FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Сказка о Тройке — 1»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.15
Оценок:
3303
Моя оценка:
-

подробнее

Сказка о Тройке — 1

Другие названия: Сказка о Тройке; Сказка о Тройке (1-й экз.)

Повесть, год (год написания: 1967); цикл «НИИЧАВО»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 191
Аннотация:

«Сказка о Тройке» — повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне неудобоваримую для советской эпохи блестящую социальную сатиру...

Повесть «Сказка о Тройке» отразила социальные изменения, происходившие в стране в конце 1960-х годов (и обусловившие изменение отношения «верхов» к творчеству Стругацких). В те годы, ещё неосознанно, авторы били не по частным извращениям, а по самой, насквозь обюрократившейся системе тоталитаризма: «Тройка» в заглавии наводит на мысль скорее о чрезвычайных трибуналах сталинской эпохи, нежели о романтическом образе Руси — «птице-тройке» — у Н. Гоголя.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Авторский подзаголовок: «История непримиримой борьбы за повышение трудовой дисциплины, против бюрократизма за высокий моральный уровень, против обезлички за здоровую критику и здоровую самокритику, за личную ответственность каждого, за образцовое содержание отчётности и против недооценки собственных сил».

Первоначальный вариант повести был написан в марте 1967 года, но в последующие 20 лет в этом виде не публиковался. Поскольку полный текст повести издательства принимать отказывались по идеологическим соображениям («оттепель» уже кончилась, и начинались годы застоя), авторы в октябре 1967 года существенно переделали текст для публикации в журнале «Ангара», сильно его сократив, исключив целый ряд персонажей и полностью изменив начало и концовку (см. «Сказка о Тройке — 2»).

Возможность опубликовать исходный вариант появилась только с началом перестройки в СССР. Однако после первопубликации в 1987 году в журнале «Смена» этот вариант ещё несколько лет не переиздавался, так как авторы подготовили для книжных изданий другой вариант повести.

В 1997 году в серии «Миры братьев Стругацких» впервые были под одной обложкой напечатаны сразу оба варианта повести — первоначальный и «ангарский», а начиная со «сталкеровского» собрания сочинений они также публикуются вместе во всех последующих изданиях под названиями «Сказка о Тройке — 1» и «Сказка о Тройке — 2».


Входит в:

— цикл «НИИЧАВО»

— журнал «Смена № 11, 1987», 1987 г.

— журнал «Смена № 12, 1987», 1987 г.

— журнал «Смена № 13, 1987», 1987 г.

— журнал «Смена № 14, 1987», 1987 г.


Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1987 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке.
2022 г.

Издания:

Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке
1992 г.
Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке
1993 г.
Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке (2 экз.)
1997 г.
Собрание сочинений. Том пятый
2001 г.
Современные сказки
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Сказка о Тройке - 1
2004 г.
Собрание сочинений. Том пятый
2004 г.
Три времени: Прошлое
2004 г.
Понедельник начинается в субботу
2006 г.
Понедельник начинается в субботу
2006 г.
Будущее, ХХ век. Исследователи
2008 г.
Сказка о Тройке
2008 г.
Собрание сочинений. Том пятый
2008 г.
Сказка о Тройке
2009 г.
Сказка о Тройке
2009 г.
Собрание сочинений. Том пятый
2009 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Сказка о Тройке. Сказка о Тройке — 2
2016 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 12. 1967/2
2018 г.
Сказка о Тройке
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 12. 1967/2
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 12. 1967/2
2018 г.
1967-1968. Сказка о Тройке. Сказка о Тройке-2. Обитаемый остров
2019 г.
1967-1968. Сказка о Тройке. Сказка о Тройке-2. Обитаемый остров
2019 г.
Пикник на обочине вселенной
2019 г.
Сказка о Тройке. Сказка о Тройке — 2
2020 г.

Периодика:

Смена № 11, 1987
1987 г.
Смена № 12, 1987
1987 г.
Смена № 13, 1987
1987 г.
Смена № 14, 1987
1987 г.

Самиздат и фэнзины:

Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке
2018 г.

Аудиокниги:

Сказка о Тройке
2006 г.
Сказка о Тройке
2009 г.
Сказка о Тройке
2012 г.
Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке
2013 г.

Электронные издания:

Сказка о Тройке
2014 г.
Полное собрание сочинений. Том двенадцатый. 1967, часть II
2016 г.
Сказка о Тройке
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Der Montag fängt am Samstag an
1990 г.
(немецкий)
Troika
1993 г.
(немецкий)
Fabelo pri la Triopo
2010 г.
(эсперанто)
Gesammelte Werke 6
2014 г.
(немецкий)
Muinasjutt Troikast
2020 г.
(эстонский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сейчас у нас, в Челябинском Клубе Любителей Фантастики, проходит серия встреч по творчеству Стругацких. И вот что показательно — при обозначении списка произведений к следующей встрече, значительная часть коллектива морщилась от «задания» перечитать «сказку о тройке».

Наверное, я — странный. Ибо я ещё с первого прочтения нежно полюбил эту повесть. Благо, в первый раз прочитал её уже достаточно взрослым.

А вот за что полюбил... Вот дай бог чтоб ума хватило сформулировать...

Я ведь всегда юмор любил больше, чем сатиру. А тут сатира. «Наглая». Неприкрытая. Кстати, даже интересно — а с чего вдруг? С чего такие Мастера игры в прятки с цензурой как Стругацкие вдруг заговорили практически прямым текстом, да ещё не «в стол» это написали, а отдали в печать и подвели себя под монастырь, под гриф неиздаваемых авторов? Не знаю и знать не могу.

Но сатира получилась знатная. Сильная. Убийственная. И, наверное, вечная. Почему? Да потому, что авторы вышли за пределы высмеивания нравов НИИ. В этой повести авторы прошлись по чиновничьему аппарату как таковому. В его худших проявлениях. Когда управляющие посты и решающие должности занимают люди, которые ничего не понимают в делах, проблемы которых они поставлены решать.

Читатель, критикующий эту повесть, неужели ты не видишь, что всё что Стругацкие показали в «сказке о тройке» есть и сейчас? Более того, это стало уже почти что и нормой и даже ещё более того — усугубилось. У нас график и план маршрутов городского транспорта составляют те, кто в последний раз без автомобиля с личным водителем не передвигались по городу никогда. У нас прожиточный минимум для людей определяют те, кто эту сумму тратят в день не задумываясь на элитный золочёный носовой платок. У нас на каждом шагу подменяются понятия, оформлением документов «в одно окно» называют ситуацию, когда пришёл в одно здание и там бегаешь по разным окнам, причём ходишь в это здание пару-тройку недель, потому что сами они из окна в окно передавать не умеют, сроки подписи бумажки несколько рабочих дней и ты лично забираешь бумажку из одного окна и несёшь в другое для следующей операции... И это гордо (нагло!) называют системой «в одно окно». Хотя что я, спасибо что теперь хоть в одном здании... Прогресс!

Простите, кажется, меня понесло. Наболело, что ли.

Я к тому, что с тем, что происходит в «сказке о тройке», в современных формах чудесатости, мы сталкиваемся постоянно, в наши дни.

Отдельная песня — то, что происходит внутри бюрократической машины, управленческого аппарата. И это в «сказке» отражено. Но распинаться больше не буду, и так я уже перешёл все рамки формата отзыва.

Противостояние Бюрократии со Здравым Смыслом — у нас в стране традиционно и потому вечно. А значит, не устареет «сказка о тройке».

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начну с фразы, которую раньше постоянно цитировал один небезызвестный персонаж из телевизора: «Я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать». Слова как никакие другие подходят для эпиграфа к этой повести. Особенно — если воспринимать произведение через призму современности.

Нет, ничего не меняется. Лавр Федотович не умер, вовсе нет, просто сегодня его и его коллег называют по-другому — их называют эффективными менеджерами. Работать? Содействовать прогрессу? Помогать людям в решении их заявок? Зачем? Гораздо интереснее вставлять палки в колёса, насаждать крючки, мешать тому, кто что-то хочет поменять и улучшить. Гораздо лучше ничего не понимать и не хотеть понять, но строить умную физиономию эффективного менеджера и препираться, а если есть такая возможность — и ставить большую круглую печать. Тут тебе и слава, и почёт, и читать ничего не нужно, кроме книжек по эффективному менеджменту. И деньги за это платят немалые.

Всё же, «Понедельник» и «Сказка» — это произведения для взрослых. Характерно, что читая эти книги лет в двадцать, хватаешь, что называется, вершки, не понимая основной сути. Смешно — и смешно, классные истории, забавные, но не более того. Проходят годы, жизнь сталкивает тебя с лаврами федотовичами, выбегаллами и прочими фурфуркисами, и только тогда ты начинаешь понимать, о чём писали братья-авторы. При чтении «Понедельника» где-то внутри грызёт и щемит чувство тоски по такому здоровскому коллективу с классными ребятами и славными девчонками — коллективу НИИЧАВО, в котором тебе не довелось работать и никогда не выпадет счастье работать. При чтении «Сказки» на грудь опять давит тоска, но теперь уже другая — тоска оттого, что в нашей жизни не перевелись такие вот лавры федотовичи и никогда, к сожалению, не переведутся.

Один из рецензентов написал, что не верит в благополучную концовку «Сказки о тройке», что, мол, в жизни такого не бывает. И я с ним соглашусь. Хэппи-энд тут — это дань законам жанра. Раз сказка, то и заканчиваться она должна чем-то вроде «и жили они счастливо». Этакий позитивный финал, который должен внушить читателю чувство оптимизма. Но оптимизм в данном случае ложный. Нет, не верю: авторы 200 страниц обрушивали на читателя тонны пессимизма, и эти тонны не смыть, не исправить пятью последними розовыми страничками.

Есть у повести и другой аспект, о котором рассуждать приятнее. Это — собрание остроумных историй с участием ярких, живых, парадоксальных персонажей. Энциклопедия современных чудес, коллекция городских легенд. Птеродактиль Кузя и пришелец Константин, клоп Говорун и плезиозавриха Лизавета. Их рассуждения, которые местами — просто забавная трепотня, но местами — серьёзные философские и нравственные отступления, заставляют задуматься и поломать голову.

Ну, и конечно же, мой самый любимый герой — снежный человек Федя. Симпатичный в своей наивности, трогательный до комка в горле, тактичный, доброжелательный и восхищающий своей тягой к знаниям. Да и просто — хороший парень и умница. Для меня он и является олицетворением того самого интеллигента, который пытается противостоять бессердечности и серости.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Александр Привалов с коллегами из НИИЧАВО прибывают в Китежград, где им предстоит встретиться с членами загадочной Тройки по Рационализации и Утилизации Необъяснённых Явлений (ТПРУНЯ) с целью рассмотрения заявок НИИ на получение волшебных артефактов и чудесных существ. Они вступят в нелегкое противостояние с безликой бюрократической машиной, представленной следующими лицами: юрист Фарфуркис, по имени и отчеству никем не называемый; резкий Хлебовводов, человек начитанный, хоть и без высшего образования; полковник мотокавалерии, лишь изредка прерывающий свое обычное — спящее — состояние; ну и конечно, грозный и неумолимый Лавр Федотович (в его лице проницательный читатель без труда узнает некую зловещую фигуру, а может, и не одну), олицетворяющий собою, ни много ни мало, волю народа.

Собственно, подавляющее количество времени мы проводим на заседаниях Тройки, что и составляет основной костяк сюжета.

После мрачно-сюрреалистичной «Улитки на склоне» Стругацкие, очевидно, решили перейти к менее тяжелой форме сатиры. Благо, «Понедельник...» уже настроил читателя на соответствующую юмористическую волну, подготовив его к восприятию более злободневного произведения. Ощущение нереальности и тупой бессмысленности происходящего, которое присутствовало в «Беспокойстве» и доминировало в «Улитке», порой проглядывает и в «Сказке о Тройке», однако чувства абсолютной безысходности уже нет. Сюжет положительно разрешается благодаря неунывающему энтузиазму научных сотрудников ИИ.

На позитивную в целом атмосферу играет также отличное чувство юмора Стругацких. Некоторые находки, настроение, как и герои, перекочевали в повесть из «Понедельника…». Появились новые яркие персонажи: Эдельвейс Машкин со своей эмпирической машиной, отвечающей на вопросы, в том числе и риторические; заносчивый и самоуверенный клоп Говорун, свободно рассуждающий на философские темы и поднимающий вопрос о сотрудничестве двух великих цивилизаций, созданных людьми и клопами; гигантский древний головоногий Спиридон, живущий несколько столетий и свободно рассуждающий на тему убийства и снежный человек Федя, восторженно рассуждающий о второй природе Человека.

Если некоторые более ранние произведения Стругацких можно было рассматривать как крепкие сатирические работы, то «Сказку» я готов смело ставить в один ряд с лучшими произведениями Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Маяковского, Ильфа и Петрова как замечательное продолжение славных традиций русскоязычной сатиры, которая порой, как известно, становится необходимой составляющей «здоровой самокритики».

В общем, всем любителям политического (в хорошем смысле) и вместе с тем легкого юмора — рекомендуется к прочтению!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читал «Сказку» лет 45 назад когда перепечатывал её себе на работе, пока начальник был в командировке, заодно и печатать поднаучился. После блестящего и лёгкого «Понедельника» она кажется очень тяжеловесной, хотя в ней хватает и остроумных и верных моментов. «Читатель поэзии» очень хорош, вспоминается сказка роботов у Лема где поэты падают из окон на мостовую, устланную гениальными стихами, которые некому читать. Пришелец Констатнин опять же, чёрный ящик, Лавр Федтович, смотрящий как орёл на солнце. Конечно, это не фельетон, хотя в некотором смысле любые публицистические строки можно так рассматривать, поскольку их цель — привлечь внимание к проблеме. Фельетоны у нас теперь не работают, потому что власть слаба против капитала, другое дело, если бы было мощное профсоюзное движение или «власть» СМИ была более авторитетной, тогда эта форма так или иначе действовала бы.

Хочется спросить, как автор недавнего отзыва Barrell представляет себе реакцию прогрессивной общественности в СССР 70-х годов на сокращённую журнальную публикацию диссидентского толка (в книгу вещь попала только в России 92 года). Если бы какие-то комиссии о подкомиссии могли хоть как-то влиять на развал или неразвал науки в государстве, цены бы им не было. Наука, как и всё государство, развалилось по внутренним причинам, первым серьёзным симптомом была проигранная лунная гонка — не нашлось поддержанного властью лидера, способного объединить лоббируемые разными деятелями организации для решения государственной задачи, и в итоге последователи Сергея Павловича проиграли его предшественнику В. ф. Брауну, у которого всё это получилось. Он и со спутником и первым человеком их бы обошёл, но США не доверяли немцу, пока успехи СССР не заставили их пойти к нему на поклон. Ни и экономическое соревнование с капитализмом безнадёжно проигрывалось, такова быль, а с сказках одни только намёки. «Сказка» интересна как документ эпохи, отражающий те же проблемы, чти и Понедельник и Улитка под немного другим углом, у авторов, похоже, остался недорассказанный материал и запал для этого.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот это сатира, так сатира! Ну как же надо было разозлить братьев, чтобы спустя всего три года после вполне благополучного «Понедельника...» из под их пера вышла такая злая вещь. Хотя, конечно, все, о чем они написали, было. Пусть не в таких объемах и не везде — но было. Впрочем, и сейчас, наверное, есть :). И чего было не опубликовать эту вещь широко уже тогда — думается, народ воспринял бы её вполне адекватно. А то все эти четвертые экземпляры напечатанного под копирку практически нечитаемого текста, да ещё на один вечер....

И, все-таки, главная заслуга Стругацких не в том, что они написали эту сатиру, а в том, что они написали её просто поразительно ТАЛАНТЛИВО: умно, узнаваемо и очень увлекательно. А сколько в этой повести интереснейших мыслей и высказываний. Чего стоит одна только речь Лавра Федотовича Вунюкова об отказе от контакта с внеземными цивилизациями, произнесенная им при последней попытке позитивной реморализации, предпринятой Эдиком Амперяном. И ещё это, наверное, та книга Стругацких, в которой больше всего их великолепного юмора.

Единственное, что не то, чтобы не понравилось в книге, а скорее вызвало какое-то чувство сожаления и грусти, так это использование в ней персонажей «Понедельника...». Понятно, что по логике эти ребята как раз больше всего подходят на роль антагонистов пресловутой Тройки, но как же жалко погружать этих идеализированно-положительных книжных мальчиков в утрировано-реальную жизнь со всей её грязью, заморочками и препонами. Вы только вспомните их счастливо-наполненную, интересную жизнь в «Понедельнике...».

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сатирическая линия «Тройки» превосходна и точна, но я не стал бы перечитывать эту повесть ради сатиры.

Главное, что мне кажется в «Тройке» привлекательным и оставляет её живой и трогательной — эксперименты с языком, со стилями повествования, непрерывно меняющимися и... Ну да, это и есть «бахтинская меннипея», коей так долго взыскивали советские интеллигенты, подписчики литератрного журнала «Москва». Но тут они её не узнали, потому что сия «меннипея» совершенно не возвышенная и не патетическая, несмотря на почтенную, восходящую к античности, родословную.

Стругацкие устраивают пандемониум из типовых блоков советской неофициальной культуры второй половины 60-х годов — НЛО, снежные человеки, динозавры, про которых так трепетно рассказывал журнал «Юный натуралист», эпические битвы нашей нечисти против ихней нечисти, почвенные мужчики, пересидевшие в заговорённых избёнках совецку власть — всё тут, полный комплект... Всё, о чём шептались на кухнях, вынесено напоказ и оформленно стилистически с добродушной иронией, не переходящей в сарказм. Весь сарказм — в отношении Тройки, которую Стругацкие совершенно отчётливо ненавидят, а так-то даже для Клопа-Говоруна у них находится какая-нибудь симпатичная черточка.

Кстати, очень странно, что страстные разоблачатели Стругацких ещё не вышли сюда с плакатами «не дадим клеветать на нашу любимую Тройку, так много прекрасного сделавшую для кования всех наших побед во времена горячо любимого товарищая Сталина!» Кажется, эти ревизиониствующие кретины уже везде наследили, от «Трудно быть богом» до «Волны гасят». И только здесь их нет, по какому-то недосмотру. Ведь не может быть, что они «Сказку о Тройке» не читали.

PS. Насчёт «клеветы на Тройку» я угадал. Пришёл-таки некто Barrell, с камноедовской несгибаемостью указавший, что своими великими достижениями советская наука обязана «тройкам». Без их чуткого руководства и до Космоса не долетели бы, по его мнению.

И скромно предложил «Сказку о Тройке» не читать.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прекрасное произведение,высмеивает бюрократию в те временна,а в современное время оно еще более актуально.

Захват власти и чувство всесилия, ситуации доведены до абсурда,как же это знакомо в наши дни.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ЧИТАТЬ? НЕ уверен.

Ну только, ИМХО, как дань памяти классикам отечественной фантастики, для расширения кругозора или по причине ностальгии.

Читал ещё юношей в журнале «СМЕНА». Таких авторов, как Стругацкие, в то время не прочитать в общедоступном журнале было просто преступлением. Чтение с промежутками в месяц имело свою специфику. Такие журнальные публикации почти всегда шли в сокращённом варианте и поэтому на рваность сюжета не очень обращали внимание. В итоге запомнилась только забавная фамилия «Найсморк»…

А сегодня, прочитав фактически заново, получил странные ощущения. Был такой газетный жанр при советской власти: фельетон. Короткая сатирическая заметка о недостатках и с призывом об обязательном (!) устранении этих недостатков. Через некоторое время эта газета выпускала статью о последствиях фельетона. Тридцать лет уже, как фельетон приказал долго жить, не выжил он при капитализме, не нужен никому.

Вот и «Сказка…» — большущий фельетон. Почему, ИМХО, именно фельетон? Да потому что… Хотя они, Великие, что хотят, то и пишут. Совершенно понятно, какие пороки и недостатки советской системы Стругацкие обличают, вскрывают и критикуют. Да только никакой ответной реакции прогрессивной общественности на «Сказку…» не случилось. Похихикали – на том и всё (и под хихиканье просрали страну). А больше в этом тексте и нет ничего.

Нет, есть страшное последствие: во времена написания «Сказки…» советская наука, вопреки «Тройкам» (а может благодаря?) была одной из самых прогрессивных на планете, а та самая «молодая подкомиссия», светлая надежда на борьбу с бюрократами от науки, развалила напрочь за тридцать лет всю отечественную науку.

И это уже никакая не сказка.

Оценка: 5
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Самое забавное в этой повести, пожалуй, то, что в ней Тройка состоит из пяти человек. Один из которых ничего не делает, другой не имеет ни имени, ни отчества, третий несёт чушь, четвёртый — Выбегалло, а пятый... вот пятый-то и воплощает в себе всю суть этой уродливой структуры, потому что он один умеет обращаться со страшным, всевластным артефактом — Большой Круглой Печатью.

«Необъяснённые явления» в повести притягивают взор даже не своей фантастичностью, сколько тем, как они хитро противоречат сложившейся вокруг них обстановке и как крепко держатся за свою необъяснённость. С ними можно пытаться договориться, их можно развлекать, к ним можно применять некоторый набор физических воздействий (одного, особо болтливого, даже «к ногтю» припечатать можно!). Но вот преобразовать их к пользе общества в данных условиях — совершенно нельзя. Даже когда в противостояние бюрократической машины с оголтело сказочными персонажами вклиниваются маги из НИИЧАВО, их ум, дипломатия и терпение подвергаются тяжёлому давлению.

Каждый из персонажей, как бы сказали в интернете, очень меметичен. Каждый наделён ярким характером, каждый вызывает кучу культурных отсылок ко внешнему миру.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот, например, спрут Спиридон заставляет читать себе древнеяпонские легенды о его сородичах. «Заколдованное место», кроме физической недоступности, населено всеведущей говорящей козой — может, и хорошо, что оно там недоступное. Клоп Говорун пересказывает мировую историю в пользу своего кровососущего племени... А ещё в неподходящих местах выскакивает некто Панург (отсылка к герою романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»), рассказывая исторические анекдоты. Его, кажется, не видит никто, кроме читателей.

«Сказка о Тройке» была крайне опасна своим сатирическим смыслом, и потому в современности, после снятия запретов и кончины авторов её можно прочесть сразу в трёх версиях. Лично я читал две, которые появились в печати раньше. В одной миссия героев увенчивается успехом, в другой — их самих приходится спасать.

«Сказка» иллюстрирует важное психологическое понятие реакции на неизвестное. Наш ум очень любит объяснять всё — «рационализировать и утилизировать». Всё, что этому не поддаётся, является угрозой для умственной устойчивости и картины мира. Тем забавнее, что положительные герои вынуждены принять сторону «необъяснимого» и выступить против косности лиц, навсегда погрязших в формализме и порче бумаги. Которые всеми силами пытаются бороться с окружающим их сюрреализмом, не зная, что их собственные лекала безнадёжно кривы, а методы — ущербны. И этой своей суетой они только умножают сюрреализм. Так, «акт о высшей мере» касательно болота с хищными комарами (и кое-чем ещё необъяснённым) предписывает стереть его из памяти народа, то есть — со всех карт. Что сделалось с болотом в реальности, уже не важно: Тройка вытеснила это место из своей картины мира и никогда туда более не вернётся. «Рационализация», таким образом, обернулась своим антиподом.

То, что «Тройка» взята из реальности, лично для меня было доказано главой «Борьба за сказку» из книги К.Чуковского «От двух до пяти». В период с 1930-х до 1950-х годов разные «доброжелатели» пытались цензурировать и запрещать детские сказки и устное народное творчество под предлогом иррациональности, действуя, как вспоминает Чуковский, методами топорными и «выходившими боком». Более того, это мракобесие Чуковский возводит по «генеалогии» ещё к средневековому религиозному догматизму и философским экспериментам эпохи Просвещения. Где всякая фантазия считалась опасной крамолой, а из детей старались вопреки природе пораньше сделать «взрослых», награждая множеством неврозов. Вот этим же занимается и орган под говорящим названием «ТПРУНЯ» в повести Стругацких над культурными феноменами современной ему эпохи.

Книжка, таким образом, логично должна вызывать страх и непонимание, а вот что именно вас устрашит или введёт в недоумение... вопрос открытый.

Оценка: 10
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хе-хе, «я не согласен с каждым вашим словом, но отдам жизнь за ваше право говорить его». Вольтер.

Странный у меня получился заход к этому отзыву. В принципе, я не собирался его писать. Но ознакомился с отзывом уважаемого Stirliz77 и, поставив ему заслуженную единичку за глубину и стиль, решил всё же высказать несколько контр-тезисов.

Вот ведь как получается: то, что некоторые лаборанты ставят в минус этой повести, является, по моему твёрдому убеждению, её несомненным плюсом. Атмосфера «Сказки о тройке» действительно не шибко соответствует атмосфере «Понедельника». А почему? Да потому что «Понедельник», по выражению БНС, являлся этаким капустником, развесёлой историей о научных работниках, не претендующей на что-то большее. Пусть там есть явно сатирическая личность Выбегалло, но кроме неё зацепиться памятью в этой повести совершенно не за что. «Понедельник» по отношению к «Сказе о тройке» является примерно тем же, чем являлись фельетоны Ильфа и Петрова по отношению к двум их романам. Много ли народу читало эти фельетоны? Пусть они были сто раз талантливы, но в истории остались не они, а романы об Остапе Бендере. Так же и «Сказка» представляет собой полотно куда более глубокое, меткое и, к сожалению, жизненное. Но жизнь эта показана там в абсурдистских красках. Авторы намеренно противопоставляют суконную бюрократическую действительность в лице ТПРУНЯ (вот уж подлинная находка Стругацких!) необузданному волшебству, захлёстывающему Китежград. В «Понедельнике» тоже было нечто подобное, но куда приторнее, слащавее, так что главный бюрократ в лице завкадрами вызывал только добрую ухмылку. В «Тройке» же конфликт обострён до предела, и потому — максимально приближен к жизни. Но поскольку действие происходит в сказочном месте (недаром — «Сказка«!), сатира приобретает черты гротеска.

Собственно, гротескность эта имеет три уровня.

Первый, самый простой — снежный человек Федя. Чтобы вообразить этого персонажа, не нужно напрягать фантазию. Он мил, добр и... незамысловат. На этом уровне пребывает действие в «Понедельнике».

Второй — клоп Говорун. Личность вроде бы ярмарочная, легкомысленная, но при этом... загадочная. Ибо во-первых (как правильно подметил Stirliz77), бросаются в глаза разночтения с его величиной, а во-вторых, при всей своей балаганности мысли-то он зачастую высказывает удачные (не скажу — верные, а скорее — остроумные).

Третий, метафизический уровень — Панург. Персонаж, о котором нам вообще ничего неизвестно, но который постоянно присутствует в повести в качестве незримого резонёра. Зачем он понадобился Стругацким и почему они взяли для него имя героя из произведения Рабле? Признаться, у меня нет ответов на эти вопросы. Но именно этой своей непонятностью он и пленяет. Встревая, казалось бы, не вовремя и произнося какие-то оторванные от событий речи, данный герой окутывает всё флёром лёгкого бреда, усугубляя чувство волшебной таинственности.

И все эти удивительные придумки нанизываются на череду идеально отточенных, безукоризненных в своей многогранности сцен обсуждения Тройкой необъяснимых явлений. Словно Петрушки в базарном вертепе крутятся тут бесхребетный казуист Фарфуркис, «человек из низов» Хлебовводов и научный консультант Выбегалло (при неосязаемом, но весомом присутствии вечно спящего полковника), соперничая за благосклонность каменнолицего Лавра Федотовича Вунюкова. Какая уж здесь позитивная реморализация! В жизни, к сожалению, всё гораздо сложнее, чем в беззаботной курилке «Понедельника», оттого и стала «Сказка о тройке» серьёзным сатирическим романом, оставив далеко позади (по художественному уровню своему, да и по глубине затронутых явлений) зубоскальскую повестушку о НИИЧАВО.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Грррм.

Я читал «Сказку» почти сразу же после «Понедельника» и не могу не заметить огромной разницы в 'глубине' этих произведений — милой доброй сказки про замечательную творческую атмосферу НИИ и едкой повести про болото заправляющей подобными НИИ бюрократии. «Сказка» читается чуть сложнее, но она взрослее, проникнута знанием жизни [и в ней нет не нравящихся мне у Стругацких авторских абзацев с описанием картины мира (в «ПНВС» есть, увы) — авторы смогли показать всё действиями и диалогами, а не своей прямой речью.]

Действительно, «административные законы» сильнее законов природы; действительно, наука (и не только) под руководством профессиональных номенклатурщиков, а не учёных, — душераздирающее зрелище.

Я, к счастью, в силу возраста не застал описываемой эпохи (а сейчас реалии чуть другие, вместо «знатоков марксизма-ленинизма» сейчас «эффективные менеджеры») — но один мой дальний родственник, человек «от сохи» (как Хлебовводов), капитан второго ранга (под_полковник) и партиец, а также редкостный зануда и бюрократ, был в далёкие времена отправлен «руководить наукой» в некий сель.хоз. НИИ. И вот, слушая его рассказы, я отлично могу представить, какую бессильную злобу и тоску должны были испытывать его подчинённые, вынужденные обосновывать каждый шаг ворохом бумажек и пробиваться сквозь толстую черепную кость начальника, не понимавшего ничего в их работе и питавшего к не желающим ходить строем умникам классовую ненависть.

Так что да, _выражая общее мнение_, отмечу, что«Сказка о Тройке» крайне жизненна и актуальна.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Феномен Стугацких, как писателей, заключается в том, что они способны написать буквально все. В том числе и учебник-пособие для чиновников. «Сказка о тройке» есть не что иное, как руководство по чиновничьему ремеслу, написанное сухим казенным языком протокола, с неизменными стилистическими и сюжетными (ситуационными) примерами.

Видимо по этой причине книга и была недоступна читателям 20 лет, в течение которых подросла целая плеяда партийных и номенклатурных специалистов изучавших тонкости бюрократического мастерства по пособию Братьев Стругацких.

Я читал «Сказку о тройке» в 1989 году в журнале «Смена» в возрасте 20и лет. Помню, очень сильно смеялся.

Перечитав сегодня, я не смеялся вообще.

Читать книгу обязательно нужно в молодости, пока жизнь не сведет вас с Лавром Федотовичем, Хлебовводовым и Фарфуркисом.

В учебнике приведены конкретные решения ситуационных задач.

Ни чего общего с веселой книгой «Понедельник начинается в субботу», кроме нескольких главных героев, в «Сказка о Тройке» нет. И не ищите.

Грррм.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Словно ларец с драгоценностями, каждое из которых можно вертеть наслаждаясь. Воистину словам тесно, а мыслям открываются новые миры, например мир несчастной осы, у которой ученые заныкали яички- о ней поведал цицерон насекомого мира клоп Говорун. А инопланетянин по профессии «читатель»...(как пророчество — в эпоху интернета писателей стало больше, чем читателей),изобретатель с лампочкой, трогательный и чистый как Кандид снежный человек...Жаль, что этот шедевр постигла несчастливая судьба малоизвестности. Может авторам не стоило так акцентировать тему бюрократии, дразня перестраховщиков, дающих добро на печать? Тем более в жизни начальники и контролеры в большинстве умнее и доброжелательнее...

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впервые я прочитал повесть в 1993 году в сборнике «Понедельник начинается в субботу. Сказка о Тройке». И тогда воспринял весь сборник как-то прохладно... Сейчас всё иначе. Я вовсе не ошеломлен сатирой, которой несомненно насыщена «Сказка о Тройке», но восхщен игрой авторского воображения. Надо же как умудрились собрать вместе и разумного снежного человека, и говорящих клопа и гигантского головоногого, и пришельца, застрявшего на Земле из-за аварии летающей тарелки.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Одно дело — всякие прутоны там гонять с электронами или, скажем, лекции почитывать, а другое дело — науку двигать и вообще осуществлять руководство.

Люди, «науку двигающие» как правило в «осуществлении руководства» сведущи не особо. Есть, конечно, отдельно одаренные личности, но они, как исключение, лишь подтверждают общее правило. Поэтому при любом мало-мальском научном учреждении существуют различные управляющие структуры: комиссии, подкомиссии и прочие директораты. Хорошо, если всё это работает слаженно и не мешает одно другому. Хуже, если управленческо-бюрократический аппарат становится аналогом якоря, из всех своих сил тормозящего научно-исследовательское судно на его и так сложном и тернистом пути. Люди (и прочие сущности), стоявшие у истоков создания НИИЧАВО, прозорливо устроили его так, что Наука и Научный Поиск были поставлены в его стенах на первое место, именно они имели непререкаемый приоритет в системе институтских ценностей. Это было абсолютно правильно, это было хорошо... Вот только жаль, что этот принцип так и не распространился за стены сего уважаемого учреждения.

Однажды случилось так, что в чудно-сказочный город Китежград, в который, согласно легендам, сам Годзилла захаживал, из не менее чудного города Соловца пожаловали четверо сотрудников знаменитого на всю страну и её окрестности НИИЧАВО. Это были Витька Корнеев, Эдик Амперян, Роман Ойра-Ойра и Саша Привалов собственной персоной. Приехали все они в разное время и с разными целями, но вот как-то так получилось, что свела их судьба вместе. Может быть, конечно, это была и не совсем судьба — здесь угадать сложно, но вот причина того, что приехавший сюда два месяца назад Привалов и появившийся только что Амперян встретились вырисовывалась однозначно — это ТПРУНЯ (а иначе Тройка По Распределению и Учету Необъяснимых Явлений, хотя многие считают, что Тройка По Рационализации и Утилизации тех же Необъяснимых Явлений). Отдельно наивные личности, считают, что ТПРУНЯ — это что-то вроде комиссии, выдающей экспонаты из Колонии необъяснимых явлений. И лишь пообщавшиеся с представителями Тройки поближе оказываются приобщенными к истине, следуя которой ТПРУНЯ — «есть административный орган, неукоснительно и неослабно выполняющий свои функции и никогда не подменяющий собою других административных органов». При этом «рационализация — это такая поганая дрянь когда необъясненное возвышается или низводится авторитетными болванами до уровня повседневщины», а «утилизация — есть признание или категорическое непризнание за рационализированным явлением права на существование в нашем бренном мире». Вот с таким вот жестоким и неумолимым чудовищем, с которым и рядом не стояли всякие разные Гидры, Змеи Горынычи и прочие Медузы Горгоны, и предстоит лоб в лоб сойтись четверым друзьям-сослуживцам.

Эта повесть была написана Стругацкими всего лишь через два года после выхода в свет «Понедельника», но, читая её, создается такое впечатление, что между ними пролегла бездна, в которую периодически, во время написания «Сказки», заглядывали авторы. Герои. вроде бы, те же, и мир, вроде бы, тот же, но кажется, что на этот раз авторам дали посмотреть на него через зеркало кривды, которое превратило всё то хорошее, доброе, оптимистичное и удивительное, что было в первой части в их прямые противоположности во второй. Я прекрасно понимаю, что «Сказка» является сатирой на советскую бюрократическую систему и аппарат власти ( «Нельзя ждать милостей от природы и бюрократии» ), но ведь и в «Понедельнике» тоже была сатира, так почему же там она была яркой веселой и искрометной, а здесь по тексту разливаются прям реки желчи и сарказма? Неужели другого метода на тот период (а чем он так кардинально отличался от того, что был двумя годами ранее?) не существовало? Почему же две части одного цикла стали как инь и янь, прямыми взаимодополняющими противоположностями друг друга? Я так жаждал вновь окунуться в ту непередаваемую атмосферу, которую так мастерски создали соавторы в первой части, а получил вместо этого бочку уксуса. Окунулся...

Но даже при всей моей антипатии, которую вызвал этот текст, нельзя не признать, что написан он мастерски. Каждое заседание Тройки — это отдельный маленький шедевр абсурда и гротеска. Если забыть о тех тоннах желчи, которые изливают авторы, то речи входящих в её состав членов, а так же ответные речи представителей НИИЧАВО и рассматриваемых на заседаниях «дел» просто поражают своей образностью и фантасмагоричностью. Цитируя одного из героев, при знакомстве со сценой первого заседания Тройки «наука в моём лице потеряла дар речи». Не менее впечатляют фигуры членов Тройки: персонификация бюрократизма — председатель Лавр Федотович Вунюков, готовый бросаться на всех и вся истерик Рудольф Архипович Хлебовводов, никогда и никем не называемый по имени-отчеству законовед Фарфуркис, вечно спящий безымянный полковник мотокавалерии и научный консультант по всяческим вопросам Амвросий Амбруазович Выбегалло. Так же нельзя не отметить ещё одного персонажа — вечно оказывающегося крайним коменданта Колонии необъяснимых явлений Зубо. Такой галереи выдающихся бездарностей позавидует любое современное госучреждение, хотя, судя по личным впечатлениям от общения с государственными структурами, они находятся на правильном пути и явно стараются всеми силами достичь образцового уровня представителей Тройки. Кроме этих безусловно ярчайших типажей в повести наличиствуют и другие, не менее удивительные герои несколько иного сорта. Один из них Клоп Говорун — фигура противоречивая и вообще загадочная, то его пугают заточением в спичечный коробок и раздавливанием пальцем, то с помощью микронасадки его снимает фотограф, то он, сидя в кафе, стучит по столу, то помогает выволакивать из бассейна спрута Спиридона. Возникает законый вопрос: какого размера этот Клоп? Другой, уже упомянутый мной спрут Спиридон, относящийся к глубоководным разумным головоногим моллюскам. Сцена чтения Сашей выдержек из старинных восточных хроник этому персонажу вообще выпадает из сюжета повести. Зачем авторы поместили её?

Итог: как жаль, что авторы не применили к себе описанную ими же методику позитивной реморализации, но «в нашем реальном мире вероятность счастливого случая всегда была и остается значительно меньше вероятности любого другого». Жаль, что им не захотелось привнести в «Сказку» атмосферу «Понедельника», жаль, жаль... Я ничуть не жалею лишь о том, что так долго откладывал своё знакомство с этой повестью. Рекомендовать её не буду. Тем, кто как и я, дорожит чудесной атмосферой «Понедельника» читать продолжение просто не стоит.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх