывов и рецензий, которые никто не в силах одолеть целиком; поскольку эти нехитрые действия намного лучше приближают к понимаю нынешнего положения дел в интернет-сфере, чем все эти четыре с лишним сотни страниц вместе взятые.

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Из обтянутого мешковиной офиса, рутины вызывающей отупение работы и общества внушающих отвращение коллег Мэй Холланд попадает в рай. Блестящие карьерные перспективы, оборудованное по последнему слову техники рабочее место, без устали фонтанирующий блестящими идеями, источающий дружелюбие общительный коллектив, щедрые инвестиции в отдых и саморазвитие сотрудников, и в дополнение ко всем прелестям – лояльный босс и протекция не чужого человека в лице занимающей высокий пост Энни. Мэй чувствует, что ее потенциал наконец оценен по достоинству, ее мнение значимо, ее труд важен, оказываясь полезен миллионам людей по всему земному шару. Довлеющий первые недели страх досадным проступком подвести Энни и потерять работу мечты постепенно вытесняется преданностью прогрессивной компании, безграничной верой в проповедуемые Волхвами лозунги и слепым принятием декларируемых ими ценностей. Разум и сердце Мэй оказываются идеальным полигоном для опробования очередного проекта «Сферы». Недополучившая в детстве родительского внимания и проявлений любви, годы учебы находившаяся в тени эксцентричной Энни, с содроганием вспоминающая прежнюю унылую работу, загнанная в угол риторическими вопросами «Ты же хочешь помочь?», Мэй отчаянно цепляется за шанс оказаться интересной огромному кругу людей, став рупором чаяний простых обывателей и сладкоголосых обещаний всемогущей «Сферы». Преисполнившись осознания собственной уникальности и миссионерства на ниве искоренения дремучих заблуждений, Мэй все дальше уходит от прежней себя. Происходит подмена ценностей: способность сопереживать выливается в готовность среагировать веселым или печальным смайликом; прежние связи – родители, бывший возлюбленный, сыгравшая судьбоносную роль Энни – превращаются в рудименты, тянущие в эгоистичное прошлое Прозрачную Мэй, чьими благими намерениями выстилается дорога в персональный ад для ее близких.

При всей фантастичности подобного развития сюжета, некоторые предпосылки победоносной поступи «Сферы» не выглядят откровенно надуманными. Многие услуги и продукты компании ориентированы на потакание людским страхам и слабостям, подпитывают эгоцентричность, провоцируют виртуальный эксгибиционизм трансляции каждой минуты своей жизни, попутно искушая стать наблюдателем за таинствами чужой. «Сфера» умело играет на присущих некоторым обывателям мнительности и маниакальном стремлении отслеживать перемещения (а иногда и круг общения, и интересы) близких людей, на безграничном любопытстве, на ненасытной алчности к сплетням, слухам, пикантным подробностям. «Сфера» разжигает пожар нездоровой конкуренции, снабжая многочисленным инструментарием измерения собственной весомости в чужих глазах и искусственно завышая показатели до заоблачных высот. «Сфера» обещает чудесную панацею от гнетущего одиночества и ощущения незначительности, предлагая принять сотни протянутых через виртуальность дружеских рук, пережить чувство сопричастности к чему-то бесконечно важному и несущему перемены к лучшему. Однако призывая к абсолютной прозрачности намерений и поступков, демонстрируя альтруистичное желание помочь страждущим и сделать жизнь миллионов удобнее, насыщеннее, безопаснее, «Сфера» строит мир, насквозь пропитанный расчетливостью и ложью.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читая аннотацию, ожидал от книги большего драматизма и напряженности. В результате получил разочаровывающее сочетание глуповатых персонажей, общающихся на сленговом наречии, и притянутых за уши событий, через которые, очевидно, автор хотел привлечь внимание к кажущейся ему опасности социальных сетей.

Диалоги в большинстве своем бессмысленны — такое ощущение, что персонажи разговаривают друг с другом для того, чтобы подстегнуть повествование, которое становится унылым уже спустя страниц 30-40. Технические новшества появляются по мановению волшебной палочки за считанные дни (непонятно вообще, что делали эти люди в «Сфере» до прихода Мэй Холланд).

Главная героиня — собирательный образ, коллекция клише, самовыражающаяся через поступки, необходимые автору, но никак не сообразующиеся с человеческой природой и эмоциями. Сцены секса, начисто лишенные какой-либо чувственности и очарования, только усугубляют впечатление от авторской фантазии в отношении противоположного пола. Не говоря уж о скрытой ненависти к родителям, образы которых напоминают размытое пятно.

Портит сюжетную нить нежелание автора обосновывать поступки своих подопечных и описываемые события. Если каток идет прямо, значит другой дороги и быть не может. Весьма предсказуема

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
развязка отношений с Кальденом, а также изобличение в нем Тау — одного из руководителей
.

В целом, книга читается легко, но обещанного трепета от, в общем-то, «пустой» антиутопии я не получил.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не соглашусь с жёсткими оценками — я вот лично для себя открыл, без сомнения, хорошего писателя, умеющего бойко и занимательно рассказать нетривиальную историю. Автор, конечно же, пытается заглянуть немного в будущее и, может быть, в смысле некоторых прогнозов он тычет пальцем в небо (не верю я, например, что англосаксы дадут когда-нибудь кому бы то ни было реально влезть в их любимое privacy), но, по мне, роман этот не о новейших технологиях, а прежде всего о том, как новое и неизведанное корёжит мозги тем, кто в этом новом живёт и не хочет отставать от этого нового, чтобы не отстать, так сказать, от жизни вообще. И это стремление успеть — или, точнее, преуспеть, — заставляет даже умных людей делать глупости, а уж девочку невеликого ума из бедной семьи заставит сделать больно родителям и думать, что так оно и надо, и плюнуть на друзей и не жалеть об этом и в конце концов опуститься до банального стукачества и не воспринимать это как стукачество. Потому что в конце концов она-то успела, а вы, вы все, бывшие друзья и любовники, и даже родители... идите лесом. «Сфера» — это классический роман воспитания, вывернутый наизнанку: когда молодой человек, входящий во взрослую жизнь, каждый божий день учится взрослой жизни, но учится не тому и не так, потому что учат его не тому и не так. А так как ВСЕХ (ну или почти всех) молодых людей учат не так и не тому, то рано или поздно, не завтра, но послезавтра уж точно немолодые и неуспешные рискуют проснуться в другой стране, — в стране, в которой им будет не просто неуютно, а в стране, в которой им не будет места. Роман, по мне, крайне актуальный для нашей многострадальной родины: как мне представляется, в фигуре Мэй, как в капле воды отражается всё наше постсоветское поколение с его тотально мифологизированным мышлением и нежеланием глядеть в лицо реальности. Спасибо тем, кто учил не тому и не так. Кажется, их старания не пропали даром.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Жутковатое впечатление от утра — это проснуться, дочитав «Сферу» Эггерса, и увидеть новости про интеграцию Facebook, Instagram и WhatsApp. Мир изменился быстрее, чем мне бы хотелось, — теперь ты должен поддерживать приятную искусственную личность в соцсетях, заполняя ее постами, которые должны понравиться гражданину майору, рекрутерам, будущим коллегам, школьным учителям или соседям по жк. Суд принимает во внимание «облик» обвиняемых в соцсетях. И, разумеется, высказанные в таких профилях мысли должны быть максимально усредненными, обтекаемыми и безобидными.

«Сфера», в принципе, как раз про это. Про то, что приватная жизнь — это свобода, и она заканчивается. Компания «Сфера» (Circle), похожая на гибрид Гугла, Фэйсбука и Эппла, становится монополистом — и создает цифровую тиранию, где устрашающая, давящая прозрачность и максимальная исповедь перед маркетинговыми опросами становятся обязательными. Эггерс не единственный, кто об этом писал, но какая-то ошеломляющая удача «Сферы» в выборе главной героини. Это пустоватая девчонка, которая за все хорошее против всего плохого, и недостаток глубины, возможности включать в картину мира риски, последствия, мировоззрение других людей, отличающихся от нее, позволяют отменно показать, как айтишник, увлеченный масштабами задачи, запросто может создать нового Гитлера. Для этого не надо быть опереточным злодеем. Достаточно просто быть обыкновенным человеком — не так уж много знающим вне одной области, воспринимающим правила как хорошие, а нарушителей как плохих, погруженным в свой опыт и плюющим на опыт других. Простецки, нарочито прямолинейно написанный роман, но очень страшный.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Что в книге есть положительного? В ней подмечены многие страхи людей в цифровую эпоху, но, боюсь, этого недостаточно, чтобы получить достойное произведение. Далее пройдусь по претензиям, которые возникали у меня по ходу чтения.

На первой же странице я нашла несогласованные предложения. Описание кампуса выглядит так, будто занимались им в восьмом классе на сочинении, за что получили тройку. Однако, книга переводная, и, может быть, что-то и переводчики наворотили.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мы встречаемся с главной героиней по имени Мэй. Сразу становится ясно, что Мэй – избранная. Она испытывает повышенное внимание окружающих с первых страниц. Не совсем ясно, чем оно вызвано. Да, Мэй взяли работать по блату. Блат может многое, но это не повод бегать вокруг Мэй. Скорее, наоборот, чья-то протеже вызвала бы в конкурентной среде негатив. Но, может быть, это только я так думаю, а у американцев другой менталитет. Хотя, больше попахивает плохими персонажами. К этому же повышенному вниманию относится и жестокий розыгрыш с рабочим кабинетом для Мэй. Сама мотивация этого поступка мне непонятна; тем более, злую шутку организовала лучшая подруга Мэй, Энни. Хорошо, если предположить, что Энни – сволочь, и делать такие подставы – в её духе, розыгрыш всё равно неправдоподобный. Все вокруг побросали дела и согласились вместе с Энни заморочиться, потратить время и деньги, выделить место, чтобы напугать и расстроить незнакомого человека? Им что, больше делать нечего? Как выясняется позже, может быть и так. Потому что на протяжении книги у меня складывается чувство, что у сфероидов так много времени на общение, развлечения и собрания, что становится непонятно, когда они работают. У них так много побочных дел, что на качестве выполнения основного дела это не может не отражаться, на мой взгляд. В тексте присутствует табуированная лексика, и меня насмешили сноски с объяснениями, что же там за слово было за звёздочками. У нас ввели закон на запрет мата в искусстве – несусветный маразм, ведь мат не делает книгу хуже. А вот тупые шутки делают. И в этой книге их куда больше, чем безобидных матюгов, которые тоже надо бы использовать с умом. Глупо шутят все герои, и это перекликается со следующим недостатком: герои похожи. Их манера говорить одинакова. Слегка отличается Мерсер, но только потому, может быть, что он любимчик автора (складывается такое впечатление; иной раз даже невольно ассоциируешь Мерсера с автором). Можно было бы списать одинаковую речь на то, что все сфероиды лишены индивидуальности, но нет. Это не выглядит стилистическим приёмом, это выглядит бездарно, вот и всё. Есть ещё один герой, Фрэнсис. Он, однозначно, отрицательный персонаж. И мотивация Мэй каждый раз по своей воле к нему возвращаться мне вообще непонятна. Опять, должно быть, предлог автора для написания некоторых сцен. Это объясняется тем, что Мэй, якобы, имеет какую-то власть над Фрэнсисом, но ясно видно, что никакой власти нет, и это просто какое-то нелепое оправдание. Кальден – отдельная история. Похож на персонаж из фанфика: «мудак загадочный» обыкновенный. Из той категории, что и вампир из «Сумерек», по которому страдает главная героиня. То, что Кальден не шпион, а некто из верхушек Сферы, стало понятно довольно быстро. То, что он оказался Тау, было неожиданно. Но не потому, что такой умелый поворот сюжета, а потому что это нелогично. Известно, как выглядит Тау. Неужели из-за седых волос Мэй неспособна узнать лицо? Это тупо. отдельного упоминания достойна сцена, где Тау открывается Мэй. Там герои ведут себя как подростки-школьники. Да и вообще вся ситуация очень неправдоподобна. Хорошо, пусть Тау никто не узнаёт, и он имеет такую вот причуду – ходить незамеченным. Но тогда почему он выбирает Мэй? Ведь она особенная только по условию автора, а предпосылок к тому в тексте я не вижу. Если следовать логике, почему при таком хобби у Тау есть только Мэй? Может, он занимается сексом по туалетам с каждой симпатичной новенькой сотрудницей?.. Возвращаясь к Мэй и её слоганам, которые, должно быть, являются отсылкой к Оруэллу, хочется отметить сцену погони за Мерсером. Сцена выглядит неестественно и, опять использую это слово, неправдоподобно. Ах, какая злодейка Мэй и какой несчастный Мерсер. Никаких эмоций данное действо у меня не вызвало, только ощущение чего-то инородного в тексте.

Выводы. Книга не пугает и не заставляет задуматься, потому что она неправдоподобна и плохо написана. Прочитав Оруэлла с его троцкистской агиткой, а теперь и это, я всё больше разочаровываюсь в жанре антиутопии. Если вдруг захочется критики коллективизма, я почитаю Замятина или «Бесов» Достоевского. Что касается «Сферы»: идея создать антиутопию на основе опасностей цифрового мира очень хороша. Я бы с удовольствием прочитала такое и надеюсь, что в будущем талантливые авторы напишут на эту тему хорошие книги. «Сфера» к таковым не относится.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не смотря на невысокие оценки уважаемых коллег, роман произвёл на меня впечатление и, в результате, понравился. Разберём, однако, по порядку.

Прежде всего, сюжет.

Эггерс здесь не делает особых находок. Завязка разрабатывает ГГ, подробно, начиная с семьи и колледжа, духовных и культурных корней, согласно традициям американской классической прозы. Далее, само действо, идущее по пути, накатанному мировой конспирологической «фикшн». Героиня просто идёт, от одной фобии современного общества, к другой, спотыкаясь об каждую. Прошлогодний фильм Джеймса Понсольдта, в этом плане, гораздо прямолинейнее. Там всё ясно и банально: информационная все-охваченность = тайное мировое корпоративное правительство. Развитие событий в книге куда сложнее и глубже. Никаких конспирологических тайн. Здесь самым зловещим диктатором является сама свобода информации. «Гиперассанж», полная информационная анархия, лишающая личность любых прав на личное.

В одной из сцен ГГ говорят «все эти лайки и смайлики – не настоящая жизнь», в ответ героиня доказывает, что отныне именно эта и есть новая реальность, фактически убивая оппонента «лайками и смайликами», так же верно, как ракетой с беспилотника.

Сценизм в традициях американской прозы. Много текста тратится на колорит сцен, на внутренние переживания персонажей, подоплёку этих переживаний, из прошлой их жизни. Не смотря на растянутость описаний, драйв достаточно высок.

Персонажи объёмны и динамичны. Должен заметить, что недалёкая и поверхностная Мей из романа сильно контрастирует с образом экзальтированной, но достаточно умной героини Эммы Уотсон из фильма.

Финал мне показался пустоватым, но очень понравилось, что автор оставил открытым решение поставленной им морально-этической теоремы.

Ведь вроде бы должно быть ясно, как в фильме «сфера — бяка». Но для меня в этой антиутопии убийственной все-открытости проявилось странное обаяние.

Оценку решил несколько повысить, как обычно делаю с произведениями, давшими мне материал для размышления, с некоторым послевкусием.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх