FantLab ru

Невил Шют «На последнем берегу»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.18
Оценок:
318
Моя оценка:
-

подробнее

На последнем берегу

On the Beach

Другие названия: На берегу

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Мир лежит в радиоктивных руинах. Только далекая Австралия осталась в стороне от всемирной бойни, но гибельная радиация приходит и туда, планомерно убивая всех выживших.

Примечание:

Произведение экранизировано, причём экранизация получила известность едва ли не большую, чем сам первоисточник.


Входит в:

— журнал «Урал, 1991, № 5», 1991 г.

— антологию «Миллион завтра», 1992 г.

— антологию «Невидимое солнце», 1993 г.


Номинации на премии:


номинант
Премия журнала «Nowa Fantastyka» / Nagrody «Nowej Fantastyki», Za rok 2021 // Переиздание года (Великобритания)

Экранизации:

«На берегу» / «On the Beach» 1959, США, реж: Стэнли Крамер

«На последнем берегу» / «On the Beach» 2000, США, Австралия, реж: Рассел Малкэй



Похожие произведения:

 

 


Крысолов. На берегу
1991 г.
Миллион завтра
1992 г.
Невидимое солнце
1993 г.
На берегу
2011 г.

Периодика:

Урал, 1991. № 5
1991 г.

Самиздат и фэнзины:

Крысолов. На берегу
2016 г.

Издания на иностранных языках:

On the Beach
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сильнейшая и шокирующая книга, которая с пугающей реалистичностью описывает грядущую гибель последнего оплота человечества, который остался после тотальной ядерной войны. Ядерной войны такой силы и масштаба, что от воздействия произведенной ею радиации погибло все (ВСЁ!!!) население планеты, кроме Австралии на момент событий, описываемых в книге. И Австралия ждет медленной и неотвратимой смерти от лучевой болезни, ведь радиационный фон прогрессивно повышается, радиация неотвратимо прет с северного полушария. Люди прекрасно об этом знают.

Очень вероятный вариант развития третьей мировой войны, когда Запад и Восток начнут ядерную бомбардировку друг друга, и потеряют контроль над количеством боеголовок со смертоносным боеприпасом. В какой то момент уже не спасет ничто, даже удаленность от зоны бомбардировок, достигнуто критическое количество радиации, выпущенной на волю. Гибнет все, не только люди. Животные, растения, рыба... не остается ничего живого. Да, кролики проживут дольше всех. Но разве это утешит кого — то? Только вызовет горестную улыбку.

Автор нам показывает свое вИдение последних семи месяцев обреченного человечества. И самым важным и острым моментом есть то, что люди знают примерную дату своей кончины, пару недель туда — сюда. Автор взял за основу жизнь нескольких людей, которые связаны родством, службой, близким знакомством, и подробно описал их последние месяцы.

o-l.png

Австралийский морской офицер Питер Холмс несмотря на все, продолжает службу на подлодке, которую отправляют в рейсы с единственной целью — выяснить, нет ли клочка земли, где радиация все таки не погубила все живое. Питер все понимает, адекватно оценивает ситуацию. Но принимает решение жить, как раньше до последнего. Но в то же время, понимая, что смерть от лучевой болезни очень болезненна, идет в аптеку, и берет для свей семьи таблетки для эвтаназии, которые там уже давно заготовлены. Его семья — жена и маленькая дочка. Они занимаются своими обычными бытовыми делами и обязанностями, не паникуя. Жена Питера, Мэри, приобретает, как защитную реакцию, патологичность в поведении в отношении к будущему. Она просто не допускает в свой разум идею о скорой смерти себя, дочки и мужа. Мэри строит далеко идущие планы развития их хозяйства, усадьбы. Даже требует у Питера, чтоб он купил газонокосилку, которая понадобится им весной. Крайне сложно Питеру донести до нее необходимость эвтаназии. Описание их последних дней зашкаливающе детально и реалистично. Автор так же очень подробно описывает сам момент смерти семьи Питера.

Еще одним героем, иллюстрирующим защитные реакции на невозможность принятия смерти родных, есть начальник Питера — Дуайт Тауерс. Американский моряк, он не может принять смерть жены и детей. Он всегда о них говорит так, как вроде бы они живые, и их встреча совсем скоро. Она то скоро, но на том свете. Дуайт покупает подарки жене и детям и берет это все в свой последний рейс на своей подлодке, на которой он решает закончить жизнь. Даже его любовь к Мойре, дочери местного фермера, не может никак проявиться. Дуайт честен до конца. Он женат, значит никаких интрижек. Большая половина романа посвящена именно Мойре и Дуайту. И мы все это время наблюдаем глубокую привязанность на патологичном фоне защитных реакций. У Мойры свои чудачества — она прекрасно понимает, что влюблена, что скоро конец всего, и тут бы любить друг друга до смерти и на износ, но нет. Ее предмет страсти целомудрен, в его мыслях только жена, развитие отношений невозможно. И Мойра соглашается на этот больной конфетно — букетный период без перспективы на продолжение. Влюбленные ездят на свидания, Дуайт знакомится с родителями Мойры, с удовольствием помогает им на ферме. Но ни поцелуйчика, ни мимолетных объятий.

Почему то аннотация описывает книгу, как историю любви. Но по моему мнению, это совсем не так. Роман о людях, которые точно знают, когда умрут. И Мойра с Дуайтом всего лиши одни из них, и их история всего лишь часть всеобщего сценария, а не основная в романе.

В целом, автор несколько идеализирует человечество в сложившейся в его романе ситуации. Уверена, что большинство занималось бы тем, что спивались, употребляли наркотики, убивали друг друга в жестоких, кровавых разборках, погрязли в мародерстве, насилии, и бесконечно самоубивались. Но у Шюта только один дед и его друг культурно поглощают портвейн, коим завален подвал. Да, они пьют много, но это настолько интеллигентно и красиво, что просто удивительно. Никаких тебе стенаний : «Мы все умрем!».

Отдельно хочу сказать о юморе в романе. Он тут есть. И особую остроту ему придает то, что шутят те люди о смерти, которые знают, что скоро умрут. Этот неповторимый сарказм возможен только на фоне событий, описываемых в данной книге.

Оценка: нет
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Что бы вы стали делать, если бы были абсолютно уверены, что через полгода наступит конец света? Наверняка пустились бы во все тяжкие, попытались бы реализовать все самые сокровенные мечты, наверстать всё, что было упущено за предыдущие годы. Герои романа «На последнем берегу» ведут себя совершенно иначе, уверенные в том, что жить им осталось считанные месяцы, они... не предпринимают ровным счетом ничего. Описания романа выглядят очень вкусно — «роман-сенсация», две голливудские экранизации, а на поверку оказывается, что примерно 3/4 текста читать неимоверно скучно. Более того, ожидая заявленного психологизма, я надеялся увидеть острые душевные терзания, мрак беспросветной депрессии, квинтэссенцию саморазрушения, но вместо этого создается ощущение, что читаешь заурядный бытописательский роман, своего рода хроники тихой провинциальной жизни — без драмы, без острых поворотов сюжета и намека на надрыв. В финале ситуация внезапно исправляется, но проникаться духом трагедии уже не хочется, слишком большая усталость накапливается к этому моменту.

Большая часть описываемых событий разворачивается в Австралии после Третьей мировой войны, в ходе которой широко применялось ядерное оружие. В Европе и Северной Америке всё живое было уничтожено, и теперь неумолимая радиация распространяется по всему земному шару, постепенно накрывая Южную Америку и Африку. С персонажами романа мы знакомимся за полгода до того, как радиация достигнет Австралии. Можно выделить три тесно связанные между собой сюжетные линии, действие которых проходит на берегу. Помимо этого автор предлагает нам поучаствовать в трех морских экспедициях американской подлодки, из которых лишь последняя может вызвать какой-либо интерес, по крайней мере там хотя бы появляется определенная цель.

Семейная линия романа ведется от лица австралийского морского офицера Питера Холмса, который получает назначение на американскую подлодку «Скорпион». У Питера есть жена Мэри и новорожденная дочка Дженнифер, тем не менее, большую часть отпущенного судьбой срока он сознательно предпочитает проводить вдали от семьи, которую вроде как любит, где тут логика — мне непонятно. Любовная линия описывает отношения капитана американской подлодки Дуайта Тауэрса и дочери местного фермера Мойры Дэвидсон — получается довольно пресно, целомудренно и вяло. Также можно выделить отдельно линию физика Джона Осборна, который посвящает всё свободное время реализации давней мечты — участию в гоночных соревнованиях на своей «Феррари».

Общество, которое одной ногой уже стоит в могиле, вопреки всякой логике и здравому смыслу продолжает жить без каких-либо социальных потрясений, единственное, что могут позволить себе некоторые — немного развязать с алкоголем. Главная проблема — нехватка топлива для транспорта, со всем остальным полный порядок — еды, воды, электричества в достатке. Паники нет ни у кого — все персонажи, как один, живут иллюзией призрачного будущего — работают на ферме, занимаются своим маленьким садиком, радуются первым успехам маленькой дочери, устраивают вечеринки, ходят в кино и на танцы, в рестораны, участвуют в регатах и ралли. Поразительно, что никому даже в голову не приходит подумать о спасении — начать постройку бункера, попытаться создать ковчег, который может дрейфовать в полярных водах, до которых радиация может и не дойти — полнейший триумф теплохладности и апатии.

Подобно овцам люди сидят и покорно ждут неизбежной гибели, автор делает вид, что такого понятия, как инстинкт самосохранения не существует. Посёлок за поселком, город за городом гибнут от наступающей радиации, при этом ни одному из жителей не приходит в голову хоть как то отсрочить свою смерть — в романе нет ни одного беженца. Я бы еще мог понять, если бы некоторые люди, особенно дряхлые и немощные, смирялись бы с судьбой и предпочитали смерть в постели бегству в неизвестность, но когда тысячи молодых и здоровых людей даже не думают о том, чтобы что-то предпринять — в это просто не верится, всегда найдутся те, кто будет цепляться за жизнь до последнего, верить, что ученые ошибаются, и на самом деле всё не так страшно.

Разбавить монотонное бытописание можно было с помощью морских приключений, но следить за экспедициями «Скорпиона» еще скучнее, чем за событиями, происходящими на суше — описания плаваний даются очень сжато, сухо и коротко — пожалуй, только экспедиция к берегам Америки дает хоть какой-то намек на интригу, итог которой всё одно заранее известен и предсказуем. Финал получился довольно мрачным и тяжелым, иначе и не могло быть — это ясно с самого начала. Автор намеренно затягивает концовку, буквально по минутам, до мелочей расписывает каждую линию сюжета. Я ощущал себя незваным посетителем хосписа, который понимает, что он здесь лишний, есть вещи, которые дозволяется видеть только самым близким людям, поэтому мне хотелось поскорее уйти, плотно закрыв за собою дверь.

Из положительных моментов стоит отметить хороший литературный язык произведения, благодаря которому мне удалось добраться до финала, мужественно преодолевая позывы ко сну. Помимо этого, стоит отдельно поблагодарить автора за мораль этой истории, которая показывает, что за все грехи человечества придется отвечать хором, невиновных нет, равнодушие — такой же грех, как и активное творение зла. Отсидеться у теплого камина, повторяя мантру «моя хата с краю», не удастся в случае чего никому — ты можешь каждое воскресенье ходить в церковь, быть примерным семьянином, трудолюбивым работником, но если ты встаешь на путь пассивного непротивления злу — однажды оно доберется и до тебя. В данном случае воздержусь от рекомендаций — лично мне было тяжело читать этот роман — сначала потому, что скучно и неправдоподобно, а ближе к концу — слишком реалистично, слишком буднично и мрачно, поэтому перечитывать скорее всего не буду.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Много я прочитал произведений на тему последних мгновений жизни выживших людей после апокалипсиса. Но, такого мне ни разу не встретилось. Практически реализм в чистом виде. Мне, кажется, что именно так и будет... в Австралии. У нас в Европе всё будет намного проще. Сгорят всё и сразу. Без проблем и соплей. Хотя новые исследования обнадёживают: погибнет всего-навсего (какой цинизм) 500 млн. человек. В остальном хороший текст, сюжет, всем читать. Жаль, что не читают те, кто отвечает за это безобразие.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прекрасная, великая книга могла бы случиться, если бы не одна большая проблема — из Шюта, к сожалению, паршивый писатель.

Идея такого не совсем обычного постапа действительно хороша, но она на то и идея, чтобы её реализовывать. С ужасно скупым, кастрированным слогом, местами клинически дегенеративными персонажами, детскими ляпами редактуры она только уедет на дальнюю полку ждать качественного интерпретатора.

Некоторые пункты можно было бы списать на качество перевода, но в недобросовестности Нору Галь сложно упрекать, поэтому интереса ради полез в оригинал и читал оба варианта параллельно. Единственным изменением были удвоившиеся страдания. Невозможно вытянуть за счёт перевода книгу, которая сама этого не хочет.

Задел и потенциал романа таков, что можно было создавать поучительную притчу, пронзительный психологический роман, экзистенциальную драму и много чего другого хорошего, но у Шюта получился простой как три рубля обрубок, обыкновенная форма для донесения достаточно банальных взглядов автора. И не в них проблема, многие великие романы по сути транслируют всем надоевшие прописные истины, а именно в том, что каёмки для них, вообще-то, нет. Хотите тонко подмеченных деталей, глубины момента, очарования угасающей жизни? Да вы не по адресу. Из деталей получите лучше, например, упоминание того, кто же у нас капитан какой подлодки и под чьим флагом ходящий, когда половина книги позади, и все эти вещи, естественно, известны читателю уже как добрую сотню страниц позади. А ещё можете получить три подряд предложения, начинающиеся с 'Он + глагол законченного действия' и, наверное, на половину книги диалогов, которые приятно читать просто потому, что ограниченная речь ограниченых персонажей и то в разы интереснее, чем непосредственно авторская (по крайней мере, не их вина, что они так убоги). Ну и, конечно, наивное, но от этого не менее поразительно идиотское объяснение кто на кого там нападал во время третьей мировой.

В принципе, весь роман больше походит на не слишком обстоятельный сценарий к кинофильму на семёрочку (так оно, кстати, и получилось), чем на непосредственно роман. И хоть он содержит сильные сцены, и иногда интересно наблюдать за позицией автора по некоторым вопросам, но от хорошего романа его отделяют именно что сотни ненаписанных слов о том, каково ждать неминуемой смерти, о том, что такое человек в его пределах оставшейся полугодичной жизни, об оттенке неба над замолчавшими городами в перископе субмарины, в конце концов. Что странно, даже всё это не до конца убило роман и последняя треть вышла всё же хоть как-то достойной того, чтобы её прочли — но здесь сработала атмосфера условий, в которых оказались герои. Атмосфера, надиктованная всё тем же базисом романа в форме ожидания конца, а не созданная и поддержанная автором.

Шюта не интересуют размышления об экзистенции, он либо не видит в них смысла, ставя до конца упор на навязчивых идеях обречённых людей (и сводя к этому весь психологизм романа), либо попросту не умеет в это. На выходе, в языке книги есть только действие, хотя её сложно назвать динамичной и увлекательной сюжетно — парадокс, хорошо описывающий проблему романа. Более того, те же помешательства героев выглядели бы гораздо убедительнее, получи мы бОльшую картину и пару нелишних слов об их внутренней мотивации и том, кто и что испытывает по этому поводу. Но нам не дают примерить их шкуру, нас просто ставят в известность о том, что кому-то нужно исполнить юношеские мечты об автогонках перед преставлением, а кому-то достаточно и новенькой газонокосилки.

Мне очень жаль этот роман, ведь по исходникам 'На берегу' близка к 'Чуме' Камю и ряду других крайне сильных вещей, но, по иронии, реализация её достойна становиться в ряд однотипных постап-пописушек, даже несмотря на то, что элементов типичного убогого постапа в ней практически нет. После неё хочется скорее почитать что-то, может, менее идейно содержательное, а то и вовсе бессмысленное, но талантливо написанное — извините, 'помыться'. И это угнетает по закрытию книги не меньше, чем её предугадываемые, но достойные сцены финала.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Последний берег человечества, или Берег последнего человечества...

Хотя я и имею солидный читательский стаж (почти 60 лет с книгой), однако до сих пор постапокалиптической зарубежной фантастики такого направления не читал. Ведь чаще всего мы имеем дело либо с описаниями ужасов происходящей всемирной атомно-термоядерной химио-бактериологической войны, либо сразу с последствиями всеобщей катастрофы.

Невил Шют пошёл по другому, я бы сказал, не по голливудскому пути (хотя Голливуд мимо себя его книгу не пропустил, но об этом ниже). В его романе нет картин совершающейся войны, нет героизирующих героев, нет смакования страхов и ужасов происходящего мирового самоубийства. Всё происходит гораздо прозаически и порой даже банально.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мы просто узнаём о гибели всего северного полушария Земли в результате масштабной атомной войны всех со всеми — на момент написания книги основными атомными державами были СССР, США и Китай (ну, и Франция-Англия, но в книге их в этом смысле нет) и потому вся стычка происходила между ними. Хотя атомные бомбы были уже у многих в силу простоты и дешевизны их производства (так в романе). Одна провокация, другая, одна бомбардировка, ответный удар всеми силами ВВС (1957 год, ракет ещё не было — хотя в книге речь о начале 60-х) по врагу, ответный «привет» оттуда — сценарий прост как два пальца об асфальт.

А дальше просто вступают в действие природные особенности атмосферы Земли — заражённые слои атмосферы северного полушария постепенно перемешиваются с экваториальными и затем с ветрами южного полушария, в результате тихая невидимая и неумолимая смерть крадётся сверху вниз по земному шарику без всяких вариантов на надежду. Тотальная лучевая болезнь — всего и вся. Никто не выживет. И опустевшие города будут стоять в готовности спустя пару десятилетий (период полураспада радиоактивного изотопа кобальта всего 5 лет) принять жителей. Но заселить их уже будет некому.

Но роман не совсем об этом. А прежде всего о том, как оставшиеся пока вне зоны заражения люди в Австралии, Новой Зеландии и других местах южного полушария, пытаются достойно дожить

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
оставшиеся им 5-6 месяцев жизни и не менее достойно закончить свой земной путь. И в центре внимания семья молодого офицера австралийского флота Питера Холмса — с женой Мэри и дочерью младенческого возраста Дженифер, а также капитан атомной американской подводной лодки Дуайт Тауэрс и молодая австралийка Мойра Дэвидсон, и их взаимоотношения. Конечно же, в книге есть и другие персонажи и даже герои совсем не второго плана (тот же учёный Джулиан Осборн или адмирал Брайди), но всё-таки они находятся чуть за спинами главных действующих лиц. А общим фоном является казалось бы почти нормальная жизнь австралийских городов и посёлков — почти потому, что все знают о наступающем фронте всеобщей смерти и потому просто стараются жить на всю катушку и во всю ивановскую. Кто-то старается выпить всё марочное и эксклюзивное спиртное, кто-то пускается во все тяжкие в сексуальном смысле и т. д. Однако всё-таки в основном происходит нормальная или близкая к нормальному содержанию жизнь — нет мародёрства и грабежей, насилия и всего прочего, что так любимо современными авторами апокалиптического и постапокалиптического направления. Люди просто стараются достойно дожить отпущенный им недолгий век. И в этом и проявляется сила духа каждого отдельного человека и всего человечества в целом. Жить и умереть достойно. Не быть и не стать сволочью и пылью. Заниматься любимым — по настоящему любимым — делом: гонять на спортивных авто, рыбачить в горных ручьях, танцевать до упаду, разговаривать умные (и неумные тоже годятся) разговоры, дружить и любить — делать всё то, что почему-то раньше не делал, либо откладывая на потом, либо не позволяя себе чего-то в силу самоограничений.

При этом никто не старается позёрствовать, что-то этакое особенно красивое говорить или творить, никто не юродствует и не кликушествует, и почти никто не впадает в панику и не превращается в животное. Хотя, казалось бы, число таких людей должно бы в такой ситуации зашкаливать. Ну, или они должны были быть заметны. Однако же здесь таких практически нет.

Конечно, в романе есть и какие-то активные действия, направленные на разведку текущей ситуации —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
пара рейсов атомохода в северные широты и к берегам США,
однако рассказывать об этом мы здесь не будем, дабы не превратить текст отзыва в один жирный спойлер. Хотя и там, в этом большом рейсе, нашлось место и слабости человеческой, и подвигу, и разочарованию, и случаю, и надежде, и самообману…

Роман не заканчивается хэппи эндом — автор вовсе не хотел, чтобы читатель (ещё раз напомню, что на дворе 1957 год и даже Карибского кризиса ещё не было) облегчённо вздохнул при вести, что прилетели зелёные человечки и всех спасли. Автору как раз и надо было, чтобы читатели осознали, что спасти самих себя и нашу маленькую планету от гибели можем только мы сами, вместе и совокупно.

Приятным бонусом к книге стал просмотр одноимённого фильма (1959 г.) с Грегори Пеком, Фредом Астером и Авой Гарднер (других актёров я не знал, но поставлен и сыгран фильм для тех лет великолепно, с полной передачей всех смыслов). И хотя фильм ч/б, однако для этой темы наверное так было даже правильней, нежели делать его цветным.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман мне не понравился потому, что сюжет можно было вполне уместить в средний по величине рассказ. Событий происходит немного. Люди, на мой взгляд, ведут себя довольно странно: неужели нельзя укрыться от радиации под поверхностью планеты или на дне океана в попытке сохранить цивилизацию? Уловили сигнал и не где-то, а в соединённых штатах и направили туда экспедицию. Не в Германию, не в Японию и не в Россию. Люди покорились неизбежному, даже не пытаются перебраться подальше от приближающейся зоны поражения. Это вообще людям свойственно или как?

Взять «Дорогу» Маккарти. Там катастрофа произошла и жизнь полна опасностей, а перспектив минимум. Однако находятся люди, которые стремятся сохранить человеческий облик и, возможно, когда-нибудь возродить цивилизацию. Или «Ведро воздуха» Лейбера, где семья из четырёх человек считают себя последними выжившими людьми на Земле после того, как замёрз даже воздух. Так что героическое принятие неизбежного у Шюта здорово отдаёт пессимизмом.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Идея автора была, донести, что будет если случится реальный атомный апокалипсис. Не будет множества приключений и разборок с мутантами и группировками, а просто все умрут. Даже те кто находятся на самых отдаленных точках земли получат свое.

Идея удалась.

Хороший сюжет ход с неизвестными радиосигналами. И отправкой туда экспедиции, хоть какое-то приключение. Вот с этим в книге (приключениями) конечно беда, но цель была другая — напугать реальностью.

Собственно, такой пессимизм, когда ни у кого нет шанса, человечеству опустить ручки и сдаться и не устраивает в книге. Ибо варианты выжить все равно были.

Книга, заставляет задуматься, о последствиях реальной, а не выдуманной, ядерной войны. И говорит — остановитесь пока не поздно!

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В этой книге нет ужасов, нет ядерных мутантов, нет перестрелок за еду и патроны. Есть тихое медленное умирание остатков цивилизации, при этом сделать описанное общество ничего не может, разве что раздать всем желающим ампулы с ядом, чтобы умереть без мучений. И вот описана такая Умирающая Земля — Австралия, где люди до последнего ходят на работу, потому что ходили туда всегда, устраивают чемпионат по автомобильным гонкам, чтобы узнать, кто в этом году будет победителем, и для того, чтобы начать лов форели на два месяца раньше, устраивают формальное голосование.

В общем, эту книгу сложно рекомендовать, она слишком несовременная, в ней слишком много хороших людей и нет ни одного негодяя. Но при все при этом книга очень хорошая и очень печальная.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень мощное,атмосферное произведение,которое буквально сбивает тебя с ног,люди,которые знают о том,что конец уже близок не перестают надеяться на спасение,они сажают цветы,читают газеты,и слушают радио,в надежде на то,что где то возможно уцелели и другие,удивительно,как автор постепенно нагнетает атмосферу,и к концу книги,ты уже знаешь чем все закончится,но в глубине души не перестаешь надеяться на то что последние жители Земли все же спасутся,а в конце тебя просто разрывает изнутри,и хочется кричать от боли,сильная,горькая книга

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Помните, как у Пратчетта говорил Смерть? «СПРАВЕДЛИВОСТИ НЕТ. ЕСТЬ ТОЛЬКО Я».

До прочтения книги «На последнем берегу» я не понимал сути этой фразы. А теперь понял.

Нет надежды.

Нет спасения.

Даже самой-самой малюсенькой надежды нет.

Можно только стараться оставаться хорошим человеком до самого конца.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я хочу начать свой отзыв на этот роман так же, как и отзыв на рассказ Брэдбери «Завтра конец света». Наступил последний день Человечества, и ничего уже не будет. Можно не строить планы на будущее, не заботиться, что не хватит денег на образование детей, не думать, сможешь ли выплатить ипотеку или погасить кредит за машину. Можно не волноваться о глобальном потеплении или грядущем ледниковом периоде, загрязнении моря или нашествии инопланетян. Возможно, все это случиться, но Человечества к этому моменту уже не будет.

Все это так. Маленький клочок Австралии и затихающие голоса, разбросанные по свету — вот и все, что осталось от Человечества. Последние люди, знающие, что приговор уже вынесен, и ничего изменить нельзя. Не будет никакого голливудского финала со спасением в последний момент или вмешательство божественных сил, увидевших раскаяние и решивших помиловать своих блудных детей. Есть только один выбор — как и на что потратить оставшиеся дни.

Одни до последнего будут жить той жизнью, которую вели всегда, продолжая заниматься повседневными делами: стричь газоны, украшать цветами сады, воспитывать детей, обрабатывать поля и торговать в магазинах. Другие постараются осуществить самые заветные свои мечты: победить в автогонках, поймать самую большую рыбу, овладеть новой профессией или полюбить достойного человека. Никакой паники, никакой патетики. Смирение перед неизбежным, достоинство и тихое мужество.

Милые, хорошие люди, добрые, преданные и милосердные, уход которых наполнен тихой печалью, а не громкими стенаниями, светлой грустью, а не злобными обвинениями небесам. И весь роман такой: тихий и печальный, без особых событий и с массой бытовых подробностей, которые бередят душу своей жестокой обыденностью.

Герой ищет подарки для своей семьи. Обычная вещь в мире, если не знать, что семьи уже нет несколько месяцев. Рыбак вытаскивает огромную форель — последнюю в этом мире. Женщина высаживает цветы, которые никогда не распустятся. Мужчина везет домой садовую скамейку, на которой никто и никогда не будет сидеть. И все это — затихающая мелодия ухода, расставания и печали.

Все это так. Роман хорош: душевно, трогательно и болезненно. Милые и добрые люди вынуждены умирать из-за чужих ошибок. Чужих? Ясного и четкого ответа в этом романе на этот вопрос нет. Так чтобы читателя пробрало до самых пяток, от осознания причин, ведущих к таким ужасным последствиям. Чтобы ответ впечатался в память и не давал потом покоя до конца дней. Есть лишь несколько фраз и полунамеков, стертых печалью и неизбежностью.

У Брэдбери рассказ обличал обывателей, игнорирующих мир за окном и прячущихся в собственных мирках. И люди на последнем берегу, в сущности, ничуть не лучше. Милые, добрые и милосердные, которые очень долго прятались в своих придуманных маленьких мирках, не замечая, что огромный мир за окнами катится к концу, находя оправдание собственному равнодушию и безразличию. Они не замечали целый мир, потому что им не нравилось, что в нем происходит. Потому и отдали его тем, кто распорядился им не лучшим образом. Но только мир — един, и последствия пришлось расхлебывать всем вместе, без различий — властолюбивым политикам, верным долгу военным и милым домохозяйкам, мечтающим о лучшем садике на свете. И вывод прост: самые жестокие вещи, совершаемые отдельными негодяями, всегда происходят при молчаливом попустительстве милых, добрых, но равнодушных людей. Актуально по-прежнему, что ни говори. Может даже еще актуальней.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Южное побережье Австралии. Порт Мельбурн, прилегающие городки, фермы — берег. Волей злополучной судьбы последний оплот человечества. Неумолимо надвигающаяся смертельная угроза. И люди, которые просто не могут поверить в то, что неведомые безликие политики на другом конце света определили сроки их жизней.

Что испытывает человек, внезапно узнав, что ему осталось жить полгода? Сначала не верит, потом надеется на «авось и минует меня чаша сия». Но чем ближе роковая дата, чем больше появляется доказательств неотвратимости беды, тем сильнее ощущение неизбежности конца. И как же хочется прожить за эти считанные месяцы целую жизнь!

Роман Нэвила Шюта о таких людях. Почти у всех одинаковые мысли: «Невообразимо. Не укладывается это у меня в голове». Они знают ужасную правду, но продолжают влюбляться, воспитывать детей, выращивать цветы в саду, возделывать поля, планировать будущее! Продолжают жить. И, смирившись, живут сегодняшним днем, понимая, «то так больше никогда не будет, что эти субботы и воскресенья неповторимы». И стараются уместить годы в эти мгновения, провести последние дни счастливо, исполнить мечту свою или любимого человека, успеть испытать как можно больше. При этом каждый из описанных Шютом людей остается Человеком: при вседозволенности оплачивают покупки в магазине, спрашивают разрешения, соблюдают правила.

Наблюдать за мучительной агонией человечества, описанной в романе, тоскливо и больно. При всем при этом, в книге нет безысходности, она светлая, духовная. Все персонажи благородны и чисты, здесь нет подлецов, никто из героев не осквернен и тенью грязной мыслишки. Писатель создал преувеличенно возвышенный образ остатков цивилизации. Словами одного из героев — последние полгода, «может быть, это — время спасения души». Писатель проявил милосердие к своим героям, он позволил им уйти по личному желанию, в момент примирения с собой и собственной участью.

«На берегу» — роман-катастрофа о несбывшихся надеждах, поломанных судьбах, разбитых сердцах. Вроде бы пессимистично и психологически тяжело, однако, после прочтения остались исключительно теплые, совсем не мрачные настроения.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По большому счету, автор постепенно увеличивает одну генеральную линию о неотвратимой гибели всего человечества (что звучит статистически) и неотвратимой смерти каждого персонажа произведения (что в разы горше). Причем сила накала достигается от противного — чем обыденней ведет себя человек, тем сильнее воспринимается его неизбежный уход. Поиск садовой скамейки уже заболевших лучевой болезнью куда эффективней, нежели битва за условную последнию канистру топлива в россыпи произведений на аналогичную тему.

Тем более, что Шют написал роман в далеком 1957 году, когда еще не было Карибского кризиса, не говоря про техногенные катастрофы вроде чернобыльской.

правда, вряд ли бы люди, даже в далекой Австралии уходили бы тихо и печально. Были бы голодные войны,всеобщий бардак и хаос, что подтверждают куда меньшие катаклизмы вроде отключения электроэнергии на полдня в Нью-Йорке или наводнения в Новом Орлеане. Причем, понятно было, что это временное явление, что не помешало оскотиниться большому количеству населения. А здесь полная безнадега — внутренне дерьмо полезло бы гарантированно.

Кстати, удивительно, что виновниками последней войны оказались не русские, а албанцы. Русские, вообще, оказались главной жертвой, получив с обеих сторон — от Америки с сателлитами до Китая.

Последняя часть романа читалась трудно, настолько ярко была подана неотвратимость конца. Первая же часть достаточно затянута и малоэффективная.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Было бы можно, поставил бы все 100. Книга жуткая, и с каждой новой страницей жуть пробирает глубже и глубже, во-первых, потому, что антураж предельно реалистичен, во-вторых, персонажи, сами не верят, что все это — взаправду. Они пытаются жить, хотя уже мертвы, они строят планы, которым не суждено осуществиться, знают об этом и — не верят. А вы бы поверили?..

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мир разрушен Третьей Мировой войной. Сверхдержавы уничтожили друг друга «грязными» ядерными бомбами и теперь гигантское облако радиации, медленно, месяц за месяцем, ползет к южному полушарию – добить выживших в Австралии, Южной Америке и на юге Африки. Действие романа происходит в Австралии, доживающей последние месяцы. Главные герои – австралийский морской офицер связи Питер Холмс и его жена Мэри; ставший поневоле сослуживцем Холмса капитан американской подводной лодки Дуайт Тауэрс, подруга Мэри Мойра Дэвидсон, и молодой ученый Джон Осборн. Их глазами мы и наблюдаем агонию цивилизации.

Главная проблема этой книги – ее герои очень однообразны. Создается ощущение, что все население Австралии реагирует на смертный приговор одинаково. Видимо, автор не смог выйти за пределы субъективного восприятия и списал героев с себя? Ну не может быть, что и офицеры, и ученый, и гулящая девица, и старый завсегдатай клуба, и аптекари, и продавцы, и солдаты, и моряки вели себя практически одинаково. Только Мэри, поскольку у нее есть малолетняя дочь, которой не суждено вырасти, ведет себя отлично от других – не верит до конца в опасность, впадает в паранойю, паникует. Остальные – занимаются будничными делами, как будто им жить еще сто лет, тихонько выпивают, когда совсем невмоготу. И все. Ни отчаяния, ни массовой паники, ни эпидемии преждевременных самоубийств, ни религиозной истерии, ни беспредела на улицах – ничего этого нет. Только перед концом закрылись магазины, и то потому, что продавцы были уже не в состоянии доползти до рабочих мест. То же и с другими учреждениями. Люди стали чуть больше пить и чуть хуже работать, да еще больше рисковать в спорте – вот и все приметы конца.

Могу сказать, что автор, видимо, очень высокого мнения о моральном облике человечества. Я в эту декадентскую идиллию не верю. Помнится, у Каганова был какой-то рассказ, где Земля сорвалась с орбиты и ученые ошибочно решили, что она упадет на Солнце – вот там был треш и угар, убийства, самоубийства, массовое безумие. Даже жизнь в обстановке повышенного риска отрывает тормоза некоторым личностям, а неизбежная смерть превратила бы как минимум треть населения в настоящих психов.

Здесь же ничего подобного нет. Как и заявлено в эпиграфе – не взрыв, но всхлип.

Но вообще роман производит, даже, несмотря на «сглаженные углы» довольно-таки сильное впечатление. Глубина и беспросветность тупика, в который могло себя загнать человечество. Люди, не могущие смириться с неизбежностью конца, продолжающие по инерции думать о будущем, осознавая, что оно никогда не наступит. Всеобщая жутковатая игра в то, что все нормально. Люди, пытающиеся оставаться людьми до конца – умирают, потому, что кто-то другой обрек их на гибель. Кто-то, лишенный человечности и поплатившийся за это – но потянувший за собой в могилу всех остальных.

Итог: не слишком правдоподобная, но оказывающая сильное эмоциональное воздействие вещь. Очень депрессивное чтиво, появившееся вовремя. Если не пугают мрачные пророчества и атмосфера зловещего упадка – пожалуй, почитать стоит, отличный пример ядерной паранойи эпохи гонки вооружений.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх